Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 
«Скепсис», №5: Для начала

Предисловие редакции

«Глобализация» — слово удобное, обтекаемое. Скажите его — и сразу возникнут приятные ассоциации: становятся прозрачными государственные границы — и вы можете закончить школу в Москве, институт — в Англии, а работать — в штате Иллинойс; развивается интернет — и вы общаетесь с коллегой из Новой Зеландии в реальном времени, не выходя из своей рязанской квартиры, или можете играть на бирже, лёжа на дачном шезлонге. В общем, глобализация — это почти как коммунизм, только уже здесь и сейчас.

Это слово повторяют почти все, но ясно понимают немногие. Почти десять лет назад одна группа исследователей констатировала: «Глобализации грозит опасность превратиться в расхожее клише нашего времени, стать расплывчатой идеей, которая охватывает всё — от мировых финансовых рынков до интернета, — но которая мало что даёт для понимания современных условий человеческого существования». Но именно эта расплывчатость идеологически востребована — понятие глобализации призвано скрыть вопиющие противоречия современного мирового порядка. Зато если взять эти противоречия за основу анализа — прекрасная картинка из телеящика неминуемо меркнет. А сейчас, когда глобальный мир охвачен кризисом, даже телеящик иногда заставляет призадуматься. Дежурные «аналитики» настойчиво — но немного нервно — объясняют, что всё идет по плану и кризис только «оздоровляет» (любимое слово!) экономику, а тем временем крупнейший финансист и спекулянт Сорос пророчит возможный крах капитализма и американской гегемонии.

Последние годы, названные эпохой глобализации, не войдут в историю как годы процветания — отнюдь. Они будут изучаться (если будет кому изучать) как время кровавых локальных войн, растущей нищеты «третьего мира», кризиса западного «среднего класса»; как время, когда прогресс технологий и финансовые спекуляции приносили чудовищные прибыли десяткам тысяч и отправляли на социальное дно — или на тот свет — сотни миллионов.

Не станет исключением и начавшийся кризис: уже активно продавливаются планы, в соответствии с которыми потери финансовых спекулянтов будут возмещать за счет обычных граждан и должников из бедных стран.

Виноват в этом не заговор американских масонов или олигархов, не исламские фундаменталисты и даже не гнусные Буш или Путин. За хорошим, но неясным словом «глобализация» стоит гораздо менее приличное — неолиберализм. Он заявляет: товаром на рынке должны стать образование и культура, индустрия и финансы, информация и идеи, — и всё должно приносить прибыль; политическая свобода — следствие рынка, нет рынка — нет и свободы; рынок решает всё, в конкуренции побеждает сильнейший — и горе проигравшим.

Правда, на деле оказывается, что «некоторые равнее других» и преимущества в конкуренции распределены заранее. «Элиты» должны объединяться и богатеть, любое вмешательство «ограничивает их свободу», а это значит: социалисты, интернационалы, профсоюзы, левые правительства, сторонники социального обеспечения — должны уйти в прошлое. Как уйти? Спросите у Тэтчер, Буша, Блэра — или у Пиночета.

Интернационал капиталистов снова — как и в 1914 году — оказался сильнее. И если вы не уверены, что рынок дает нам свободу, вас будут убеждать ВТО и МВФ со своими санкциями, а в крайних случаях — американские ВВС и морская пехота.

Свобода?

Сегодня стало очевидным, насколько «рационально» рынок и его пророки способны решать что бы то ни было. Что же взамен? Неужто вновь — Маркс?

Конечно, не капээсэсовский Маркс, не истмат «Краткого курса» и не диамат имени т. Суслова. К сожалению, в России до сих пор приходится объяснять, что марксистская теория и сталинско-брежневский официоз — это противоположные вещи. Что именно марксисты стали первыми исследователями сталинской диктатуры и борцами с ней, что теория марксизма развивалась за границами СССР (и даже внутри — под тяжелейшим спудом цензуры и двоемыслия), и без неё невозможно представить общественные науки, наконец, что во время каждого экономического кризиса «Капитал» приносит прибыль своим издателям.

Маркса много — почти весь XX век — ругали за преувеличение роли пролетариата и утверждение о тенденции к обнищанию рабочего класса. Трудно отрицать, что в XX веке рабочий класс изменился. Однако именно сейчас мы видим наяву предсказанное Марксом: индустриальный рабочий класс, переместившись из Западной Европы и США, на самом деле растёт в численности и на самом деле — беднеет. Все больше стран «третьего мира», которые ещё недавно принято было называть развивающимися (сейчас это слово не повторяют — как-то неудобно), поворачиваются спиной к либеральной экономике и лихорадочно ищут альтернативу, пока мировой жандарм занят с другими. И уже в «первом мире», странах «золотого миллиарда», многие задумываются и решаются выступить против диктатуры рынка и корпораций, которая на поверку оказывается ничем не лучше политической диктатуры, а зачастую прекрасно с ней сочетается.

Необходимо оговорить: этот номер почти весь посвящен прежде всего ситуации за границами России. К сожалению, и «реформированная» система образования, и местечково-попсовые СМИ дают всё меньше возможностей для кругозора, без которого не понять ни того, что происходит внутри страны, ни того, что творится в мире. Внимательный читатель легко сделает выводы из теоретических текстов и подборок фактов и найдёт закономерности, схожим образом проявляющиеся, скажем, в Латинской Америке — и в России. Глобализация всё-таки делает своё дело.

У некоторых может возникнуть подозрение, что «Скепсис» просто предлагает ещё один набор клише взамен других. Что вообще вся социальная критика глобализации — это уже практически набор банальностей и штампов. — Во-первых, клише левого толка для нас ничуть не лучше правых. Поэтому под удар скепсиса попадают не только апологеты свободного рынка, но и, к примеру, кумиры многих левых — знаменитые Хардт и Негри. Мы противопоставляем им иные, старательно игнорируемые концепции — и бескомпромиссное следование фактам. А во-вторых, может ли вообще правда — быть банальной? Если неолиберализм на самом деле несёт то, о чём говорят его критики, остаётся только признать факты и искать выход.

Ещё в 1940 г. Бертольд Брехт в «Разговорах беженцев» привёл диалог:

Циффель: Итак, вы считаете, что Гитлер мог бы составить из 12 апостолов вполне приличный отряд эсэсовцев?

Калле: Получить прибыль можно, только пуская в ход все средства.

Циффель: То есть во всем виноват капитализм — это же банальность.

Калле: К сожалению, это вовсе не банальность.

К сожалению, это вовсе не банальность.

Редакция «Скепсиса»

Содержание номера



Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?