Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Типы текстов:
Проводы «Последних»
Дмитрий Косяков
«Когда актёры вышли на поклон, они со сцены объявили о скором закрытии театра. Зрители смущённо выслушали артистов и отправились в гардероб. А что тут поделаешь? Единственная форма борьбы с чиновничьим произволом, известная современному российскому обществу, это пикеты, митинги да коллективные письма, которые вот уже 20 лет демонстрируют свою абсолютную бесполезность. И я не буду заканчивать эту заметку призывами на баррикады или к изучению Маркса. Наше общество не способно ни на первое, ни на второе. “Последние” должны уйти. А расплачиваться за грехи отцов и кровью добывать себе свободу, видимо, будут дети».
20 мая 2013
Историческая память и литература: политические интересы
Бубакар Борис Диоп
«Литература всегда была нужна, прежде всего, для того, чтобы пробить тревогу, предупредить: “Мы движемся не туда, осторожно!” И потому долг писателя быть вперёдсмотрящим, чтобы вовремя сказать тем, кто идёт следом: “Осторожно, я вижу, что сейчас случится что-то плохое”. В каком-то смысле писатель — это провидец. Но предсказывая будущее, он не теряет из виду настоящее, его задача и рассказать о язвах общества, и помочь их вылечить. Писатель обнажает неравенство внутри общества, диспропорции между Севером и Югом, между развитыми странами и всеми эксплуатируемыми странами Азии, Африки и Америки. Поэзия, как и литература вообще, должна быть поэзией действия, а не только рефлексии. Литература должна помогать изменить мир».
11 мая 2013
Проект неравенства
Максим Кантор
«Так вот, свой город я разлюбил. Город стал некрасивым и неудобным. Москва была красивым и особенным городом, удобным для жизни и прогулок. По Москве было принято шататься; “иду-шагаю по Москве” — это было занятие всякого, не только молодого. По Москве шатались точно так же, как шатаются сегодня по Парижу, Берлину, Барселоне, Лондону. В Москве было принято гулять — были дворы для футбола и ребячьей беготни и внутренние сады для времяпровождения пожилых жильцов квартала. На Кропоткинской во внутренних дворах были яблоневые сады. Во дворах малосимпатичного района на Войковской сидели доминошники, мальчишки пускали змея, а центр был живой и теплый. Москва стала некрасивым и невыносимым для жизни городом. Трудно поверить, что так эффективно можно было испоганить среду обитания миллионов людей за короткий срок».
6 мая 2013
Быть, а не казаться
Константин Русяев
«Причины равнодушия, настигшего российское общество, можно искать во многом: разрыв революционной традиции, совершенный в период сталинского термидора; этатистская политика послевоенной советской власти, которая только на словах оставалась социалистической (в итоге дискредитировав коммунистическую идею); вторжение стандартов общества потребления; следствия неолиберальной политики — деградация образования и культуры. Сейчас перед молодыми людьми, как и сто лет назад, стоит проблема выбора: проявить равнодушие и отказаться от непосредственного переживания действительности, или стать подлинным субъектом истории. Это проблема альтернативы: капитализм (с перспективой его вырождения в фашизм) или коммунизм».
4 мая 2013
О Ярославском музее...
Левон Нерсесян
«Что будет после отъезда музея со свежерасчищенными фресками Спасо-Преображенского собора — одним из немногих сохранившихся ансамблей русской монументальной живописи XVI столетия – об этом закон умалчивает. Это уж как новые «хозяева» распорядятся. С остальными пятью храмами (Ильей, Предтечей, Богоявлением, Николой Надеиным и Рождеством), которые, собственно, и составляют на сегодняшний день большую часть Ярославского музея-заповедника, дело обстоит сложнее — и печальней».
14 апреля 2013
Неизбежность одиночества. Варлам Шаламов и идеологическая традиция
Сергей Соловьёв
«Известную сложность для реконструкции взглядов Шаламова создает противоречие, которое становится очевидным каждому, кто хорошо знаком с его творчеством. С одной стороны, известны резкие слова Шаламова о народе и крестьянстве. В своей ранней — пока ещё благожелательной — критике “Одного дня Ивана Денисовича” Солженицына Шаламов, помимо прочего, отмечает: “Из крестьян стукачей было особенно много. Дворник из крестьян обязательно сексот и иным быть не может”. <...> С другой стороны, известны совершенно иные слова писателя о революции, шаламовская симпатия к эсерам, преклонение перед народовольцами, наконец, участие в троцкистской оппозиции конца 20-х годов».
25 марта 2013
Ледяной трон
Валерий Рокотов
«Когда сын Набокова опустошил все коробки со своим законным наследством, выяснилось, что великий писатель, исписав бездну бумаги, умудрился не сказать ничего. Он оказался голым королём, который ещё и охотно влез в грязь, заявив, что чистое искусство имеет на это право. Набоков мечтал увидеть Россию, где издан “Дар”. Он не дожил до этого счастья, но нам вполне повезло. Мы увидели страну, где погасли звёзды и просветлённая элита обнажила клыки. Эта страна отвела своё культурное поле под мусорный полигон. Она увлеклась магазинами, отринула смыслы и исполнилась высокомерной, презрительной пустоты. Целая орава творцов с антисоветской ржачкой, с эпатажем и гимнами эстетизму впряглась в процесс и потащила страну, созданную огнём истории, в холод и лёд, в энтропию и гибель.»
20 февраля 2013
«Поздравляю вас, гражданин, соврамши!»
Анатолий Ботвин
«И нынешние гончарововеды-обломовцы только подтверждают слова автора романа: они, на мой взгляд, не только не могут сказать ничего нового, существенного об «Обломове» и обломовщине, они не могут даже не то что понять Добролюбова и его статью (а следовательно, и самого Гончарова, одобрившего её), они её правильно даже прочитать и процитировать не могут — не в состоянии!»
10 февраля 2013
Братья Стругацкие как зеркало советской интеллигенции
Алекс Артёмов
«Творчество братьев Стругацких с непревзойдённой ясностью отразило советскую интеллигенцию последнего полустолетия – со всеми её идеалами, обычаями, верованиями, сомнениями, предрассудками – и метаморфозами, через которые она прошла. Потому что сами Стругацкие были неотделимой частью этого социального слоя. В этом была их сила – а потом в этом сказалась и их слабость».
13 января 2013
Реквием по мечте
Виктор Шамраенко
«Увы, центрозавоз книг (как, впрочем, и вся книжная торговля в советском её понимании) канул в лету вместе с СССР. И вряд ли в обозримом будущем его возобновят: “Книги это же не хлеб, что бы их по сёлам развозить”. Конечно, возить литературу по сёлам — роскошь, я понимаю, но это — интеллектуальная роскошь, роскошь, которую может позволить себе лишь богатое и умное государство».
20 ноября 2012
Как оптимизировали музей в Рязани
Ирина Кусова
«Хорошее дело оптимизация. Со строптивым народом разобраться — лучше ничего не придумаешь. Зачем нам грамотные, деятельные, профессиональные? Ещё чего понаделают примечательного, скрипи потом зубами в бессильной злобе. Нет, в цене молчаливые, исполнительные. Ну и что, что приказы нелепые? Что музей, если судить по уровню руководства, уже давно не тянет на федеральный? В русле деградации и дебилизации всей страны — в самый раз, то, что надо».
16 ноября 2012
Ненавижу равнодушных
Антонио Грамши
«Равнодушие — могучая сила, действующая в истории. Оно действует пассивно, но все же действует. Это — покорность року, то, на что нельзя рассчитывать, что срывает программы и ломает лучшие планы; это грубая материя, восстающая против разума и губящая его. То, что происходит, то зло, что обрушивается на всех, то возможное добро, которое может быть порождено героическим действием (общечеловеческой значимости), — результат не столько инициативы тех немногих, кто действует, сколько равнодушия, безучастности большинства».
15 ноября 2012
Социализм и культура
Антонио Грамши
«Пора оставить привычку относиться к культуре просто как к своего рода энциклопедии. Тогда человек предстает исключительно как вместилище и хранилище эмпирических данных, неосмысленных и разрозненных фактов, которые надо сложить в его мозгу наподобие словарных колонок, а в нужный момент в ответ на тот или иной запрос из внешнего мира выдать их. Такой подход к культуре воистину вреден, особенно для пролетариата.<…>Настоящая культура не имеет с этим ничего общего. Она — высокая организованность, самодисциплина, она — овладение собственной личностью, овладение высшим сознанием, благодаря которому удается постичь своё собственное место в жизни, своё в ней предназначение, свои права и обязанности».
15 ноября 2012
Педагогический вуз в средней полосе России
Никита Добрынин
«Нет нужды доказывать, что российская бюрократия и буржуазия не станут осуществлять этих преобразований. Ведь именно они за годы своего открытого господства и создали описанное положение вещей. И это была не ошибка и не случайность, к такому результату нас вели вполне целенаправленно. Буржуазии нужны инженеры, рабочие, учителя, врачи, не способные на самостоятельные действия, как на рабочем месте, так и вне его. И в России буржуазия этой цели почти достигла. Пока “почти” не превратилось в “полностью”, преподаватели и студенты, инженеры и рабочие, учителя и врачи должны спасти себя от окончательного оглупления, а страну от гибели».
31 октября 2012
Стороны российского просвещения
Илья Смирнов
«Интересно, что люди, которые так талантливо противостоят мифотворчеству в химии или биологии, сами охотно воспроизводят вполне мифологические представления об обществе. Что люди “свободно выбирают”, какие журналы им читать. Что в этой области происходит какая-то честная “конкуренция”. И если тираж “Химии и жизни” сократился раз в сто, так это произошло потому что “мир меняется”, “время другое”. Бог Кронос подкрался с серпом и перерезал источники финансирования».
20 октября 2012
Страницы: 1-15 16-30 31-45 46-60 61-75 76-90 91-105 106-120 121-135 136-150 151-165 166-180 181-195 196-210 211-225 226-240 241-255 256-270 271-285 286-300 301-315 316-330 331-345 346-359
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?