Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Типы текстов:
К критике концепции Л.Н. Гумилева
Владимир Кореняко
«Предложенный здесь краткий анализ идеи “космического фактора” как квинтэссенции “пассионарной теории этногенеза” обнаруживает такой уровень дилетантизма Л.Н. Гумилева, который, возможно, в другое время или в ином обществе навсегда похоронил бы репутацию ученого».
1 ноября 2012
Завещание академика Варги
Геннадий Поспелов
«Со времени Октябрьской революции прошло уже почти 50 лет. Но ни одна передовая страна, действительно вступившая в империалистическую стадию, до сих пор не пошла по пути, указанному Россией. На этот путь стремились страны, которые ещё более отстали в своём социальном развитии, чем Россия в 1917 г. — страны Азии и Африки. Чем же объясняется такое обстоятельство? Верно ли официальное обоснование Октябрьской революции? Для ответа на этот вопрос следует прежде всего напомнить теории революционного развития, создававшиеся крупнейшим идеологом и вождём русского революционного пролетариата В.И. Лениным на протяжении многих лет его деятельности. Надо выяснить, насколько верно намечались в них перспективы национального развития. И вместе с тем надо установить, что же реально происходило в России 1917 г. и в последующие десятилетия и соответствовало ли всё это его теориям».
26 октября 2012
Сила утопии
Фрей Бетто
«Самой парадигмальной фигурой, порожденной Кубинской революцией, был Эрнесто Че Гевара. После того, как он посвятил себя шахтерам медных рудников в Чили, прокаженным в Перу, делу демократии в Гватемале, он нашел убежище в Мексике, а после помог превратить Кубу в социалистическое общество. Он был прав перед лицом истории. Те, кто его критиковал, могли упрекнуть его лишь за то, что он рисковал собой, поскольку мечтал о власти. Неожиданным и поразительным для всех стал жест Че, когда он отказался от власти и, не открывая имени, отправился в джунгли Конго и сразу после этого — в Боливию. Таким образом он доказал свое бескорыстие, способность полностью отдать себя делу борьбы за освобождение Латинской Америки».
9 октября 2012
Регрессанс. Новейшая история российского образования
Авесхан Македонский
«Скоро уже 20 лет, как с российским образованием что-то происходит. Некоторые называют это “реформами”. Другие возражают: слово “реформы” подразумевает нечто полезное (хотя бы в проекте). Мы же не говорим, что Гришка Распутин был религиозным реформатором. Чтобы разобраться в этом вопросе, А.Г. Македонский обозревал и систематизировал все то новое, оригинальное и продвинутое, чем обогатились за два десятилетия юные россияне, а также самые полезные методические разработки для учителей плюс достижения научно-теоретической мысли, которой сверху прикрывается эта деби… простите, модернизация».
4 октября 2012
Посмеемся над историей России
Авесхан Македонский
«Перед нами “академический школьный учебник”. В чем состояла суть этого “проекта”? В том, чтобы экспертизу учебников проводили не чиновники и не родственные им ООО, а высшая научная инстанция — РАН. Ну и еще РАО — Академия образования для кворума. Сами понимаете, книгу я брал в руки с трепетом. Но когда начал читать, обнаружил формулировки, до боли знакомые. Лет 6 тому назад выходил учебник, правда, не для 6-го класса, а для 10-го, где тот же уважаемый автор излагал сенсационные подробности по части как самой истории, так и языкознания, культурологии, вплоть до палеонтологии».
4 октября 2012
Колода из королей
Авесхан Македонский
«То, что выпустило “Б.С.Г.-Пресс” — просвещение третьей, если не четвертой свежести. Примитивнейшая английская популяризация истории Германии, написанная при кайзере Вильгельме — и зачем-то переведенная в начале XXI в. на русский язык. Неужели нельзя заказать для детей нормальную книжку? Чтобы роль России в Семилетней войне была отражена мало-мальски объективно, а различия между народами заключались бы не в “свирепости, жестокости и храбрости” (с. 13), а в чем-то более существенном, например, в хозяйстве или в принадлежности к тем или иным языковым группам».
3 октября 2012
Тайна деревни Гомосеково
Авесхан Македонский
«Что бы ни сотворило семейное предприятие Безруковых с Есениным, им все равно не превзойти историков с ТВ-канала “Культура”. Сформировался штамп: все, мол, телевидение тупое, кроме “Культуры”. А ведь нормальные передачи и фильмы случаются на любом канале, особенно к трем часам ночи. Если же взять “Культуру”, то там, как правило, хороши архивы, а все сколько-нибудь актуальное в прайм-тайм — такое же культурное, как и везде».
3 октября 2012
Сага о том, как славянин Рюрик и прочая челядь на чистом вологодском санскрите преподавали российскую историю
Авесхан Македонский
«...всякий раз, когда в высших эшелонах власти начинается игра в законодательные наперстки, в перекладывание государственных обязательств с федерального уровня на региональный, с регионального на местный и т.д., ставка делается именно на то, чтобы избиратель не понимал значения слов, которыми жонглируют политики. Учебник Сахарова — Буганова полезен уже тем, что вносит путаницу заблаговременно, со школьной скамьи».
3 октября 2012
Биополе хана Мамая
Авесхан Македонский
«Установка на занимательность позволяет, во-первых, пересказывать источники, не утруждая себя проблемой их достоверности (“первые русские святые мученики Борис и Глеб”, с. 50), во-вторых, давать историческим деятелям совершенно произвольные характеристики (Андрей Курбский не был изменником Родины [с. 131], а Марфа Борецкая почему-то была [с. 122]), в-третьих… В-третьих, “весь секрет состоял в священной силе, или, по-теперешнему, в биополе родителей, способном заслонить неокрещенного маленького человека, уберечь от порчи, сглаза, недоброго колдовства” (с. 29)».
3 октября 2012
Трипольские викинги
Авесхан Македонский
«В чем же состоит “новизна” учебника? В том, чтобы реанимировать взгляды, отвергнутые современной наукой? Разбирая “модернизированные” учебники, приходится уныло повторять авторам и издателям, что такое наука. Это не куча информации, а система знаний. Преподаватель должен ответить ученику (студенту, шестикласснику — каждому на его уровне) не только на вопросы “кто” и “когда”, но и на вопрос “почему”. История, “освобожденная” от объективных причин, закономерностей и прочих пережитков тоталитаризма, превращается в собрание более или менее (чем дальше, тем менее) достоверных побасенок.Главный порок всех трех рецензируемых книжек в том, что они ничего толком не объясняют».
3 октября 2012
Историопофигизм
Авесхан Македонский
«Хорошую книгу поддержали своими деньгами (через оффшор мистера Сороса) таиландцы и индонезийцы. Открываете первую же страницу — и сразу проникаете в суть. Оказывается, в плохой, устаревшей учебной литературе «события истории человечества упорно продолжают объясняться “объективными причинами”, абстрактными “законами истории”», причем «неважно, какими именно». Авторы пошли другим путем: «…решили сделать “осями” учебника исторические судьбы общественных идей и национальных стремлений».
3 октября 2012
Союз меча, орала. И телесериала
Авесхан Македонский
«Политический заказ выполняют и создатели “Империи под ударом” (ОРТ). Серия под названием “Великая княгиня” художественно воссоздает известный эпизод первой русской революции: убийство великого князя Сергея Александровича».
3 октября 2012
Адекватность соблюдена, прослеживается дальнейшая актуализация
Авесхан Македонский
«Существует ли вообще “методика преподавания” чего бы то ни было как самостоятельная дисциплина? Или есть несколько самых общих правил, которые легко выводятся из внутренней логики самого предмета, возрастной психологии и социального заказа, предъявляемого к образованию? Про Московскую Русь естественно рассказывать после Киевской, а не наоборот; 10-летний ребенок вряд ли разберется в теологических спорах по поводу Троицы или в структуре белка; крепостного крестьянина не стоит обучать фехтованию.

А нагромождаемая вокруг “ученость” вроде пяти определений понятия “метод” (с. 27–28) и трех аспектов понятия “прием” (с. 37) представляет собой чистую схоластику а-ля “политэкономия развитого социализма» или современная “культурология”».

3 октября 2012
Две трагедии: «12 стульев» и учебник А.П. Богданова
Авесхан Македонский
«А.П. Богданов смело вторгается с “широкой дороги исторической мудрости” в другие научные дисциплины. Он убедительно объясняет разделение языков: “Как гласит русская легенда, дети больше учатся от матери, поэтому язык индоевропейцев очень скоро разделился на наречия, языки, а потом и языковые группы” (с. 18). А вот чеканная формулировка, которая пригодится искусствоведам для определения жанров: “Мелодраму можно определить как столкновение правды и неправды. Трагедия — это столкновение между собой двух правд или двух неправд” (с. 265). Исходя из данного определения, “Мальчиш-Кибальчиш” — мелодрама, а “Двенадцать стульев” — трагедия».
3 октября 2012
Холокост: старые очевидности — новые заблуждения
Тамаш Краус
«Возросла популярность имевшей политическую подоплеку так называемой теории тоталитаризма, возникшей в начальный период холодной войны. Суть этой крайне простой теории, которая провалилась в науке, прежде всего в США, уже в 70-е гг., состояла в том, чтобы переместить историю социализма, больше того, историю теории социализма и коммунизма в исторический контекст фашизма. Тем самым была “расчищена” интеллектуальная почва для реабилитации всех разновидностей национализма ХХ века в противовес их общему врагу, “космополитическому коммунизму и либерализму”. В наши дни эта теоретическая и идеологическая среда накладывает отпечаток и на историческую оценку специальной области нацистского геноцида, холокоста».
20 сентября 2012
Страницы: 1-15 16-30 31-45 46-60 61-75 76-90 91-105 106-120 121-135 136-150 151-165 166-180 181-195 196-210 211-225 226-240 241-255 256-270 271-285 286-300 301-315 316-330 331-345 346-360 361-375 376-390 391-405 406-420 421-435 436-450 451-465 466-480 481-495 496-510 511-525 526-540 541-555 556-570 571-585 586-600 601-615 616-630 631-645 646-660 661-675 676-690 691-705 706-720 721-735 736-750 751-765 766-780 781-795 796-803
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?