Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Казус Зурабова

На прошлой неделе журналисты дождались наконец большой пресс-конференции Путина, а политологи получили возможность всласть комментировать слова президента и наперебой гадать, что же они означают на самом деле.

Поскольку имени своего преемника Путин в очередной раз не назвал, ничто не стесняет фантазии интерпретаторов.

Пока пресса обсуждала будущее этих животрепещущих вопросов, произошло еще одно событие, почему-то не вызвавшее большого ажиотажа. Министр здравоохранения и социального развития Михаил Зурабов объявил, что вынужден в корне изменить механизм пенсионной реформы.

Затеянная несколько лет назад реформа предполагала отказ от принципа солидарности поколений, лежавшего в основе пенсионной системы со времен Бисмарка. Вплоть до второй половины XIX века государство и общество не несли никакой ответственности за судьбу стариков, оказавшихся нетрудоспособными. Разумеется, короли и правители щедро назначали персональные пенсии своим фаворитам, военачальникам и высшим чиновникам. Всем остальным предстояло заботиться о себе самим – откладывать деньги на черный день либо надеяться на помощь своих детей и внуков. Кого-то поддерживал церковный приход. А представители буржуазии, уходя от дел, жили на проценты со своего капитала.

Ситуация переменилась, после того как в Европе начался мощный подъем рабочего движения, требовавшего социальных реформ. Тогда-то и сложилась современная система социального страхования. После 1917 года она по всему миру получила новый мощный импульс благодаря русской революции и начавшемуся соревнованию двух систем.

Утвердившийся принцип солидарности поколений означает, что из денег, которые мы вносим в пенсионный фонд, выплачиваются пенсии для стариков сегодня, а мы твердо знаем, что в будущем, если мы, конечно, доживем до старости, нас тоже не оставят без средств к существованию.

Другое дело, что после распада СССР разразившийся кризис обесценил не только сбережения советских людей, но и пенсии. Зарплаты выплачивались в конвертах, налоги не собирались, короче, пенсии стало платить не из чего, начисляемые средства сделались нищенскими, да и эти мизерные суммы вовремя не выплачивались. Последнее время, правда, ситуация несколько улучшилась, пенсии стали повышать, но именно в последние годы Зурабов неожиданно заявил, что денег не хватает, надо срочно что-то менять.

Предлагаемые министром принципы реформы отнюдь не являются его изобретением. В Западной Европе уже около десятилетия идет атака на государственные пенсионные фонды. Правительства ссылаются на демографию: рождаемость снижается, продолжительность жизни растет. Соотношение между пенсионерами и активными работниками меняется не в пользу последних. Не ставит ли это под вопрос солидарность поколений?

Нет, не ставит. Начнем с того, что страны, испытывающие нехватку рабочих рук, привлекают иммигрантов, которые тоже вносят свой вклад в пополнение бюджета. Но главное – то, что по мере развития общества растет производительность труда, растут доходы предприятий и финансовая база государства. Ведь пенсионные взносы платят не только сами граждане, но и нанимающие их компании. Поскольку, с одной стороны, наблюдается рост производства и повышение его эффективности, а с другой стороны – меняется демографическая ситуация, возникает необходимость того, чтобы государство и предприятия взяли на себя большую долю ответственности за содержание стариков. Однако именно этого правящие круги и хотят избежать.

Любопытно, что в каждой стране аргументы для обоснования пенсионной реформы приводятся разные, вплоть до прямо противоположных, но выводы все равно получаются почему-то одинаковые.

Новая пенсионная система предусматривает, что каждый сам накапливает деньги для себя. Государство гарантирует лишь минимальную «социальную пенсию», а все остальное – в индивидуальном порядке. Каждому создается собственный накопительный счет, который потом надо передать в частную управляющую компанию, которая будет использовать эти деньги на рынке, вкладывать во всевозможные акции и использовать в различных финансовых спекуляциях. Правда, такая компания может не только заработать вам деньги, но и потерять их. А может и вовсе обанкротиться. Но что поделаешь, рынок есть рынок. Тем более что вы же сами выбираете себе компанию. Сами и отвечаете, если ваши деньги пропали.

Нетрудно заметить, что в принципе такой подход делает пенсионную систему вообще не нужной. Деньги на старость я могу накапливать и сам, безо всякого участия государственного пенсионного фонда. Можно просто положить деньги в банк, можно самому купить акции. Можно, наконец, самостоятельно отыскать финансовую компанию и поручить ей работу со своими средствами. Тем более что частные и корпоративные пенсионные фонды давно уже существуют и неплохо работают.

Однако государственный пенсионный фонд оказывается излишним лишь на первый взгляд. Если в пенсионной системе, основанной на солидарности поколений, государственный фонд был необходим, чтобы сконцентрировать и перераспределить средства, выплачиваемые активными работниками, отдав их на выплату пенсий, то теперь государство принимает на себя новую роль: оно собирает наши деньги, чтобы отдать их частному капиталу.

Миллионы, поступающие в пенсионный фонд, – лакомый кусочек для финансовых корпораций. Сколько бы нам ни рассказывали про невероятные преимущества, которые мы получим, вручив свои деньги «специалистам рынка», мы смутно догадываемся, что те, кому мы вручаем свои денежки, тоже не остаются в проигрыше. И чем больше денег оказывается у них в руках, тем больше их оборотный капитал, тем больше их прибыли.

Приватизация пенсионных накоплений народа является главной целью либеральной пенсионной реформы в любой части света. Впрочем, слово «реформа» может быть применено лишь условно. По сути, речь идет о контрреформе, о ликвидации государственной пенсионной системы как таковой. Свободный рынок и конкуренция должны сменить принципы солидарности, утвердившиеся в Европе за предыдущие сто лет.

Борьба вокруг пенсионной реформы разворачивалась практически во всех странах, где она проводилась. Но в России произошло нечто совершенно беспрецедентное. В Западной Европе профсоюзы устраивали митинги протеста, оппозиционные депутаты критиковали принятые решения, старики выходили на демонстрации и пикетировали государственные учреждения, пресса спорила о происходящем.

В России никто не протестовал. Никто не затевал публичных дискуссий. Никто не выходил на многотысячные митинги. Все молчали. Но удивительным образом российское общество своим молчанием умудрилось сорвать все принятые правительством меры.

Реформу провалили миллионы так называемых «молчунов», то есть тех, кто не выбрал управляющую компанию. Они просто не реагировали на приходящие из пенсионного фонда бумаги, не откликались на пропаганду и игнорировали рекламу.

Формально, конечно, нет никакой разницы, лежат ли средства, относящиеся к накопительной части пенсии, в государственном фонде или в частном. Ведь государство тоже может их пускать в оборот. Тем более что риск банкротства у государства все-таки как-то меньше, чем у частника. Но реформа для того и задумывалась, чтобы передать наши пенсионные деньги в частные руки. Как только обнаруживается, что это не получается, реформа теряет смысл, а частный капитал утрачивает к ней интерес. Между тем выяснилось, что сегодняшним пенсионерам платить нечем – солидарность поколений отменена, деньги переведены в фонд накопительной пенсии. А как быть с теми, кто ничего не мог накопить? О том, чтобы взять средства из Стабилизационного фонда, даже и думать нельзя.

Пришлось пойти на попятный и фактически вернуть старую систему. Накопительные взносы «молчунов» предлагается направить на две цели. Причем министерство с поразительной наивностью уточняет в официальном документе, что средства «молчунов» надо использовать «вместо финансирования дефицита Пенсионного фонда за счет средств федерального бюджета».

Надо сказать, что министерство все же предпринимает последнюю отчаянную попытку заставить нас отдать свои деньги частным компаниям. Мол, если не переведете сейчас, то никаких гарантий – средства граждан, которые не будут отданы в частные пенсионные фонды, будут преобразованы в «права на получение пенсий». Иными словами: или отдайте деньги частному сектору, или мы их у вас вообще отнимем. Однако население, которое не поверило обещаниям Зурабова, на сей раз не поверит и его угрозам. А оставить миллионы людей вообще без пенсий ни одно правительство в России не решится: ведь пенсионеры – это и есть основной электорат. Молодые не голосуют.


Статья опубликована в газете «Взгляд» [Оригинал статьи]


По этой теме читайте также:

Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?