Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Предыдущая | Содержание | Следующая

2.12. Исследование межсоциорных связей и попытки создания целостной картины всемирной истории

2.12.1. Вводное замечание

Работы и Ф. Броделя, и И. Валлерстайна посвящены в основном возникновению и развитию мировой капиталистической системы. Более ранними периодами человеческой истории они специально никогда не занимались. С возникновения и развития мир-системного подхода перед его сторонниками возникла настоятельная задача показать не только его применимость, но и полезность для исследованиях всех эпох человеческой истории. А это можно сделать, лишь создав с его помощью целостную картину всей всемирной истории. Такая задача в достаточной четкой форме была поставлена И. Валлерстайном перед своими единомышленниками в статье «Мир-системный анализ: вторая фаза» (1990). В качестве первого пункта программы дальнейших изысканий значилось исследование миров-систем, отличных от капиталистического мира-экономики.[264] И сторонники мир-системного анализа действительно в течение уже многих лет стремятся нарисовать, используя этот подход, картину всемирной истории.

Но прежде чем перейти к рассмотрению результатов их деятельности в этом направлении, необходимо хотя бы кратко остановиться на предпринятых ранее попытках создать такую картину всемирной истории, в которой на первый план выступили бы «горизонтальные», т.е. межсоциорные связи.

2.12.2. Диффузионизм и всемирная история

Одна из форм межсоциорных связей была выделена этнографами на рубеже XIX—XX вв. под названием культурной диффузии. Диффузионизм во многом возник как реакция на эволюционизм XIX в., сосредоточивший внимание на «вертикальных» связях и нередко подменявший человеческое общество в целом обществом вообще, человеческую культуру в целом культурой вообще.

Не буду повторять всего того, что уже говорилось о культурной диффузии (1.4.3 и 2.6.5). Суть ее заключается в том, что тот или иной элемент духовной или материальной культуры, возникший в процессе развитии одного общества (или группы обществ) заимствуется членами других социоисторических организмов. Происходит распространение, растекание (диффузия) этого элемента культуры по человеческому миру.

Любая концепция культурной диффузии явно или неявно исходит из существования своеобразного центра и периферии. Центр — общество, в котором впервые в результате его внутреннего развития возникло то или иное культурное достижение. Периферия — общества, в которых этот элемент не возник и которые заимствуют его из центра. Когда речь идет об отдельных культурных элементах, различие центра и периферии относительно. Центр в отношении одного элемента культуры может быть периферией в отношении другого.

Концентрируя свое внимание на пространственном распространении культуры, этнографы-диффузионисты отодвигали на задний план или даже отвергали эволюцию, развитие. Зато они детально исследовали реальные отношения между локальными культурами, а тем самым между обществами и их различного рода группировками. Ими было предпринято картографирование культур, выделены «культурные круги», культурные ареалы, провинции, области и т.п. Сходную работу, но уже на материале, относящемся к первобытным временам, проделали археологи, причем не только те, что придерживались диффузионистских идей.

Но и этнографы, и археологи изучали в основном мир первобытности, одни — живую старину, другие — мертвую, ушедшую. Лишь немногие из ученых обращались к истории цивилизованного общества. И чаще всего они были не просто диффузионистами, а гипердиффузионистами.

До крайнего предела идеи диффузионизма были доведены в работах английских ученых Графтона Эллиота-Смита (1871 — 1937) «Миграции ранней культуры» (1915) и «Человеческая история» (1930) и Уильяма Джеймса Перри (1889 — 1949) «Дети солнца» (1923), в которых главное внимание уделялось не столько первобытным, сколько цивилизованным народам. Согласно их взглядам, был только один мировой центр цивилизации — Египет, откуда созданная древними египтянами высокая культура распространилась по всему миру. Их концепцию часто характеризуют как гипердиффузионизм, или панегиптизм.

Аналогичные идеи развивали и некоторые историки. В работах немецких ассириологов Гуго Винклера «Вавилонская культура в ее отношении к культурному развитию человечества (русск. перевод: М., 1913) и Фридриха Конрада Герхарда Делича (1850 — 1922) «Библия и Вавилон» (1902; русск. перевод: СПб., 1904; 1906 и др.) отстаивалась концепция панвавилонизма. Согласно взглядам этих ученых, почти все, если не все, цивилизации Земли имеют своим истоком вавилонскую. В России сторонником панвавилонизма был крупный историк Роберт Юрьевич Виппер (1859—1954), посвятивший пропаганде этой концепции небольшую книгу «С Востока свет» (М., 1907).

В работах сторонников как панегиптизма, так и панвавилонизма речь шла о распространении не просто отдельных элементов культуры или даже культурных комплексов, а целых культур или цивилизаций. Беда была в том, что и те, и другие не только и не столько открывали реальные связи, сколько изобретали их в угоду своей концепции.

Выступивший с резкой и во многом совершенно справедливой критикой панвавилонизма Э. Мейер большое внимание уделял выявлению реальных культурных и прочих связей между отдельными обществами мира и даже их системами. Он ввел понятие культурного комплекса. Но в целом в отношении ранних эпох классового общества сделано было не очень много.

2.12.3. Всемирная история в работе У. Мак-Нилла «Подъем Запада. История человеческой общности»

До появления мир-системного подхода была по существу лишь одна серьезная попытка создать полную картину истории цивилизованного человечества, в которой учитывались бы по возможности все «горизонтальные», межсоциорные связи. Она была предпринята американским историком Уильямом Харди Мак-Ниллом в обширном труде, носящем название «Подъем Запада. История человеческой общности». Как говорит автор, замысел нарисовать историю человечества как единого целого возник у него еще в 1936 г. Труд его вышел в 1963 г. и неоднократно переиздавался.

О направленности труда У. Мак-Нилла достаточно красноречиво говорят заглавия разделов и подразделов: «Диффузия цивилизации», «Трансплантация цивилизации в районы дождевого земледелия», «Влияние цивилизации на окраины земледельческого мира», «Эллинистическая экспансия в варварскую Европу», «Экспансия и развитие неэллинистических цивилизаций Евразии», «Великие миграции», «Европейская экспансия на Новые Земли», «Подъем Запада. Космополитизация в глобальном масштабе» и т.п.

В развитии всемирной истории после появления первых цивилизаций У. Мак-Нилл выделяет три основных периода: 1) эру доминирования Среднего Востока (от 3100 г. до 500 до н.э.), 2) эру евразийского культурного равновесия (500 г до н.э. -1500 г. н.э.) и 3) эру доминирования Запада (с 1500 г. до современности). Но признавая прогресс человечества, У. Мак-Нилл не дает никакой сколько-нибудь четкой стадиальной типологии обществ. Он говорит лишь о разных «стилях жизни».

Обращаясь к грекам, он оценивает созданный ими около 500 г. до н.э. «стиль жизни» как новый и более привлекательный. Одновременно он пишет о том, что в это время греческая цивилизация, возникшая как периферийное ответвление средневосточной цивилизации, поднялась до уровня равенства с древними центрами развития и даже превосходства над ними. Все это можно было бы истолковать, как признание им древнегреческого общества стадиально более высоким, чем древневосточное.[265]

Однако давая характеристику четырех главных цивилизаций, существовавшие в Евразии в период с 500 г. до н.э. по 1500 г. н.э., а именно 1) эллинистической (западной), 2) средневосточной, 3) индийской и 4) китайской, он пишет, что хотя каждой из них был свойственен свой «стиль жизни», все они находились на одном и том же уровне. Он не видит существенного различия между античной и средневековой Европой. Для пего это одна и та же цивилизация: эллинистическая, или западная, хотя в применении к более раннему периоду он чаще всего использует первый термин, а в применении к более позднему — второй.[266]

С конца XVIII в. западная культура стала более высокой, чем все остальные. Главные достижения Запада — индустриализм и демократия. К 1917 г. история Запада растворилась в мировой истории. Это же произошло с другими цивилизациями, а также с народами, находившимися на стадиях дикости и варварства. Но в образовавшейся амальгаме Запад получил отчетливое преимущество над всеми остальными. Современная высокая культура почти полностью сформировалась на западной основе.

Труд У. Мак-Нилла несомненно интересен. Но отсутствие стадиальной типологии социоисторических организмов не позволило ему пойти дальше описания хода мировой истории. У него есть смена одних временных эпох всемирной истории другими, но пет процесса развития человечества.

В какой-то степени У. Мак-Нилл осознал это, и в последующем в статье «Организующие понятия мировой истории» (1986), опубликованной, кстати, в журнале мир-системников «Ревью», сделал попытку выделить, как он сам называл, «идеальные типы общества». По существу, он имел в виду стадиальные типы социоисторических организмов.

У. Мак-Нилл выделил три таких типа: 1) простые охотничье-собирательские группы (bands); 2) варварское общество; 3) цивилизация, или цивилизованное общество. Это, по существу, повторение старой привычной трехчленной схемы: дикость, варварство, цивилизация. Однако он не смог сделать самого главного: выделить стадиальные типы цивилизованного общества. Он ограничился лишь выделением двух фаз цивилизованной истории: 1) фазы возникновения отдельных цивилизаций и 2) фазы роста ойкуменной мировой системы, начавшейся примерно с 1000 г. н.э.

2.12.4. Сторонники мир-системного подхода и их попытки создания целостной картины всемирной истории

К настоящему времени сложилась целая школа мир-системного анализа, самые крупные представители которой, кроме уже известных нам А.Г. Франка и С. Амина, -Кристофер Чейз-Данн, Теренс Хопкинс, Джованни Арриджи (все три — США), Барри Гиллз (Великобритания), Жанет Абу-Лугход. И почти все перечисленные выше лица предприняли попытки создать, руководствуясь мир-системным подходом, картину если не всей мировой истории, то истории цивилизованного человечества или решающих ее эпох. Ими было опубликовано множество статей в различных журналах, но главным образом в «Ревью». Под редакцией А.Г. Франка и Б.К. Гиллза вышел сборник «Мир-система. Пять сотен или пять тысяч лет?» (1993), под редакцией К. Чейз-Данна и Э. Уилларда, книга «Отношения между ядром и периферией в докапиталистическом мире» (1993). Ж. Абу-Лугход опубликовала монографию «Перед европейской гегемонией. Мир-система 1250 — 1350» (1989).

Важным источником для многих из них была упомянутая выше работа У. Мак-Нилла, у которого, в частности, многими мир-системниками была заимствована схема периодизации мировой истории. Но, к сожалению, все их усилия не увенчались достижением поставленной цели. И главные причины их неудачи заключаются в том, что они в той или иной степени руководствовались обрисованной выше системой антиисторических положений И. Валлерстайна, которая предполагает абсолютизацию «горизонтальных» связей при игнорировании связей «вертикальных». Такой подход исключает создание стадиальной типологии социально-исторических организмов, а без нее сколько-нибудь четкую картину всемирной истории нарисовать невозможно.

Разные представители школы мир-системного анализа не совсем одинаково подходили к созданию картины всемирной истории. Одни из них, как и сам И. Валлерстайн, считали, что до появления капиталистического мира-экономики существовало много разных миров-систем (например, К. Чейз-Данн).

Иную позицию заняла другая группа мир-системников, в том числе А.Г. Франк. Последний считает, что у И. Валлерстайна в его подходе к истории сохраняется слишком много стадиальности. А.Г. Франк настаивает на том, что тот мир-система, который сейчас существует, не возник в XVI в. в Западной Европе и затем постепенно втянул в себя все общества, как полагает И. Валлерстайн, а появился пять тысяч лет назад и всегда охватывал Азию, Африку и Европу, а с XVI в. включал в себя и Америку.

По Франку, И. Валлерстайн ошибочно отождествил понятия «способ производства» и «система». Это и породило у него представление о капиталистическом мире-системе, возникшем в XVI в. В действительности ни о каком переходе от феодализма к капитализму говорить не приходится. Мир-система на протяжении пяти тысяч лет оставался в принципе одним и тем же. И вообще понятия «перехода» и «способов производства» не только бесполезны, но и препятствуют научному изучению преемственности и основных свойств мир-системы прошлого. От них нужно отказаться.[267]

Вся история этой возникшей пять тысяч лет мир-системы сводится к бесконечному чередованию периодов подъема и упадка и перемещению ее центра. Этот центр смещался по направлению с Востока на Запад. Продолжая движение в этом направлении, он пересечет Тихий океан и достигнет Японии, а затем Китая. В какой-то степени А.Г. Франк более последователен, чем И. Валлерстайн. В его схеме мировой истории совсем нет места развитию, тем более — прогрессу.

В целом все усилия как самого И. Валлерстайна, так и его последователей создать, пользуясь мир-системным подходом, картину всемирной истории, кончились крахом. У них ничего не получилось и, можно с уверенностью сказать, ничего не получится. Стало ясным, что понятия мира-системы вообще, мира-экономики в частности, в тех смыслах, которые вкладывали в них Ф. Бродель и И. Валлерстайн, применимы, да и то с определенными оговорками, только к одному единственному исторического образованию — тому, которое давно уже принято назвать мировой капиталистической системой. А это значит, что мир-системный анализ есть всего лишь один из нескольких подходов к изучению мировой капиталистической системы, точнее, даже один из вариантов концепции зависимости. Достоинство этого варианта — попытка взглянуть на мировую капиталистическую систему исторически, рассмотреть процесс ее возникновения и развития. Недостатки — теоретическое отрицание реальности существования социоисторических организмов (при практическом признании этого факта), и недооценка, а затем и отказ от стадиальной типологии обществ. Мир-системный подход, сыграв определенную позитивную роль в развитии философско-исторической мысли, к настоящему времени исчерпал все свои возможности и ушел в прошлое.

2.12.5. Выход из тупика — глобально-стадиальное понимание истории

Линейно-стадиальное понимания истории, включая и линейно-формационное, находится в явном противоречии с исторической реальностью. Поэтому необходимостью является отказ от него. Но для большинства философов, социологов, историков и вообще обществоведов понятие унитарного-стадиального понимания истории было равнозначно понятию линейно-стадиального подхода к ней. Поэтому в их глазах выявление несостоятельности линейно-стадиального понимания истории выступало как крах унитарно-стадиального подхода к ней.

Но кроме унитарно-стадиального похода существуют еще только два: плюрально-циклический и агностический («антиисторицистский»). Получалось, что нужно выбирать один из них. Но, как мы уже видели, плюрально-циклический подход в целом к настоящему времени обнаружил свою полную несостоятельность. Отказ от него стал в настоящее время столь же настоятельным, как и отказ от линейно-стадиального понимания истории. Результатом выявления непригодности плюрально-циклического подхода к истории при достаточно ясном понимании несостоятельности линейно-стадиального ее понимания и было соскальзывание определенного числа обществоведов на позиции исторического агностицизма, что можно было наглядно видеть на примере эволюции взглядов И. Валлерстайна. Но это означало отказ от науки.

Еще один путь — попытка создания своеобразного гибрида унитарного-стадиального понимания истории в его линейно-стадиальной интерпретации и плюрального-циклического подхода, — концепции многолинейной эволюции. Как мы уже видели, по такому пути пошло развитие мысли некоторых советских историков, разочаровавшихся в ортодоксальной интерпретации теории общественно-экономических формаций (2.4.8) и Дж. Стьюарда (2.8.2). Сейчас он снова обрел некоторую популярность, что можно видеть на примере сборника «Альтернативные пути к цивилизации» (М., 2000), содержащего статьи как российских, так и зарубежных ученых. Но практически этот путь до сих пор ни к чему не привел и с уверенностью можно сказать, ни к чему не приведет.

Казалось, возникла ситуация абсолютного теоретического тупика. Но, к счастью, это только видимость.

В действительности же понятия унитарно-стадиального и линейно-стадиального понимания всемирной истории не совпадают. Линейно-стадиальный подход представляет собой всего лишь одну из интерпретаций унитарно-стадиального понимания истории. Кроме линейно-стадиального истолкования унитарного-стадиального понимания истории возможно и совершенно иная его интерпретация.

Напомню, что в применении к теории общественно-экономических формаций был поставлен вопрос (2.4.5 — 2.4.6.) : представляет ли собой схема смены формаций идеальную модель развития каждого социально-исторического организма, взятого в отдельности, или же она выражает внутреннюю необходимость развития только их всех вместе взятых, т.е. только всего человеческого общества в целом? Как уже было показано, практически все марксисты склонялись к первому ответу, что делало теорию общественно-экономических формаций одним из вариантов линейно-стадиального понимания истории.

Но ведь возможен и другой ответ. В таком случае общественно-экономические формации выступают прежде всего как стадии развития человеческого общества в целом. Они могут быть и стадиями развития отдельных социоисторических организмов. Но это совершенно не обязательно. Смена формаций в масштабах человечества в целом может происходить и без их смены в качестве стадий развития социоисторических организмов. Одни формации могут быть воплощены в одних социоисторических организмах и их системах, а другие формации — в совершенно иных социоисторических организмах и их системах. А это предполагает передачу исторической эстафеты от одних систем социоисторических организмов к другим системам.

Такая интерпретация унитарно-формационного, а тем самым и вообще унитарно-стадиального подхода к истории, может быть названа глобально-формационным, а более широко — глобально-стадиальным пониманием истории.

И такое понимание смены стадий всемирной истории не является абсолютно новым. Глобально-формационное понимание истории возникает только сейчас. Но сама идея исторической эстафеты и даже идея эстафетной смены стадий исторического развития, а тем самым и глобально-стадиального подхода к истории зародилась уже довольно давно, хотя и не пользовалась никогда широким признанием. Возник этот подход из потребности совместить идеи единства человечества и поступательного характера его истории с фактами, свидетельствующими о разделении человечества на обособленные образования, которые возникают, расцветают и погибают. И имеет смысл рассмотреть историю идеи исторической эстафеты и возникшего в результате ее разработки глобально-стадиального понимания истории.


264. Wallerstein I. World-System Analysis: The Second Phases // Review. 1990. Vol. 13. № 3.

265. Мс Neill W. The Rise of West. A History of Human Community. Chicago and London, 1963. P. 116, 217.

266. Ibid. P. 249-251.

267. См.: Франк А.Г. Формационный переходы и и мифологемы способов производства // Восток. 1992. № 2; Он же. Смещение мировых центров с Востока на Запад // ЛА. 1993. № 2.

Предыдущая | Содержание | Следующая

Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?