Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Предыдущая | Содержание | Следующая

2.14. Глобально-формационное понимание истории: сущность и категориальный аппарат

2.14.1. Вводные замечания

Все рассмотренные выше глобально-стадиальные концепции истории носили слишком общий характер. По-настоящему теоретически они разработаны не были. И это вполне объяснимо: ни историология, ни другие общественные науки не давали для этого достаточного количества данных. К нашему времени все изменилось. Ограничиваться лишь общими положения теперь нельзя. И главное — общественными науками не только накоплен огромный материал, но сделаны определенные обобщения, которые могут лечь в основу не просто, как это было раньше, глобально-стадиальной концепции, а подлинной теории. Сейчас возникла и настоятельная необходимость, и одновременно реальная возможность создания новой, основанной на материале, накопленном к нашему времени исторической наукой, глобально-стадиальной теории всемирной истории.

Унитарно-стадиальная концепция истории может пробрести форму глобально-стадиальной только при условии введения в нее категорий, всесторонне отражающих «горизонтальные» связи, т.е. связи между одновременно существующими социоисторическими организмами. Как мы уже видели, такие попытки неоднократно предпринимались исследователями. Именно детальное исследование межсоциорных связей легло в основу концепций зависимости, или зависимого развития. Все они были обращены в основном лишь к нашему времени, что, однако, не помешало Р. Пребишу ввести такие понятия, как «центр» и «периферия», которые важны для понимания всей истории классового общества.

Попытки более широкого, всестороннего учета межсоциорных связей привели к созданию мир-системного подхода. Но характерный для его создателей упор на «горизонтальные», межсоциорные связи привел к абсолютизации значения последних и, соответственно, вначале к фактическому игнорированию, а затем и к прямому отрицанию «вертикальных», т.е. межстадиальных связей, а тем самым и к отказу от какой бы то ни было стадиальной типологии социоисторических организмов и их систем.

Провал попыток мир-системников создать полноценный взгляд на историю свидетельствует о том, что построение новой концепции мирового исторического процесса, адекватно отражающей историческую реальность, требует, чтобы выявление «горизонтальных», синхронных, межсоциорных связей ни в коей мере не только не вытеснило бы, но и ни в коей мере не умалило бы значение связей «вертикальных», диахронных, межстадиальных. И речь идет не просто об учете как тех, так и других связей. В этой теории именно «вертикальные», а не «горизонтальные» связи должны быть на первом плане. Это возможно лишь при условии, что в основе такой концепции будет находиться определенная стадиальная типология социоисторических организмов.

Из всех существующих к настоящему времени стадиальных типологий общества серьезного внимания заслуживает лишь одна: та, в которой в основу выделения типов социоров положена их социально-экономическая структура, т.е. только марксистская теория общественно-экономических формаций. Задача заключается в том, чтобы дать этому варианту унитарно-стадиального понимания истории вместо линейно-стадиальной интерпретации глобально-стадиальное его истолкование. Иными словами, нужно создать глобально-формационную теорию всемирной истории.

Для этой теории должен быть характерен не только синтез «горизонтальных», межсоциорных, синхронных и «вертикальных», диахронных связей, но и новое понимание последних. Нужен учет того, что в мировой истории имеет место смена не только стадий всемирного развития, но смена конкретных единиц исторического развития — социоисторических организмов и их систем.

Иначе говоря, «вертикальные», диахронные связи могут быть не только междустадиальными, но и междусоциорными. С разделением «вертикальных» связей на два вида: межстадиальных и межсоциорных, последние в свою очередь подразделяются на два вида: синхронные, «горизонтальные» межсоциорными связи и диахронные, «вертикальные» междусоциорные связи.

В свете этого важнейшим становится вопрос о характере отношений между двумя типами «вертикальных» связей: межстадиальными и межсоциорными. Необходимо выявление того, как может сочетаться и сочетается смена стадий всемирно-исторического развития со сменой, с заменой одних социоисторических организмов и их систем другими, как может совмещаться возникновение, расцвет и гибель отдельных конкретных обществ с поступательным развитием человеческого общества, циклизм в развитии отдельных обществ с прогрессом человечества.

Межстадиальные и «вертикальные» межсоциорные связи не просто сосуществуют. Первые могут проявляться и проявляются во вторых. Разумеется, что не все межсоциорные связи являются межстадиальными, они могут быть и чаще всего бывают внутристадиальными, и не все межстадиальные связи — межсоциорные.

Но несомненно, что нужен отказ от трактовки межстадиальных связей как связей только внутрисоциорных, понимание того, что кроме внутрисоциорных, «вертикальных», межстадиальных связей, существуют «вертикальные», межстадиальные связи в масштабах человеческого общества в целом. Линейно-формационная концепция знала лишь одну форму смены общественно-экономических формаций — внутрисоциорную, стадиальное преобразование социоисторического организма в результате действия внутренних сил. Глобально-формационная теория предполагает существование и внесоциорной формы смены общественно-экономических формаций.

Любое новое теоретическое построение с неизбежностью предполагает не только использование уже существующих понятий, но и создание новых. Это связано с теоретическим анализом тех сторон исторического процесса, которые либо совсем не замечались, либо в лучшем случае описывались. То или иное явление, тот или иной процесс могут считаться открытыми только тогда, когда для их обозначения создается четкий определенный термин. Поэтому в последующих разделах предлагается и используется довольно много новых, совершенно непривычных терминов, что может вызвать у некоторых читателей реакцию неприятия и даже отторжения. Но другого выхода нет. Новое понимание истории требует и новых понятий.

2.14.2. Межсоциорное взаимодействие

Связи между одновременно существующими социоисторическими организмами всегда существовали (и существуют сейчас), если не всегда между всеми, то, по крайней мере, между соседними социорами. Всегда существовали и сейчас существуют региональные системы социоисторических организмов, а к настоящему времени возникла всемирная их система.

Связи между социорами и их системами проявляются в их взаимном воздействии друга на друга. Это взаимодействие выражается в самых различных формах: набеги, войны, торговля, заимствование достижений культуры и т.п. Все это можно назвать межсоциорным взаимодействием, или межсоциорной интеракциацией (от лат. inter— между и actio— действие)

2.14.3. Социорная реорганизация

Особую форму межсоциорного взаимодействия представляет собой слияние и разделение социоисторических организмов — социорная реорганизация, или социорная реконструкция. Социоры могут объединяться, но сохранять при этом известную самостоятельность, оставаться особыми организмами. Это — социорная унионизация. Социорная интеграция означает слияние социоров в один, единый социоисторический организм. И социорная уния, и социоисторический организм могут распасться на несколько самостоятельных социоров. В первом случае — это социорная дизунионизация, во втором — социорная дезинтеграция. В раннепервобытном и позднепервобытном обществах деление демосоциальных организмов в результате увеличения числа их членов — нормальное явление. Происходило и их слияние.

Один могущественный геосоциор мог присоединить к себе один или несколько слабых геосоциоров. Он мог также оторвать от более слабых социоров и включить в свой состав те или иные их части. При этом возникали три варианта последующего хода событий.

Первый заключался в том, что присоединенные социоры (реже — части социоров) сохраняли свою собственную организацию власти и тем самым продолжали существовать как, хотя и подчиненные (вассальные), но тем не менее социоры — инфрасоциоры (лат. infra— под). При втором — присоединенные социоры (или части социоров) лишались собственной организации власти, но не вливались полностью в состав присоединившего их социора, тем самым в известной степени оставались социорами, но не полными, а частичными — гемисоциорами (греч. геми — полу-). Такая ситуация складывалась всегда, когда присоединенные социоры по своему социально-экономическому типу отличались от присоединившего их. В результате такой социорной акцессии (лат. accessio— присоединение) образовывалась держава, или ультрасоциор (лат. ultra— сверх, более). Последний состоял из господствующего социора -нуклесоциора (лат. nucleus— ядро) и подчиненных ему инфрасоциоров и/или гемисоциоров. Третий вариант — превращение присоединенных социоров или оторванных от других социоров их подразделений в составные части подчинившего их социора. Это — уже не социорная акцессия, а социорная инкорпорация.

Социорная сецессия (лат. secessio— отпадение) означает отделение подчиненного социора или гемисоциора от державы и превращение его в полностью самостоятельный социоисторический организм. Социорная реинкорпорация — отделение от социоисторического организма какой-либо его части и трансформации ее в самостоятельный социор.

Своеобразной формой социорной реорганизации является колонизация, отпочкование — выселение части членов социора за пределы его территории и создание на свободной (или полностью либо частично освобожденной от былых насельников) земле нового социора, принадлежащего к одному типу с исходным.

Особенно сложная ситуация складывалась, когда сталкивались не геосоциальные организмы с геосоциальными, и не демосоциоры с демосоциорами, а выступали, с одной стороны, геосоциальные организмы, с другой, демосоциальные. Не может быть и речи о присоединении демосоциора к геосоциору. Возможно лишь присоединение к территории геосоциора территории, на которой живет демосоциор. В таком случае демосоциор, если он продолжает оставаться на этой территории, включается, вводится в состав геосоциора, продолжая в то же время сохраняться как особое общество. Это — демосоциорная интродукция (лат. introductio— введение).

Возможно и проникновение и поселение демосоциорных организмов на территории геосоциора — демосоциорная инфильтрация (от лат in — в и ср. лат. filtratio — процеживание). И в том, и в другом случае лишь в последующем, причем не всегда и не скоро, происходит разрушение демосоциора и прямое вхождение его членов в состав геосоциора. Это — геосоциорная ассимиляция, она же — демосоциорная аннигиляция.

Особый случай — вторжение союза, чаще даже сверхсоюза демосоциоров на территорию того или иного геосоциора с последующим установлением его господства над ней. Это — демосоциорная интервенция, или демоциорная интрузия (от лат. intrusus— втолкнутый). В результате происходит наложение демосоциорных организмов на геосоциорный организм. В таком случае власть высших органов управления союза (сверхсоюза) демосоциоров распространяется на всю территорию геосоциора и тем самым этот союз обретает границы и в пространстве, завоеванный геосоциор лишается своих собственных органов верховной власти и становится гемисоциором.

Создается ситуация, когда на одной и той же территории часть людей живет в системе одних общественных отношений (прежде всего социально-экономических), а другая — в системе совершенно иных. Слишком долго это длиться не может. Дальнейшее развитие идет по одному из трех вариантов. Первый вариант — демосоциоры разрушаются, а их члены входят в состав геосоциора, т.е. происходит геосоциорная ассимиляция, или демосоциорная аннигиляция. Второй вариант — разрушается геосоциор, а составлявшие его люди становятся членами демосоциорных организмов. Это -демосоциорная ассимиляция, или геосоциорная аннигиляция.

При третьем варианте происходит синтез социально-экономических и вообще всех социальных отношений наложившихся друг на друга обществ, в результате которого возникают социально-экономические отношения совершенно нового типа, а соответственно и остальные социальные отношения. Появляется геосоциальный организм нового, ранее не существовавшего типа. Это вариант крайне редок, но особенно интересен.

2.14.4. Социорная индукция

Одна из важнейших форм межсоциорного взаимодействия — такое влияние одних социоисторических организмов (или систем социоисторических организмов) на другие, при котором последние сохраняются как особые единицы исторического развития, но при этом под воздействием первых либо претерпевают существенные, надолго сохраняющиеся изменения, либо, наоборот, теряют способность к дальнейшему развитию. Это — социорная индукция (лат. inductio— возбуждение, наведение), которая может принимать различные формы.

По существу, одну из первых, если не первую попытку разработать проблему социорной индукции предпринял Н.Я. Данилевский, выделивший, как уже указывалось (2.7.7) три «способа, которыми распространяется цивилизация»: 1) «пересадка» путем колонизации, 2) «прививка» и 3) «удобрение».

2.14.5. Неравномерность исторического развития. -Супериорные и инфериорные социоры. Исторические миры

Начиная с определенного времени важнейшей особенностью всемирной истории стала неравномерность развития социоисторических организмов и соответственно их систем. Результат — бытие в одно и то же время социоисторических организмов, относящихся к разным типам, к разным общественно-экономическим формациям, сосуществование и взаимовлияние разных исторических миров. Под историческим миром, или просто миром, я понимаю совокупность организмов одного типа, независимо от того, составляют ли они одну систему или не составляют.

В случае сосуществования нескольких исторических миров один из них представлен социоисторическими организмами самого нового, самого высокого для той или иной эпохи типа. Такие, самые передовые, социоры я буду называть супериорными (от лат. super— сверх, над), а все остальные — инфериорными (от лат. infra— под). Разумеется, что различие между теми и другими относительно. Социоры, которые были супериорными в одну эпоху, могут стать инфериорными в другую.

В супериорных социоисторических организмах воплощена наивысшая достигнутая к данному конкретному времени человечеством ступень эволюции. Они находятся на магистрали исторического развития, являются магистральными. Многие (но не все) инфериорные социоисторические организмы принадлежат к типам, которые ранее находились на магистрали всемирно-исторического развития. С появлением более высокого типа они из магистральных превратились в бывшие магистральные (эксмагистральные).

Такое подразделение социоисторических организмов подмечено уже давно. Историки и вообще все обществоведы говорили о передовых и отставших (или отсталых) странах и народах. В XX в. последние термины стали рассматриваться как обидные и заменяться другими — «слаборазвитые» и, наконец, «развивающиеся» страны.

2.14.6. Исторический центр и историческая периферия. Супериндукция

Как супериорные социоисторические организмы могли влиять на инфериорные, так и последние на первые. Наибольший интерес для понимания мирового исторического процесса представляет воздействие супериорных социоисторических организмов на инфериорные, которое я буду называть супериндукцией. Я сознательно употребляю здесь слово «организм» в множественном числе, ибо на инфериорные организмы обычно воздействовал не единичный супериорный социор, а целая их система.

После окончания эпохи доклассового общества если не все, то, во всяком случае, значительная часть утверждающихся супериорных социоисторических организмов сразу или спустя некоторое время начинала образовывать систему, которая становилась центром всемирно-исторического развития, или историческим центром. Эту систему супериорных социоисторических организмов можно назвать центрально-исторической, или мировой. Мировой она была в том смысле, что ее существование сказалось на всем ходе мировой истории. Все социоисторические организмы, не входившие в состав мировой системы, состав исторического центра, образовывали историческую периферию.

Супериндукция может иметь своим следствием совершенствование инфериорного организма. В таком случае это воздействие может быть названо прогрессизацией. В случае противоположного результата можно говорить о регрессизации. Это воздействие может иметь следствием стагнацию. Это — стагнатизация. И, наконец, результатом супериндукции может быть частичное или полное разрушение инфериорного социора — деконструктизацию. Чаще всего процесс супериндукции включает в себя все три первые момента, обычно с преобладание одного из них.

Специальные концепции супериндукции созданы лишь в наше время и применительно лишь к новой и новейшей истории. Это, как уже указывалось, некоторые концепции модернизации (европеизации, вестернизации), концепции зависимого развития и мир-системный подход. В концепциях модернизации на первый план выступает прогрессизация, в концепциях зависимого развития — стагнатизация. Мир-системный подход пытался раскрыть всю сложность процесса супериндукции. Своеобразная оценка современной супериндукции дана в концепции евразийства и в современном исламском фундаментализме. В них этот процесс характеризуется как регрессизация или даже деконструктизация.

В применении к более отдаленным временам специальные концепции супериндукции не создавались. Но процесс этот был замечен диффузионистами и абсолютизирован гипердиффузионистами. Сторонники панегиптизма рисовали картину «египтизации» мира, поборники панвавилонизма — его «вавилонизации». Историки, которые держались фактов, подобного рода концепций не создавали. Но не заметить процессов супериндукции они не могли. В результате они вводили термины для обозначения конкретных процессов происходивших в те или иные эпохи подобного рода вводили. Это — термины «ориентализация» (применительно к архаической Греции и ранней Этрурии), «эллинизация», «романизация».

2.14.7. Супериоризация

Результатом супериндукции может быть изменение типа инфериорного организма. В некоторых случаях он превращается в социоисторический организм того же типа, что и воздействующие на него, т.е. поднимается на самую высокую для данной эпохи стадию развития. Подобного рода трансформацию инфериорных социоров в супериорные можно назвать, формационным подтягиванием, формационным возвышением, или супериоризацией. Если инфериорный социор принадлежал к стадиальному типу, непосредственно предшествующему супериорному, то влияние супериорных организмов чаще всего лишь ускоряло процесс его стадиальной трансформации. Если же тип инфериорного организма был на несколько ступеней ниже супериорного, влияние супериорных организмов вызывало, инициировало процессе его превращения в супериорный.

2.14.8. Латерализация и общественно-экономические параформации

Однако супериоризация — лишь один из вариантов изменения типа инфериорного социора в результате супериндукции. Под воздействием супериорных социоров инфериорные социоры могут превратиться в социоисторические организмы более высокого, чем исходный, типа, но такого, который находится не на магистрали, а на одном из боковых путей исторического развития. Этот тип является не магистральным, а латеральным (от лат. lateralis— боковой). Этот процесс я буду называть латерализацией. Латерализация — шаг одновременно и вперед, и в сторону.

Таким образом, кроме основных социально-экономических типов общества -общественно-экономических формаций существуют и неосновные его социально-экономические типы. Последние я буду называть общественно-экономическими параформациями (от греч. пара — около, возле, рядом). Если общественно-экономические формации являются не только типами общества, но и стадиями всемирной истории, поочередно сменяющимися на магистрали всемирно-исторического развития, то параформации — стадии развития лишь отдельных обществ или социорных систем.

2.14.9. Эндогенная стадиальная трансформация, супериоризация и латерализация как формы смены социально-экономических типов общества

Все сказанное выше приближает к пониманию форм смены общественно-экономических формаций в истории человеческого общества, однако пока еще не намного. Одна из этих форм известна давно. Это превращение социоисторических организмов одного типа в результате собственного независимого внутреннего развития в социоры другого, более высокого типа. Назовем ее эндогенной (от греч. эндон — внутренний, генез — происхождение) стадиальной трансформацией. При одном варианте развития смена стадий происходит внутри продолжающих свое существование социоисторических организмов. Эта смена формаций является внутрисоциорной в буквальном смысле слова. Так, в большинстве случаев происходила смена феодализма капитализмом. Именно ее прежде всего и имели в виду сторонники линейно-формационной концепции. От этого варианта они практически не отличали несколько иной, при котором при смене стадий происходило слияние нескольких социоисторических организмов в один более крупный или другие трансформации единиц исторического развития. Так нередко происходила смена первобытного общества классовым.

Выше было выявлено существование еще одной формы смены формаций — супериоризация: подтягивание в результате воздействия супериорных организмов инфериорных социоров до их уровня. Она — явно дополнительная. При этом происходит не возникновение новых формаций, а всего лишь увеличение числа социоров, относящихся к уже существующей супериорной формации. При латерализация происходит возникновение новых социально-экономических типов общества, но они не основные типы, не формации, а лишь параформации. Все эти понятия важны, но они дают ключ лишь к объяснению части (только части) явлений, которые обычно характеризуются как «пропуски» или «минование» теми или иными «народами» тех или иных формаций, но не смены формаций на магистрали мирового развития.

2.14.10. Ультрасупериоризация. Передача исторической эстафеты, или эстафетная смена общественно-экономических формаций

Эндогенная стадиальная трансформация может иметь место лишь тогда, когда внутри общества, относящегося к той или иной формации, действуют силы, способные превратить его в общество другого, более высокого типа. Но существуют общественно-экономические формации, в принципе не способные превратиться в более высокие. К таким тупиковым стадиальным типам относятся политарная и античная общественно-экономические формации. В таком случае часть инфериорных социоисторических организмов выступает в качестве своеобразного исторического резерва, в качестве материала, из которого могут возникнуть более высокие, чем существующие в данное время, супериорные социоисторические организмы.

Этот процесс возникновения новой формации, как и супериоризация, предполагает воздействие системы супериорных социоисторических организмов на инфериорные социоры. Но эти последние в результате такого воздействия претерпевают более чем своеобразную трансформацию. Они не превращаются в организмы того же типа, что воздействующие на них. Супериоризация не происходит. Но тип инфериорных организмов меняется. Инфериорные организмы превращаются в социоры такого типа, который, если подходить чисто внешне, должен быть причислен к латеральным. Этот тип общества действительно представляет собой не формацию, а параформацию.

Но это возникшее в результате супериндукции общество оказывается способным к дальнейшему самостоятельному прогрессу, причем особого рода. В результате действия теперь чисто внутренних сил оно превращается в обществе нового типа. И этот тип общества находится уже на магистрали исторического развития. Он представляет собой более высокую стадию общественного развития, более высокую общественно-экономическую формацию, чем та, к которой относились супериорные социоисторические организмы, воздействие которых послужило импульсом к такому развитию. Это явление можно назвать формационным сверхвозвышением, или ультрасупериоризацией.

Если в результате супериоризации инфериорные социоисторические организмы «подтягиваются» до уровня супериорных социоров, то в результате ультрасупериоризации они «перепрыгивают» через этот уровень и выходят на еще более высокий. Появляется группа социоисторических организмов, которые принадлежат к общественно-экономической формации более высокой, чем та, к которой принадлежали бывшие до этого супериорными социоры. Теперь первые становятся супериорными, магистральными, а последние либо превращаются в инфериорные, эксмагистральные, либо вообще исчезают.

Происходит смена общественно-экономических формаций, причем не внутри тех или иных социоисторических организмов, а в масштабах человеческого общества в целом. Разумеется, в процессе этого перехода имели место две последовательные смены социально-экономических типов внутри вовлеченных в этот процесс инфериорных социоисторических организмов, а именно 1) смена исходного инфериорного типа общества особой общественно-экономической параформацией, а затем 2) смена этой параформации новой, никогда ранее не существовавшей общественно-экономической формацией. Но ни один из сменившихся внутри этих социоров социально-экономических типов не был той формацией, которая ранее господствовала, которая ранее была высшей. Таким образом, смена этой ранее господствовавшей формации более высокой, к которой теперь перешла ведущая роль, не произошла внутри ни одного социоисторического организма. Она произошла исключительно лишь в масштабах человеческого общества в целом.

При такой смене общественно-экономических формаций происходит подлинная передача исторической эстафеты от одной совокупности социоисторических организмов к другой. Социоры второй группы не проходят той стадии, на которой находились социоры первой, не повторяют их развития. Выходя на магистраль человеческой истории, они сразу начинают движение с того места, на котором остановились ранее бывшие супериорными социоисторические организмы.

Такова вторая основная форма смены общественно-экономических формаций, которую можно назвать эстафетной. Она обязательно сопровождается пространственным перемещением центра всемирно-исторического развития. В истории человечества она имела место дважды.

Первый случай ультрасупериоризации — возникновение античного общества. Его появление было совершенно невозможно без воздействия ближневосточной мировой системы классовых обществ на бывшие до этого предклассовыми греческие социоисторические организмы. Это прогрессизирующее влияние давно подмечено историками, назвавшими этот процесс ориентализацией. Но в результате ориентализации предклассовые греческие социоры не стали политарными обществами, подобными тем, что существовали на Ближнем Востоке. Из предклассового греческого общества возникла вначале архаическая Греция, а затем классическая Греция.

Второй случай — возникновение феодального общества. Здесь ультрасупериоризации произошла в очень своеобразной форме. Выше (2.14.3) уже говорилось о наложении в результате демосоциорной интервенции демосоциорных организмов на геосоциорный и о трех вариантах последующего развития. Первый — геосоциорная ассимиляция и тем самым демосоциорная аннигиляции, второй — демосоциорная ассимиляция и тем самым геосоциорная аннигиляция. При третьем варианте происходит синтез геосоциорных и демосоциорных социально-экономических и других социальных структур. В результате такого синтеза возникает общество нового типа. Этот тип общества отличен как от типа исходного геосоциора, так и типа исходных демосоциоров.

Подобное общество может оказаться способным к самостоятельному внутреннему развитию, в результате которого оно поднимется на более высокую стадию магистрального развития, чем исходный супериорный геосоциальный организм. Именно такой процесс имел место при смене античности средними веками.

Рассмотренная выше смена общественно-экономических формаций произошла посредством исторической эстафеты. Но не следует думать, что всякая историческая эстафета предполагает смену общественно-экономических формаций. Кроме межформационных исторических эстафет вполне возможны и имели место и внутриформационные исторические эстафеты, когда вновь возникшие социоисторические организмы определенного типа усваивали достижения ранее существовавших социоров, относившихся к тому же самому социально-экономическому типу.

2.14.11. Заключение

С открытием ультрасупериоризации стало окончательно ясным, что кроме смены ступеней социального развития внутри социоисторических организмов существует еще и другая форма подъема с одной стадии общественной эволюции на другую, которая происходит только в масштабах человеческого общества в целом, — эстафетная.

Открытие эстафетной формы смены ступеней общественного развития позволяет создать новый вариант унитарно-стадиального понимания всемирной истории, качественно отличный от линейно-стадиального. Представлялось вполне естественным назвать такое понимание истории унитарно-эстафетно-стадиальным, или просто эстафетно-стадиальным. Именно это я и сделал в целом ряде работ.[317]

Однако такое название является не вполне точным. Ведь не всякая смена ступеней исторического развития в мировой истории происходит путем эстафеты. Ультросупериоризация имела место лишь при возникновении античного и феодального обществ. Что же касается перехода от первобытного общества к древневосточному и от феодального к капиталистическому, то она происходила в форме эндогенной стадиальной трансформации.

Но и в случае не эстафетной, а трансформационной смены стадий развития она происходила не только внутри социоисторических организмах, но и в масштабах человеческого общества в целом. Эстафетная смена стадий является только глобальной, трансформационная одновременно и внутрисоциорной и глобальной. Таким образом, в любом случае смена стадий развития носит всемирно-исторический, глобальный характер, а сами стадии выступают как всемирно-исторические, глобальные. Поэтому данное понимание истории можно с полным правом называть глобально-стадиальным.

Доказать правильность такого подхода к всемирной истории невозможно никакими общими рассуждениями. Сделать это можно только одним способом: нарисовать, руководствуясь этим подходом, такую целостную картину всемирной истории, которая бы более соответствовала исторической реальности, чем все ныне существующие. Однако для этого необходимо прежде всего выявить силы, определяющие ход истории. Решению этой проблемы посвящена следующая часть работы — третья. А за ней последует четвертая часть, в которой дана картина всемирной истории, какой она предстает в свете глобально-формационного подхода.


317. См.: Семенов Ю.И.Секреты Клио. Сжатое введение в философию истории. М., 1996; Он же. Всемирная история в самом сжатом изложении // Восток. 1997. № 2 и др.

Предыдущая | Содержание | Следующая

Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?