Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Содержание | Следующая

1. Введение

1.1. Вводное замечание

С завершением антропогенеза и социогенеза, что произошло примерно 35-40 тыс. лет тому назад, на смену формирующемуся обществу - праобществу, которое существовало как совокупность большого числа праобщин, - пришло готовое сформировавшееся человеческое общество. Кончилась праистория и началась история человеческого общества.

Важнейшей вехой в развитии готового, сформировавшегося человеческого общества является возникновение общественных классов и государства или, как любят сейчас говорить, цивилизации. Первые классовые общества, или цивилизации, возникли в конце IV тысячелетия до н.э. Таким образом, период существования и развития готового человеческого общества прежде всего подразделяется на (1) эпоху доклассового, или первобытного, общества, эпоху палеоистории и (2) эпоху классового, или цивилизованного, общества, эпоху неоистории.

После появления классовых обществ первобытные общества не исчезли. Они продолжали существовать вплоть до наших дней наряду с классовыми, что, разумеется, не могло на них не сказаться. Чтобы учесть это различие, крупнейший специалист по первобытной истории Абрам Исакович Перщиц предложил называть общества, какими они были до появления классовых, - апополитейными (от греч. апо - до и политеа, или полития, - государство), а первобытные общества, продолжавшие существовать после возникновения классовых, - синполитейными (от греч. син - одновременный).[1]

Говоря о первобытной эпохе и первобытной истории (палеоистории) я всегда буду иметь в виду апополитейное общество и его историю (палеоисторию). Палеоистория существенно отличалась от последующей истории человечества (неоистории). И одно из различий, разумеется, не самое главное, состоит в том, что об этой эпохе не существует никаких письменных сведений. Ни палеоантропология, ни археология, сами по себе взятые, ничего не могут сказать об общественных отношениях той эпохи. Единственный источник сведений об этих общественных отношениях - этнология, или этнография, - наука, один из разделов которой - социальная этнология первобытности (на Западе это - социальная антропология), специализируется на изучении синполитейных первобытных обществ. Любая схема эволюции первобытного общества представляет собой реконструкцию, основанную прежде всего на данных, которыми располагает этнология о синполитейных первобытных обществах.

При общем подходе к истории доклассового, или первобытного, общества принято прежде всего выделять стадию собственно первобытного общества и стадию общества, переходного от собственно первобытного к классовому. В последнее время за этим переходным обществом закрепилось название предклассового общества.

В свою очередь, стадию собственно первобытного общества теперь чаще всего подразделяют на этап раннего первобытного (раннепервобытного) общества и этап позднего первобытного (позднепервобытного) общества.

Таким образом, в развитии первобытного общества в широком смысле слова, или доклассового общества, можно выделить три основных периода: (1) этап раннего первобытного общества, (2) этап позднего первобытного общества и (3) этап предклассового общества. Но прежде, чем переходить к их рассмотрению, задержимся, хотя бы кратко, на духовной культуре первобытности, которая плохо поддается делению на этапы.

1.2. Духовная культура первобытного общества

Производство, которое было основным условием существования людей, с необходимостью предполагало накопление правильных, здравых знаний о мире, развитие здравознания в обеих его формах - знания о том, как нужно действовать, чтобы добиться желаемого результата (делознания) и знания о свойствах материальных объектов (вещезнания). Как сообщают этнографы, люди первобытного общества до мельчайших подробностей знали местность, в которой жили, ее природные ресурсы, животный и растительный мир. Им были известны качества камней, из которых они изготовляли орудия, повадки животных, на которых охотились, свойства растений, которые они употребляли в пищу. Они обладали медицинскими знаниями: умели лечить раны и переломы, выправлять вывихи, использовать целебные растения. Существовали у них различные приемы счета. Потребности практической деятельности сделали необходимым появление календаря, что предполагало возникновение астрономических знаний. Первоначальное исчисление времени велось, вероятно, по Луне. Затем возник солнечный календарь. Одновременно формировалась карта звездного неба: выделялись созвездия, им давались названия.

Несомненно существование в позднем палеолите религии и изобразительного искусства. Достаточно только упомянуть знаменитую живопись пещер Альтамира (Испания), Ласко, Монтеспан, Ла Мадлен (Франция) и др., которая навсегда вошла в золотой фонд человеческой культуры.

Искусство первобытной эпохи отнюдь не исчерпывалось изобразительным. Получило развитие прикладное искусство, в частности, изготовление различного рода украшений. Люди первобытного общества устраивали праздники с различного рода развлечениями: музыкой, песнями, танцами, пантомимами, играми, состязаниями в беге, борьбе и т. п. Некоторые танцы носили ритуальный характер, но так было далеко не со всеми.

В первобытную эпоху возникли и произведения словесности: поговорки, пословицы, рассказы, сказки. Особое место среди них занимали мифы. В своей исходной форме миф представляет собой повествование, в котором те или иные природные или социальные явления истолковываются и объясняются как результаты действий героев этого рассказа.

Первым объектом такого истолкования, объяснения были действия людей, но не обыденные, всем понятные, а обрядовые, ритуальные, передаваемые из поколения в поколение и совершаемые в силу традиций. Первоначальные мифы возникли из обрядов.

Первые мифы были тотемистическими. Исполняемые членами коллектива, ряжеными под тотемное животное, ритуальные тотемистические пляски стали истолковываться как сцены из жизни далеких предков, а эти предки начали рассматриваться как существа, бывшие одновременно и людьми и животными, как полулюди-полуживотные. Передаваемые из поколения в поколение описания и объяснения этих обрядов стали развертываться в более или менее связные повествования о жизни и похождениях тотемистических предков. Когда становление тотемистических мифов завершилось, обряды, бывшие их основой, выступили как инсценировки этих мифов, драматические иллюстрации к ним.

В дальнейшем мифы стали возникать и независимо от обрядов. В них действиями тех или иных существ стали объясняться самые различные явления. Широкое распространение получили мифы о культурных героях - существах, которые ввели те или иные обычаи, нормы поведения, общественные институты, элементы материальной культуры. Первоначальные представления о культурных героях очень близки к представлениям о тотемистических предках. Но в отличие от последних культурные герои индивидуализированы, они имеют собственные имена. Типичным культурным героем, правда более поздней эпохи, является Прометей, который принес людям огонь, научил их различным ремеслам и искусствам. Первоначальные мифы не были религиозными, ибо их герои не наделялись сверхъестественной силой. В дальнейшем возникла и религиозная мифология.

Исходным пунктом эволюции религии была, как указывалось в первом выпуске, магия. Возникнув, магия развивалась. Существуют различные классификации магических действий. В основу одних положены особенности магической «техники» (магия имитативная, парциальная, инициальная и т. п.), в основу других - связь с теми или иными сферами человеческой деятельности (магия охотничья, рыболовная, земледельческая, любовная, лечебная, вредоносная и т. п.).

На мой взгляд, нужно прежде всего выделить магию действия, которую можно подразделить на два подвида. Первый и самый ранний подвид магии действия - магия содействия. В таком случае магические обряды лишь дополняют здравые действия, направленные на достижение желаемого результата. Цель магических действий состоит в том, чтобы обеспечить успех здравых действий. Эти магические обряды сопровождают здравые действия и по убеждению людей содействуют их успешному результату.

Второй подвид магии действия - магия самодействия. Магические обряды не сопровождают здравые действия, а их заменяют. По убеждению людей, одних только магических действий вполне достаточно, чтобы вызвать нужный результат. Такой характер часто носила вредоносная магия.

Другой основной вид магии - словесная, или вербальная магия. Если магия действия проявляется в обрядах, то словесная магия - в заклинаниях, заговорах и т.п. Она тоже подразделяется на магию сопровождающую, содействующую, когда цель заклинания состоит в обеспечении успеха здравых действий, и магию заменяющую, самодействующую, когда считается, что одних лишь заклинаний, заговоров достаточно, чтобы добиться желаемого результата.

Вместе с магией возник своеобразный вид знания - знание о том, какие обряды нужно совершить, чтобы обеспечить достижение желаемого результата, - обрядознание. Это знание было пустым, бесполезным - пустознанием.

Если вначале сверхъестественное влияние приписывалось только определенным человеческим действиям, то в дальнейшем им стали наделяться и объективные события. Так возникла вера в приметы - оменализм (от лат. omen - примета), а вместе с ней гадательная магия (мантика). Наряду с обрядознанием появился новый вид пустознания - суезнание, вначале знание о несуществующих свойствах реальных явлений, а в последующем - и о несуществующих в реальности вещах.

Следующий после оменализма шаг состоял в наделении сверхъестественным влиянием определенных предметов - фетишей, включая амулеты и талисманы. Возник фетишизм. Магия и фетишизм, как уже говорилось в первом выпуске, зародились уже в эпоху палеоантропов.

Еще позднее сверхъестественная сила начала мыслиться как способная передаваться от человека к человеку, от предмета к предмету. Эту форму религии называют эманизмом. И, наконец, сверхъестественная сила стала представляться в виде особых самостоятельных существ. Так возникла вера в демонов или, как иногда говорят, духов. Последний термин явно неудачен. Особые сверхъестественные существа понимались отнюдь не как духовные, а как весьма и весьма телесные объекты. Примерами демонов могут послужить домовые, лешие, водяные, русалки, эльфы, тролли, наяды, дриады и т. п. Своеобразной категорией демонов являются души умерших, которые тоже понимались как телесные существа. Эту форму религии называют демонизмом, или анимизмом (от лат. anima - душа).

Первоначально сверхъестественные существа - демоны - мыслились как живущие рядом с людьми в том же самом мире. И лишь в дальнейшем оформилось представление об особом мире сверхъестественных существ, отличном от естественного мира.

Своеобразным синтезом фетишизма и демонизма является идолопоклонство, когда невозможно точно установить, наделяется ли сверхъестественной силой изображение демона или изображенный демон. Сходный характер имеет культ растений и животных. Невозможно, например, установить, кому приписывается сверхъестественная сила: дереву или связанному с ним (обитающему в нем) демону.

По мере развития религии выделяются люди, которые, как считалось, были способны успешнее других использовать сверхъестественную силу для достижения тех или иных целей. Вначале это были колдуны. С переходом к демонизму появляются специалисты по общению со сверхъестественными существами. К ним относятся шаманы - особые люди, которым приписывается способность, приводя себя с помощью различных средств (пение, пляска, удары в бубен и т.п.) в исступление, вступать в прямое общение с духами (демонами). Люди верили, что шаманы с помощью духов могут лечить от болезней, предотвращать различного рода несчастья, обеспечивать успех в промыслах, предсказывать будущее и т.п. Систему верований, в центре которой находятся шаманы, называют шаманизмом.

Следующий шаг в развитии религии связан с начавшимся в дальнейшем переходом от первобытного общества к классовому. Расслоение общества, выделение из среды ранее равных общинников могущественной аристократии находит свое отражение в расслоении сверхъестественного мира, в выделении из среды равных по значению сверхъестественных существ нескольких особо могущественных - богов. Зарождается многобожие, или политеизм (от греческого поли - много, теос - бог). Вместе с ними появляются жрецы - посредники между людьми и богами. Окончательное оформление политеизма относится уже к классовому обществу, где боги приобретают облик грозных владык, правящих миром и распоряжающихся судьбами людей. Изменяется характер культа. Целью обрядовых действий становится умилостивление богов. Дальнейшее развитие религии в классовом обществе приводит к возникновению единобожия, или монотеизма (от греческого моно - один, единый; теос - бог).

С появлением демонизма и особенно политеизма наряду с мифами нерелигиозными возникли мифы религиозные, в которых рассказывалось о похождениях и делах демонов и богов.

В целом на стадии первобытного общества все явления духовной жизни были теснейшим образом связаны, взаимно переплетались и проникали друг в друга. Все это дает основание говорить о синкретизме, т. е. слитности, нерасчлененности духовной культуры первобытности.

1.3. Первобытное хозяйство: основные понятия

Существует лишь один путь, ведущий к выявлению внутренней объективной логики эволюции первобытного общества, -исследование развития его социально-экономической структуры. Именно социально-экономические отношения, а не производство в целом, в единстве всех его сторон будет в центре внимания.

Но прежде чем перейти к рассмотрению социально-экономических отношений первобытности, необходимо хотя бы коротко остановиться на производстве в узком смысле слова, т.е. на процессе собственно производства. Для обозначения собственного производства нередко используется термин «хозяйство".

Собственно производство всегда есть единство нескольких видов трудовой, производственной, или хозяйственной, деятельности. В применении к собственно первобытному и предклассовому обществу обычно различают две формы хозяйства: присваивающее и производящее. Присваивающим называют хозяйство таких народов, которые занимаются охотой, рыболовством и собирательством. Как производящее характеризуют хозяйство тех народов, которые занимаются земледелием и животноводством.

Нетрудно заметить, что в основе этого деления лежит различие способов, которыми люди обеспечивают себя пищей. И охота, и рыболовство, и собирательство представляют собой присвоение пищевых ресурсов, которые доставляет природная среда. Это - разные виды добывающей, присваивающей деятельности. Суть земледелия и животноводства состоит в производстве, создании пищи.

Пища играла столь важную роль в жизни первобытных и предклассовых обществ, что все исследователи при характеристике их хозяйства прежде всего начинали с описания способов, при помощи которых члены этих обществ обеспечивали себя продуктами питания. При этом нередко оставалось в тени, что и в обществах с хозяйством, именуемом присваивающем, люди не только присваивали, но и производили в самом узком смысле этого слова.

Прежде всего они создавали средства труда, с помощью которых осуществляли присвоение. Ими производились разнообразные орудия охоты и рыболовства. И от того, насколько они были совершенными, в значительной степени зависел успех этих видов добывающей деятельности. Употребление средств труда было необходимо и в собирательстве.

Иногда, говоря о собирательстве, не принимают во внимание, что оно является специфически человеческим видом деятельности. Обезьяна, скажем, не занимается собирательством. Она просто кормится. Тем более не занимается собирательством корова. Она просто пасется. Подлинное собирательство имеет место только там, где сорванные дикорастущие плоды, выкопанные корни и т.п. в начале сосредотачиваются в руках индивида, т.е. собираются в буквальном смысле слова, а затем доставляются в лагерь, стойбище. Все это невозможно без использования корзин или каких-либо других переносных вместилищ, т.е. средств труда.

Основой любой человеческой деятельности по добыванию пищи является деятельность по созданию средств труда. Поэтому любая человеческая деятельность по присвоению пищи является не чем иным, как своеобразным видом собственно производства, а именно производством предметов потребления.

Но к числу предметов потребления относится не только пища, но и жилище, одежда, утварь, украшения. Все они, как и средства труда, создаются людьми. Многообразная деятельность людей по созданию вещей производства нуждается в обозначении. Однако в нашей этнографической литературе единого термина, который бы в равной степени охватывал все разновидности этой деятельности, не существует. Слово "ремесло" для этой цели явно не подходит, ибо предполагает наличие работников, для которых одна из разновидностей этой деятельности была бы профессией. В англоязычной этнографической литературе вся эта деятельность в целом нередко именуется мануфактурой. Но в русской научной литературе термин «мануфактура" уже имеет другой, причем достаточно четко определенный смысл.

Слово "мануфактура" на русский язык буквально переводится как "рукоделие". В обыденном словоупотреблении под рукоделием понимается не всякий ручной труд, а преимущественно лишь женский (шитье, вязанье и т.п.). На мой взгляд, вполне возможно использование слова "рукоделие" в качестве научного термина, обозначающего всевозможные разновидности деятельности по созданию вещей в первобытном и предклассовом обществе. Это производство было действительно ручным. Оно было рукоделием в буквальном смысле слова.

Чтобы завершить перечень основных видов трудовой или хозяйственной деятельности в первобытном и предклассовом обществе, следует упомянуть еще один. Это - собирание и переноска дров, разжигание и поддержание огня, доставление воды, приготовление пищи, уборка мусора и т.п. Все эти разновидности трудовой деятельности можно объединить под названием домоводства.

Таким образом, к числу основных видов трудовой, или хозяйственной, деятельности в первобытном и предклассовом обществе на ранних этапах его развития относятся рукоделие, охота, рыболовство, собирательство и домоводство. Позднее возникли земледелие и животноводство. Однако возникновение животноводства не всегда означает переход от присваивающего хозяйства к производящему. Люди довольно рано приручили собаку. Но это не вывело их за рамки присваивающего хозяйства. Известны народы, которые разводили оленей и лошадей, но использовали этих животных только для передвижения и/или в качестве средств охоты. Их хозяйство тоже не может быть охарактеризовано как производящее. О животноводстве как виде производящего хозяйства может идти речь только в том случае, если домашние животные используются в пищу, дают пищу или служат в качестве тягловой силы в земледелии.

В идеальном варианте развития производящее хозяйство возникает как комплексное: земледельческо-животноводческое. Но известны народы, у которых из этих двух видов деятельности существует одно лишь земледелие. В результате важную роль продолжают играть охота и/или рыболовство. И вообще даже с возникновением комплексного земледельческо-животноводческого хозяйства охота, рыболовство, собирательство сразу не исчезают. Они еще долгое время могут продолжать сохраняться, но уже как дополнение к основным видам хозяйственной деятельности.

Возникшее, скорее всего, на стадии позднего первобытного общества земледелие как в этом, так и в раннем предклассовом обществе было, как правило, ручным и подсечно-огневым. Его называют также огородным. Плужное, или полевое, земледелие возникло позднее.

Многие исследователи рассматривали переход к производящему хозяйству как важнейший рубеж в развитии доклассового общества, выделяя, например, стадии доземледельческой и земледельческой общины. Нельзя сказать, что они видели различие между этими, выделяемыми ими, стадиями только в формах хозяйства. Но они жестко связывали с каждой из этих форм определенные социально-экономические отношения.

Однако на деле такой жесткой связи не существует. С одной и той же формой хозяйства могут сочетаться далеко не одинаковые социально-экономические отношения. И, наоборот, одни и те же формы социально-экономических отношений могут быть связаны с различными формами хозяйства. С одной стороны, существовали такие земледельческие общества, в которых господствовали первобытно-коммунистические отношения. С другой, известны социоисторические организмы охотников, рыболовов и собирателей, которые уже достигли стадии предклассового общества.

Возникнув, земледелие на первых порах могло долгое время создавать нисколько не больше общественного продукта, чем его доставляли в благоприятных условиях те или иные формы присваивающего хозяйства. Потенциальные возможности земледелия раскрылись далеко не сразу. Но бесспорно, что только оно могло обеспечить переход к классовому обществу. Науке не известно ни одно классовое общество, которое базировалось бы на присваивающем хозяйстве.

Орудия в раннепервобытном, позднепервобытном и раннем предклассовом обществе в большинстве случаев изготовлялись из камня, дерева, кости, рога и раковин. Согласно археологической периодизации - это каменный век. Науке сейчас известны настоящие классовые общества, которые не знали никаких металлических орудий, даже медных. Но в большинстве случаев переход к использованию медных орудий произошел еще на стадии предклассового общества. Известны науке и предклассовые общества, в которых изготовлялись бронзовые и даже железные орудия. Таким образом, не существует жесткой связи не только между формами хозяйства и типом социально-экономических отношений, но и между социально-экономической структурой общества и уровнем развития техники.

Одна из характерных особенностей хозяйства доклассового общества состоит в разделении труда между полами. Наличие его отмечено у всех без исключения народов, находившихся на этой стадии. У каждого из них были виды хозяйственной деятельности, которыми занимались в основном либо только мужчины, либо только женщины. Помимо чисто мужских и чисто женских занятий существовали также виды хозяйственной деятельности, которыми могли заниматься представители обоих полов. Однако, как правило, одни из них считались мужскими, а другие - женскими. Если оставить в стороне земледельческие народы, то чисто мужскими видами деятельности чаще всего были охота, особенно на крупных животных, рыболовство, изготовление оружия, сетей, обработка камня, дерева, рога, кости, постройка хижин, лодок. К чисто женским занятиям у неземледельческих народов чаще всего относились собирательство, подготовка мяса и рыбы к хранению, изготовление циновок, корзин, веревок, материалов для одежды, шитье и починка одежды и обуви, сбор топлива, приготовление пищи.


1. См.: Первобытная периферия классовых обществ. М.,1978. С.5.

Содержание | Следующая

Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Александр Воронский
«За живой и мёртвой водой»
«“Закон сопротивления распаду”». Сборник шаламовской конференции — 2017
 
 
Кто нужен «Скепсису»?