Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


«Символ власти». Никакой идеологии

(Рецензия на: В. П. Бутромеев, В. В. Бутромеев, Н. В. Бутромеева. Символ власти. Иллюстрированный энциклопедический справочник. «Белый город», М. 2006 г.)

Проявляясь как символ в имени правителя, власть порождает целую систему символов власти: имя, титул, обряд коронации, церемония постановления на власть. Особые одежды, от плаща до мантии, от простой повязки, поддерживающей волосы первых царей греков до корон, украшенных бриллиантами.

«Символ власти»

Раньше у нас была идеология, а сейчас ее не стало. Директор знаменитого московского музея говорит: «мы не высказываем свой взгляд на то или иное событие, а просто документируем исторический процесс», и в том же интервью через два абзаца — выставка, посвященная Русской православной церкви, называется «Возвращение к истине». Неувязочка, однако.

На самом деле идеология, конечно, есть. И внедряется в головы неукоснительно, начиная прямо со справочной литературы.

Итак, «Символ власти». В начале 1990-х, когда пошла суета с новой символикой, переименованием улиц и рассуждениями, что пятиконечная звезда — это, дескать, сатанинский знак, одна газета заказала мне справку: у каких стран в государственной символике порылся дьявол. И задача оказалась очень непростой. Вот как пригодился бы тогда справочник издательства «Белый город»! Там представлены гербы, флаги, гимны, органы власти и валюта всех стран, плюс списки глав государства. Нет, не очень пригодился бы. Потому что неувязочки начинаются прямо с оглавления. Как найти нужную страну? Первая Россия, это понятно. А дальше, по какому принципу? По алфавиту? По частям света? Нет. За Россией идут 42 страны вообще безо всякого принципа: «Бельгия, Арабский халифат (давно не существующий), Монголия, Египет…» и так далее. Потом, после Мексики, вдруг включается алфавит, который до этого в компьютере заело, и остальные 155 стран перечисляются уже от А до Я, от Азербайджана до Ямайки. Интересно, правда? А дальше листаешь и узнаешь, что императрица Екатерина Первая, оказывается, была язычницей. Так написано: «до принятия христианства — Марта Скавронская» (61). Как же она в пасторском доме работала? По поводу «Шапки Мономаха»: дважды приведена пропагандистская версия ее появления и ни слова — откуда она взялась на самом деле (34, 100). Уж в энциклопедический словарь-то можно было заглянуть. Да что там шапка.

В перечне русских царей загадочно отсутствуют не только оба Лжедмитрия и Владислав, но и Василий Шуйский (49 — 51); Николай Второй, оказывается, канонизирован Зарубежной и Русской православной церковью одновременно, в 2000 году (93). За Николаем опять провал до Сталина, в который угодило все временное правительство (93 — 97), автор текста «Интернационала» перепутан с переводчиком (19). А дальше, за границами России, как сказала бы Алиса, «все страньше и страньше». Макбет угодил в английские короли (214), правителями Вавилона оказались не только Саргон Аккадский (это как если Владимира Мономаха назвать московским царем), но и многочисленные представители шумерских городов — государств, причем составителей не остановило даже то, что приводимые ими даты якобы правления этих людей в Вавилоне все время пересекаются (392), можно предположить, что, перегоняя себе в компьютер царские списки с какого-то сайта по Древнему Востоку, их вообще не читали.

Воспетый Бертолуччи китайский император Пу И раздвоился таким образом, что его тронное имя стало отдельным человеком, отрекшимся от престола (332), последним председателем КНР был, оказывается, Лю Шаоци в 1959 году, а потом Китай возглавляли уже президенты, начиная с Цзян Цзэминя. Ярузельского исключили из президентов Польши (398), но ему еще повезло, потому что про нынешнего президента Зимбабве написано, что он «страдает манией преследования и раком простаты» (484). Это все — результат самого беглого перелистывания справочника. Претензии на скрупулезную документальность — приведен полный перечень римских консулов (забавно, что перед ним нет списка царей, намного более короткого (270) — они соседствуют с лирическими отступлениями типа: «одаренный физической силой и красотой, имел возвышенные ум и душу» (127) и с перлами культурологической учености: «власть как действие — всегда результат слова, этого сложнейшего символа, в своей сути, в своем принципе недоступного даже самому человеку» (5). Если «слово в своем принципе недоступно», тогда, конечно, все равно, где кто царствовал, исторический он или сказочный персонаж (тоже с годами правления через черточку) и как правильно пишется его имя, тем паче, сколько там кантонов в Швейцарии и какие слова у польского гимна. Зато роскошно оформлено. Четыре парадных портрета императора Павла, не считая двух групповых в кругу семьи. Но заметьте: роскошь распространяется только на императоров. Советские руководители (Брежнев, Хрущев, Горбачев) удостоены только малюсеньких протокольных фотографий, а Андропов и того не заслужил (97). И, теперь — самое интересное: вот такой замечательный справочник, выдержанный в традициях постмодернизма, отмечен в Российской государственной библиотеке как «Лучшая книга года». За что? А вот за что. Открываем статью «Чили» — ну очень лаконичную. Никто из чилийских президентов не удостоен личной характеристики. Кроме одного. Того, который, я цитирую, «осуществил военный переворот, спас страну от власти коммунистов».

Догадайтесь, кто такой, наш спаситель и герой.

А вообще — никакой идеологии. Строгая документальность.

Рецензия была озвучена в программе «Поверх барьеров» Радио Свобода

[Оригинал статьи]

По этой теме читайте также:

Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?