Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Парадокс хлебных цен и характер аграрного рынка в России ХIX в.

В системе всероссийского рынка особая роль принадлежит рынку аграрному, поскольку его основная продукция - хлеб - служит важнейшим компонентом в процессе создания единого рынка, являясь товарным эквивалентом для огромной массы продукции, выходящей на рынок. Вместе с тем аграрный рынок отличается рядом существенных специфических черт, одна из которых состоит в том, что зерновое производство дольше и больше, чем какое-либо другое, направлено главным образом на создание потребительных стоимостей, оно веками ведется в основном ради непосредственных средств существования [1]. Следствием этого является длительное «равнодушие» зернового производства к продаже продукта по стоимости. Иначе говоря, натуральное хозяйство, вполне независимое от рынка, может без ущерба, время от времени выбрасывать часть своей продукции на рынок по любой цене, не считаясь с производственными затратами труда. Это обстоятельство служит одним из отправных моментов для вторжения в сферу обмена купца и купеческого капитала, которые создают на рынке сильные и длительные искажения в сфере действия закона стоимости [2]. Монополия купеческого капитала на аграрном рынке приводит к тому, что купец покупает ниже стоимости, а продает выше ее [3]. Причем купеческий капитал грабит не столько феодала, сколько феодально зависимого крестьянина. В условиях натурального хозяйства подобная ситуация является в сущности постоянным фактором [4]. Однако она сохраняется и тогда, когда крестьянское хозяйство втягивается в орбиту товарно-денежных отношений; она сохраняется и тогда, когда свободное мелкокрестьянское (парцеллярное) хозяйство является уже производством товарным. При этом к вышеуказанным обстоятельствам «равнодушия» крестьянского хозяйства к действию закона стоимости присоединяется ряд других. Суть их состоит в том, что земледельческому производству свойственно низкое органическое строение капитала с «преобладанием элемента живого труда» [5]. В силу этого стоимость продуктов труда крестьянина всегда выше цены производства. «Все те товары, стоимость которых, соответственно этому органическому строению, превышает цену издержек, этим самым показывают, что они созданы относительно менее производительным трудом, чем те, стоимость которых ниже цены издержек; ибо они требуют большего количества непосредственного труда в сравнении с содержащимся в постоянном капитале прошлым трудом» [6]. Таким образом, продажа продукта крестьянского хозяйства ниже стоимости не разорительна для него, хотя иногда жестоко сказывается на его материальном уровне. «Следовательно, - пишет К. Маркс, - нет необходимости в том, чтобы рыночная цена повысилась до уровня ли стоимости, до уровня ли цены производства продукта парцеллярного крестьянина. Здесь - одна из причин того, что в странах с преобладающим мелким крестьянским землевладением цена на хлеб стоит ниже, чем в странах с капиталистическим способом производства. Часть прибавочного труда крестьян, работающих при самых неблагоприятных условиях, предоставляется обществу даром и не принимает участия в регулировании цен производства или в образовании стоимости вообще» [7]. Ф. Энгельс относил к этому типу стран и Россию [8], так как хозяйство помещичьих крестьян, а также хозяйство крестьян государственных и временнообязанных некоторыми чертами близки к так называемому парцеллярному хозяйству. В том и другом случае преобладание в земледельческом производстве элементов «живого труда» способствует продаже продукта труда ниже его фактической стоимости, соответствующей затратам труда, и даже ниже издержек производства. Крепостного (или государственного) крестьянина приводит к этому же положению и слабость развития товарного производства («равнодушие» к стоимости), и необходимость уплаты оброка и государственных податей. В том и другом случае «такая низкая цена есть следствие бедности производителей, а ни в коем случае не результат производительности их труда» [9]. Такая низкая цена, добавим от себя, есть одновременно и свидетельство отсутствия в подобных сферах труда капиталистического способа производства. Этот предельно ясный в теоретическом отношении тезис довольно трудно увидеть в конкретно-историческом воплощении. Есть два направления, по которым могут идти исследовательские изыскания. Первый из них связан с сопоставлением российского аграрного рынка с аналогичными рынками важнейших капиталистических держав с точки зрения уровня цен на аграрную продукцию [10], что в конечном счете привело бы к изучению рынка России в системе европейского рынка и выявлению уровня цен на российские товары [11]. Однако подобный путь исследования не дал бы ответа на вопрос о фактическом соотношении рыночных цен на аграрную продукцию и ее стоимости. Более перспективным в связи с этим представляется второе направление исследования, связанное с изучением экономики крестьянского хозяйства с точки зрения выявления всех компонентов этого хозяйства, начиная с оценки основных средств производства, его издержек и кончая вопросами сбыта продукции. Для этого необходим анализ сотен бюджетов крестьянских хозяйств, представляющих основные районы страны за целый хронологический период. В 80-90-е годы XIX в. предпринимался ряд попыток такого рода [12]. Однако в ретроспективном плане это исследование, скорее всего, нереально даже для середины XIX в., так как отсутствуют столь необходимые для этого массовые источники.

В поисках путей решения этого вопроса наше внимание привлек один из аспектов соотношения хлебных цен в дореформенный период. Речь идет о сопоставлении уровня цен на рожь уровнем цен на ржаную муку. Обычно в источниках фигурируют цены на оба продукта в несопоставимых единицах объема веса (рожь в четвертях, а мука в 9-пудовых кулях), но даже при наличии цен на сопоставимые единицы веса (пуд на пуд) не улавливается одно весьма существенное обстоятельство. Дело том, что если сопоставить по началу XIX столетия цены четверти ржи с ценами на тот объем муки, который получается и этой же четверти ржи, то результат будет весьма неожиданным (см. табл. 1).

Нормальный выход муки из 100 частей ржи составляет 80% [13]. Таким образом, из 8-пудной четверти ржи получается 6,4 пуда муки. Оцениваем это количество муки, исходя из реальной стоимости пуда муки. Последнее вполне осуществимо, так как мы имеем рыночную стоимость 9-пудного куля муки. Поскольку четверть - это мера сыпучих тел и по весу четверть ржи в зависимости от качества зерна могла быть разной, то для гарантии от ошибок были взяты в расчет минимальный и максимальный веса четверти ржи: 8 и 9 пудов [14]. Кроме того, наряду с 80-процентным выходом муки был принят в учет и выход муки в 85% с примесью отрубей (до 30%), т.е. более худшей по качеству [15]. Таким образом, подсчеты были сделаны по четырем вариантам. Однако в итоге всех этих расчетов получается, что мука в 1809-1819 гг. стоила значительно дешевле, чем эквивалентный ей объем ржи [16]. На первый взгляд, этот результат кажется нелепым. Разумеется, различные комбинации спроса и предложения в конкретной действительности могли приводить и приводили к тому, что в тот или иной момент, в том или ином пункте ржаная мука могла оказаться в цене более низкой, чем рожь. Но это всего лишь побочные моменты игры спроса и предложения.

Наши же материалы фиксируют совершенно иную ситуацию. Здесь взяты средние десятилетние уровни цен по пятнадцати губернским центрам, представляющим более или менее равномерно различные районы Европейской России. Следовательно, эти данные вполне представляют рыночную конъюнктуру в целом.

Принимая вес четверти ржи в 8 пудов, а выход муки в 80%, Мы получаем 10-летний уровень цены ржаной муки в среднем по 15 губернским центрам на 18% ниже стоимости эквивалентного ей веса ржи и на 28% ниже действительного уровня стоимости муки (с учетом помола) [17]. При выходе муки в 85% получается, «то мука в среднем дешевле на 13% ржи в зерне (фактически примерно до 23%, ниже уровня своей действительной стоимости). Наконец, если принять все четверти ржи в 9 пудов, то в итоге мы вновь получим цену муки на 8% дешевле ржи при 80% выхода муки (а фактически примерно на 18% ниже уровня своей стоимости) и цену муки, равную цене ржи (а фактически примерно на 10% ниже своей стоимости), при 85% выхода муки. Из всех перечисленных вариантов, на наш взгляд, наиболее вероятными следует считать те, в которых вес четверти ржи равен в средем 8,5 пудам [18], хотя для самого начала XIX в. это допущение условно, так как в большинстве случаев вес четверти ржи тогда был ближе к 8 пудам. Средний выход муки целесообразнее оставить в двух вариантах: 80% - как вполне допустимый, 85% - как наиболее вероятный [19]. В первом случае получаем, что уровень цен на ржаную муку в 1809-1819 гг. был в целом по 15 губернским городам на 13% ниже цены на исходный продукт - рожь в зерне (а фактически примерно на 23% ниже своей стоимости). К тому же по большинству городов эта разница еще значительнее. По Риге и Новгороду - 18% (а фактически, около 25%), по Твери, Симбирску, Каменец-Подольску, Калуге и Владимиру -(а фактически свыше 20%). Во втором случае (при выходе муки в 85%) уровень цен на муку будет лишь на 8% ниже уровня цен на зерно. Предположив, что отруби были баснословно дороги - примерно 55% цены на муку, мы получим баланс, где цена зерна совпадает с суммой цен на муку и отруби. Однако остаются расходы на помол, составляющие как минимум 10% от стоимости зерна. И так, даже допустив в расчете абсолютно нереальное условие, что стоимость отрубей лишь вполовину дешевле муки, приходим, тем не менее, к общему выводу о резком нарушении стоимостных отношений на аграрном рынке России начала XIX в. Зная, что рожь в зерне составляет на рынке страны лишь небольшую часть по сравнению с ржаной мукой, можно с уверенностью утверждать, что в итоге общий уровень цен на рожь и ее производные был в целом по стране в этот период ниже уровня их стоимости. Имея в итоге цену полуфабриката ниже цены на исходный продукт, иной вывод сделать просто невозможно. Читателю может показаться, что, формулируя этот вывод, мы полагаем, что стоимость товарной массы ржи в зерне адекватна ее действительной стоимости. Однако вероятнее всего, что рыночная стоимость ее также не соответствовала уровню ее действительной стоимости и была ниже ее. Следовательно, подобная ситуация лишь усиливает обоснованность нашего вывода. Таким образом, мы получаем прямое подтверждение приведенным выше теоретическим положениям об уровне рыночной цены на хлеб в странах с преобладанием мелкокрестьянского (в нашем случае - крепостного) земледельческого производства. Факт существования рыночной цены аграрной продукции ниже ее стоимости может служить, как говорилось выше, и суммарным, обобщающим отражением известного «равнодушия» крестьянского хозяйства, слабо связанного с рынком, к действию закона стоимости, и вместе с тем отражением воздействия крепостнической эксплуатации помещиков, диктующих вынужденную продажу наиболее массовой продукции крестьянского хозяйства ниже ее фактической стоимости. Однако наши выводы этим не ограничиваются. Существование на аграрном рынке страны подобной аномалии в стоимостных соотношениях означает слабое развитие регулирующей роли рынка в области производства. Если бы регулирующая роль аграрного рынка, не ограничиваясь сферой обмена, и полной мере проникала и в производство, то ситуация

Таблица 1.
Соотношение 10-летних уровней цен ржи и ржаной муки за 1809-1819 гг. (в коп. асе.)[I]

Города 10-летние уровни цен Цена муки при 80% выхода из 8-пудной чтв. ржи Цена муки при 85% выхода из 8-пудной чтв. ржи
Рожь чтв. Рж. мука куль (9 пуд.) Абс. В % к цене 8 пудной чтв. ржи Абс. В % к цене 8 пудной чтв. ржи
Архангельск 1436 1608 1146 80 1217 85
Вологда 1222 1440 1024 84 1088 89
Петербург 1735 1955 1389 80 1476 85
Новгород 1735 1891 1344 76 1428 82
Рига 1844 2001 1421 77 1510 82
Тверь 1246 1421 1011 81 1074 88
Владимир 1039 1204 856 83 910 88
Калуга 848 978 696 82 739 87
Минск 1274 1430 1018 80 1081 85
Житомир 951 1208 858 90 911 96
Каменец-Подольск 1077 1233 877 81 932 87
Курск 661 796 566 85 601 90
Орел 680 864 614 90 653 96
Симбирск 656 754 539 82 570 87
Вятка 729 971 691 95 734 101
Итого в среднем по 1 5 городам 1143 1317 937 82 995 87

Города 10-летние уровни цен Цена муки при 80% выхода из 9-пудной чтв. ржи Цена муки при 85% выхода из 9-пудной чтв. ржи
Рожь чтв. Рж. мука куль (9 пуд.) Абс. В % к цене 9 пудной чтв. ржи Абс. В % к цене 9 пудной чтв. ржи
Архангельск 1436 1608 1287 90 1376 96
Вологда 1222 1440 1152 94 1232 100
Петербург 1735 1955 1562 91 1671 96
Новгород 1735 1891 4512 87 1617 93
Рига 1844 2001 1598 87 1709 93
Тверь 1246 1421 1138 91 1217 98
Владимир 1039 1204 965 93 1032 99
Калуга 848 978 785 93 850 100
Минск 1274 1430 1145 90, 1224 96
Житомир 951 1208 965 101 1032 106
Каменец-Подольск 1077 1233 986 92 1055 98
Курск 661 796 636 96 681 103
Орел 680 864 681 100 739 109
Симбирск 656 754 605 92 645 97
Вятка 729 971 778 107 832 114
Итого в среднем по 1 5 городам 1143 1317 1053 92 1129 99,7

1809-1819 гг., когда цена на полуфабрикат, вобравший в себя заметно большую долю затрат труда, оказывалась ниже цены на исходный сырьевой продукт, была бы невозможной. Подобна аномалия убедительно доказывает специфический характер формирующегося аграрного рынка прежде всего как рынка товарного, а не капиталистического [20].

Конъюнктура аграрного рынка может испытывать также воздействие еще одного фактора, влияющего на рыночную цену аграрной продукции в сторону ее понижения. Таким фактором является товарное производство хлеба представителями феодального класса, увеличивающее разрыв фактического уровень цен на рожь и ее производные от уровня стоимости. В литературе высказано, в частности, важное суждение о том, что в падении хлебных цен на внутреннем рынке России в 20-40-х годах XIX в существенную (но не единственную) роль сыграл стремительный рост производства хлеба на продажу помещиками, в корне изменивший соотношение товарных объемов крестьянского и помещичьего хлеба [21].

Убедительным подтверждением этому служат данные таблицы 1 по Вятке. В районе с почти полным отсутствием дворянского землевладения с отсутствием притока товарного хлеба из цен тральных районов уровень цен на муку гораздо выше уровня цен на рожь. При 80-процентном выходе муки он равен 101%, a при 85-процентном - 107%. Однако самым убедительным, на наш взгляд, доводом, подтверждающим активное суммарное воздействие на уровень хлебных цен фактора крепостнической эксплуатации и роста товарного помещичьего производства зерна, являются материалы по 40-50-м годам XIX в.

Рассмотрим сначала данные об уровне цен на рожь и ржаную муку, сопоставимые с началом века [22]

Таблица 2.
Соотношение 7-летних уровней цен ржи и ржаной муки за 1847-1853 гг. (в коп. серебром)[II]

Губернии 7-летние уровни цен Цена муки при 80% выхода из 8-пудной чтв. ржи Цена муки при 85% выхода из 8-пудной чтв. ржи
Рожь чтв. Рж. мука куль (9 пуд.) Абс. В % к цене 8 пудной чтв. ржи Абс. В % к цене 9 пудной чтв. ржи
Архангельская 379 437 311 82 330 87
Вологодская 347 403 288 82 306 88
Петербургская 552 539 383 69 407 73
Новгородская 419 436 310 74 329 78
Лифляндская 477 527 375 75 398 83
Тверская 375 384 273 72 290 77
Владимирская 316 319 224 70 238 75
Калужская 304 326 230 75 245 80
Минская 374 368 262 70 278 74
Волынская 261 303 216 82 229 87
Подольская 287 322 229 79 243 84
Курская 194 185 131 67 139 71
Орловская 216 241 172 79 182 84
Симбирская 218 242 173 79 184 84
Вятская 219 273 192 87 204 93
Итого в среднем по 15 губерниям 329 354 251 76 267 81

Губернии 7-летние уровни цен Цена муки при 80% выхода из 8-пудной чтв. ржи Цена муки при 85% выхода из 8-пудной чтв. ржи
Рожь чтв. Рж. мука куль (9 пуд.) Абс. В % к цене 8 пудной чтв. ржи Абс. В % к цене 9 пудной чтв. ржи
Архангельская 379 437 350 92 374 98
Вологодская 347 403 324 93 346 99
Петербургская 552 539 431 78 461 83
Новгородская 419 436 347 83 373 90
Лифляндская 477 527 422 88 451 94
Тверская 375 384 307 81 329 87
Владимирская 316 319 252 79 270 85
Калужская 304 326 259 85 277 91
Минская 374 368 294 78 315 84
Волынская 261 303 243 93 259 99
Подольская 287 322 258 89 276 96
Курская 194 185 148 76 158 81
Орловская 216 241 193 89 206 95
Симбирская 218 242 194 88 208 95
Вятская 219 273 216 98 231 105
      283 88 302 92

Как и в предыдущем случае, расчет здесь сделан по четырем вариантам. Причем всюду уровень цен на ржаную муку резко снизился по сравнению с уровнем цен на рожь в зерне (76%, 81 %, 88%, 92% вместо 82%, 87%, 92% и 100%). Искомая разница должна была быть, видимо, немного большей, так как если среднегубернские данные фиксируют сравнительно равномерное снижение уровня цен на ржаную муку, поскольку учитывают и уровень цен на местных рынках, то уровень цен губернских городов должен фиксировать несколько завышенный уровень цен на ржаную муку [23]. Однако даже с учетом некоторого приуменьшения в снижении уровня цен на ржаную муку четко прослеживается тенденция к повсеместному снижению этого уровня и серьезному увеличению разрыва уровней цен на рожь и ржаную муку. Ориентируясь на вес четверти в 8,5 пудов и выход муки в 80% [24], мы видим что в среднем по 15 губерниям семилетний уровень цен на ржаную муку составляет 81% от уровня цен на рожь, а фактическое отклонение от уровня действительной стоимости равно при-мерно минус 30%. Если же принять выход муки в 85%, то средний уровень цен на муку составит 88% от уровня цен на зерно (а фактическое отклонение – 22%) [25]. При всей приближенности этих расчетов усугубление аномалий хлебного рынка России в предреформенный период очевидно. Причем в число ведущих факторов, создавших эту конъюнктуру, следует зачислить прежде все-го рост товарного зернового производства помещиков и рост крепостнической эксплуатации крестьян (напомним, что данные охватывают 1847-1853 гг.[26]). Возвращаясь к главной цели нашего исследования, мы с полным основанием можем утверждать, что формирующийся в дореформенную эпоху всероссийский аграрный рынок был рынком товарным. Он еще не выступал в полной мере регулятором аграрного производства, так как закон стоимости завоевывал сферу своей деятельности главным образом лишь в области обмена [27]. Вместе с тем товарный рынок формирующийся в стране с господством крепостнической системы, вступавшей в полосу своего кризиса, обладал яркими аномалиями в лице стабильной рыночной конъюнктуры, где, в частности, основная зерновая культура имела рыночную цену значительно ниже ее стоимости [28].

При учете этой специфики становится понятным, что даже при очень высоких торговых издержках, при наличии многозвеньевой системы торговли и ряда других обстоятельств хлебная торговля в России веками оставалась наиболее прибыльной [29].

Таким образом, предлагаемая в настоящей статье методика сопоставления уровня цен на исходное сырье и полуфабрикат представляется нам вполне реальным путем разработки проблемы соотношения рыночной стоимости аграрной продукции и ее действительной стоимости в масштабе страны в целом. Попытка ее последовательного применения тем более привлекательна, так как традиционный путь изучения этой проблемы посредством прямого привлечения к анализу сколько-нибудь представительных данных по всем основным компонентам аграрной экономики неосуществим в силу отсутствия источников. Ввиду этого, а также принципиального характера предложенных нами суждений необходимо знакомство с эволюцией анализируемых явлений в пореформенную эпоху, т.е. в период, когда уже не было крепостного права со всеми порожденными им воздействиями на аграрную экономику. Исходным материалом для такого анализа могут послужить, в частности, цены за 80-е годы XIX в. Правда, при этом мы не можем быть до конца уверены, что рыночная конъюнктура этих лет представляет конъюнктуру типичного аграрного капиталистического рынка, так как споры о степени развития аграрного капитализма ведутся в нашей литературе по отношению ко всему дореволюционному периоду. Тем не менее на материалах пореформенной России можно было бы проследить изменения, вызванные ликвидацией столь активных факторов, как крепостничество и помещичье барщинное зерновое товарное производство.

Для сопоставления рыночной конъюнктуры дореформенной и пореформенной России нами были выбраны данные о семилетних уровнях цен на рожь в зерне и ржаную муку за 1847-1853 и за 1881-1887 гг. по 34 губерниям, представляющим все основные районы Европейской России (см. табл. 3,4).

Таблица 3.
Соотношение 7-летних уровней цен ржи и ржаной муки за 1847-1854 гг. (в коп. серебра)[III]

Губернии 7-летние уровни цен Цена муки при 80% выхода из 8-пудной чтв. ржи Цена муки при 85% выхода из 8-пудной чтв. ржи Цена муки при 80% выхода из 9-пудной чтв. ржи Цена муки при 85% выхода из 9-пудной чтв. ржи
Рожь чтв. Рж. мука куль (9 пуд.) Абс. В % к цене 8 пудной чтв. ржи Абс. В % к цене 8 пудной чтв. ржи Абс. В % к цене 9 пудной чтв. ржи Абс. В % к цене 8 пудной чтв. ржи
1 Петербургская 552 539 383 69 407 73 431 78 461 83
2 Лифляндская 477 527 375 75 398 83 422 88 451 94
3 Курляндская 474 476 339 71 360 75 381 80 407 85
4 Эстляндская 457 486 346 75 367 80 389 85 416 91
5 Виленская 433 455 324 74 344 79 364 84 390 90
6 Минская 374 368 262 70 278 74 294 78 315 84
7 Витебская 410 485 345 84 367 89 388 94 415 101
8 Смоленская 354 379 269 75 286 80 303 85 324 91
9 Волынская 261 303 216 82 229 87 243 93 259 99
10 Подольская 287 322 229 79 243 84 258 89 276 96
11 Московская 342 368 262 76 278 81 294 85 315 92
12 Тверская 375 384 273 72 290 77 307 81 329 87
13 Владимирская 316 319 224 70 238 75 252 79 270 85
14 Ярославская 296 329 234 79 249 84 264 89 282 95
15 Костромская 299 329 234 78 249 83 264 88 282 94
16 Нижегородская 259 296 211 81 224 86 237 91 253 97
17 Калужская 304 326 230 75 245 80 259 85 277 91
18 Тульская 228 246 175 76 186 81 197 86 210 92
19 Рязанская 232 256 182 78 193 83 204 87 219 94
20 Орловская 216 241 172 79 182 84 193 89 206 95
21 Тамбовская 200 221 157 78 167 83 177 88 189 94
22 Курская 194 185 131 67 139 71 148 76 158 81
23 Воронежская 192 203 145 75 154 80 163 84 174 90
24 Казанская 230 264 188 81 199 86 211 91 226 98
25 Симбирская 218 242 173 79 184 84 194 88 208 95
26 Пензенская 191 206 147 76 156 81 166 86 177 92
27 Бессарабская 304 389 276 90 294 96 311 102 333 109
28 Черниговская 206 233 166 81 177 86 187 91 200 97
29 Архангельская 379 437 311 82 330 87 350 92 374 98
30 Вологодская 347 403 288 82 306 88 324 93 346 99
31 Пермская 191 211 150 78 159 83 168 87 180 94
32 Саратовская 184 185 132 71 140 76 148 80 159 86
33 Оренбургская 163 186 132 80 141 86 149 91 169 103
34 Вятская 219 273 192 87 204 93 216 98 231 105
  Итого в среднем по 34 губерниям 299 326 232 77 246 82 260 87 279 93

Таблица 4.
Соотношение 7-летних уровней цен ржи и ржаной муки за 1881 – 1887 гг. (в коп. серебра)[IV]

Губернии Рожь (пуд) Ржаная мука (пуд) Цена 80% выхода абс. Цена 80% выхода в % к цене пуда Цена 85% выхода абс. Цена 85% выхода в % к цене пуда
1 Петербургская [V] 105 113 90 85 96 91
2 Лифляндская 94 147 117 124 125 132
3 Курляндская 89 130 104 116 110 123
4 Эстляндская [V] 107 138 110 103 117 109
5 Виленская 85 99 84 98 85 100
6 Минская 79 91 73 92 77 107
7 Витебская 79 110 88 111 94 118
8 Смоленская 91 100 80 87 85 93
9 Волынская 72 93 74 102 79 109
10 Подольская 75 95 76 101 80 106
11 Московская 90 101 81 90 86 95
12 Тверская 85 100 80 94 85 100
13 Владимирская 83 99 79 95 84 301
14 Ярославская 77 94 75 97 80 103
15 Костромская 85 101 81 95 86 101
16 Нижегородская 74 87 69 93 74 100
17 Калужская 86 95 76 88 81 94
18 Тульская 68 81 65 95 69 101
19 Рязанская 64 82 66 103 70 109
20 Орловская 68 87 70 102 74 108
21 Тамбовская 63 73 58 92 62 98
22 Курская 61 80 64 104 68 111
23 Воронежская 61 80 64 104 68 111
24 Казанская 63 77 62 98 65 103
25 Симбирская 67 74 59 88 63 94
26 Пензенская 58 69 55 94 59 101
27 Бессарабская 72 103 82 113 88 122
28 Черниговская[V] 66 92 73 110 79 119
29 Архангельская 122 150 120 98 128 105
30 Вологодская 98 108 86 87 91 92
31 Пермская 66 79 64 96 68 103
32 Вятская 69 78 62 89 66 95
33 Оренбургская 52 70 62 119 66 126
34 Саратовская 62 79 63 101 67 109
  Итого в среднем по 34 губерниям 78 96 77 100 82 105

Прежде всего обращает на себя внимание полное совпадение данных сводки по 34 губерниям за 1847-1853 гг. с вышеприведенными данными за эти же годы по 15 губерниям (отличия итоговыx процентов минимальны: 77% вместо 76%, 82% вместо 81%, 87% вместо 86% и 93% вместо 92%). Таким образом, сведения, характеризующие 7-летний уровень цен на рожь и ржаную муку, в обоих случаях отражают их действительное соотношение на рынке Европейской России. В то же время материалы по 34 губерниям за 1847-1853 гг. позволяют уже более уверенно выделить ряд местных специфических особенностей в соотношении названных уровней. В частности, весьма симптоматично, что к числу губерний, где отставание уровня цен ржаной муки от уровня цен на рожь минимальное, относятся прежде всего районы с полным отсутствием помещичьего землевладения или с очень небольшим удельным его весом. При первом варианте расчета (8,5 пудов вес четверти и 80% выхода муки) к ним можно отнести прежде всего Вятскую губ., где уровень цен на муку составляет 93% от уровня цен на зерно, а также Вологодскую (88%), Архангельскую (87%), Оренбургскую (86%) и Казанскую губ. (86%), т.e. районы с минимальным распространением помещичьего землевладения. Вместе с тем к числу таких районов относятся и некоторые западные губернии (Витебская - 89%, Волынская - 87%, Бессарабская - 96% и др.). Беря же в основу наиболее реальные расчеты с учетом веса четверти в 8,5 пудов и 85% выхода муки (см. графы 9, 10), мы снова видим в числе губерний, где уровень цен на ржаную муку составляет уже более 90% от уровня цен на рожь, Вятскую (98%), Вологодскую (93%), Архангельскую (92%), Казанскую (91%) и Оренбургскую (91%) губ. Подобная тенден-ция, разумеется, не случайна и убедительно подтверждает выводы, сделанные нами выше. Не противоречит этим выводам и тот факт, что в этой же группе мы вновь встречаем губернии Запада России, т.е. района, где внедрение капиталистических отношений в аграрное производство шло быстрее и раньше, чем в остальных районах Европейской России (Витебская губ. - 94%, Волынская - 93%, Черниговская - 91%). Это районы, где формировался так называемый прусский тип развития капитализма, опорой которого было фольварочное хозяйство, игравшее в хлебном производстве значительно большую роль, чем помещичье хозяйство Центральной России. Несколько особняком стоит Бессарабия, однако и здесь не было специфических черт крепостнических районов Центральной России. Из западных районов, характеризующихся эволюцией аграрного капитализма прусского типа, в нашей таблице фигурируют прибалтийские губернии (Лифляндская, Курляндская, Эстляндская и Виленская). Однако здесь разрыв в уровне цен ржи и ржаной муки приближается к типичным районам Центральной России. На наш взгляд, причиной этому могло явиться сильное воздействие на эти районы глубокого нарушения рыночной конъюнктуры центра страны, так как именно через эти губернии шли огромные потоки товарного хлеба за рубеж. Наоборот, результатом воздействия рыночной конъюнктуры Приуралья и Урала можно считать минимальный разрыв уровней цен ржи и ржаной муки по Нижегородской губернии (по обоим вариантам: 86% и 91%).

Изложенные выше наблюдения позволяют нам попутно коснуться некоторых аспектов активно обсуждавшейся в последнее десятилетие проблемы характера кризиса феодально-крепостнической системы хозяйства [30]. Речь идет прежде всего о концепции П.Г. Рындзюнского, развернутой им в ряде полемически острых и весьма интересных работ. П.Г. Рындзюнский подверг сомнению ставшие традиционными в советской историографии представления о кризисе крепостничества, как о процессе, в котором в конечном счете преобладали явления застоя и упадка, ведущие систему крепостного хозяйства к гибели. «Вопрос о cтепени помещичьего нажима на крестьян, - пишет он, - вопрос существенный. От ответа на него зависит понимание причин отмены крепостного права: находились ли они в русле восходящих или нисходящих течений в деревенской экономике» [31]. По мнению П.Г. Рындзюнского, характер социально-экономического pазвития в западных районах России, «констатация в них регресса крестьянских хозяйств под давлением крепостников-предпринимателей не дает основания считать, что те же явления обязательно должны наличествовать и в Центральной России» [32]. В первой половине XIX в., пишет ученый, «разница между доходами и об-роками возрастала, т.е. эксплуататорское рвение помещика не могло поспеть за растущей производительностью деревенского сельского хозяйства». Таким образом, в крепостной деревне преобладали не признаки упадка и «снижения хозяйственного уровня, а восходящие прогрессивные токи» [33].

Разумеется, выяснение соотношений двух тенденций развития крестьянского хозяйства в первой половине XIX в. представляет собой сложнейшую проблему, обусловленную прежде всего трудностями методического и источниковедческого характера. Вместе с тем предлагаемая в настоящей работе методика изучения хлебных цен, на наш взгляд, дает весьма важный и достоверный cинтетический показатель, характеризующий общую тенденцию paзвития крестьянского земледельческого хозяйства страны в целом Как явствует из всей совокупности данных об эволюции цен ржи и ее производных, господствующая тенденция развития в первой половине XIX в. сопряжена с явными признаками снижения уровня крестьянского хозяйства. Дальнейшее падение уровня рыночной цены по сравнению с уровнем ее действительной стоимости иначе трудно расценить. За этими фактами встают миллионы крестьян вынужденных нести на рынок и продавать за бесценок продукцию которая в иных условиях могла бы быть эффективным средством укрепления хозяйственных основ.

Перейдем теперь к последнему этапу нашего исследования к анализу данных по пореформенному периоду (см. табл. 4) Здесь также мы имеем дело со средними семилетними уровнями цен на рожь и ржаную муку за 1881-1887 гг., собранными по тем же 34 губерниям Европейской России, что и за середину XIX в. Тем самым появляется возможность прямого сопоставления с итогами за 1847-1853 гг. [34]

Методика при обработке данных за 80-е годы XIX в. была сохранена та же. Правда, заметным облегчением явилась регистрация в источниках объема ржаной муки в четвертях, а ржи в пудах. Это обстоятельство освободило нас от лишних подсчетов, поскольку вес четверти ржаной муки был всегда один (7 пудов 10 фунтов). Таким образом, рассчитывая цену пуда муки, мы легко получаем цены на объем муки, эквивалентный пуду ржи в зерне, при выходе муки в 80% и в 85%.

Из всей суммы данных этой таблицы следует сделать прежде всего вывод о правильном выборе методики исследования, ибо на этот раз фиксируются результаты прямо противоположные тому, что мы получали ранее. Следовательно, предлагаемая в данной статье методика не сводится к механическому занижению уровня цен на муку, а отражает изменения реального исторического процесса. Полученная картина отражает глубокие и весьма стремительные сдвиги в рыночной конъюнктуре. Общий уровень цен на ржаную муку в среднем по 34 губерниям стал выше уровня цен на рожь в зерне на 5% при 85-процентном выходе муки. Вспомним, что по тем же губерниям в середине века уровень цен на муку был на 13% ниже уровня цен на рожь в зерне. При ориентации на 80-процентный выход муки мы констатируем, что в 80-е годы XIX в. общий уровень цен на муку стал равным уровню цен на зерно по стране в целом (а в середине века при этих же параметрах он был на 18% ниже уровня цен на зерно). В аграрной экономике пореформенной России произошли, таким образом, кардинальные сдвиги. Аномалия, свойственная рынку крепостнической эпохи, стала исчезать, хотя в большинстве районов (в 19 губерниях) уровень цен на ржаную муку был все еще ниже уровня, характерного для капиталистического рынка. Прогресс в изменении рыночной конъюнктуры означал, что цены в значительной мере стали отражать действие закона стоимости не только в сфере обмена, но и в сфере производства, что является важным свидетельством серьезного втягивания аграрной экономики 80-х годов в русло развития капиталистических отношений. Иллюстрируя это положение, возьмем районы, в которых уровень цен на ржаную муку при 80% выхода был выше среднего показателя для взятых нами 34 губерний (102%). Это 12 губерний (35% нашей выборки) и среди них основное место занимают районы прусского пути развития аграрного капитализма (Лифляндская губ. - 124%, Курляндская -116%, Витебская - 111%, Черниговская - 110%, Эстляндская -103%, Волынская - 102%, Бессарабская - 113%). В эту же группу входят некоторые районы Центра (Рязанская губ. - 103%, Орловская - 102%, Курская и Воронежская - по 104%). Рассматривая второй, наиболее реальный вариант расчета (при 85-процентном выходе муки), мы видим, что в группу губерний с показателем выше 105%, т.е. среднего показателя, входят уже 15 губерний Самое же главное - уровень цен на ржаную муку при этом расчете значительно выше уровня цен на зерно. По Лифляндской губ. он уже равен 132%, по Курляндской - 123%, Бессарабской 122%, Черниговской - 119%, Витебской - 118%, Эстляндской 109%, Волынской - 309%, Подольской - 106%. По сравнению с серединой XIX в. эта группа существенно пополнилась за счет Прибалтики и Подолии. Наконец, самое существенное: резко увеличился по сравнению с серединой века и уровень цен на ржаную муку. Для реальной оценки степени этих сдвигов мы прибегли к сопоставлению этих данных с данными по Гамбургу за 1847-1885 гг.

Таблица 5.
Соотношение средних уровней цен на рожь и ржаную муку в Гамбурге в 1847-1885 гг.[VI]

Годы   На рж. муку при 80% выхода из пуда ржи На рж. муку при 85% выхода из пуда ржи
На рожь (коп .за пуд) На рж, муку (коп. за пуд) Абс. (коп.) В % к цене пуда ржи Абс. (коп.) В % к цене пуда ржи
1847-1850 62 75 60 97 64 103
1851-1855 90 119 95 106 101 112
1856-1860 81 123 98 121 95 117
1861-1865 75 101 81 108 86 115
1866-1870 92 118 94 102 100 109
1871-1875 89 119 95 107 101 114
1876-1880 83 118 94 113 100 120
1881-1885 77 101 81 105 86 112
1847-1885 81 109 87 107 93 115

Из данных этой таблицы совершенно очевидно, что для конъюнктуры аграрного капиталистического рынка (а Гамбургский порт в этот период был неотъемлемой частью европейского аграрного капиталистического рынка) превышение уровня цен на ржаную муку над уровнем цен на рожь составляло в cpeднем 15% с отклонениями от 10% до 20% (среднеквадратическое отклонение 5,3).

Подтверждают это соотношение уровней цен на муку и зерно и данные по США за 1877-1887 гг.

Таблица 6.
Соотношение уровней цен на пшеницу и пшеничную муку в США в 1877-1888 гг.[VII]

Годы Цена пшеницы (долл. за бушель) Цена пшеничной муки (долл. за баррель) Годы Цена пшеницы (долл. за бушель) Цена пшеничной муки (долл. за баррель)
1877 1,169 6,479 1883 1,127 5,956
1878 1,338 6,358 1884 1,066 5,588
1879 1,068 5,252 1885 0,862 4,897
1880 1,243 5,878 1886 0,870 4,700
1881 1,110 5,669 1887 0,890 4,510
1882 1,185 6,149 1888 1,584 5,585

Баррель пшеничной муки в переводе на зерно составлял 4,5 бушеля или 279 английских фунтов зерна, т.е., видимо, принят был 70-процентный выход муки [35]. Поэтому мы цену за бушель пшеницы увеличиваем в 4,5 раза и получаем возможность сопоставить цены эквивалентных масс муки и зерна. За годы, указанные в таблице, уровень цен на пшеничную муку по отношению к уровню цен на зерно составлял соответственно (в процентах): 126, 106, ПО, 105, 114, 115, 117, 117, 126, 120 и 113 процентов. В среднем за 11 лет уровень цен на муку был выше уровня цен на зерно на 14,5%. При обычной 80-процентной норме выхода пшеничной муки уровень цен на нее был примерно на 20% выше уровня цен на зерно. Можно, наконец, привести данные о соотношении цен на зерно и муку (правда, тоже пшеничную) по Франции. Квинтал пшеницы в среднем за 20 лет (1867-1886) стоил 28,45 фр. В то же время средняя цена квинтала пшеничной муки составляла 40,81 фр.[36] Перерасчет при условии 80-процентного выхода муки дает превышение уровня цены на муку над уровнем цены эквивалентного количества зерна на 15% (стоимость муки, получаемой из квинтала пшеницы составляла 32,65 фр.).

Таким образом, возвращаясь к нашим материалам, мы можем утверждать, что при условии 80-процентного выхода муки как наиболее вероятного, в 80-х годах XIX в. местная рыночная конъюнктура в таких губерниях, как Лифляндская, Курляндская, Черниговская, Витебская, Бессарабская, ничем не отличалась от рыночной конъюнктуры капиталистического аграрного рынка. Больше того, к числу таких районов можно отнести и некоторые губернии Черноземного центра (Курская губ. - 131%, Воронежская - 111%), что свидетельствует о быстром прогрессе тенденции капиталистического развития и в этом районе [37]. Близкий к этому рубежу Волынская (109%), Подольская (106%), Орловская (108%), Рязанская (109%), Эстляндская (109%), Архангельская (105%) губ. Очень высок уровень цен на муку в Оренбургской губернии (126%) [38]. Разумеется, наши показатели не следует абсолютизировать, так как они не являются отражением всей совокупности системы капиталистических производственных отношений в области сельского хозяйства. Поэтому подчеркнем лишь вывод о выявлении несомненной тенденции стремительного paзвития от конъюнктуры аграрно-товарного рынка Европейской России к нормальной конъюнктуре рынка капиталистического убедительно свидетельствующей о втягивании аграрной экономики в русло развития капитализма.

Таким образом, именно характер эволюции соотношения уровней цен на рожь в зерне и ржаную муку на протяжении целого столетия позволяет нам расценивать аномалию в указанных стоимостных соотношениях как важнейшее свидетельство господства на аграрном рынке России, прежде всего дореформенного периода и отчасти после реформы, уровня цен на аграрную продукцию ниже уровня ее действительной стоимости. Тем самым известный марксистский тезис о том, что в странах с преобладанием мелкого крестьянского землевладения цена на хлеб стоит ниже, чем в странах с капиталистическим способом производства, находит наиболее обобщенное конкретно-историческое подтверждение. Не менее важен, на наш взгляд, и вывод о том, что факт существования аномалии в стоимостных соотношениях доказывает ограничение сферы действия закона стоимости в аграрной экономике России дореформенной поры главным образом областью обмена, т.е. сферой собственно рыночных отношений.

Опубликовано: История СССР. 1974. № 1. С. 48-63.

Сканирование и обработка: Вадим Плотников


По этой теме читайте также:



I. Таблица составлена на основе публикаций о хлебных ценах: Северная по 1809. Х-ХП. № 1, 3, 5, 7, 9, 11, 13, 15, 17; 1810. 1-ХП. № 19-69, 71-121 (нечет номера); 1811. 1-ХП. № 1, 10, 15,25,27, 35,41,55,68, 73, 92, 101; 1812. 1-У1. № 4, 7 14, 28, 32, 34, 36, 42, 51; 1813. 1Х-ХП. № 73, 75, 81, 85, 89, 93, 96, 99, 103; 1814. I-№ 2, 6, 12, 18, 22, 25, 32, 38, 42, 46, 50, 54, 58, 62, 68, 74, 81, 84, 88, 94, 100; 1815. I-№1,6,10, 16,20,28,32,38,44,48,54,62,67,74, 82, 86, 92, 98; 1816.1-ХН.№ 1,6, 14 27, 30, 40, 52, 63, 70, 80, 85, 90, 100, 104; 1817.1-ХП. № 5, 12, 19, 28, 33, 41, 49, 58, 67. 85, 92, 102, 104; 1818. 1-ХП. № 17, 25, 27, 31, 40, 52, 60, 67, 76, 85, 93, 102; 1819. 1-№4, 11, 17, 26, 32, 36, 47, 50, 58, 63, 76, 81, 89,97, 105; 1812 и 1813 гг. идут за один (неполные данные).

II. См.: Егунов А.Н. О ценах на хлеб в России и их значении в сфере отечественной промышленности. М., 1855. Табл. VII, VIII. Нами использованы так называем рыночные цены, полученные Егуновым путем снижения справочных цен на 10%

III. См. Егунов А.Н. Указ. соч. Табл. VII, VIII.

IV. Цены на провиант и фураж по сведениям Интендантского ведомства: Статистические таблицы, составл. И. И. Кауфманом/Временник ЦСК МВД за 1889 №4; Цены на пшеницу, рожь, овёс и ячмень в Европейской России в 1881-1887 гг. по местным сведениям/Временник ЦСК МВД 1888 №3

V. Нет цен за 1887 г.

VI. Сведения о международной хлебной торговле // Временник ЦСК МВД. 1889. № С. 46-47. Есть также данные о соотношении этих цен по Берлину за 1879-1888 гг., п тонна ржи в зерне в среднем за 10 лет стоила 148,96 марок, а центнер муки - 20,58 м рок, что при 80% выхода ржаной муки дает уровень цены на ржаную муку в 117% ( уровня цены на рожь в зерне. См.: Федоров М.П. Обзор международной хлебной торговли. СПб., 1889. С. 336-338.

VII. В книге М.П. Федорова «Обзор международной хлебной торговли» вкралась опечатка: цена пшеничной муки указана «за бушель» вместо «за баррель» и получается бессмыслица, так как в этом случае мука будет в 4 раза дороже соответствующего ей объема зерна (см. Федоров М.П. Указ. соч. С. 343).

1. В.И. Ленин писал, в частности, что "продукт, как хлеб... везде и всегда позже и всего медленнее втягивается в товарное обращение" (Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 4. С. 113).

2. Маркс К. Капитал. Т. Ш. М., 1950. С. 343.

3. См.: Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд. Т. 25, ч. II. С. 365.

4. См.: Там же. Т. 26, ч. Ш. С. 345.

5. Маркс К. Указ. соч. Т. Ш. С. 818.

6. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 26, ч. П. С. 263.

7. .Маркс К. Указ. соч. Т. Ш. С. 819.

8. Там же. С. 739.

9. Там же. С. 819.

10. Под уровнем цен мы разумеем среднюю арифметическую за тот или иной период времени.

11. В экономической литературе особенно конца XIX в., когда в связи с аграрным кризисом, серьезно затронувшим Россию, интерес к проблемам аграрного рынка, и прежде всего к хлеботорговле, резко возрос, имеется довольно много исследований, посвященных этому аспекту. Для работ такого рода, выполненных преимущественно дворянско-буржуазными экономистами, характерна единодушная констатация крайне низкого уровня хлебных цен в России 80-90-х годов XIX в. Причем в качестве причин большинство из них помимо всякого рода «неустроенностей» приводят моменты, связанные с так называемой «нуждой в деньгах» сельских хозяев, разумея под последними задавленное эксплуатацией русское крестьянство. Вот одно из характернейших объяснений: «В общем почти все производители, связанные нуждой в деньгах и действующие тоже вразброд, в одиночку, в установлении цены обычно считаются отнюдь не с конъюнктурой хлебного рынка, которой большей частью не знают, а со степенью большей или меньшей зависимости от покупателя или нужды в деньгах. На расценку хлеба при продаже его производителем будет главным образом влиять выдача авансов, продажа хлеба на корню, задолженность покупателю, который является вместе с тем продавцом других продуктов, и т.п. За все это надо выделить из цены хлеба комиссию, проценты и пр., и, пониженная и без того на экспортном рынке и во всех стадиях внутреннего рынка, цена здесь доводится уже до своего конечного минимума». (Значение правильной организации хлебной торговли, условия, которым она должна удовлетворять, и меры к постепенному введению в России организованной хлебной торговли. СПб., 1902. С. 43; см. также: Федоров М.П. Хлебная торговля в главнейших русских портах и в Кенигсберге. Доклад съезду представителей железных дорог второй группы. М., 1888. С. 355; Катеров В.И. Очерк хлебной торговли на Юге России в связи с вопросом об элеваторах. СПб., 1889. С. 37).

12. Аленицын В. Опыт расчета стоимости пшеницы, ржи, овса и ячменя в производстве и в отношении пользования сбором // Временник Центрального статистического комитета. МВД. 1889. № 12; Сельскохозяйственные и статистические сведения по материалам, полученным от хозяев. Вып. 3. Стоимость производства главнейших хлебов в Европейской России. СПб., 1890.

13. Точнее говоря, 80-процентный выход муки является максимальным биологически обусловленным выходом мучной массы, дальнейшее увеличение нормы выхода идет за счет засоренности муки отрубями. В литературе по экономике мукомолья в начале XX в. обычно ориентировались на расчеты Люгера, согласно которым «действительным эквивалентом за пуд муки является 1.28 пуда зерна», т.е. в обратном пересчете из 100 частей зерна могло получиться 78 частей муки (см.: Селихов М.Н. Русское мукомолье в борьбе с германскою конкуренцией на международном рынке. Причины упадка нашего экспорта и меры к поощрению вывоза русской муки за границу. СПб., 1912. С. 49). Для поощрения германского экспорта муки эквивалент в начале XX в. был сильно завышен: за пуд муки первого класса, вывозимой за рубеж, засчитывалось как эквивалент 1,68 пуда ржи, ввозимой в страну в зерне (т.е. на 100 частей ржи приходи лось 63 части муки). Транзитные перевозки хлеба в Германии были освобождены от пошлин при условии доказательства тождества ввоза и вывоза. Завышенный же эквивалент позволял германским экспортерам вывозить беспошлинно дополнительно примерно до 20% муки. (См.: Фе доров МЛ. Указ. соч. С. 325; Селихов МЛ. Указ. соч. С. 49-50 и др.). Подобной ситуации в России никогда не было и нормативы выхода муки бь ли ближе всего к реальным соотношениям. П.И. Лященко считал для на чала XX в. объем отрубей в 25% от общего производства, понижая, таким образом, средний выход муки до 75%(впрочем, по всей вероятности, здесь имелся в виду выход ржаной и пшеничной муки в целом). В той же работе П.И. Лященко о русской мукомольной промышленности фигурирует обычный выход муки при однократном помоле в 7 пудов - 7 пудов 10 фунтов на четверть зерна. (См.: Лященко П.И. Русская мукомольная промышленность и торговля мукою // Отд. отт. из «Ежегодника Деп-та земледелия». 1911. С. 13).

14. Вес четверти в 9 пудов характерен для ржи с крупным, налитым зерном

15. Разумеется, подобное «засорение» муки мы принимаем во избежание преувеличений в расчетах, а также ввиду того, что практически крестьянская мука довольно часто была некачественной.

16. Не изменит положения даже учет стоимости отходов помола, т.е. отрубей, если допустить, что эти отходы возвращались вместе с готовой мукой.

17. Минимальный расход на помол принимается за 10% стоимости зерна. (В частности у П.И. Лященко фигурирует оплата помола в 17%, 14% и 10% от стоимости зерна. См.: Лященко П.И. Указ. соч. С. 36).

18. Допущение подобного веса четверти реально для среднего многолетнего уровня, так как соотношение легковесной, щуплой ржи с рожью полно-весной в этом случае было примерно равным.

19. Оба варианта не введены нами в табличный расчет, хотя фактически они там присутствуют, ибо итоги расчета соотношения уровней цен ржи и му ки при весе четверти в 8,5 пудов и выходе муки в 80% (т.е. в 6,8 пуда из четверти) полностью совпадают с итогами расчета при весе четверти в 8 пудов и выходе муки в 85%, поэтому в дальнейшем мы будем пользоваться в этом случае данными графы 6 и 7 табл. 1. Точно так же совпадают итоги расчетов при весе четверти в 9 пудов и 80% выхода муки (т.е. 7.2 пуда из четверти. См. графы 8 и 9).

20. По отношению к более раннему периоду заслуживающим внимания обоснованием отсутствия регулирующей роли рынка в области аграрно го производства могут служить наблюдения о затратах труда в земледелии середины XVIII в., демонстрирующие причудливый и весьма пестрый разнобой в нормировке труда, диктуемый комплексом объективных и субъективных условий натурального хозяйства. См.: Милов Л.В. О производительности труда в земледелии России в середине ХVШ в. (По материалам монастырской барщины) // Ист. зап. Т. 85. М., 1970. С. 271-276.

21. Ковальченко И.Д. Русское крепостное крестьянство в первой половим XIX в. М., 1967. С. 340-341. Автор полагает, что роль помещичьего производства товарного хлеба сказывалась на рыночной конъюнктуре в 20-40-е годы XIX в., а само производство стало расти после Отечественной войны 1812 г.

22. Сопоставимость их приближенная, так как средние цены охватывают лишь 7-летний период (1847-1853 гг.) и притом они среднегубернские, в то время как средние десятилетние цены за начало века охватывают лишь губернские города.

23. Вместе с тем не следует преувеличивать значение этих нюансов, так как данные об уровне цен на рожь и ржаную муку по таким крупным портовым городам, как Архангельск, Рига и Петербург, ввиду их гигантского оборота в хлебной торговле, фиксируют ту же тенденцию, синтезируя конъюнктуру внутреннего рынка страны в целом.

24. Результаты подсчетов по этим исходным данным, как и в предыдущем случае, совпадают с итогами расчетов по весу четверти в 8 пудов при 85% выхода муки, поэтому мы снова используем данные графы 7 и 8 табл. 2. 25. Результаты расчета по этим исходным данным совпадают с итогами граф 9 и 10 табл. 2.

25. Результаты расчета по этим исходным данным совпадают с итогами граф 9 и 10 табл. 2.

26. Что касается соотношения товарных масс крестьянского и помещичьего хлеба на рынке, то, согласно примерным расчетам И.Д. Ковальченко, доля помещичьего хлеба в начале XIX в. составляла приблизительно свыше 40%, а к середине века повысилась до 54% (см.: Ковальченко И.Д. Указ. соч. С. 340-341).

27. Необходимо, таким образом, строго различать два аспекта: соотношение уровней цен и соотношение динамики этих же цен. В последнем случае движение цен на рожь в зерне с очень высокой точностью совпадает с движением цен на ржаную муку на протяжении всего XIX в. Для проверки и подтверждения этого положения мы выявили тесноту взаимосвязей между колебаниями цен на рожь и колебаниями цен на ржаную муку (теснота взаимосвязи измерялась коэффициентом корреляции) по ряду городов Европейской России за 1809-1819 гг. и 1846-1855-гг. Так, по Калуге за 1809-1819 гг. теснота колебаний цен ржи и ржаной муки была максимально возможной (г = 1,00, что равносильно идеальному соответствию колебаний цен на рожь колебаниям цен на ржаную муку). По Витебску эта взаимосвязь чуть ниже (г = 0,89), а по Курску и Симбирску почти идеально синхронна (коэффициент корреляции соответственно 0,97 и 0,96). За 1846-1855 гг. по Вологодской губ. г = 0,85, по Московской губ, г = 0,97, по Саратовской губ. г = 0,86 и Екатеринославской губ. г = 0,99, т.е. теснота взаимосвязей также очень высока, а большей частью близка к идеальной. Это означает, что колебания цен на ржаную муку повторяют и почти все нюансы колебаний цен на рожь в зерне и наоборот. Таким образом, приведенные наблюдения служат весьма ярким и убедительным доказательством тому, что закон стоимости весьма четко реализовывал свои функции именно как регулятор обмена, и в этом слу- чае рожь и ржаная мука выступают по отношению к нему в сущности в одном лице (т.е. если повышается цена на зерно, то точно так же и в той же пропорции повышается и цена на муку и т.д.). Следовательно, аномалия в соотношении уровней цен не влияла существенным образом на синхронность и пропорциональность динамики этих цен.

28. Есть основания предполагать, что подобная ситуация характерна и для других зерновых культур Европейской России. Весьма интересны, в частности, наблюдения А.Н. Егунова о том, что гречневая крупа в целом продается на рынках не дороже овса (Егунов А.Н. О ценах на хлеб в России и их значении в сфере отечественной промышленности. М., 1855. С. 36).

29. Впрочем, что касается рынка ржи, то необходимо уточнение: и рожь в зерне, и ржаная мука были главным образом товаром крестьянским. Даже в конце XIX - начале XX в. при существовании мукомольной промышленности с паровыми мельницами перемол мелкими мельницами, где главной клиентурой было крестьянство, имел громадное значение для внутреннего рынка: ими обрабатывалось 75% ржи и 25% пшеницы (см.: Лященко П.И. Указ. соч. С. 11). Таким образом, убытки при обработке зерна идут в основном за счет непосредственного производителя.

30. Рындзюнский П.Г. О мелкотоварном укладе в России XIX в. // История СССР. 1961. № 2; Он же. Вопросы изучения мелкотоварного уклада в России XIX в. // Там же. 1963. № 4; Он же. Об определении интенсивно сти оброчной эксплуатации крестьян Центральной России в конце XVIII - первой половине XIX в. (о статье И.Д. Ковальченко и Л.В. Милова) // Там же. 1966. № 6; Он же. Вымирало ли крепостное крестьянство перед реформой 1861 г. //Вопр. истории. 1967. № 7; Ковальченко И.Д. Об изучении мелкотоварного уклада в России XIX в. // История СССР. 1962 № 1; Рубинштейн НЛ. О мелкотоварном производстве и развитии капитализма в России XIX в. // История СССР. 1962. № 4; Анфимов АМ. О мелком товарном производстве в сельском хозяйстве пореформенной России // История СССР. 1963. № 2; Кахк Ю.Ю. О степени помещичьего нажима на крестьян (по поводу статьи П.Г. Рындзюнского «О мелкотоварном укладе в России XIX в.») // История СССР. 1963. № 3; Ковалъченко И.Д. Милов Л.В. Об интенсивности оброчной эксплуатации крестьян Центральной России в конце XVIII - первой половине XIX в. // История СССР. 1966. № 4; Ковальченко И.Д. Милов Л.В. Еще раз о методике изучения интенсивности эксплуатации оброчного крестьянства // История СССР. 1967. № 2; см. также: Ковальченко И.Д. Русское крепостное крестьянство в первой половине XIX в. М., 1967; Сахаров А.Н. О диалектике исторического развития русского крестьянства (проблемы историографии последних лет) // Вопр. истории. 1970. № 1; Литвак Б.Г. Русская деревня в реформе 1861 г. М., 1972.

31. Рындзюнский П.Г. О мелкотоварном укладе в России ХIХ в. С. 55-56.

32. Он же. Вопросы изучения мелкотоварного уклада в России XIX в. // Ис тория СССР. 1963. № 4. С. 102.

33. Он же. Об определении интенсивности оброчной эксплуатации крестьян Центральной России в конце XVIII - первой половине XIX в. С. 64.

34. То обстоятельство, что за 80-е годы XIX в. нами использованы данные об уровне цен на ржаную муку интендантского ведомства, а данные об уров не цен на рожь получены по обычным административным каналам ЦСК МВД, т.е. тем же, что и в середине века, может внести лишь несущественные неточности, так как нами берется в основу средняя цена за семь лет.

35. См.: Федоров М.П. Обзор международной хлебной торговли. СПб., 1889 С. 73.

36. См.: Там же. С. 333.

37. Что касается бывших районов преобладания государственных крестьян то к концу XIX в. прежнюю тенденцию в рыночной конъюнктуре сохранили далеко не все из них (Оренбургская губ. - 126%, Архангельская 105%). Видимо, ликвидация таких факторов, как крепостничество и барщинное товарное производство, поставили эти районы в положение, равное с большинством других, но вместе с тем на товарном хлебном рынке вошли в действие многие другие закономерности (диффрента, торговые пути и т.п.), которые изменили эту конъюнктуру.

38. При условии 80% выхода муки все показатели снижаются на 5-6% и число губерний с уровнем цен на ржаную муку, приближающимся к 110% от уровня цен на зерно, заметно сокращается (это Лифляндская, Курляндская, Витебская, Черниговская, Бессарабская и Оренбургская губернии).

Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?