Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Предыдущая | Содержание | Следующая

5.6. Место бывших неополитарных стран в современном мире

Вхождение того или иного социора в состав мирового сверхорганизма означает занятие им определенного места в его иерархической структуре. Все страны, входившие ранее в состав неополитарной мировой системы, с развалом этой системы превратились в периферийные. В результате наряду со старой периферией («третьим миром»), возникла новая периферия, которую составило большинство стран, ранее входивших во «второй мир».

Однако не все государства, входившие ранее в мировую неополитарную систему, стали зависимыми от ортокапиталистического центра. Новая периферия подразделилась, таким образом, на две части: периферию, не находящуюся в зависимости от ортокапиталистического центра, и периферию, которая, как и старая периферия, оказалась в зависимости от последнего. В результате сейчас существуют три исторических мира: ортокапиталистический мир, зависимый периферийный (паракапиталистический) и независимый периферийный. Ортокапиталистический мир образует единую систему, которая является мировой. Зависимый периферийный и независимый периферийный миры систем собой не представляют.

В странах новой зависимой периферии, взявших курс на реставрацию капитализма, возникает или уже возник тот или иной вариант паракапитализма. Это произошло со всеми странами Восточной и Центральной Европы, и почти со всеми государствами, возникшими в результате распада СССР, не исключая России. Правда, ни элита, ни широкие массы населения этих стран до сих пор четко не осознали, что тот строй, который в них возник, это — вовсе не переходный этап к капитализму в той форме, в которой он существует в центре системы, а иной, причем тупиковый, вариант капитализма. Они оказались в яме, из которой до сих пор ни одна страна, оказавшаяся в ней, не выбиралась.

В какой-то степени сознание этого все же пробивает дорогу в ряде стран Восточной и Центральной Европы. Именно стремление выбраться из этой ямы, пробиться в центр побуждает эти страны к вступлению не только в Европейское сообщество, но в НАТО. Однако непохоже, что это их спасет. Почти все, если не все, они обречены жить при паракапитализме.

Подобный ход событий давно уже предсказал известный нам А.Г. Франк. «Долгосрочный экономический парадокс, — писал он в статье, впервые увидевшей свет еще в 1991 г., — заключается в том, что многие восточноевропейцы «второго мира», стремящиеся присоединиться к «первому миру, вместо этого обнаружат себя в «третьем мире» Юга».[179]А вот что было сказано на «круглом столе», посвященном десятилетию начала «реформ» в этих странах: «...Не оправдались надежды на преодоление разрыва между Востоком и Западом Европы ни в социально-экономическом, ни в технологическом отношении. За десять лет перемен бывший «второй мир» (за некоторым исключением) отдалился от столь желаемых стандартов «первого мира» и в целом скорее приближается к «третьему миру».[180]

Для целого ряда неополитарных государств, возникших на территории СССР, путь в паракапитализм после распада этой страны был во многом предопределен. Но только не для России. Последняя, оказавшись перед необходимостью изменения социально-экономического строя и внедрения рыночных отношений, вообще могла бы избежать капитализма.[181]Условием было сохранение достигнутой в результате Октябрьской рабоче-крестьянской революции 1917 г. экономической и политической самостоятельности. И это было вполне реально, как это можно видеть на примере Китайской Народной Республики.

Китай, начавший в 1978 г. реформирование своей экономики, полностью сохранил экономическую самостоятельность и в результате добился огромных хозяйственных успехов. С тех пор объем ВВП вырос в 5,5 раза и к 2002 г. составил 1,13 трлн долларов (6-е место в мире). В среднем с 1990 по 2000 г. темп его роста составлял около 10,3%. Внешнеторговый оборот Китая к началу 2002 г. достиг почти 510 млрд долларов, валютные запасы — 228 млрд. На протяжении всех этих лет шел неуклонный рост жизненного уровня населения. Доходы населения за 20 лет выросли в 20 раз и продолжают увеличиваться. Инфляция доведена почти до нуля. Накопления китайского населения достигли суммы в 933 млрд долларов.[182]Все это отнюдь не означает, что в Китае все обстоит благополучно. В китайском обществе возникла масса сложнейших проблем, которые не легко поддаются решению.[183]Но в целом оно пока развивается по восходящей линии, чего о России не скажешь.

Китай не вошел в мировой центр, но не оказался и в составе зависимой периферии мирового капитализма. И при этом Китай начал с уровня, значительно более низкого, чем тот, который существовал в России в 1991 г. Таким образом, у России была вполне реальная возможность сохранить экономическую самостоятельность и не оказаться в составе зависимой мировой периферии. Однако она этой возможности не использовала. Кризис, а затем и крушение неополитаризма в СССР не был, разумеется, результатом капиталистического заговора, хотя, конечно, внешние силы были заинтересованы в таком исходе и всемерно ему способствовали.

Но после августа 1991 г. в СССР пришли ко власти новые политические силы, которые во всем стали ориентироваться на Запад. Именно туда они обратились за помощью в деле реформирования экономики страны. Верхушка капиталистического мира была крайне заинтересована в уничтожении неополитаризма и утверждения на территории СССР капитализма. Однако меньше всего она хотела вхождения этой страны в состав центра. Поэтому были приняты все усилия для того, чтобы развитие этой территории пошло по пути к паракапитализму, чтобы она стала составной частью зависимой периферии всемирной капиталистической системы.

И дело тут не в чьих-то субъективных злых умыслах. Как на это указывал И. Валлерстайн, число стран-членов ядра (центра) капиталистического мира-системы с неизбежностью ограничено. Необходимое условие вхождения какого-либо государства в состав центра — перемещение примерно такого же по масштабам социоисторического организма из центра в периферию. Исходя из размеров России, нельзя не понимать, что ее восхождение в центр должно было сопровождаться выпадением из него не одного, а нескольких государств. Разумеется, ни одно государство центра не могло с этим примириться.

Все это — своеобразное проявления закономерности, действующей в любом классовом обществе. Суть ее в том, что число эксплуататоров в обществе не должно превышать определенного процента состава его населения, не всегда совершенно одинакового в обществах разного типа. Как уже отмечалось, сейчас на Земле возникло глобальное классовое общество. И в нем с неизбежностью действует названная закономерность.


179. Франк А.Г. Экономические парадоксы в мировой политике // Восток. 1992. № 6. С. 14.

180. Демократические революции в Центральной и Восточной Европе: десять лет спустя // ННИ. 2002. № 2. С. 91.

181. См.: Семенов Ю.И. Россия: Что с ней было, что с ней происходит и что ее ожидает в будущем? М., 1995.

182. См.: Видьманов В.М. Опыт Китая поучителен // Правда. 23-24.11. 2001; Блинов А. Китай в эпоху перемен // ВМН. 15.05.2002.

183. См.: Ху Депин. Построить социализм в одной стране // ВМН. 31.10.2002; Делюсин Л. «Борьба вокруг смены руководства закончится только на съезде» // ВН. 04.11.2002.

Предыдущая | Содержание | Следующая

Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?