Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Обобраны и преданы

Власти запретили ученым выйти с протестом на площадь, они собрались на митинг в зале института

Московские власти запретили ученым выходить с манифестацией на городские улицы. Но они все-таки собирались в назначенный день. В огромном конференц-зале Физического института Академии наук яблоку негде было упасть, люди стояли даже в вестибюле. Вопрос на повестке дня чрезвычайного собрания научных коллективов РАН стоял единственный: выживет ли российская фундаментальная наука? И ответ выходил однозначный: при существующей политике правительства — нет. Полагаю, нашему читателю нет нужды объяснять, что без науки у России нет и не может быть будущего, без нее мы все превращаемся в нацию без интеллекта. Поэтому спасение Академии — дело, конечно, не только ученых.

В том, что над мозгом России занесен меч «великой криминальной революции», сегодня уже нет сомнений. Ведь не случайно в проекте бюджета на 1995 год РАН даже не удостоена отдельной строки. Зато в «Основных направлениях бюджетно-налоговой политики Российской Федерации в 1995 году» сказано: «В условиях экономического кризиса государство не имеет возможности на должном уровне содержать многочисленное количество научных учреждений, в связи с чем необходимо Миннауки России проинвентаризировать имеющуюся сеть, принимать решения о сокращении неэффективно работающих учреждений или их переориентации».

Вам все понятно? Чиновники из министерства науки теперь будут решать судьбу научных институтов. Подводить базу под их приватизацию. Не успеем глазом моргнуть, как и Академию приватизируют. Ведь в 95-м денег даже на содержание здания и коммунальные услуги не хватит.

Ученые пригласили на свое собрание депутатов Государственной думы в надежде, что, услышав об их бедах из первых уст, депутаты смогут им как-то помочь. А беды-то — общие, совершенно аналогичные тем, что терпят промышленность и сельское хозяйство: невыплаты и без того нищенских зарплат, сокращение кадров, утечка специалистов в коммерцию или на Запад. Что же ученые услышали в ответ?

Н. Воронцов, председатель подкомитета по науке, рассказал, как хорошо обстоит дело с наукой в Америке, как щедро она там финансируется, сравнил в долларах расходы там и здесь. Мне почему-то показалось, что он просто вербовал оставшихся ученых уехать из «этой страны». Впрочем, это мое личное мнение. В заключение своего спича представитель демократических сил, как сам себя охарактеризовал Н. Воронцов, потребовал от учёных не делать на бедах науки и бедах общества политическую игру. К чести собравшихся, надо сказать, в ответ на это они засвистели, затопали ногами, и председателю собрания пришлось несколько минут успокаивать людей. Ну в самом деле, какая политика, когда на хлеб денег не хватает?

Совсем иначе было встречено выступление депутата В. Шевелухи. «Не переоценивайте Думу, — откровенно сказал он, — у нее нет контрольных функций, да и состав ее неоднороден. Фактически там поддерживают науку три фракции — коммунистов, аграриев и ЛДПР. А беды науки связаны с общим курсом правительства, который нуждается не в корректировке, а в смене». На это зал ответил поддержкой.

Боль, безнадежность и растерянность звучали в выступлениях ученых. Они ведь действительно беззащитны перед государственной машиной, которая перемалывает их научные и человеческие судьбы. Приехавшие специально ради этой акции в Москву представители Новосибирского научного центра рассказали, что в эти же часы проводится митинг и там. А положение знаменитого Академгородка, которым мы все в свое время законно гордились, трагическое.

— Если бы наши жертвы могли спасти страну, то мы готовы пожертвовать собой. Но у меня такое ощущение, что нас не спасет уже ничто, — сказала сотрудница Пущинского центра биологических исследований Галина Качалова.

Действительно, никакими жертвами не спасти страну, в которой правительство выделяет на будущий год 270 миллиардов для Медицинского центра при правительстве РФ (то же самое Четвертое управление, которое так критиковали известные борцы с привилегиями и любители участковых поликлиник) и всего 23 миллиарда — на фундаментальную науку и образование. Но главное даже не в этом. Беда, что интеллект страны все еще надеется на какие то встречные токи, на взаимную с кем то в высших эшелонах власти тревогу за будущее, все еще думает, что на дворе социализм, при котором даже в самые трудные послевоенные годы на фундаментальные науки тратилось 1,6 процента национального дохода, что было колоссальной суммой и позволило сделать нам рывок во всех областях. Теперь же у нас вообще отсутствует понятие национального дохода. Скоро, видимо, и понятие «наука» будет отсутствовать.

Ученые же в резолюции митинга постановили просить президента издать указ, где определялась бы научная доктрина России, будто мало было у нас указов и будто они способны что-то изменить. Свое чрезвычайное собрание они объявили постоянно действующим до тех пор, пока не будет пересмотрен проект Закона о бюджете в части финансирования Академии наук. Но даже если там появится отдельная строка или будут увеличены цифры, неужели это что-либо изменит в реальном положении вещей? Ведь и бюджет 1994 года, еще не такой убийственный для науки, не выполнен до сих пор.

Надежды нет. Это блестяще обосновал в своем выступлении молодой ученый Василий Беляков:

— Проблему надо ставить глобально. Если правительство говорит, что оно не в состоянии обеспечить нормальный бюджет, значит, надо добиваться отставки правительства. Вот и все.

Белякову аплодировали. Но, тем не менее, его мнение в резолюцию вынесено не было...

Сканирование: Вадим Плотников

Опубликовано в газете «Советская Россия», 10 декабря 1994


По этой теме читайте также:

Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?