Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Дурная примета

Суеверные американцы считают праймериз в Нью-Хэмпшире особенно важными. Согласно примете, тот, кто побеждает в этом штате, становится официальным кандидатом от своей партии на выборах президента США.

Склонные обезьянничать отечественные политологи долго спорили, где находится «русский Нью-Хэмпшир», и в итоге решили, что где-то в районе Пензы.

На самом деле, американская примета далеко не всегда сбывается, хотя с демократами это происходит чаще, нежели с республиканцами. Не удивительно, что кандидаты на номинацию от Демократической партии проявили в Нью-Хэмпшире активность, совершенно непропорциональную размерам и значению этого маленького штата в Новой Англии.

Вдобавок ко всему, прошедшие ранее выборы в Айове внесли сумятицу в расчеты партийного аппарата. Функционеры партии были твердо уверены, что выдвижение Хиллари Клинтон – дело решенное, а сопротивление двух других «серьезных» кандидатов удастся сломить без особого труда. Однако в Огайо Хиллари Клинтон смогла занять лишь третье место, уступив как Бараку Обаме, так и Джону Эдвардсу.

Дело в том, что Хиллари Клинтон настолько же популярна среди партийных аппаратчиков и спонсоров, насколько вызывает отвращение у рядовых сторонников Демократической партии. Она воплощает как раз те идеи и принципы, которые привели партию к двум поражениям подряд, подорвали её связь с традиционной социальной базой и вызвали тотальную деморализацию интеллектуалов. Все прекрасно знают, что именно Хиллари была главной фигурой в администрации Билла Клинтона. Без нее не принималось ни одно ключевое решение.

Принципы четы Клинтона и других «новых демократов» не сильно отличаются от идей «новых лейбористов» Тони Блэра.

Во-первых, это отказ от конкретных политических обязательств перед избирателями (публике совершенно не обязательно заранее знать, какую политику будет проводить администрация), замена внятной идеологии и программы общими словами о «справедливости» и «общем благе», агрессивная внешняя политика, решительная защита интересов финансового капитала. Главная претензия «новых демократов» к Бушу не в том, что он проводит плохую политику, а в том, что он делает это недостаточно успешно и эффективно. Короче, «новые демократы» отличаются от консерваторов-республиканцев только в одном отношении: они более склонны к демагогии, более красиво лгут и испытывают к своим избирателям куда большее презрение. Джон Маккейн, победивший в Нью-Хэмпшире на республиканских праймериз, производит впечатление политического динозавра, но он по крайней мере действительно думает именно то, что говорит, а потому и пользуется поддержкой избирателей. Тем более что такими динозаврами, все еще живущими в XIX веке, полна провинциальная Америка. Маккейн уверен, что американские войска останутся в Ираке еще лет на сто, и это правильно, в то время как Хиллари Клинтон постоянно критикует войну, но категорически выступает за ее продолжение.

Известный публицист Джонатан Шелл ехидно заметил, что американская политика превратилась в состязание двух семейств – Бушей и Клинтонов, однако такое положение дел надоело слишком многим. Во время прошлых праймериз низы Демократической партии взбунтовались против партийной элиты, сплотившись вокруг кандидатуры Говарда Дина. Этот бунт был с огромным трудом подавлен аппаратом, после чего партия с треском проиграла президентские выборы, не выиграть которые казалось просто невозможно. На сей раз партийные низы оказались деморализованными, и ничего подобного кандидатуре Дина на праймериз не наблюдается, однако вызов, брошенный Хиллари Клинтон со стороны кандидатов-центристов, неожиданно оказался не менее серьезным.

Барак Обама призывает к переменам, обещает изменить Америку и изменить мир, но как он это сделает конкретно, предпочитает не уточнять. Хиллари напоминает, что Обама еще ничего не изменил, а она уже 35 лет занимается устройством перемен. Правда, итогом этой деятельности является именно тот мир, который Обама обещает изменить…

Стоило Обаме произнести слово «перемены» (change), как его стали повторять все кандидаты, независимо от политической ориентации и партийной принадлежности. И если Обама хотя бы в общих словах пообещал, что выведет войска из Ирака, то понять, что значит слово «перемены» в устах других кандидатов, вообще невозможно. Но Хиллари Клинтон опять перещеголяла всех. Во время выборов в Нью-Хэмпшире она сумела в одном коротком абзаце своей речи произнести слово «перемены» пять раз, что составило, по подсчетам газеты The Nation, 15,6% от общего числа произнесенных слов…

Говард Дин воспринимался как кандидат левого крыла Демократической партии. Насколько он соответствовал своей репутации – вопрос другой: важно то, что вокруг него сплотились те, кто критически относился к современному американскому обществу. Ни Обама, ни Эдвардс, в отличие от Дина, не могут считаться радикалами или левыми, они являются вполне умеренными политиками, но отвращение партийных низов к Хиллари превратило их в центр притяжения для всех, кто не хочет, чтобы политика Джорджа Буша продолжалась под знаменами новой администрации. Почувствовав настроение избирателей, все кандидаты объединились фактически в единый фронт против Хиллари. Результатом было голосование в Айове, поставившее бывшую первую даму Америки на третье место.

Неудивительно, что для партийного аппарата поражение в Нью-Хэмпшире грозило превратить кризис в катастрофу. Все силы и ресурсы были брошены на завоевание голосов в маленьком провинциальном штате. И эти старания дали результат: если в начале гонки Хиллари обошла Эдвардса, но отставала от Обамы, то в последний момент она сделала решительный рывок, выйдя на первое место. Правда, отрыв составил всего 2%, что никак не может считаться впечатляющим успехом, особенно с учетом небольшой численности избирателей Нью-Хэмпшира. Больше того, в дальнейшем, когда речь пойдет о более крупных штатах (в некоторых из которых праймериз проходят одновременно), повторить подобную массированную атаку на избирателя будет затруднительно.

Главное тактическое отличие прошлых праймериз от нынешних состоит в том, что существует своего рода антиклинтоновский блок. И блок этот сплотил большинство кандидатов.

В разных штатах система делегирования выборщиков на съезд устроена по-разному. В одних случаях победитель получает все голоса, в других голоса выборщиков распределяются между кандидатами пропорционально их результатам. Но если антиклинтоновский блок сохранится, голоса всех выборщиков сложатся вокруг того из кандидатов, кто имеет наибольшие шансы победить Хиллари. Подобный сценарий имеет для потенциальных аутсайдеров дополнительный интерес – лидер по американской традиции должен расплатиться с поддержавшими его политиками (или их командами) местами в своей будущей администрации. Подобные соглашения уже есть у Эдвардса с некоторыми кандидатами, не исключено, что на той же основе договорятся между собой они с Обамой.

Иными словами, победа Хиллари в Нью-Хэмпшире может оказаться пирровой, а примета – не сбудется. Однако это прекрасно понимают и партийные аппаратчики, которые сделают всё возможное для того, чтобы доказать избирателю: Хиллари Клинтон – единственный кандидат, имеющий шансы на победу. Основной козырь кампании Хиллари Клинтон состоит в том, что она будет первой женщиной-президентом в истории Соединенных Штатов. Для политкорректных избирателей-демократов это козырь сильный. Но козырь Обамы ещё сильнее: он может стать первым чернокожим президентом. Правда, многие чернокожие избиратели склонны поддержать Эдвардса, но у белых либералов мысль об избрании черного президента вызывает почти мистический восторг.

На фоне острой борьбы между демократами лагерь республиканцев выглядит несколько странно. В их гонке нет ни явного лидера, ни явного конфликта, интригующего сюжета. Аутсайдеры одних праймериз могут с легкостью превратиться в лидеров других, а наиболее перспективный, по общему мнению, республиканский кандидат – бывший мэр Нью-Йорка Руди Джулиани – подчеркнуто воздерживается от активного участия в состязании на первом этапе, рассчитывая, видимо, резко вырваться вперед в самом конце. Он явно не верит в приметы и демонстративно игнорировал Нью-Хэмпшир, где занял всего лишь 4-е место с 9% голосов. Подход рискованный, но перспективный. По крайней мере, Джулиани еще не успел надоесть избирателям.

Если тактика Джулиани окажется верна, а аппарат демократов сумеет продавить кандидатуру Хиллари, в очередной раз нанеся поражение сторонникам собственной партии, не исключено, что сценарий 2004 года повторится в 2008 году. Как бы низко ни упала популярность республиканцев за время администрации Джорджа Буша-младшего, нет причин думать, будто демократам будут прощены любые ошибки. В условиях, когда американский избиратель жаждет перемен, новый человек во главе республиканцев может оказаться более интересен публике, чем старая первая леди, представляющая демократов. К тому же шансы на прекращение иракской войны администрацией Джулиани по крайней мере не меньше, а похоже, и больше, чем в случае возвращения Клинтонов. А Джулиани уже намекнул американцам, что по данному вопросу он не так уж расходится с Бараком Обамой. В стране, уставшей от войны, это может стать решающим фактором президентской гонки.

Аппарат Демократической партии настроен на то, чтобы любой ценой обеспечить выдвижение Хиллари Клинтон. Но может статься, что ценой, которую придется заплатить, окажется поражение в борьбе за Белый дом.

Опубликовано в газете «Взгляд» [Оригинал статьи]

По этой теме читайте также

Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?