Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Ученики и учителя будут ненавидеть православие и церковь

(Пока еще частное мнение)

В декабре 2007 года аппарат управления Русской православной церкви (РПЦ) сбросил маску: лицемерные разговоры о добровольном изучении «православной культуры» закончились. Руководство отделенной от государства организации требует обязательного изучения в школе религиозной мифологии и догматов, изложенных в Библии и в катехизисе начала ХХ века, преподнесенных в специально подготовленном учебнике. Трудно представить, что церковнослужители решились на акцию, не имея поддержки влиятельных лиц. Заявление министерства образования и науки о необходимости «диалога» с иными конфессиями вместо решительного отказа обсуждать антиконституционный вопрос не оставляет сомнения в том, что министерство делает хорошую мину при плохой игре. Можно предположить, что в результате резкого политического хода церковь если и не добьется нужного формального решения, то получит новые уступки, которые ее вполне удовлетворят.

Аппаратные работники церкви обосновывают свое право на вторжение в школу необходимостью борьбы с аморальностью и преступностью в обществе: знакомство с жизнью персонажей церковной мифологии подаст-де пример и предотвратит катаклизмы. Одновременно церковь разработала социальную программу. Воздавая должное деятельности отдельных руководителей епархий и священников по поддержке малоимущих, отметим, что церковная программа далеко не случайно обходит «опасный» вопрос о современных отношениях собственности, а значит, не способствует устранению причин социальной несправедливости. Общие фразы об ответственности «сильных мира сего» перед богом за «социальные настроения, крайнюю бедность, разгул преступности и коррупции, ужасающее оскудение общественной морали» (Соборное слово V ВРНС) не пугают их: метод церковнослужителей сводится к уговариванию владельцев средств производства заниматься «благотворительностью». Собственники и политики имеют возможность совмещать копеечную помощь неимущим и церкви с миллионными пиар-акциями и бесовством в «куршавелях». У нуворишей свое представление о боге, емко выраженное В. Пелевиным: «солидный господь для солидных господ»; с чувством глубокого удовлетворения они стоят со свечками во время церковных праздников перед телекамерами. Социальную демагогию церковнослужители желают внедрять в умы учащейся молодежи, поддерживая сложившийся порядок вещей, при котором церковь востребована обездоленными и потерявшими ориентиры людьми.

В этой связи перед каждым учителем раньше или позже возникнет вопрос о его личном отношении к вторжению церкви в школу. Уважающий себя учитель-специалист вне зависимости от мировоззрения способен предвидеть катастрофические последствия возможных решений руководства страны для школы и православной религии и не преподавать «православную культуру». В осмыслении явления учителю поможет исторический опыт. К 1917 году значительная часть народа если не ненавидела, то недоверчиво относилась к церкви, а учащиеся брезговали уроками «Закона Божьего», потому что из своего опыта знали о полицейских и идеологических функциях церкви, не имеющих никакого отношения к их вере. В 1943 году И.В. Сталин, учитывая опыт самодержавия, способствовал возрождению РПЦ в ограниченных рамках для усиления контроля за верующими гражданами, а должность патриарха стала номенклатурой ЦК КПСС. Церковные идеологи не афишируют подобные факты, делая акцент на репрессиях, которые проводила «безбожная власть» по отношению к священникам. Однако та же власть может быть названа и антикоммунистической, и антинародной: она истребила большое количество коммунистов, крестьян, рабочих; страдали не только церковнослужители. Кроме того, аналитику стоит учесть, что рассуждения современных попов о нравственности и духовности имеют и экономический аспект: церковь получила огромную собственность, капитал должен обращаться и приносить прибыль, для чего нужна идеологическая работа по «форматированию» паствы с детства. Работодатели тоже нуждаются в послушных работниках, не способных критически осмыслить экономические и политические отношения. Тема экономической деятельности РПЦ и ее влиянии на всю церковную политику, о связи церкви с интересами правящих партий еще ждет своих исследователей.

Просвещение, формирование критического мышления, подготовка подростков к реальной жизни – обязанности учителя, определенные законом «Об образовании» и правительственными программами, вступят в противоречие с истинными целями и задачами преподавания церковных догм в школе. На законной основе учитель должен давать научные факты, которые будут разоблачать церковную догматику – положение обязывает. Например, никто не может заставить учителя не цитировать на уроке строки из стихотворения князя Петра Вяземского «Русский бог» для иллюстрации изложенных в учебнике проблем России в первой половине XIX века:

Бог голодных, бог холодных,
Нищих вдоль и поперек,
Бог имений недоходных,
Вот он, вот он, русский бог…

Бог всех с анненской на шеях,
Бог дворовых без сапог,
Бог в санях при двух лакеях,
Вот он, вот он, русский бог.

К глупым полон благодати,
К умным беспощадно строг,
Бог всего, что есть некстати,
Вот он, вот он, русский бог.

Ситуация заставит даже самых аполитичных учителей задуматься о социальном статусе учительства, смысле своей профессиональной деятельности, о действительном отношении правящих кругов к ним, учителям. «Все с анненской на шее» в течение десятилетий не способствуют решению социальных проблем учителей, игнорируют учительскую критику и предложения по улучшению работы сферы образования[1], словно специально создают дополнительные сложности. Теперь государственные деятели открыто демонстрируют недоверие к способности учителей воспитывать молодежь и пытаются втиснуть в и без того перегруженную сетку часов «православную культуру». Думаю, часть профессионалов переживет кризис и уйдет из школы; увеличится количество равнодушных «урокодателей». Что будут думать по этому поводу выпускники педагогических ВУЗов – вообще отдельный вопрос. Те же, кто еще способен мыслить, встанут на путь скрытой или явной борьбы с православными ортодоксами, которых готовят в светских вузах на бюджетные деньги на теологических факультетах. Напомним, что просьбу к министру образования об открытии подобных факультетов еще в 1999 году вслед за Алексием II подписали академики Ю.С. Осипов, Президент Российской академии наук, В.А. Садовничий, ректор МГУ, Н.Д. Никандров, Президент Российской академии образования (РАО). Беспринципным поведение ученых и администраторов научных и образовательных учреждений может показаться только на первый взгляд. На деле же мы имеем дело с закономерным продолжением оторванной от практики демагогии о «коммунистическом воспитании», процветавшем в советские времена; в постсоветское же время социальную демагогию легче прикрывать разговорами о «боге», «богоизбранном народе», «благотворительности» и, разумеется, о «православной культуре».

Учителям так называемой православной культуры не позавидуешь: их ждут веселенькие уроки, которые будут начинаться с вопроса ученика: «А вот учитель обществознания (биологии, физики) сказал….» – и наоборот. Как и церковники, учителя создадут свои цитатники с высказываниями великих людей, направленными против идей оппонентов, глубоко продумают аргументы и контраргументы, придадут своей деятельности характер целенаправленной атеистической пропаганды, отсутствующей сегодня в школах. В этом им помогут соответствующие интернет-сайты. Руководство страны попадет в глупейшую ситуацию: его непоследовательность приведет к развертыванию во многих школьных кабинетах идеологической борьбы, которая является элементом борьбы классовой. Логика событий будет вести РПЦ и православных неофитов-бюрократов к запрещению критики религии и церкви, к организации «обезьяньих процессов», к насаждению наушничества для давления на инакомыслящих учителей и учеников. Возникнет угроза фактического уничтожения свободы слова и совести, свободного мышления. Но учителя будут высмеивать церковь полулегально, уподобляясь коллегам брежневского времени, которые рассказывали о преступлениях Сталина, хотя об этом умалчивали авторы учебников. Учащиеся, которые ко всем своим нагрузкам будут вынуждены еще и зубрить церковные догматы, будут благодарными слушателями.

Есть процессы, которые не зависят от сознания уверовавших в свое мессианство бюрократов и церковнослужителей: внедрение в школу так называемой православной культуры приведет к классным классовым боям. Учащиеся возненавидят религию и церковь, догматиков-учителей. С критики же религии – таков исторический опыт – начинается критика существующих социально-политических порядков.


По этой теме читайте также:


1. Плоткин Григорий. Натаскивание неизбежно, или Ежегодная грандиозная экзекуция // Учительская газета. 2003. 9 сентября; Фатеев Андрей. Мосластая кляча российской демократии прошкандыбала мимо образования // Учительская газета. 2004. 3 августа; Проблемное поле - история в школе // Учительская газета. 2008. 8 января.

Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?