Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Договор о свободной торговле — европейское оружие
массового уничтожения

Во время встречи стран Европейского Союза (ЕС) на высшем уровне в марте 2000 г. в Лиссабоне во всеуслышание было заявлено, что ЕС до 2010 года должен стать «наиболее конкурентоспособным и динамичным, основанным на достижениях науки, мировым экономическим пространством»[1]. Президент Комиссии ЕС Д. Баррозу провозгласил развитие Лиссабонской стратегии основной целью своей правительственной команды. Его представителем при согласовании проекта назначен комиссар по промышленности Гюнтер Ферхойген. Во время слушания в Парламенте ЕС Ферхойген заявил, что «будут задействованы все рычаги влияния Комиссии, чтобы обеспечить предприятиям выгодные ограничительные условия и сделать их конкурентоспособными на мировом рынке».

Основной цели — стать самым конкурентоспособным в мире экономическим пространством, — планируется достигнуть, в том числе, путем

а) создания или совершенствования внутреннего рынка услуг;

б) открытия ранее закрытых и охраняемых секторов, то есть приватизации государственных услуг и товаров;

в) большего поощрения предпринимателей, то есть, среди прочего, снижением налогов для предприятий, увеличением рабочего дня и повышением «личной ответственности» каждого за здоровье, пенсию и т. д., — итак, путем продолжения политики перераспределения благ снизу вверх и

г) повышения гибкости и умения приспосабливаться к рынку рабочей силы, что значит minijob[2] и работа «за 1 евро»[3], а также ослабления защиты от необоснованного увольнения.

Лиссабонская стратегия — это «европейская социальная “шар-баба”[4]», которая обеспечит концернам колоссальную прибыль, ликвидирует рабочие места и взвалит на каждого [работающего или безработного] все возрастающую «личную ответственность» за обеспечение старости и медицинское страхование. Как это ни странно, но вопрос о взаимосвязи между этой стратегией ЕС и «пакетами реформ», которые навязаны европейским странам и которые продолжают все дальше подрывать западноевропейское социальное государство, вряд ли будет обсуждаться публично.

«Выгодные ограничительные условия» для предприятий на мировом рынке играют большую роль, особенно в торговой политике ЕС: они находятся в «эксклюзивной компетенции» Комиссии ЕС[5].

Внутренняя политика ЕС координируется так называемым 133-м комитетом[6], названным так по параграфу № 133 договора ЕС, который регулирует общую «торговую политику». Совет министров принимает проекты 133-го Комитета, как правило, без дальнейшего обсуждения. Несмотря на то, что параграф № 133 предусматривает организацию комитета, в договоре ЕС нет правил касательно членства в комитете, его консультационных обязанностей и т. д., как в остальных комитетах при Совете министров. 133-й комитет принимает решение на основе консенсуса и по принципу джентльменского соглашения. Доступ на заседания наряду с представителями министров экономики и торговли имеют также представители двух объединений, представляющих интересы частных концернов по производству услуг: Европейский форум обслуживания (ЕФО, ESF)[7] и Европейская группа лидеров обслуживания (ЕГЛО, ESLG)[8], но НЕ члены Европейского парламента. В 2004 г. Всемирный фонд охраны дикой природы (WWF)[9] подал жалобу в европейскую судебную палату на Совет министров ЕС из-за того, что так называемый 133-й Комитет не имеет устава и осуществляет свою деятельность, будучи не слишком стесненным правовыми рамками.

Благодаря членству в 133-м Комитете, промышленники имеют решающее влияние на европейскую торговую политику и на ход переговоров ВТО — GATS[10]. В конце концов, предприятия сильно заинтересованы в либерализации и приватизации сферы услуг в выгодных секторах — водоснабжении, здравоохранении, туризме и общественном транспорте, — этот список можно продолжить.

В настоящее время ЕС торопит ВТО ввести правила развёрнутой либерализации сектора услуг в рамках ГАТС. Новым является то, что ЕС требует принципа взаимности. Это значит, если ЕС требует от какой-либо страны либерализации водоснабжения, то государства-члены ЕС должны поступить так же. В том случае, если это притязание будет удовлетворено на конференции ВТО в Гонконге, то большая часть сферы услуг по всему миру может оказаться под давлением коммерциализации.

Но ЕС осуществляет свою агрессивную политику либерализации и без помощи ВТО. В апреле 2005 года комиссар ЕС по торговле Мендельсон ясно дал понять, что 77 государств — стран Азии, Карибского и Тихоокеанского бассейнов, ассоциированных с ЕС, только тогда поддержат «улучшенное» вхождение в рынок ЕС, когда они откроют свои рынки и проведут переговоры по региональным соглашениям о свободной торговле (ДСТ, EPA)[11] (Curtis M. «It is called 17 ways the European Commission is pushing trade liberalization on poor countries». Report for the European Trade Justice Movement, November 2005. P. 6.). Переговоры по ДСТ должны быть завершены до конца 2007 г. и дополнены между 2008 и 2020 годами. ДСТ — это часть утверждённого в апреле 2003 г. Соглашения Котону[12], которая предусматривает постепенную либерализацию торговли услугами в соответствии с правилами соглашения ВТО о торговле услугами (ГАТС). Важными в области торговли в рамках Соглашения Котону являются вопросы конкурентной политики, интеллектуальных прав, стандартизации и сертификации, санитарных и фитосанитарных стандартов, аспектов, связанных с окружающей средой, производственных норм, а также политики защиты интересов потребителей. Согласно «стандартам», страны-поставщики бананов будут обязаны придерживаться определённых норм (например, размер бананов), подобно «огуречному предписанию» внутри ЕС.

После подписания договоров ДСТ эти страны будут не в праве взимать пошлины с импортируемых товаров, и должны будут открыть свои рынки не только для промышленных и сельскохозяйственных продуктов из ЕС, но и для инвестиций, услуг и общественного материально-технического снабжения. Это лишь некоторые из так называемых «сингапурских тем», которые были категорически отвергнуты многими развивающимися странами в ходе заседания ВТО в Канкуне.

Если развивающиеся страны будут принуждены к такой обширной либерализации рынка и к запрету пошлин на импортные товары, это будет иметь катастрофические последствия на местных рынках государств Афро-Карибо-Тихоокеанской группы (АКТ)[13]. Производителям самих стран АКТ пришлось бы конкурировать с европейскими предприятиями, вследствие чего они бы только понесли убытки.

То, что этот договор о свободной торговле в первую очередь представляет собой стратегию экспорта концернов ЕС, значится даже на сайте Комиссии по торговле и конкурентоспособности (Trade and competitiveness: Competitive means open to the world.).

И за это Комиссия ЕС получает одобрение Федерального союза германской промышленности (ФСГП)[14]:

«Во время двусторонних переговоров и при процедурах вхождения в ВТО Комиссия пытается проводить по возможности наиболее широко наступательные интересы ЕС. Комиссия, стало быть, защищает — и это хорошо у нее получается — интересы предприятий, которые на данных рынках видят возможность сбыта. Тесное сотрудничество Комиссии с экономикой необходимо для настоящего прогресса» (Handel und Wettbewerbfahigkeit: Alter Wein in neuen Schlauchen? // Handelspolitik Aktuell. BDI. April 2005, Ausgabe 1/05.).

Прибыльно для концернов ЕС, но убыточно для населения стран АКТ.

Из-за запрета пошлин на импортные товары страны АКТ могут потерять значительную часть государственных доходов. В Уганде и Сьерра-Леоне 50% налоговых сборов поступает от пошлин на импорт. Президент Бенина уже в сентябре 2003 года в выступлении перед Европейским парламентом указал на то, что его страна может лишиться до 20% государственных доходов в том случае, если станет невозможным защищать свою экономику при помощи пошлин на импорт.

«Это будет иметь [негативные] последствия для инвестиций в социальной сфере и находиться в вопиющем разногласии с рекомендацией Программы развития ООН о том, что Бенин должен повысить федеральные налоги и вносить больше инвестиций в общественный социальный сектор, если он желает достичь стабильного развития». (New ACP-EU Trade Arrangements: New Barriers to Eradicating Poverty? Brussels, March 2004.)

В июне 2004 года во время встречи АКТ с ЕС на высшем уровне, ЕС подвергся резкой критике за то, что он оказывал давление на некоторые государства АКТ, с тем, чтобы добиться согласия на Договор о свободной торговле. На одной из параллельно проходящих встреч гражданских обществ «Африканская торговая сеть»[15] запустила кампанию «Остановить Договор о свободной торговле!», которая решительно отклоняет Договор и выступает в пользу устойчивых экономических, социальных и экологических альтернатив (Информация о кампании «Остановить ДСТ!»). К настоящему времени к интернациональной кампании «Остановить ДСТ!» присоединились 164 сетевых компаний и организаций из стран АКТ.

«Комиссия ЕС мотивирует ДСТ как “орудие развития”, тогда как все тщательные исследования, проводившиеся до сих пор, показали, что расходы понесут исключительно страны АКТ. ЕС свёл цели Соглашения Котону — ликвидацию нищеты и устойчивое развитие — к программе по самообслуживанию в торговле и по отменерегулирования рынка инвестиций. ДСТ углубит и продолжит социально-экономический упадок и политическую нестабильность, присутствующие в большинстве стран АКТ» (Entwicklungspolitik: Zeitschrift. Frankfurt am Main, 16/2004. S. 16.).

Из-за вынужденного открытия рынка по настоянию МВФ и Международного банка число рабочих в перерабатывающей промышленности Ганы в результате дешёвого импорта из индустриальных стран сократилось с 78 тысяч (в 1987 г.) до 28 тысяч (в 1993 г.). Подобный эффект может иметь и Договор ЕС о свободной торговле.

Амината Таоре, бывшая министр культуры Мали и одна из авторитетнейших африканских активисток, назвала Договор о свободной торговле европейским «оружием массового уничтожения» (Misser F. «Auch Afrika darf sich schutzen»: Interview mit A. Traore // Die Tageszeitung (TAZ), 06.07.2005. S. 12.). Для сети стран Третьего мира в Гане ДСТ — это яд, который «медленно растекается по нашим жилам, пока не наступит смерть». Дешёвым импортом из Европы разрушаются локальные рынки, мелкие местные производители не могут конкурировать с недорогими европейскими продуктами и потому обречены на безработицу и нищету.

В Гане и Сенегале потребованное Европейским Союзом снижение пошлин на импорт томатной пасты, разделанной птицы и мяса привело к наводнению рынка европейскими товарами. Из-за цен, «перерезающих горло», которые были гораздо ниже цен на продукты местного производства, обанкротились небольшие фабрики и многочисленные мелкие производители (Цит. по: Curtis M. «It is called 17 ways…» P. 9.).

По случаю публичного разбирательства в Брюсселе высказался профсоюзный лидер ганских птицеферм, весьма озабоченный растущим импортом из ЕС:

«Трудно представить, что под видом свободной торговли был разрешён демпинг на разделанную птицу, такую как окорочка, крылья и грудки, которые так или иначе не имеют в ЕС рынка сбыта» (New ACP-EU Trade Arrangements: New Barriers to Eradicating Poverty? Brussels, March 2004.).

Права человека, такие как право на суверенитет питания, были принесены в жертву Договора о свободной торговле.

В августе этого года африканские гражданские общества на предварительной встрече по случаю конференции ВТО в Гонконге потребовали от промышленных стран отменить все дотации, которые позволяют промышленным странам наводнять мировые рынки продуктами по «искусственно заниженным ценам» и тем самым разрушать экономику. Вместо Договора о свободной торговле и денежной помощи для сельскохозяйственных концернов Европы и США гражданские общества требуют справедливой организации торговли, которая откроет доступ к рынкам их собственным продуктам по справедливым и честным ценам.

По результатам исследования британской благотворительной организации, либерализация торговли за последние 20 лет стоила африканским странам южнее Сахары[16] 272 миллиардов долларов США.

«Если бы эти страны не были принуждены к либерализации, за которую они в качестве “вознаграждения” получили кредиты и освобождение от долгов, у них бы хватило средств, чтобы сделать прививку каждому ребёнку и дать каждому из них бесплатное школьное образование» (The Economics of Failure: The Real Cost of ‘Free’ Trade. A briefing paper // Christian Aid. 20.06.2005.).

Разве это случайно, что за последние 20 лет бедность в Африке удвоилась?

Нужно беспощадно выступать против тех, кто твердит о том, что либерализация рынка приносит благополучие, [экономическое] развитие и рабочие места. Множество фактов и результатов исследований говорят как раз об обратном. ЕС со своей навязываемой политикой свободной торговли несет ответственность за растущую нищету, которая порождает все больше тех беженцев, что стремятся в европейский рай.

Если страны ЕС серьезно подходят к вопросу борьбы с бедностью, то они должны повлиять на Комиссию ЕС и помешать осуществлению Договора о свободной торговле.

Недавно начатая ЕС «Африканская стратегия»[17] — это лишь успокаивающий и отвлекающий манёвр, цель которого — добиться согласия на Договор о свободной торговле у стран АКТ. Большие экономические убытки, которые принесёт им либерализация торговли, вряд ли будут компенсированы скудными дополнительными финансовыми вливаниями.

С Договором о свободной торговле страны АКТ многого лишатся, европейские концерны, напротив, немало приобретут.

Опубликовано на сайте «АТТАК-Австрия» [Оригинал статьи]

Перевод с немецкого и примечания Анны Гавриловой
Редакция Нины Дмитриевой



1. Согласно Лиссабонской стратегии, рост конкурентоспособности ЕС может быть достигнут благодаря более динамичному экономическому развитию каждой из стран в отдельности и ЕС в целом. Для достижения поставленной цели выдвинуты конкретные задачи, объединенные в три большие блока: экономический рост (стабильная макроэкономика и конкурентоспособность), вопросы социальной когезии (занятость и вовлечение в активную деятельность общества различных социальных групп) и защита окружающей среды (экологически безопасное и эффективное использование природных ресурсов, снижение уровня загрязненности). В 2005 г. было решено сосредоточить усилия на проблемах экономического роста и занятости. Страны-члены ЕС должны каждый год к началу осени представлять отчет о результатах реализации национальных программ. В начале 2008 года Комиссия представит отчет о результатах, достигнутых за трехлетний период, после чего Евросовет утвердит новые программы-установки на последующие три года. — Здесь и далее примечания переводчика.

2. «Незначительная занятость» — малооплачиваемая (до 400 евро) работа. В этом случае работодатель берет на себя выплаты по социальному страхованию.

3. «Возможность получения работы с компенсацией дополнительных затрат» — форма социальной помощи безработным из числа тех, кто долгое время не может найти работу, и молодежи до 25 лет. Не подразумевает никакого трудового договора и потому — никакого тарифного соглашения, никаких выплат по болезни или отпуску, права на забастовку и защиты от необоснованного увольнения. Пособие по безработице, однако, сохраняется. Рассчитана на 20–30 часов в неделю в течение 6–9 месяцев. Оплата производится приблизительно из расчета 1 евро в час и в среднем составляет 210 евро в месяц, с 1 июня 2006 г. сокращена до 150–180 евро.

4. Чугунное ядро, подшиваемое к стреле крана, для сноса ветхих зданий.

5. Комиссия ЕС — главный исполнительный орган ЕС, максимально лишенный национальных характеристик. Комиссия формируется из 20 комиссаров и председателя, назначаемых 15 правительствами по общему согласию и с одобрения Европейского парламента. Большие государства — Великобритания, Германия, Италия, Испания и Франция — назначают по два комиссара. За каждым членом Комиссии закреплена определенная сфера деятельности, он опирается на небольшую группу политических советников и консультантов («кабинет»), поддерживаемую административным аппаратом (генеральные дирекции, специальные службы и т. д.). Комиссия претворяет в жизнь политику ЕС на основе решений Совета ЕС или путем непосредственной реализации принятых им установлений. Члены Комиссии независимы от указаний своих правительств и контролируются только Парламентом ЕС.

6. 113-й Комитет — это комитет ЕС по вопросам торговли. Свое название получил по номеру статьи Амстердамского соглашения, которая предусматривает создание специального комитета по оказанию помощи Комиссии ЕС, утверждаемого Консулом ЕС. 133-й Комитет — это связующее звено между Комиссией ЕС и Консулом ЕС. У каждого государства-члена ЕС в Комитете имеется по одному полноправному представителю и одному его заместителю. Эти представители полномочны принимать решения, относящиеся к международным торговым проблемам. Консул принимает решения о политических проблемах и ратифицирует решения Комитета. Некоторые предложения обсуждаются самостоятельно внутри Комитета и утверждаются совместно с Комитетом постоянных представителей государств ЕС.

7. Европейский форум обслуживания — это организация, представляющая сферу обслуживания по всему ЕС. Создана в начале 1999 г. для участия в заседаниях 133-го Комитета. В неё включены члены более тридцати европейских торговых федераций и более сорока международных компаний, находящихся на территории стран-членов ЕС.

8. Европейская группа лидеров обслуживания была создана вместе с ЕФО. Её члены также имеют привилегированный доступ к обсуждению вопросов, находящихся в ведении 133-го Комитета.

9. Всемирный фонд охраны дикой природы — одна из крупнейших в мире общественных благотворительных организаций, создана в сентябре 1961 г., объединяет 28 национальных отделений и 5 ассоциаций, а также более 5 миллионов индивидуальных членов. Сеть экспертов насчитывает более 3500 профессионалов. Международный cекретариат WWF находится в Швейцарии. Ежегодно WWF осуществляет свыше 1200 экологических проектов, привлекая внимание миллионов людей к проблемам охраны окружающей среды.

10. Генеральное соглашение о торговле услугами (GATS) — соглашение, принятое по результатам «круглого стола» в Уругвае в январе 2005 г. и подписанное всеми членами ВТО. Нацелено на включение сферы обслуживания в систему торговли.

11. Договоры (соглашения) о свободной торговле в регионах (Regional Economic Partnership Agreements) — проект ЕС по созданию зоны свободной торговли между ЕС и странами Азии, Карибского и Тихоокеанского бассейнов. Заключаются с 2002 г. в результате двухсторонних, а не многосторонних, как это было до того в рамках ВТО, переговоров и обеспечиваются соглашением Котону. ДСТ входят в силу, начиная с 2008 г.

12. Соглашение Котону – соглашение о партнерстве между странами Европейского Союза и странами Африки, Карибского и Тихоокеанского бассейнов; основная цель соглашения — оказание странам Африки, Карибского и Тихоокеанского бассейна содействия в развитии путем предоставления беспошлинного доступа практически для всех товаров из этих стран на рынки стран Европейского Союза, а также оказание финансовой и технической помощи; подписано в 2000 г. в г. Котону (Бенин), заменило собой Ломейскую конвенцию.

13. Афро-Карибо-Тихоокеанская группа — страны, подписавшие Ломскую конвенцию о торговле и помощи в 1975 году (г. Лома, Того). Первоначально конвенция была заключена между 15 странами АКТ и 46 европейскими. Инициаторами были страны Европы, желавшие иметь гарантию регулярных поставок сырья и закрепить свои привилегированные позиции на внешних рынках. Она базируется в основном на системе тарифных преференций, которые дают странам АКТ доступ к европейскому рынку, и на специальных фондах, которые должны поддерживать стабильность цен на продукцию сельского хозяйства и горнодобывающей промышленности.

14. Федеральный союз германской промышленности — головная организация союзов и объединений предпринимателей Германии. Он был создан в октябре 1948 г. и первоначально назывался Комитетом по экономическим вопросам промышленных союзов, а в 1950 г. получил свое нынешнее название. ФСГП объединяет не отдельных руководителей крупных промышленных предприятий, а отраслевые союзы и ассоциации Германии: «Союз автомобильной промышленности», «Союз исследователей и производителей медикаментов», «Центральный союз электротехнической и электронной промышленности» и др. В составе ФСГП 35 крупных союзов. Представители ФСГП являются постоянными членами различных консультативных органов в правительственных учреждениях: в Министерствах экономики, финансов, обороны и др. Президент ФСГП регулярно встречается с Федеральным канцлером Германии, где излагает свое видение тех или иных экономических проблем. ФСГП осуществляет лоббистскую деятельность в интересах своих членов при принятии всех важных экономических решений.

15. «Африканская торговая сеть» (Africa Trade Network) — профсоюз, объединяющий сотни неправительственных организаций, организации рабочих, религиозные, гендерные и другие движения всего Африканского континента. АТС была основана в 1998 г. сетью стран Третьего мира (Third World Network) и включала на тот момент 25 членов из 15 стран Африки. АТС имеет статус наблюдателя в Организации Африканского Единства, в Экономической комиссии ООН для Африки и тесные отношения с Конференцией ООН по торговле и развитию, а потому является важным посредником в вопросах торговой политики некоторых неправительственных организаций.

16. Т. е. страны экваториальной Африки: Мавритания, Мали, Нигер, Чад, Кения, Эфиопия, Эритрея, Джибути, Руанда, Бурунди, Сенегал, Гамбия, Гвинея-Бисау, Гвинея, Сьерра-Леоне, Либерия, Кот-д’Ивуар, Буркина-Фасо, Гана, Того, Бенин, Нигерия, Камерун, Экваториальная Гвинея, Центрально-Африканская Республика, Уганда, Демократическая Республика Конго, Конго, Габон, Ангола, Замбия, Малави, Зимбабве, Намибия, Ботсвана, Мозамбик, Свазиленд, Лисото, Мадагаскар. Длительное время они были колониями Великобритании, Франции и Германии, а также Испании, Бельгии и Италии. С падением империй в ХХ в. на территории Африки действует принцип «постимперской легитимности», когда административное деление, проведенное в колониальную эпоху, экстраполируется на новые государства, освободившиеся от власти империи. Северные и центральные районы региона являются малопригодными для проживания и развития ввиду отсутствия достаточных водных запасов и белка. Регион беден природными ресурсами. Большинство этих стран находятся за чертой бедности.

17. «Африканская стратегия» была предложена Комиссией ЕС Европейскому Союзу в 2005 г., чтобы, с одной стороны, подтвердить направленность политико-экономических интересов ЕС на Африку, а с другой, — продемонстрировать заинтересованность стран-членов ЕС в воплощении на этой территории Целей Развития, объявленных в Декларации тысячелетия ООН (Millennium Development Goals (MDGs)). Условием же для их воплощения назваются безопасность и разумный менеждмент для одних районов; экономический рост и объединение — для других; социальная сплочённость и охрана окружающей среды — для третьх.

Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?