Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Без чувства племенного эгоизма

Лисова К.Л.
Народоведение: Учебное пособие для учащихся 9 кл. общеобразовательной школы.
– М.: Гуманитар. изд. центр ВЛАДОС, 2004. – 286 с.: ил.

После прочтения пособия К.Л.Лисовой становится ясно, что на последней странице школьных дневников – там, где раньше была графа «Поведение», видимо, необходимо завести новую графу: «Любовь к Отечеству». И будут там красоваться «двойки» с «тройками» и «четверки» с «пятерками»…
Представляемое читателю пособие, как написано в его аннотации, предназначено «для общеобразовательных школ, гимназий, лицеев, факультативно изучающих этнографию. Цель пособия – познакомить учащихся с историей, культурой и бытом русского народа». Идея внедрения курса народоведения в московские школы зародилась в рамках программы возрождения национального или этно-культурного образования в столице, как это явствует по крайней мере из документов сайта правительства Москвы. А сама автор К.Л.Лисова, рассказывая о появлении замысла книги, пишет, что идея пособия возникла «в связи с насущной потребностью понять и почувствовать наше прошлое, проникнуть к глубинным корням, питающим сегодняшнее сознание и душу русского человека»
(с. 4.).
Первое, что бросается в глаза при чтении книги, – это чувство любви автора, конечно, искреннее и вполне понятное, ко всему, что связано для него с историей и культурой русского народа. Пособие написано в эмоциональном и пафосном стиле, и просто нельзя с некоторой тревогой не остановить взгляд на авторском посвящении: «Сыновьям с глубокой верой в то, что Отечество наше останется навсегда их главной любовью».
И соответственно главной целью книги оказывается вовсе не знакомство с нравами и бытом народа, что и предполагает отчасти курс этнографии. Нет, цель книги заключается в том, чтобы «помочь учителю воспитать у школьников любовь к Отечеству, его истории и нашим предкам, научить соблюдать нашу веру и наши обычаи, понимать смысл собственного бытия и нашего общего долга перед Родиной» (с. 6.). Цель благородная, но собственно к этнографии имеющая отношение, мягко говоря, опосредованное.
Итак, какими же средствами предлагается в пособии К.Л.Лисовой воспитывать любовь к Отечеству у подрастающих поколений? Главное средство, которое использовано в пособии, – неточное изложение материала.
В главе «Отечество» К.Л.Лисова рассматривает вопросы о происхождении восточных славян и Древнерусского государства и отмечает, что «древнерусская народность» возникла в IX–X веках в результате смешивания со славянами финно-угров, балтов и других племен и благодаря «особенностям мировоззрения славян – у них не было, по мнению историков, чувства племенного эгоизма и была «распахнутость» к другим языкам и народам» (с. 14.). Какие историки говорили о «распахнутости» славян, автор не поясняет. Автор затем не раз обращается к теме исключительных нравственных качеств русского народа, приводя при этом более чем сомнительные аргументы и факты. Так, говоря об основных признаках характера русского человека, К.Л.Лисова пишет: «Русский народ, создав самое большое в мире государство, не унизил ни один из встретившихся на его пути народов, даже самых малых, всех принял как братьев» (с. 284). О вечной проблеме России и Северного Кавказа, покорении малых народов Сибири и Чукотки предлагается не вспоминать.
Довольно много места занимает тема семейной жизни и домашнего быта русских людей. Начинается соответствующая глава с рассказа о ведении хозяйства и о положении женщин в русской семье. Положение женщин рисуется, что и правильно, довольно незавидное. Но затем в качестве образца поведения для лучшей половины человечества дается огромная цитата из раздела «Домостроя» «Похвала женам» (с. 70–71). Есть там и такие слова (привожу в неадаптированном виде): «...препоясавше крепко чресла своя утвердит мышца своя на дело и чада своя поучает, тако же и раб, и не угасает светилник ея всю нощь руце свои простирает на полезная». В результате обильного цитирования «Домостроя» создается впечатление, что все население допетровской Руси жило по его предписаниям. Между тем, «Домострой» возник в среде богатого боярства и купечества и служил нравственным кодексом правящему классу.
Далее речь заходит и о детском воспитании по «Домострою», но уже в параграфе «Народная педагогика» приводится опять огромная цитата из раздела «Как детям почитать и беречь отца и мать и повиноваться им и утешать их во всем» (с. 80). Но самое интересное так и осталось за страницами книги. Нельзя удержаться, чтобы
не процитировать первоисточник: «Казни сына своего от юности его и покоит тя на старость твою и даст красоту души твоеи и не ослабляи бия младенца, аще бо жезлом биеши его не умрет но здравие будет ты бо бия его по телу, а душу его избавляеши от смерти… любя же сына своего учащаи ему раны да последи о нем возвеселишися казни сына своего измлада и порадуешися о нем в мужестве». В пособии о любви к Отечеству такое не напишешь.
Стоит обратить внимание на упомянутый параграф «Народная педагогика», способный вызвать не прилив чувств к Отечеству, а лишь волну недоумения. Со ссылкой на К.Ушинского там говорится, что «народная педагогика в основе своей содержит фольклорный… материал, в котором формулируется народный, русский национальный идеал. Этот идеал и является целью воспитания основной массы русского населения» (с. 77). Далее приводится пространная цитата из «Повести о разорении Рязани Батыем» с целью продемонстрировать, какими качествами обладали «славные мужи земли русской». На половине страницы мелким шрифтом, начиная со слов «Были они родом христолюбивы, братолюбивы, лицом прекрасны» и заканчивая словами «и милостыню неоскудную давали и ласкою своею многих… к себе привлекали, и к вере истинной обращали», через запятую перечисляются эти качества. А затем предлагается задуматься и ответить на вопрос: «Какие черты «из рода Владимира Святославича” можно считать признаками характера русского человека?» (с. 77–78).
Затем, очевидно, в развитие темы воспитания «основной массы русского населения» автор с умилением рассказывает о распространении детского труда «в патриархальной среде города и села»: «Уже малые дети работали много…» Вместе с взрослыми «дети шли в лес за дровами («Отец, слышишь, рубит, а я отвожу»)… А с семи-восьми лет труд становится основным занятием крестьянского ребенка. И, наверное, не случайно, что почти во всех колыбельных песнях звучит пожелание здоровья, силы и красоты. Это было важно, ведь выживали здоровые, сильные и выносливые… Крепли в раннем труде…» (с. 78).
Еще один занимательный момент. В книге о культуре русского народа при всем обилии фактического материала нет ни одной иллюстрации. Из пособия можно понять, что где-то существует комплект из 24 слайдов к этому замечательному курсу 2001 года издания, но вместе с пособием он не продается. Там же, где должны быть иллюстрации, читаем, например: «Заглянуть в мир старой Руси помогают живописные полотна…» (с. 36). И далее следует авторское описание одной из картин художника А.Рябушкина. Пусть даже и хорошее описание (вообще описания быта и жизни русских людей К.Л.Лисовой действительно удаются), но визуальный ряд все же необходим.
К сожалению, помимо иллюстраций в книге отсутствует многое из того, что могло бы стать ее содержанием. Ничего не сказано о проблеме двоеверия русского народа. О фольклоре всего несколько страничек. О суевериях, приметах, заговорах, вообще о народном мировоззрении – о чем написаны тома и что как раз составляет характер русского народа – с точки зрения этнографии нет почти ничего.
Глава с названием «Годовой цикл труда, развлечений и праздников» построена вовсе анекдотично. «Многие апрельские и майские праздники, обряды и обычаи связаны с пробуждающейся и расцветающей природой», пишет автор на стр.106. Хорошо. Но не 9 же мая. «С этим днем связан прилет ласточек, начинают прислушиваться к голосу кукушки. Можно приметить, в каком ухе кукует: в левом – к добру, в правом – к неудачам» (с. 107). То есть 9 мая – это праздник земледельческий. Интересно, что об этом думают те, кто брал Берлин?
Не знаю уж, что в этой главе понимается под развлечениями. Кроме описания русской свадьбы и «погребально-поминальных обрядов», там больше ни о чем не говорится. Где-то в другом месте упоминаются кулачные бои, говорится и о детских играх – игре в «бабки», катании пасхальных яиц, городках, о куклах, в общем, об игрушках. Ничего не сказано о других, не менее распространенных играх (очевидно, как слишком подвижных и азартных) – об игре «ножом в тычку», которую все мальчишки знают с детства, о чехарде, об игре в кости, шахматах, шашках, такой старинной русской забаве, как катание на качелях, в конце концов, о картах. Хоть царь Алексей Михайлович в карты играть запрещал, но почему бы об этом не рассказать?
На странице 285 К.Л.Лисова продолжает: «В нашей этнической культуре идеалом является личность, умеющая страдать». То есть терпение – это основа русского характера. Но, во-первых, личность, «умеющая страдать» – это скорее идеал общей религиозной христианской культуры, во-вторых, какое отношение к страданию имеют пословицы, такие как «Терпение и труд все перетрут», приводимые автором в подтверждение своего тезиса? Неужели все это из любви к своей истории?
2005 г.

Александр Аверюшкин

Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?