Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Уолл-стрит действительно построена на жадности

Уолл-стрит действительно построена на жадности – и это утверждаю не я, а Стивен Рафаэль. Кто такой Стивен Рафаэль? Бывший член правления «Беар Стернс» (Bear Stearns), банка Уолл-стрит, который обанкротился на прошлой неделе. И где Рафаэль сделал такое заявление? Не больше и не меньше, как в интервью «Уолл-стрит Джорнэл». В чем состоит цель этого заявления? В том, чтобы объяснить (или оправдать?) банкротство фирмы. «Это могло случиться с любой фирмой», - сказал он.

Действительно, могло – и случилось. А в это самое время председатель фирмы Джимми Кэйнс беззаботно играл в бридж. Не слишком разумно для жадного банкира: в результате он потерял большую часть собственного состояния, а другая жадная фирма, «Джей Пи Морган Чейз» (JPMorgan Chase), набросилась как стервятник и сорвала куш. Ах да, около 14 тысяч работников Беар Стернс скоро останутся (или уже остались) без работы.

Так капитализм – всего лишь жадность? Нет, не только, но жадность играет очень большую роль. А жадность по определению удовлетворяется некоторыми за счет остальных. Поэтому одни фирмы сейчас разоряются - на Уолл-стрит и по всему миру, – а другие нет. Соединенные Штаты как страна разоряются, а другие страны нет. США не называют происходящее этим словом, но такова истина.

Всегда ли это так происходит? Нет, не всегда. Только в половине случаев. Давайте вспомним, как Уолл-стрит и США оказались загнанными в этот угол. В 1945 году все начиналось хорошо для Уолл-стрит и для США. Война была окончена. Война была выиграна. И США были единственной промышленной державой, чьих заводов не коснулась война. В других странах были разрушены целые города, а в Европе и Азии наступил голод.

Соединенные Штаты были настроены на успех и действительно преуспели. Они могли перегнать весь мир по уровню производства и получить за это награду. Они заключили сделку с Советским Союзом – мы риторически называем ее Ялтой - о том, что не будет ядерной войны, которая могла бы нанести удар по Соединенным Штатам. А крупные производители заключили с крупными профсоюзами сделку о том, что не будет стачек, которые могли бы сорвать производство прибыльной продукции. Наступили сытые времена и резко вырос уровень жизни. Надо сказать, что послевоенные годы оказались достаточно благоприятными для большинства стран. Это было время крупнейшего расширения производства, роста прибылей и населения и при этом общего благосостояния за всю историю мировой капиталистической экономики. Французы назвали его "тридцать славных лет".

Должно ли все хорошее когда-нибудь заканчиваться? Боюсь, что в современной мировой системе цикл повторяется последние 500 лет. Когда все начинают обогащаться за счет экономического роста, прибыли неизбежно снижаются. Прибыль от производства зависит от относительной монополизированности ведущих секторов промышленности. Но если слишком много стран строят сталелитейные или автомобильные заводы (ведущие отрасли промышленности в те времена), конкуренция становится слишком большой. Несмотря на все нелепые слоганы, конкуренция не идет на пользу капиталистам. Она снижает прибыль.

Когда прибыли резко снижаются, для мировой экономики наступает период стагнации. Это случилось примерно в 1970. И, если вы не заметили, мы так и не процветаем, несмотря на все нелепые слоганы. Что происходит во время мировой экономической стагнации? Заводы начинают перемещаться из прежних мест (США, а также Германии, Франции, Великобритании и Японии) в другие страны (Южную Корею, Индию, Бразилию и Тайвань) в поиске дешевых средств производства. По-видимому, это хорошо для новых мест сталелитейного и автомобильного производства, но для старых центров производства это означает сокращения.

Перемещение заводов – еще не все. Что делают крупные капиталисты, которые хотят зарабатывать в период низких прибылей от производства? Они начинают переводить деньги из производственных предприятий в финансовые. То есть, они начинают спекулировать. А во времена спекуляции жадность не знает границ. Поэтому мы имеем необеспеченные облигации, поглощения компаний, низкокачественные кредиты [1], хеджевые фонды [2]. и все эти непонятные явления с непонятыми названиями. Кажется, что даже Роберт Рубин, одна из важнейших фигур финансового мира, недавно признал, что он не знает, что такое "liquidity put" [3]. .

В основе всего этого с 1970-х годов лежит все растущий долг. Корпорации, индивиды, государства – все берут в долг. Все они живут не по средствам. И если вы можете брать в долг (это называется кредитом), вы можете, как говорится, жить на широкую ногу. Но у долгов есть небольшой недостаток: предполагается, что однажды вы их выплатите. Если вы этого не делаете, с вами случается «кризис задолженности» или «банкротство» или, если речь идет о стране, огромный спад курса валюты.

Вот что мы называем пузырем. Если вы надуваете воздушный шар, - неважно, что вы этого совсем не ожидаете, - в какой-то момент шар лопнет. Он лопается сейчас. И все, естественно, испуганы. Когда пузырь лопается, кому-то приходится плохо. Дело в том, что обычно кому-то приходится хуже, чем другим, даже если плохо приходится всем.

В настоящий момент больше всех могут пострадать Соединенные Штаты – и страна, и американские капиталисты, и обычные американцы. Кажется, что США потратили не миллиарды, но целые триллионы долларов на ведение войн на Ближнем Востоке, которые они проиграли. Похоже, даже в казне самой богатой страны в мире нет нескольких триллионов долларов. Значит, они были взяты в долг. И, похоже, что кредит в 2008 году не так хорош, как в 1945. Похоже, что кредиторы сегодня не желают тратить деньги впустую. Похоже, США идут к банкротству, как «Беар Стернс».

Будут ли США выкуплены Китаем, Катаром или Норвегией или распроданы по 2 или даже 10 долларов за акцию? Что случится со всеми этими дорогими игрушками, которые Штаты продолжают покупать: с военными базами в сотнях стран, самолетами и кораблями и новейшим оружием, которое Америка постоянно заказывает, чтобы заменить вчерашние игрушки? Кто накормит людей, оказавшихся на грани нищеты?

Возвращайтесь лет через десять и дайте мне знать.


Перевод Натальи Козыревой.
Англоязычный оригинал опубликован на сайте Броделевского центра
[Оригинал статьи].


По этой теме читайте также:


1. Кредиты с высоким риском невозврата.

2. Хеджевый фонд — это частное инвестиционное партнерство, которое использует все возможные инструменты для получения абсолютной прибыли.

3. Право покупателя обеспеченных ценных бумаг потребовать, чтобы продавец выкупил назад бумаги, цена на которые упала ниже номинальной стоимости.

Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?