Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Предыдущая | Содержание | Следующая

Часть 5

Как правильно смешивать зерна и плевелы? Рассказывает Кара-Мурза!

«Что же это творится, господа? Нельзя же так нахально переть против законов Моисея и диалектического материализма»

С.Г. Кара-Мурза «Манипуляция сознанием

Начинает автор с того, что… запутывается. Он смешивает «советский истмат», изыскания так называемой «красной профессуры», прошедшей неплохую «сталинскую школу» (в чем автор сам признается) со сравнительно независимым марксизмом, например, «оппозиции», наиболее крупным представителем которой является Троцкий. Смешать в одно два смертельно враждовавших направления – это надо суметь.

Впрочем, тут явно просвечивает желание уложить историю в прокрустово ложе своей «цивилизационной теории». По ней большевики «с крестьянским мышлением» построили «советский проект». А марксизм – это так, для прикрытия, они его использовали только для «ритуальной лжи».

Далее автор нападает на «объективные законы общественного развития». В сноске он говорит, что нет НИКАКИХ доказательств существования таких законов. В качестве аналогии автор приводит рассуждения неких «ученых-реалистов» о законе Ньютона и о том, что камень падает по этому закону вертикально вниз, а сухой лист при наличии ветра может полететь вбок или даже вверх. Значит, продолжают «реалисты» в (изложении Кара-Мурзы), для листа закон Ньютона – это не закон, это – ТЕНДЕНЦИЯ. Если честно, такие рассуждения способны уложить под стол не одного физика. Автор, веря такой чуши, искренне полагает, что влияние одного физического закона превращает другой в ТЕНДЕНЦИЮ? Что, ветер отменяет силу земного притяжения? М-да-а, как сказал бы Остап, до физики Краевича «ученые-реалисты» явно не дошли. И, видимо, ничего не знают о том, что физические силы могут быть РАЗНОНАПРАВЛЕННЫМИ. Ну да, ладно, просто автора опять подвела доверчивость к чужим словам и любовь к высосанным из пальца парадоксальным «открытиям» и «фактам».

А вот здесь Сергей Георгиевич совершенно верно говорит:

Но что же это за закон, если все пролетарские революции происходят не в странах с развитым пролетариатом, а в крестьянских (Россия, Китай, Вьетнам, Куба)?

Но это не значит, что законы общественного развития теперь НЕ ДЕЙСТВУЮТ. Это значит, что МАРКС ОШИБСЯ, потому что ему элементарно не хватило эмпирических данных. Если выясняется, что «теплорода» нет, мы должны сделать вывод, что не существует никаких доказательств физических законов? Что, теперь надо вырезать себе деревянного идола и ему молиться?

Надо попробовать ПОПРАВИТЬ, проанализировать, ПОЧЕМУ так произошло, выявить ЗАКОНОМЕРНОСТЬ, а не огульно отрицать теперь ВСЕ законы общественного развития, каковые не ограничиваются выводами Маркса о победе пролетариата в промышленно развитых странах. Самое интересное: Кара-Мурза говорит, что революции произошли именно в «крестьянских странах», но не видит в этом ЗАКОНОМЕРНОСТИ. Пишет, что нет НИКАКИХ ДОКАЗАТЕЛЬСТВ, и тут же приводит одно из них.

Впрочем, с дальнейшими рассуждениями автора в критике некоторых приведенных цитат Б.П.Курашвили вполне можно согласиться. Абсолютизация законов общественного развития – также неправильна, как и их огульное отрицание.

А вот потом Сергей Георгиевич в очередной раз попадает под обаяние «цивилизационной» теории и начинает так трактовать историю, что у человека мало-мальски с ней знакомого, волосы на голове становятся дыбом. Ну вот, например:

Вот Кромвель: из-за какого классового антагонизма его «железнобокие» пуритане пускали кровь в Англии и Ирландии? Вот террор якобинцев. Разве он вызван антагонизмом между буржуазией и аристократией, буржуазией и крестьянством? Ведь классы-антагонисты - буржуазия и пролетариат, но их-то конфликт никогда не приводил к большой крови. А Китай? Кровь в основном пускали друг другу два крыла революции - Гоминдан и коммунисты. Оба, разойдясь, обеспечили, по-разному, очень быстрое социальное и экономическое развитие (на материке и на Тайване). Какая здесь «очередная ступень»? Вся концепция гражданской войны, которую дает истмат, на мой взгляд, неверна в принципе и никогда не была подтверждена.

Сергей Георгиевеич выплескивает из тазика истории вместе с водой и ребенка (истмат) и сажает в него свое «цивилизационное» уродливое чадо. Опровергая всю ту дикую трактовку истории, данную Кара-Мурзой, можно написать основательную монографию. Но мы постараемся быть лаконичными. Придется ограничиться лишь кратким перечислением и общеизвестным классовым толкованием общеизвестных фактов (классовый подход не является ЕДИНСТВЕННЫМ инструментом, но именно на него нападает автор).

Во-первых, неверна сама постановка вопроса. Автор упрощает и искажает истмат: так легче «опровергать». Во-вторых, отсутствует всякая доказательная база: точно так же можно утверждать обратное с нулевым результатом. Мы не будем следовать дурному примеру, который подает автор.

Вспомним, в чем нашло идеологическую опору восстание Кромвеля? В кальвинизме. Для какого класса кальвинизм с его демократизмом, с его учением предопределения был на то время наиболее удобен? Удивительно, но именно для буржуазии! Благодаря чему появились в Англии и Шотландии республиканские партии, через которые буржуазия приобрела политический вес и влияние? Какое совпадение, именно благодаря кальвинизму! Не стоит забывать, что римско-католическая церковь, альтернативой которой явился кальвинизм, полностью поддерживала ФЕОДАЛИЗМ, и ей самой принадлежала почти треть всех земельных владений в католических странах.

Впрочем, для успешной буржуазной революции на тот момент еще не созрели исторические (экономические) условия (все-таки 17-ый век на дворе), и ее завоевания были скромны.

О Великой Французской. «Доказательства» Сергея Георгиевича заставят покраснеть от стыда за его университетского преподавателя истмата. Разве можно ставить зачет такому студенту? Вчитайтесь:

Разве он вызван антагонизмом между буржуазией и аристократией, буржуазией и крестьянством? Ведь классы-антагонисты - буржуазия и пролетариат, но их-то конфликт никогда не приводил к большой крови.

Ну, с какого такого потолка Сергей Георгиевич взял, что «классовый антагонизм» возникает ТОЛЬКО между буржуазией и пролетариатом? В каком учебнике марксизма, пусть даже самом плохом, он это вычитал? Неужели трудно вместо «ученых-реалистов» открыть Маркса и потратить пару дней для того, чтобы овладеть хотя бы АЗБУКОЙ марксизма. Складывается такая неприглядная ситуация: человек выступает с критикой теории относительности, но при этом в изложении механики Ньютона делает школьные ошибки. Как к такому докладу отнесутся в любой серьезной научной среде? Как воспринимать «специалиста» по русскому языку, который пишет ЖЫ-ШЫ?

Как трактует марксизм рабов и рабовладельцев? Как классы-союзники? А феодалов и крепостных крестьян? Как милых прихожан единого Храма?

Объясняю Сергею Георгиевичу (хотя намного лучше это сделает любой учебник): в период буржуазных революций БУРЖУАЗИЯ выступает ПРОТИВ ФЕОДАЛОВ, против ДВОРЯНСТВА часто в союзе с пролетариатом и/или с крестьянством. Остановившись на завоевании политических свобод для всех (формально, но это важно), а на тот исторический момент – для себя, любимой, она тормозит дальнейшее развитие революции, на котором настаивает пролетариат и/или крестьянство. Прогрессивная роль буржуазных революций заключается в том, что они, побеждая, дают ПРАВА, формальное РАВЕНСТВО, в этом залог успешного развития капитализма (впрочем, бывают реставрации, откаты назад и т.д., но в итоге все заканчивается исторически обусловленной победой буржуазии). Это краткое и схематичное изложение, осуществляются буржуазные революции ПО-РАЗНОМУ, но примерно так. А теперь вопрос на засыпку: откуда взялась Декларация прав человека и гражданина?

Но, видимо, Сергей Георгиевич не знает ответа на этот вопрос, иначе бы он понял одну из причин того, почему эта революция называется Великой. И не видел бы за ней только «террор якобинцев», эдаких «ловкачей-манипуляторов» (подробнее уровень исторических познаний Сергея Георгиевича в этой области мы разберем попозже).

А сказать, что конфликт буржуазии и пролетариата не приводил к большой крови – это значит обнажить свое глубочайшее незнание предмета. Может быть, стоит вспомнить основную причину пиночетовского переворота в Чили? Это, случаем, не национализация принадлежащих буржуазии медных рудников и некоторых других предприятий, которую осуществил Сальвадор Альенде? Нет, наверное, причина лежит в области «цивилизационных» разногласий. Сколько людей было убито и «пропало без вести» во время и после пиночетовского переворота? Сергей Георгиевич не хочет об этом почитать? Это «малая кровь»? Около 30 тыс. убитых и 110 тыс. посаженных в лагеря по политическим мотивам. С населением в 10,2 млн.! Сколько было рабочих, крестьян и интеллигенции среди репрессированных, а сколько представителей буржуазии (они тоже были, конечно, среди них нашлось немало смелых и хороших людей)? Чья жизнь улучшилась после переворота, а чья ухудшилась?

Это один пример и пример недавний (1973 г.). Но, если брать Гражданскую войну в России, может быть, Кара-Мурзе угодно подсчитать, сколько РАБОЧИХ воевало в Красной Армии, а сколько в Белой? И, соответственно, подсчитать представителей буржуазии, поддержавших ту или иную сторону. Это не натолкнет его ни на какие выводы? (Правда, автор при подсчетах пользуется любопытным принципом: если выяснится, что у белых служили рабочие, пусть их будет в 20 раз меньше, чем у большевиков, то это ИСКЛЮЧЕНИЕ, оказывается, с легкостью отменяет правило).

Но нет, автор считает, что классов-то в России не было, были сословия, а значит, конфликт буржуазии и пролетариата не приводил к пролитию «большой крови». Очень удобный подход. Видимо, автор считает, что рабочих Ленских приисков, шахтеров в Лудло (штат Колорадо) и пр. капиталисты расстреливали исключительно из соображений иррационального «социального расизма», а не потому, что те своей забастовкой били по самому чувствительному месту – по карману. Видимо, автор считает, что сегодня международный капитал поддерживает тление гражданской войны в Африке не потому, что он извлекает из этого громадные прибыли, а потому, что там имеет место «цивилизационный» конфликт. Рассказывать автору о Парижской коммуне, Гоминьдане и китайских коммунистах и т.д. и т.д., видимо, вообще бессмысленно.

Остается только посоветовать ему изучать источники и не спешить высказывать свое мнение о том, чего он не знает. Тогда будет меньше почвы для фантазий о «цивилизационных» конфликтах.

Заметим и еще об одной ловкой «манипуляции» со стороны автора. В абзаце, приведенном выше, он говорит о неверности «вульгарного истмата», при этом в сноске предлагая свой, «цивилизационный подход». Все это ДИЧАЙШИМ образом противоречит именно КЛАССИКАМИ марксизма. Но автор не хочет прямо об этом говорить. Где надо, он поддерживает свои выводы кромсанием цитат из Маркса, Ленина. Он ФАКТИЧЕСКИ пытается ОПРОВЕРГНУТЬ Маркса, Энгельса и т.д. Но делает вид, что нападает не на них:

Она в том, что в головы нескольких поколений внедряли искажающий реальность способ понимать общество в его развитии - так называемый вульгарный исторический материализм. С классиками марксизма, а тем более с Лениным, этот истмат имеет мало общего.

Было бы намного честнее, если бы Сергей Георгиевич не морочил голову читателям, а сказал: «Да, я считаю, что Маркс, Энгельс и Ленин ОШИБАЛИСЬ в том-то и в том-том. В развитии общества нет никаких закономерностей. Попытаюсь доказать это, как умею» (Впрочем, иногда он так и делает, но крайне редко). Но нет. Сергей Георгиевич, фактически опошляет и искажает именно идеи КЛАССИКОВ, но при этом пытается использовать их авторитет, пользуясь незнанием читателя (видимо, невольно, из-за пробелов в своих знаниях по этим вопросам). Чтобы не быть голословным, советую перечитать то, что говорит о восстании Кромвеля Кара-Мурза, и открыть Энгельса «Введение к английскому изданию «Развитие социализма от утопии к науке» (К. Маркс. Ф. Энгельс, Избранные сочинения, М., 1986, т.5, стр. 358-359). Кстати, о том, как кальвинизм повлиял на развитие предпринимательства, Кара-Мурза мог бы прочитать и у Грамши в «Тюремных тетрадях», на которые он ссылался ранее (и которые, наверное, читал, раз излагал их содержание):

Позиция же кальвинизма с его железной концепцией благодати и предопределения, которая обусловливает широкое распространение духа предпринимательства (или становится формой этого движения), еще более выразительна и характерна.

Или Сергей Георгиевич выбирал только то, что соответствует его мировоззрению, а остальное пропускал?

Почти по всем другим пунктам ниспровержения «исторического материализма» примерно такая же история. Читатель, посвятив немного времени изучению «классиков», сам может в этом убедиться. Это не значит, что критика марксизма не нужна. Она жизненно НЕОБХОДИМА для его обновления и развития. Не нужны такие убогие попытки поставить все с ног на голову, полностью отринуть марксизм, прикрываясь при этом авторитетом его основателей.

Истмат как орудие мирового заговора

Дальнейшая «критика» автора полна все теми же «опровержениями», которые по уровню обоснованности и доказательности стоят где-то между шаманскими заклинаниями и средневековыми схоластическим спорами:

Как мог примитивный проект породить Стаханова, Королева и Жукова?

Во-первых, при чем здесь «примитивность», что это вообще за историческая категория, зачем так упрощать доводы оппонентов? Во-вторых, можно воскликнуть: «Как могло античное рабство породить Аристотеля, Платона, Софокла, Эврипида и пр.? Рабства – не было, это измышления манипуляторов, античность – совершенна!». Типичный пример метафизического мышления, которое строит «целостную картину» исходя из принципа «Да-да, нет-нет».

«Двойка по истмату» поставлена советскому строю фактически по всем вопросам: «Вторая половина истории советского социализма была процессом нарастающего маразма». Иными словами, смерть его была закономерна: маpазм - состояние, вывести из котоpого медицина бессильна.

Сам же автор до этого доказывал (правда, по-своему), что смерть СССР была закономерна («объективные предпосылки для массовой манипуляции сознания»). Сам же утверждал, что «героические времена» кончились, а «сословие номенклатуры выродились» (это не маразм?). Предрекал:

В будущем, если мы выживем, задача резко облегчается тем, что старый советский проект - мобилизационный социализм - сломан. Не придется решать сложную проблему мягкого выхода из него - нас вырвали из него с кровью.

Если автор говорит о «мягком выходе» из «мобилизационного социализма», значит, «проект» - неправилен, значит, «выродился», значит, – надо менять? Сергею Георгиевичу пора бы определиться со своей позицией, а не вилять в разные стороны при каждом приступе забывчивости.

А метафора Кара-Мурзы с «двойкой» вообще непонятна. Какой истмат? Официальный советский? Нет, он не ставил, а наоборот утверждал превосходство и прочность СССР. А что касается Троцкого и других «классических марксистов», то уж, извините, они оказались правы, в отличие от Сергея Георгиевича, который, как он сам признается, не видел никаких признаков слабости советской системы. Это свидетельствует только о его политической слепоте в данном вопросе и ни о чем более.

Интересно то, что, по словам самого Кара-Мурзы, «истмат» предрекал гибель СССР и поэтому является его врагом, и частью именно поэтому «советский проект» и погиб. Это все равно, что Вергилий обвинил бы Лаокоона в гибели Трои. Друг, предостерегающий от гибели, превращается во врага, который ее хотел:

Истмат, выставив «неправильному» советскому строю плохую оценку, идейно подготовил перестройку, оправдал уничтожение «приблудного дитяти». Сегодня мы пожинаем первые плоды.

Автор считает, что официальный советский истмат подспудно подготавливал гибель СССР? Но ведь сам же автор писал, что ложь КПСС (а значит, и истмат) были ритуальными и этому никто не верил (но это автору было нужно, чтобы не обвинить партию в «манипуляциях). А теперь получается, что верили, что он «подготавливал». Ну да ладно, в этих авторских противоречиях сам черт ногу сломит.

Выслушаем и другую сторону, например Троцкого:

В своей книге "Преданная революция" я теоретически обосновываю ту мысль, что война поставит под удар не только советскую бюрократию, но и новые социальные основы СССР, представляющие грандиозный шаг вперед в развитии человечества. Отсюда для каждого революционера вытекает безусловный долг защиты СССР против империализма, несмотря на советскую бюрократию.

Или он же:

Я в сотнях статей и тысячах писем разъяснял, что военное поражение СССР означало бы неизбежно реставрацию капитализма в полуколониальной форме при фашистском политическом режиме, расчленении страны и крушении Октябрьской революции.

Но, продолжим. Автор приводит красочную и яркую, но, к сожалению, неверную метафору (а помните, как когда-то он нападал на сам принцип метафорирования политических явлений?):

Ко многим левым идеологам я обращался с вопросом: по каким критериям вы обнаружили кризис, а тем более крах советского социализма? Мне отвечали даже с возмущением: да ты что, слепой, сам не видишь? Я честно признавал, что не вижу и прошу объяснить внятно, простым и нормальным языком. Мне говорили: «но ведь крах налицо, Запад нас победил». Да, но это разные вещи. Бывает, что красавцу-парню, здоровяку, какой-то хилый сифилитик воткнет под лопатку нож, и парень падает замертво. Можно ли сказать: его организм потерпел крах, видимо, был в маразме? Сказать-то можно, но это будет глупость. Из этого еще не следует, что наш строй был здоровяком, но следует, что факт убийства ничего не говорит о здоровье убитого.

Нисколько не защищая абстрактных «левых идеологов» (непонятно, о какой именно группе идет речь), хочется отметить, что автор в публицистическом запале опять впал в противоречия и невольно стал «проводником» столь им нелюбимых «манипуляций». Во-первых, говорить о «факте убийства», как о чем-то очевидном и не требующем доказательств, совершенно неверно. Пусть читатель, впрочем, сам судит: об этом мы уже много говорили ранее.

Примем авторскую метафору, и спросим: а что эта за сифилитик, который перерезал на глазах друг у друга целое отделение «здоровяков», которые ничуть этому не сопротивлялись (почти все соцстраны, плюс смена плановой экономики на рыночную в Китае и Вьетнама)? Что это за уголовник такой, у которого под носом прыгает малыш (Куба), грозит ему кулаком, показывает «нос», а он ничего не может сделать, только позорит свои спецслужбы (ну-ка, сколько было покушений на Кастро?). Почему США не может «зарезать» крохотную, безъядерную Кубу при наличии огромного количества эмигрантов-антикоммунистов? Может быть, потому, что кубинская партия не успела ПЕРЕРОДИТЬСЯ? Может, потому, что ВНУТРИ Кубы не получили развитие те предпосылки, которые развалили СССР? Может быть, потому что кубинская партия чему-то научилась на опыте русской революции, на опыте гибели СССР и динамичнее, грамотнее выстраивает свою политику (отношение к религии, например)? Впрочем, посмотрим, что будет дальше, после смерти Кастро (долгих лет ему, конечно), все-таки личность вождя революции сильно сдерживает разложение партии, но вожди не вечны. Будем надеяться, что Кубе удастся избежать подводных камней «социализма».

И напоследок ответим на «парня-сифилитика» цитатой из самого Сергея Георгиевича: «Думаю, что эта соблазнительная метафора в целом ошибочна».

Скульптурная группа: Кара-Мурза разрывает пасть мировой экономической науке

Я пишу вещи простейшие, из учебников, словарей и справочников, на уровне ликбеза. Иногда меня бранят профессора марксизма, но они просто не знают, что «полемические» места я списал в «Капитале» Маркса (причем и у него-то это банальные места, из справочников).

С.Г. Кара-Мурза «Манипуляция сознанием»

Теперь автор плотнейшим образом взялся за мировую экономическую мысль и взял под прицел существование рыночных законов. Надо отметить, что данные критические замечания Кара-Мурзы (которые «перекочевали» и в «Советскую цивилизацию») детально разобрал Дмитрий Ниткин (особенно в области фактов и статистики), поэтому мы постараемся только отметить те моменты, которые не охватил он.

С чего начинает Сергей Георгиевич? А с того, что пользуются своим любимым «манипулятивным» приемом: АБСОЛЮТИЗИРУЕТ силу того или иного закона (чего уже давно не делает современная экономическая наука), а потом такой раздутый мыльный пузырь торжественно протыкает пальцем, «доказывая» самому себе и чересчур доверчивым читателям, какими дураками и манипуляторами являются экономисты, которые данный закон признают. Метод не особо изящный и уже изрядно поднадоевший. Ну вот, например:

Взять хотя бы такую мелочь, что даже в идеальной (воображаемой) рыночной экономике для выполнения эквивалентного обмена, через который только и выражается стоимость, необходим свободный рынок. Но его же не существует! Протекционизм только рынка труда индустриально развитых стран обходился в 80-е годы «третьему миру», по данным ООН, в 500 млрд долл. в год, то есть масштабы искажений колоссальны и они увеличиваются.

Так вы же сами пишете, что в ИДЕАЛЬНОЙ, Сергей Георгиевич. А потом делаете «открытие»: что ее, мол, на самом деле не существует. Где логика? Слово ИДЕАЛЬНАЯ вам ничего не говорит? У нас есть упрощенная модель Земли – глобус. Сергей Георгиевич берет его в руки, с торжеством заявляет, что там, где должны быть горы – ровная поверхность, вода нарисована на бумаге и т.д., и делает вывод, что земного шара теперь вообще не существует, а есть черепаха с тремя слонами-атлантами. Возможно, это грубое сравнение, но получается что-то похожее. А теперь по существу.

Сам же автор пишет, что протекционизм рынка труда обходится «третьему миру» в кругленькую сумму. А ПРОТИВ чего направлен протекционизм, автор не задумывался? Зачем он нужен, если рыночные законы не существуют? Как можно так слепо не видеть под носом очевидных вещей? Автор абсолютизирует закон стоимости в своей голове и потом начинает его отрицать, поминутно себе противореча!

Как сказано в Докладе Всемирного экономического форума в Давосе, в развитых капиталистических странах занято 350 млн человек со средней зарплатой 18 долл. в час. В то же время Китай, бывший СССР, Индия и Мексика имеют рабочей силы сходной квалификации 1200 млн человек при средней цене ниже 2 долл. (а во многих отраслях ниже 1 долл.) в час. Открыть рынок труда для этой рабочей силы в соответствии с «законом стоимости» означало бы экономию почти 6 млрд долл. в час! Мы видим, что разница в цене одного и того же компонента стоимости (рабочей силы) огромна. Пренебречь ею никак нельзя. «Закон», исходящий из презумпции эквивалентного обмена, просто не отвечает реальности. Иными словами, экономика «первого мира» при действии закона стоимости являлась бы абсолютно неконкурентоспособной. И «закон» просто выключен действием вполне реальных, осязаемых механизмов - от масс-культуры до авианосца «Индепенденс». Выключен этот закон уже четыре века, и в обозримом будущем уповать на него не приходится.

Ну, во-первых, если мы примем на веру первую часть книги Кара-Мурзы, то в Давосе собирается кучка «манипуляторов», каковые хотят расщепить нам сознание. Но раз их выводы помогают Кара-Мурзе (как он думает), то это – настоящие ученые. Ладно, это мелкие придирки, ближе к делу.

Автор опять-таки представляет себе ИДЕАЛЬНУЮ экономику. В ней люди моментально и с идеальной точностью рассчитывают свою выгоду, в ней не существует государств и политических границ, в ней не существует громадного сплетения и борьбы интересов классов, общественных объединений, отдельных лиц, путаницы законов, нравственных норм, идеологий, лени, глупости, коррупции и т.д. В ней существуют идеальные производители и идеальные потребители.

Алгебра и геометрия тоже не отражают всего разнообразия окружающего мира. Но мы же пользуемся ими для решения своих, конкретных задач, прекрасно сознавая их ограниченность. Мы не подходим с логарифмической линейкой к измерению любовных отношений, чтобы потом разочароваться и ВООБЩЕ отринуть математику.

Реальность, конечно же, намного сложнее идеальной экономической модели. Вместо общих слов (хотя и для них найдется место), перейдем к рассмотрению конкретной ситуации. Есть у нас обувная фабрика в славном штате Аризона. Мы – бедные капиталисты, которые вынуждены платить рабочим (в среднем) 18 долларов в час. Почему бы нам не перевести производство в Россию, где мы будем платить своим работникам всего 2 доллара в час?

Во-первых, такое часто происходит – и мы об этом попозже скажем. Во-вторых: «фабрика не мусор, не вывезешь на тачке», перефразируем мы Маяковского. Надо продавать старую фабрику и покупать новую (чтобы получить такую экономию, на которую указывает Кара-Мурза, мы должны ВООБЩЕ отказаться от услуг западных рабочих, и не открывать филиал в России, а, именно, ПЕРЕЕЗЖАТЬ).

Надо ехать в чужую страну, с чужим языком, подбирать местный менеджмент (или соблазнять более высокими окладами американских спецов), регистрировать предприятие, продираться сквозь дебри бюрократической волокиты, нужно вкладывать средства в обучение персонала, надо заново приучать его к СВОИМ правилам производства. А если основная продукции нашей фабрики распространяется в штате Мичиган? Во сколько обойдется транспортировка готовой продукции? А отдел сбыта (маркетинговый отдел) должен будет остаться в США, получается, структуры предприятия разорваны, это минус.

А если мичиганцы узнают, что их любимые сапоги теперь делаются в России (а они узнают, конкуренты не преминут воспользоваться этим рекламным ходом), продажи разве не снизятся, разве не придется продавать продукцию дешевле? Чтобы не быть голословным, приведу конкретный пример: производство линии бытовой техники AEG, компании Electrolux, будет переведено из Германии в более дешевые, в плане рабочей силы, Италию и Польшу. Теперь дистрибьюторы Electrolux в других странах обеспокоены. Коммерческий директор сети магазинов «М-видео» Михаил Кучмент говорит:

«Для немцев и потребителей из других стран очень важна надпись «Сделано в Германии» - это гарантия высокого качества. Чем дороже брэнд, тем дороже должно быть производство. Хотя, конечно, Польша и Италия воспринимаются лучше, чем Китай». (Журнал «РБК», № 10, 2006 г., 67 стр.)

Сергей Георгиевич приводит шокирующие выкладки «давосских экономистов». Но это все игра цифрами, способными поразить воображение обывателя, а не человека, который поставит задачу хоть немного разобраться в этом. Ведь невозможно перевести все производство в развивающиеся страны, точно так же, как невозможно перевести все рабочие руки из стран «третьего мира» в развитые (хотя оба этих процесса идут, что и доказывает действенность рыночных законов).

Куда переедет сектор услуг? В Индию? Где за его услуги он будет получать жалкие копейки (по сравнению с США). Куда переедут СМИ? Куда переедут частные школы? Выгодно ли переезжать тем секторам экономики, которые ориентируются именно на внутреннего потребителя?

В Китае, конечно, услуги специалистов стоят намного дешевле, но кто подсчитал, сколько будет стоить их переобучение для того, чтобы они соответствовали требованиям компании? Во что обойдется потеря опытных специалистов, которые не захотят переезжать? Сейчас на капиталистическом рынке труда свирепствуют хед-хантеры, которые ПЕРЕМАНИВАЮТ опытных спецов из одной компании в другую. Разве легко так просто взять и отказаться от своих сотрудников и поехать за тридевять земель киселя хлебать (тут дело еще в доверии, даже если вы уверены, что китайские специалисты ЛУЧШЕ, надо еще убедить в этом акционеров, которые после новости о переезде могут впасть в панику и начать избавляться от акций, надо убедить партнеров и потребителей, что качество продукции не снизится).

Здесь перечислена едва ли одна десятая всех тех сложностей, которые встают перед хозяином предприятия, решившегося на переезд. Но не это главное. Важно, что автор отрицает ЭЛЕМЕНТАРНЫЕ принципы функционирования рынка, ЕГО ЗАКОНЫ. Как они действуют, нам поможет понять один маленький эксперимент в стиле «давосских экспертов».

Если завтра чудесным образом половина западных предприятий окажется в «третьем мире», что произойдет? А получится, что примерно половина западных работников окажется без работы. Конкуренция на рынке труда резко повысится, а в результате упадут ставки ОПЛАТЫ. Грубо говоря, хозяин будет из двух примерно одинаковых по квалификации специалистов выбирать того, кто согласится работать за меньшую сумму (а куда они денутся, если предприятий стало мало, работы нет).

В результате ВЫГОДА переезда в «третий мир» будет уменьшена резко понизившейся оплатой труда на Западе. А в «третьем мире», из-за обилия переехавших предприятий, ставки оплаты ПОВЫСЯТСЯ. Все, исход предприятий на Запад стал менее выгоден, сократился, законы рынка действуют.

Почему автор не овладел хотя бы такими школьными прописными истинами прежде чем приступать к своей критике? Непонятно.

На самом деле процесс перетекания производства в страны «третьего мира» идет, и идет довольно давно. Только Сергей Георгиевич объясняет это сознательной «злой волей» капиталистов:

Пришлось денежному мешку, как говорится, «отстегнуть» часть прибыли, чтобы «обуржуа-зить» своих рабочих, перенести жесткую эксплуатацию за пределы своего мира.

В то время как это ЕСТЕСТВЕННЫЙ процесс, связанный, в первую очередь, с поиском ВЫГОДЫ. Как решается капиталистами проблема высокой ставки оплаты труда? Есть два основных пути: использования труда мигрантов из стран третьего мира (но это чаще для неквалифицированного труда и ограничивается законодательством, сопротивлением коренных жителей и т.д.) и расширение бизнеса в странах «третьего мира»: иностранные компании приходят, скупая местный бизнес, открывая свои филиалы и т.д.

Процесс это сложный, неоднозначный и очень плотно привязанный к ПОЛИТИКЕ. Следует помнить, что законы рынка НЕ АБСОЛЮТНЫ, их выполнение зависит от массы факторов, но, В ОСНОВНОМ, они действуют. И глупо отрицать очевидное.

Новые технологии, например такие, как Интернет, часто ОБЛЕГЧАЮТ реализацию этих законов. Довольно много IT-компаний (в частности производители программного обеспечения) открывают свои подразделения в «третьих странах» и благодаря всемирной сети могут работать в едином «виртуальном офисе».

Но вопрос стоит намного шире и проблема не только во взглядах Кара-Мурзы. Речь идет о чрезвычайно низком теоретическом уровне большей части «оппозиционного» движения, которые видят зло именно в современном развитии капитализма, видят за этим МИРОВОЙ ЗАГОВОР, ищут альтернативу в ПРОШЛОМ.

Что такое глобализация – устрашающая «манипуляции» кучки злодеев? Нет, это естественный ЭКОНОМИЧЕСКИЙ процесс, связанный, прежде всего, с поиском ВЫГОДЫ миллионами капиталистов. Это действия РЫНОЧНЫХ законов, это концентрация и транснационализация капитала и производства в МИРОВОМ масштабе. Не видеть этого РАЗВИТИЯ капитализма, не видеть в этом глубоко ПРОГРЕССИВНОГО явления, почвы для НОВОГО общественного строя – это значит быть консервативным, глубоко погрязшем в предрассудках слепцом. Не с глобализацией надо бороться, которая есть только подготовка почвы для будущего. Бороться нужно с КЛАССОМ капиталистов, которые ведут процесс глобализации НЕСОЗНАТЕЛЬНО, РАСТОЧИТЕЛЬНО, БЕЗДАРНО, СТИХИЙНО, которые СДЕРЖИВАЮТ развитие производительных и культурных сил человечества. Которые уже стали РЕАКЦИОННОЙ силой, вставшей на пути истории.

Глобализация, функционирование МИРОВОГО экономического рынка протекают НЕОДНОЗНАЧНО. Наблюдается тенденции то к УСИЛЕНИЮ, то к ОСЛАБЛЕНИЮ протекционистских настроений. Государства довольно активно вмешиваются в процесс проникновения иностранного капитала. Недавно компания Dubai Ports Worlds, принадлежащая правительству ОАЭ, пыталась купить британского портового оператора P&O, который обслуживает шесть ключевых портов США. И хотя стоимость американских активов составляла всего 10 %, Конгресс США наложил на нее запрет (угроза национальной безопасности).

Китай, руководствуясь партийным решением, готовит создание специального органа, который будет запрещать доступ тем или иным иностранным инвесторам. По прогнозу экспертов Организации экономического сотрудничества и развития, в этом году (2006) объем трансграничных сделок слияния и поглощения, с участием компаний из стран-членов OECD, сократится – впервые за последние 3 года.

Стоит ли говорить, что в основе протекционизма лежат и интересы национальных капиталистов (активно влияющих на политику), не заинтересованных в иностранной конкуренции, и интересы самих политиков, которые создают на этом свою популярность, пользуясь недовольством избирателей. Так, например, по результатам исследования Pew Research Center for the People & The Press, около 53 процентов граждан США считают покупку иностранцами американских компаний – вредным явлением, а к инвестициям из-за границы относятся отрицательно 36 % американцев.

Идеализация свободного рынка неолибералами лежит в той же плоскости, что и абсолютное отрицание рыночных законов и идеализация плановой экономики. В плоскости метафизичного сознания, отрицающего диалектику, в плоскости незнания элементарных фактов, неумения использовать передовые методы познания.

Кара-Мурза пишет, что уже четыре века, как «закон свободного рынка ВЫКЛЮЧЕН». Это доказывает только его нулевое знание истории и ничего более. Какое значение имел рынок рабочей силы при феодализме, 4 века назад? Может ли он сравниться с нынешним? Как можно сравнивать натуральное хозяйство феодализма, с преобладанием натурального обмена, и современный мир, пронизанный миллионами экономических связей, да еще и говорить, что вот ТОГДА рыночные законы работали?

Дальнейшие рассуждения Кара-Мурзы достаточно хорошо проработаны Дмитрием Ниткиным, отметим только несколько моментов. Автор пишет:

Сегодня «закон стоимости» рушится и как абстракция. Кризис ресурсов, показал, что этот закон неверно описывает отношения экономики с природой. 2/3 стоимости товара - это сырье и энергия, но они же не производятся, а извлекаются. Их стоимость - это лишь труд на извлечение (да затраты на под-куп элиты, хоть арабской, хоть российской). Теория стоимости, не учитывающая реальную ценность ресурсов (например, нефти) для человечества, кое как могла приниматься, пока казалось, что кла--довые земли неисчерпаемы.

Какого товара? Что, весь товар мира создается из «невозобновляемого» сырья? Например, пшеница или иные сельскохозяйственные культуры? Когда-то Мальтус и Рикардо наступали на те же грабли, говоря об «истощении» земель, но наука решила эту проблему. Или Кара-Мурзе это неизвестно? Сначала обвинять Мальтуса в «манипуляции», а потом повторять его ошибки… это надо суметь.

А ведомо ли Сергею Георгиевичу, какую громадную роль в мировой экономике играет сегодня ВТОРИЧНАЯ переработка той же бумаги, пластиков, металлов и т.д., особенно в странах, не особенно богатых природными ресурсами?

Какие «невозобновляемые» ресурсы тратят, например, производители программного обеспечения? А сектор услуг?

Автор критикует воззрения Рикардо и Сэя, забывая, что с тех пор минуло уже почти два века. Это все равно, что современный физик вдруг начнет упрекать Ломоносова или Лавуазье за их незнание атомной физики, вместо того чтобы сосредоточиться на взглядах современных физиков. А ведь, между прочим, Д. Рикардо считал невоспроизводимым ресурсом ЗЕМЛЮ и делал верные выводы, которые относились к неверному объекту:

Труд природы оплачивается не потому, что она делает много, потому, что она делает мало. Чем скупее становится она на свои дары, тем большую цену требует она за свою работу. (Антология экономической классики. Т. 1. стр. 438)

Поменяйте местами ЗЕМЛЮ, которую он имел в виду, на, например, НЕФТЬ, и вы поймете его правоту и простите ЧАСТНУЮ ошибку, вызванную уровнем научного знания того времени. Надо просто учитывать, в каких исторических условиях работал тот или иной мыслитель, и только потом делать выводы о характере его ошибок. Так что рассуждения Сергея Георгиевича о теории стоимости основаны исключительно на незнании им предмета. Так, например, совершенно немыслимо говорить, что 2/3 стоимости товара – это сырье и энергия. Неужели не очевидно, что товары бывают РАЗНЫЕ. И в 2/3 попадает только их часть. При создании автомобиля затратами являются только сырье, труд на извлечение и энергия? А труд на ОБРАБОТКУ сырья? А транспортировка до конечного потребителя? А труд технических специалистов? А труд общего управления процессом, который также нельзя исключать?

Ясно, что проблема истощения природных ресурсов является достаточно серьезной и важной, и не учитывать это в современной политэкономии нельзя. Но нельзя легкомысленно отрицать достижения мировой экономической мысли, не овладев даже ее азами.

Что вот это за вывод:

Если сложить искажения, вносимые трудовой теорией стоимости при оценке труда, сырья и энергии в совокупности, отклонения от модели будут столь велики, что надо говорить о ее полной неадекватности. Ее можно использовать только как абстракцию для целей анализа, но никак нельзя называть законом и тем более делать из нее практические политические выводы.

Ну, если она ПОЛНОСТЬЮ НЕАДЕКВАТНА, то уж, извините, ее нельзя использовать с целью анализа, даже как абстракцию. Мы же не интеллектуальными играми занимаемся, а говорим о реальном мире. На самом деле полностью неадекватными можно назвать только рассуждения автора на эту тему.

Они неприкрыто обнажают подсознательное стремление автора нивелировать марксизм, признать его совершенно негодным, заменить «цивилизациоными» подходом. Вместо того чтобы починить автоматическое оружие, Сергей Георгиевич предлагает выломать в лесу дубинку, да и ту использовать не для борьбы, а для изгнания злых духов. Вот, казалось бы, в этом замечании сверкают крупицы истины:

Да и рыночный обмен с современниками политэкономия марксизма искажает се-годня в неприемлемой степени. Он идеализирует акт обмена, учи-ты-вая лишь движение потребительных стоимостей (товаров). А что происходит с анти-стоимостями («антитоварами») - с теми отрицательными стоимостями, которые всегда, как тень товара, об-разуются в ходе производства? Если бы действовал закон эк-ви-ва-лентного обмена стоимостями, то продавец «антитовара» должен был бы выплачивать «покупателю» эквивалент его «антистоимости». Вот тогда категории прибыли и цены отражали бы реальность. Но на деле-то этого нет! Антитовар или навязывается, без всякого возме-щения ущерба, всему человечеству (например, «парниковый эф--фект»), или навязывается слабым - вроде захоронения отходов в Лесото или России. Но политэкономия этого не учи-тывает - и совершенно чудовищным образом завышает эффективность экономики капитализма.

Какая политэкономия не учитывает? Современная или Адама Смита? Не будем обращать внимание на вопиющую экономическую безграмотность этого абзаца, иначе мы никогда не закончим критику. В целом мысль автора понятна. И даже его критика во многом верна (марксизм в экономическом анализе и, вправду, отстал от жизни). Но не с той стороны и не так она ведется. Сергей Георгиевич даже не упоминает про то, что существует экологический контроль, что существуют специальные налоги на вредное производство, что капиталистическая страна ОБЛАДАЕТ способностью регулировать уровень загрязнения, хотя эта способность весьма и весьма далека от идеальной.

Да и сама логическая цепочка автора неверна. Он требует от модели, чтобы она учитывала пожелания Кара-Мурзы:

(Если бы действовал закон эк-ви-ва-лентного обмена стоимостями, то продавец «антитовара» должен был бы выплачивать «покупателю» эквивалент его «антистоимости».):

Кто сказал Сергею Георгиевичу, что рыночное общество является ИДЕАЛЬНЫМ? Зачем обстреливать из своей игрушечной пушки геометрические фигуры? Вот если бы автор взял такого «столпа» неолиберализма, как Милтон Фридман, и подверг критике его взгляды, пользуясь своим публицистическим талантом и проверенными данными – вот это было бы дело.

Если бы он взял теорему нобелевского лауреата Рональда Коуза, в которой утверждается, что рынок способен самостоятельно решать внешние проблемы (в частности экологические) и вдумчиво, доказательно ее опроверг или поправил – это можно было бы назвать критикой.

А нападать на политэкономию двухвековой давности, критиковать «глобус» идеальных моделей, при этом имея самые смутные понятия об экономической структуре современного мира – это дилетантство и невольный обман доверчивых читателей.

Проследуем дальше за автором в его «анализе»:

Закон стоимости неадекватен и социальной реальности. А именно взывая к этому закону как догме и ув-лекли интеллигенцию рыночной утопией, а она уже внедрила ее в массы. Ведь как рассуждал советский человек? Рынок - это закон эквивалентного об-мена, по стоимости, без обмана. Ну, пусть приватизируют мой завод, наймусь я к капиталисту, хоть бы и иностранному - так он честно отдаст мне заработанное. А сейчас у меня отбирает го-су-дарство, номенклатура ненасытная. Но эквивалентный обмен был мифом уже во времена Маркса! Так, отно-ше-ния на рынке между метрополией и колонией уже тогда были резко неэквивалентными, и с тех пор неэк-вивалентность бы-с-тро растет. «Третий мир» выдает на гора все больше сырья, сель-хоз-продуктов, а теперь и удоб-ре-ний, химикатов, машин - а нища-ет. Соотношение доходов 20% самой богатой части населения Земли к 20% самой бед-ной бы-ло 30:1 в 1960 г., 45:1 в 1980 и 59:1 в 1989. Чехи работают получше ис-пан-цев, а цену рабочей силы, ко-гда они «открылись» Западу, им ус-тановили почти в 5 раз меньше. Полякам в среднем положили 0,85 долл. в час, а в Тунисе, ко-то-ро-му до Польши еще разви-вать-ся и развиваться, 2,54 доллара. Где здесь закон стоимости?

Какой социальной реальности? Может быть, социальной справедливости? Так никто и не говорит, что рынок справедлив. То, что марксист и буржуазный экономист мыслят в одних категориях, признают одни и те же законы, еще не говорит о том, что они делают одни и те же выводы. Маркс РАЗВИЛ политэкономию своего времени, ДОКАЗАЛ, что прибавочная стоимость крадется капиталистом. И на этой научной платформе возник марксизм и, благодаря его глубокому соответствию реалиям окружающего мира, он добился успехов в борьбе.

«Третий мир» выдает «на-гора» все больше сырья. Цифры, в студию! ОЭА – третий мир? А Кувейт? А почему СССР увеличивал экспорт нефти и золота? Его «колонизировали»?

«Чехи работают лучше испанцев» - это личное впечатление или есть какие-то доказательства? А потом автор возмущается тем, что кто-то говорит, что «русские – воруют». Сам же рассуждает примерно на таком же уровне. Но это не суть.

Почему чехи мало получают? А почему капиталисты должны им платить много? Работают законы рынка, существование которых «опровергает» Кара-Мурза: в Чехию поступают более дешевые товары с Запада, местные капиталисты, не обладающие таким эффективным производством, экономят на оплате труда. Почему в Кувейте живут богаче, чем в Чехии? Потому что они торгуют нефтью, чего не могут себе позволить чехи (это очень грубая картина, но на более подробную нет времени). Кто сказал, что капитализм развивается равномерно, и бедные страны, приняв рынок, разбогатеют? При чем здесь «неправильность» рыночных законов? Из них что следует, что страна, не имеющая развитой экономики, не являющаяся международным финансовым или технологическим центром, не обладающая ценными ресурсами, разовьется?

Из них следует, что международный финансовый капитал не будет использовать страны «третьего мира» с целью выгоды, если они не могут с ним конкурировать и их политические системы не способны ему противостоять?

И обратите внимание на логическую структуру авторской мысли. Сначала Кара-Мурза приводит пример того, как, по его разумению, думал советский рабочий. Ну, хорошо, пусть так. Значит, рассматриваются отношения КАПИТАЛА и ТРУДА. А дальше говорит, что уже во времена Маркса эквивалентный обмен был «мифом». В огороде бузина, а в Киеве дядька. Причем тут эквивалентный обмен-то? Понятие эквивалентный обмен относится к стоимости товара и связано с учетом издержек производства. Конкуренция худо-бедно регулирует «эквивалентность», монополия – нет. Но никто не говорит, что и в условиях конкуренции «эквивалентность» обмена подразумевает справедливость. Нужно углубляться в корни проблемы, а не отделываться недовольным ворчанием.

Разве рабочему не отдают сегодня «заработанное»? Надо говорить не только и не столько об этом, сколько о том, какую часть «зарабатывает» рабочий, а какую присваивает себе капиталист (чей вклад в организацию труда тоже нельзя совсем отрицать). И не надо впутывать в это свои произвольные толкования рыночных законов и делать на этом основании далеко идущие выводы.

Автор может говорить самые правильные вещи, но его доказательная база настолько слаба, настолько невнятны логические связи, что толку от этого говорения, к сожалению, немного:

Часто поминают и другой «объективный закон», которому противоречил советский строй, и вот - законно уничтожен. Речь идет о вытекающем из закона стоимости утверждении, будто та формация прогрессивнее, которая обеспечивает более высокую производительность труда. Казалось бы, ошибочность этого ленинского положения давно всем очевидна. Ленин высказал свой «закон», когда мир казался неисчерпаемой кладовой ресурсов. И «выжимать» больше продукта из живого труда было выгодно. Но увеличение производительности труда после некоторого предела требовало непропорционально больших расходов энергии. И когда поняли реальную стоимость этого невозобновляемого ресурса, разумно стало искать не наивысшую, а оптимальную производительность. Например, по производительности фермеры США вроде бы эффективны, а по затратам энергии (10 калорий на получение одной пищевой калории) недопустимо, абсурдно расточительны. Следовать их примеру не только глупо, но и в принципе невозможно.

Уф, как здесь автор невыносимо запутался!

Это, во-первых, положение не столько Ленина, сколько Маркса (Ленин его развил), а во-вторых, не стоит так грубо его излагать. Согласно марксизму, та формация ПРОГРЕССИВНЕЕ, которая больше способствует РАЗВИТИЮ производительных сил общества. А вот развитие производительных сил достигается за счет повышения производительности труда. В свою очередь, увеличение производительности труда предполагает не «выжимание соков» из человека (что достигается тупым повышением норм выработки и рабочего времени), а ТЕХНОЛОГИЧЕСКОЕ совершенствование орудий производства и ПОВЫШЕНИЕ квалификации персонала. Рабочий с отбойным молотком наработает больше, чем рабочий с киркой, а устанет меньше. Вот какая подразумевалась «более высокая производительность».

Непонятно, что автор подразумевает под «невозобновляемым ресурсом»: энергию или человека? И в том и другом случае автор ошибается: о человеке и говорить нечего, и так ясно, а энергетических ресурсов, в обозримом будущем неисчерпаемых – масса, например, та же самая солнечная энергия.

Не знаю, откуда взял Кара-Мурза данные о калориях, но, скорее всего, он что-то перепутал. Наверное, речь идет об абсолютных затратах энергии, связанных с сельскохозяйственной деятельностью (бензин, ремонт, производство удобрений и т.д.), но ведь из контекста кажется, что автор говорит о затрате ЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ ЭНЕРГИИ. И если считать, что на выращивание одной ПИЩЕВОЙ калории ФЕРМЕР тратит 10, то тогда он и самого себя прокормить не сможет. Так и будет, сидя в тракторе, пухнуть от голода и помрет прямо на рабочем месте. Если же автор все-таки имеет в виду энергетические затраты (давайте думать о человеке хорошо!), то уж, извините, отбойный молоток по сравнению с киркой тоже «недопустимо» расточителен. Зато все делает быстрее, качественнее, и рабочий меньше устает. Если путем увеличения энергетических затрат можно повысить производительность труда, меньше утомлять человека, то это НЕОБХОДИМО сделать, а не возмущаться «абсурдным» расточительством.

Возникает смутное подозрение, что автор опять начинает звать нас в «пещеры» и феодализм, к безмятежной и «литургической» крестьянской жизни. Вольно или невольно, но напрашивается такой вывод: ведь энергетические ресурсы «невозобновляемы», поэтому недопустимо так «расточительно» к ним относится. Надо, видимо, снова брать в руки соху и кирку и пасти овечек под присмотром доброго и заботливого монарха.

Самое смешное, что в этом параграфе автор ОПРОВЕРГАЛ рыночные законы, отрицал их действие, говорил, что они «выключены» уже четыре века. Но потом он к ним вернется и обвинит в нарушении этих законов современную российскую власть! И даже вспомнит про эквивалентность обмена, которая, напомню, «была мифом уже во время Карла Маркса»! Читайте:

То, что сделало правительство (и даже то, что оно подумало), находится в вопиющем противоречии с самыми священными принципами рыночной экономики и гражданского общества.

Назовем эти принципы. Это представление о частной собственности как естественном праве (то есть, государство не имеет права на изъятие этой собственности). Это - «свобода контракта», сделки (то есть, государство не имеет права вмешиваться в законную сделку на рынке, а имеет лишь право взыскать после завершения сделки установленный законом налог). Это - эквивалентность обмена, которая обеспечивает равновесие всей системы рынка.

Каков главный тип сделки, на котором держится рынок и все общество? Это купля-продажа рабочей силы. В этой сделке обе стороны выступают равными партнерами. Рабочий есть собственник особого товара, и обладает он им в силу естественного права частной собственности. Он по контракту на время продает свое тело. Это - центральный акт рыночной экономики, та ось, на которой крутится вся машина.

Именно эту ось надламывает правительство. После завершения первой части сделки, когда продавец только-только передал свой товар, государство врывается и запрещает покупателю расплатиться за покупку. Сначала, мол, рассчитаемся между собой. Сразу насмарку летят все принципы - и неотчуждаемости частной собственности (рабочего), и свободы контракта, и эквивалентности обмена. Я уж не говорю о праве и диком нарушении азов любой экономики.

То законы есть, то их нет, то они «выключены» во всем мире, то только в России. Типичный пример мышления «или-или».

Философия «халявы», или бабочка как причина урагана

Теперь автор принялся за философию. Честно говоря, после ознакомления с его критикой основ политэкономии, уже становится страшно: что же будет дальше?

А дальше автор будет все больше и больше запутываться в противоречиях, скользить по поверхности, не касаясь сути, и утверждать, утверждать, утверждать. Истмат опять выдается чуть ли не за главного виновника гибели СССР и «расщепления сознания». Детерминизм оказывается неверен, потому что «лишает воли». Ну, кого-то, быть может, и лишает, а кого-то нет. (Напомню читателям, что детерминизм – это причинно-следственная обусловленность тех или иных явлений нашего мира. Грубо говоря, если что-то существует, значит, у этого есть причины вне зависимости от того, можем мы их установить на данный момент или нет.)

Автор не может понять, что если человек не может принять КАКИХ-ТО законов нашего мира, по особенностям своей психики, своего миропонимания, то это еще не значит, что этих законов не существует. Подавляющее большинство людей не могут понять и принять некоторые выводы из теории относительности. Мы живем в мире механики Ньютона, эффекты, возникающие при скоростях, близких к световым, нам непривычны. Но это не значит, что их не существует.

Человек часто не может принять причинно-следственную обусловленность своего сознания, своего «Я». Это нормально, это даже правильно. Абсолютное приложение детерминизма по отношению к себе, как эдакого руководства к действию (или, лучше сказать, к бездействию), является фаталистической патологией, извращением.

Но неприятие детерминизма человеком не повод для его ОТРИЦАНИЯ как основополагающего принципа нашего мира. Если восприятие абсолютной обусловленности самого себя фактически невозможно и НЕ НУЖНО, то перенос причинно-следственной обусловленности на окружающий мир – необходимейший инструмент его познания, инструмент действия, инструмент выживания, в конце концов.

Автор опять начинает со старой песни о вине «истмата». Как будто все население его изучало, все восприняло, все поняло и приняло как руководство к действию, а вернее к нынешнему бездействию. Спорный вопрос. С одной стороны Сергей Георгиевич отметил верно: уповать на законы общественного развития и самому лежать в стороне – это свинство и глупость.

А с другой, знание законов общественного развития дает силы для того, чтобы бороться за это развитие. Тут проблема не в самих законах, которые Сергею Георгиевичу никак не удается опровергнуть, тут дело в их восприятии. Можно повернуть и так и эдак. Кстати, скорее склоняет к бездействию «цивилизационный» подход. Прогресса нет, развития нет, все вокруг плохо, а хорошо было только в прошлом. Надо, чтобы настали «героические времена», правда, потом «сословия» все равно выродятся и все по новой… Это у нас, видите ли, не фатализм, это философия борьбы…

Придется напомнить «борцу с детерминизмом» слова Ленина:

«Идея детерминизма, устанавливая необходимость человеческих поступков, отвергая вздорную побасенку о свободе воли, нимало не уничтожает ни разума, ни совести человека, ни оценки его действий. Совсем напротив, только при детерминистическом взгляде и возможна строгая и правильная оценка, а не сваливание чего угодно на свободную волю» (В.И. Ленин, «Что такое «друзья народа» и как они воюют против социал-демократов?», «Избранные сочинения», т.1, стр. 29, М., 1984 г.).

А Кара-Мурза, к сожалению, в противоположность Ленину, впадает в метафорические, симпатичные, но бессмысленные размышления:

И люди, даже здравомыслящие, всему этому верят, хотя на каждом шагу в реальной жизни видят отрицание этой веры. Вот здоровяка-парня кусает тифозная вошь, и он умирает. Какие были для этого объективные предпосылки в его организме? Только его смертная природа. Вот деревянный дом сгорел от окурка. Ищут «предпосылки» - свойство дерева гореть. Но это ошибка. Здесь виноваты именно не законы, а «флуктуации» - вошь, окурок. Их легко можно было не допустить, если занять мало-мальски активную позицию.

Не там ищите объективные предпосылки, уважаемый Сергей Георгиевич. Даже в этой искусственной метафоре можно углядеть противоречия. В данном случае объективными предпосылками послужит, наверное, то, что у «здоровяка-парня» все-таки меньше шансов умереть от тифа, чем у туберкулезника. Предпосылками послужит то, что тифозные вши обычно появляются в тяжелых условиях, таких, как война, разруха, голод, антисанитария и т.д. Ваша флуктуация (вошь) в нормальных условиях не заведется и тифом никого не заразит, и, даже если такое случится, современная медицина с большей вероятностью спасет больного, чем медицина начала 20-го века.

Насчет окурка: идите дальше в своем анализе, Сергей Георгиевич, вы так часто останавливаетесь на полпути! Почему это свойство дерева гореть не является объективной предпосылкой? Если окурок бросить на бетонный пол – пожара не будет. «Флуктуация» (окурок) налицо, а все в порядке. Метод предотвращения флуктуаций по Кара-Мурзе – это, видимо, поставить сторожа, который будет отслеживать окурки. Хотя разумнее будет построить современный дом, оснащенный «объективными предпосылками» для предотвращения пожара.

А вообще, спекулятивность рассуждений автора очевидна. Когда мы говорим о гибели государства, речь идет о БОЛЬШОМ количестве разновероятностных событий, в их связи и развитии, а не о единичном, случайном явлении. Если в государстве оказывается изменником ОДИН человек – то это можно назвать случайностью. Но если система власти построена таким образом, что ОДИН человек может погрузить его в пучину гибели («проклятый Горбачев! Он один во всем виноват!») – это объективная предпосылка.

Если присягу принимали 30 млн. человек, и из них изменил миллион, а остальные продолжали сражаться – это объективная предпосылка для победы. А если остальные ТОЖЕ изменили присяге – это точно такая же объективная предпосылка для поражения. И нужно выяснять, ПОЧЕМУ они «изменили», а не спихивать все на таинственный «взмах крылом».

Выявлять объективные предпосылки, руководствуясь передовыми научными знаниями об окружающем мире, – задача марксизма. Анализировать прошлое, для того чтобы строить будущее, бороться за него. А не затемнять сознание читателями красивыми, но спекулятивными метафорами.

Еще немного о «случайностях». Сергею Георгиевичу стоит уяснить, что, когда мы говорим «случайность», это не значит, что у этого события нет причины (что это из ниоткуда вылезшая «флуктуация»). Это значит, что у нас нет никакой возможности его предвидеть, рассчитать. Если мы играем в орлянку, то выпадение решки, строго говоря, «неслучайно». Просто это зависит от тех факторов, которые мы НЕ МОЖЕМ рассчитать (сила броска, его направленность, первоначальное положение монеты, сопротивление воздуха, масса монеты, ускорение, сила удара об землю и т.д.), а значит, для нас это событие «СЛУЧАЙНО». Теория вероятностей дает нам возможность рассчитать вероятность «случайностей». Всего этого автор не учитывает, когда отрицает детерминизм, причем не предлагая ничего взамен, кроме весьма сомнительных (во всяком случае, в его изложении) «бифуркаций» и «флуктуаций».

Дальше Сергей Георгиевич опять будет вертеться в разные стороны, под углами 180 градусов, 90, 360, и т.д. Это, видимо, такая авторская диалектика. Полкниги рассказывал про силу страшной «манипуляции», а потом раз… и посмеялся над любителями заговоров. Снова напугает ярко да образно, расскажет о том, как «западный» парень-сифилитик зарезал краснощекого добра-молодца СССР. Потом опять – это пустяк, не верьте в заговоры, надо бороться и все такое. Это не диалектика, это как раз таки «расщепление сознания» и потрясающая забывчивость.

А вот и очередные потрясающие новости. Оказывается, передовая наука открыла «флуктуации». Ничего не надо. Ни борьбы идей, ни пробуждения сознания масс, ни труда, ни самопожертвования, ничего. Надо просто оказаться в нужном месте в нужное время. И повернуть историю куда надо. Революционеры, оказывается, «чуяли», как найти нужное место и что надо сделать (все тома ленинских сочинений – это пустое, вся огромная работа мысли – ничто, главное – «нюх»). Автор обещает, что сегодня наука помогает увидеть, в какое место надо легонько надавить, чтобы получился потрясающе нужный эффект. Только примеров не приводит. Кроме одного. Но тоже… метафоричного:

Бабочка, взмахнув крылышком в нужный момент в нужном месте, может вызвать ураган.

Не уверен насчет урагана, но в случае с лавиной такое действительно возможно. Но если ничтожное явление ВЫЗЫВАЕТ огромные последствия, значит, имелись так вами ненавидимые ОБЪЕКТИВНЫЕ ПРЕДОСЫЛКИ для этого. И ничего вы с этим не поделаете. Если бы бабочка не взмахнула крылом, налетел бы легкий ветерок, или туча заслонила солнце, или снег сорвался с ветки, и… через достаточное количество времени лавина все равно бы скатилась вниз.

Если вы построили карточный домик и бросили на него спичечный коробок, то он развалится. Вы можете, конечно, твердить, как ловко вы нашли точку бифуркации и как гениально осуществили «флуктуацию». Но любой ребенок вам скажет, что если бы домик был построен из кирпичей, то, СКОЛЬКО бы вы не кидали коробок, толку бы не было.

В данном случае это очевидно. Когда речь идет об исторических событиях больших масштабов, в которых переплетены между собой миллионы различных факторов, интересов, действий общественных законов и т.д., все не так очевидно. Но это не значит, что объективных предпосылок нет и мы должны теперь сидеть и выдумывать, как бы нам «бифуркацию» углядеть да «флуктуацию» организовать? Увы, но это, Сергей Георгиевич, уводит читателей от реального мира и его законов, уводит от борьбы в мир иллюзий и ночных страхов.

Ведь закон имеет ценность лишь когда позволяет предвидеть, когда он сильнее частностей, когда он действительно «пробивает себе дорогу» через массу конкретных обстоятельств. Мы же в истории на каждом шагу видим сплошь отрицание этого закона - комбинации частностей весомее. Пришел Чубайс и уничтожил производительные силы - вот и весь закон.

Тут пришел лесник и разогнал и нас, и немцев. Пришел Горбачев и развалил СССР. Ах, если бы Гитлер погиб в колыбели! Ах, если бы Троцкий сверг Сталина! Старая и не очень умная песня. Интересно, а если бы не Чубайс, то, что тогда? Если бы это был Вася Пупкин, то вопреки всему он бы их сохранил и приумножил? А как же «манипуляторы», они бы ему позволили? Будьте последовательны хотя бы в своих заблуждениях!

Ранее Сергей Георгиевич упрекал истмат в том, что он предвидел! То есть, простите, осуществлял манипуляцию по изменению сознания. Чем дальше, тем хуже у автора становится и с аргументацией, и с памятью, и, главное, – с логической связностью его высказываний. Уже становится невозможной никакая критика, ибо вязнешь в авторских противоречиях, как болоте, и голова начинает кружиться от поворотов его мысли:

Но и «теория заговора» делает людей беспомощными. Какой заговор, это нормальная работа сереньких, усталых, не обладающих никакой тайной силой людей. Они просто включены в организацию и владеют технологией.

И тут же:

Поэтому манипуляторы (а они по необходимости владеют системным мышлением) очень большое значение придают моменту и тщательно конструируют «пусковые механизмы», которые надо быстро ввести в действие в критические моменты.

Ну и что это такое? Владеют системным мышлением и при этом «серые». Вот средний читатель Кара-Мурзы не владеет «системным мышлением». Даже толком не знает, что это такое (я вот не знаю, если честно, хотя звучит красиво). А манипуляторы, у них вроде нет «тайной силы», а с другой стороны «очень большое значение придают моменту и тщательно конструируют «пусковые механизмы». С одной стороны у них вроде нет организации, а с другой – есть. Ну, и что делать бедному читателю? Если учесть, что Кара-Мурза системному мышлению не учит. А если и учит чему-то своими рассуждениями, так только тому, как суметь непрестанно впадать в противоречия и называть это диалектикой!

Автор пишет о «программировании поведения», приводя в пример, как ученые расправились с червями- нематодами и каким-то растением со страшным латинским названием (ну и типа, нас «манипуляторы» так же околдовали). Интересно. Познавательно. Но пример обретет хоть какую-то доказательность, когда он расскажет про то, как нематоды и сорняки сами научились программировать друг друга с таким эффектом. А пока таких прецедентов нет, это лишь может красочно иллюстрировать то, как нас в будущем покоряют злобные инопланетяне. То, бишь, относится к области научной фантастики.

Искатели черных кошек своими безответственными, бездоказательными рассуждениями (впрочем, часто вполне искренними) отбивают у части людей всякое желание бороться, не дают им встать на твердую почву научного знания. У «них» - корпорации, у «них» - разработанные теории», «они» - невидимы», «они» - всесильны. Что можно сделать в таких условиях, если высокопрофессиональные специалисты живо вычленят бифуркацию и такую флуктуацию устроят, что мало не покажется? Правильно – только объединяться в сектантские группы, шептаться по углам и занавесить телевизор. Можно, впрочем, находить удовольствие в своем тайном знании и со значительным видом рассказывать на Интернет-форумах байки об очередной «манипуляции» «кровавого режима» и вычислять, откуда торчат «ослиные уши», не замечая их на своей голове. С сочувствием глядеть на других – эх, вы, несчастные и обманутые. Все что угодно. Но НЕ БОРОТЬСЯ. Ибо можно победить в любых условиях, любого противника. Только не такого, которого ты САМ СЕБЕ ВЫДУМАЛ.

Приложение номер 1

Цивилизационное чудо-чадо

Итак, с истматом автор расправился лихим кавалерийским ударом. К счастью для читателя и его критиков, он охватил лишь ничтожную его часть и не затронул диалектических законов. Иначе нам пришлось бы истратить на распутывание хода его мыслей значительно больше времени и труда.

Таз истории вымыт и отчищен до блеска: пришло время торжественно усадить в него и представить публике, «цивилизационный подход»:

Поведение России оказывается совсем не аномальным и даже нисколько не странным, а вполне правильным, если глядеть на нее не через очки евроцентризма, а применить хорошо уже разработанное в науке представление о двух разных типах общества: современном и традиционном.

Автор сразу ставит нас перед выбором: «евроцентризм» (ну истмат, марксизмы, дитя «манипуляторов» и пр.) или «цивилизационный подход», достижение передовой научной мысли (к тому же хорошо разработанное). Ну, посмотрим, что дает нам эта наука в лице его крупного теоретика.

Читаем. И что-то никак до дела не доходит. Вот К. Поппер говорит, что нельзя сравнивать «закрытое общество» с организмом, а «открытое» - можно. Хорошо, поняли, значит, парень-сифилитик – неправомерная абстракция, уже кое-что.

Вот автор упоминает работу М.М. Бахтина о «культуре смеха Возрождения». Наверное, жутко интересно. Огромный опыт, оказывается, накопили этнографы, антропологи и психологи. Перечисляются имена: К.Леви-Стросс, К.Лоренц, М.Сахлинс, Э.Фромм.

Отлично. Ну и что? Где изложение сути этого учения? Как оно помогает нам в анализе истории? Что оно делает понятным, какие выводы из него следуют?

Кого записал в основатели этого «учения» Кара-Мурза? Ни одного экономиста. Ни одного революционера. Ни за одним именем не стоит революционно-проявившее себя общественное движение. Если воспользоваться терминологией автора, к строительству «советского проекта» ни один руки не приложил.

Зато:

Это знание материалистическое, оно не включает в себя мистических понятий, не нуждается в обращении к мифам и тайнам загадочной души - русской, китайской и т.д. Все выводы можно проверить наблюдением и логикой, что и является признаком научного знания.

Помните, как манипуляторы прикрываются наукой? Помните, как идеологи неолиберализма, Адам Смит с Мальтусом, менялись с Дарвином терминологией с целью ввести в заблуждение массы?! Ну ладно, думаю, читатели менее злопамятны, чем критика, простим эту маленькую слабость. А насчет «мистических понятий» - это неправда. В изложении Кара-Мурзы, все сводится к «крестьянскому мироощущению», «литургическому значению» и т.д. Материалистического в этом «учении» не наскребешь на хорошую понюшку.

Автор упоминает, что над «цивилизационным» подходом трудилось еще и искусство, например Лев Толстой. И:

В целом, два массива знания - научное и художественное - не противоречат друг другу, а дополняют. Это подтверждает верность научной концепции традиционного общества.

А сколько писателей, да поэтов, да других деятелей культуры были марксистами или им сочувствующими? Автор, думаю, сам при желании сможет посчитать. Одних крупных наберется на хорошую роту. Так что аргументы автора, увы, действуют именно против него. Тем более о том, в каком месте Лев Толстой «цивилизационщик», автор скромно умалчивает.

Но приступим к детальному изучению «цивилизационного» подхода, может, он и вправду откроет нам глаза?

Картина мироздания служит той базой, на которой строятся представления об устройстве общества. «Естественный порядок вещей» - важнейший довод идеологии. В фундаменте современного общества лежит идея свободы. Для ее становления было важно новое представление о пространстве, данное Ньютоном. Хотя мысль о бесконечности Вселенной была уже у Джордано Бруно, лишь ньютоновская механика убедила человека в этой идее.

Эх, бедняга Ньютон. Он ДАЛ миру знание. Не открыл законы, а ДАЛ ЗНАНИЕ О НИХ. Видимо, когда на голову «цивилизационнику» падает кирпич, он объясняет это таинственными силами природы, сразу приходя от этого объяснения в литургическое настроение.

Как видит мироздание человек традиционного общества, в частности Циолковский? Да очень просто:

Человек же традиционного общества видит мироздание как Космос - упорядоченное целое, с каждой частицей которого человек связан мириадами невидимых нитей, струн.

Надо бы отметить, что люди видят мир все-таки по-разному. Не надо свое субъективное ощущение переносить на всех, а тем более с уверенностью вещать о том, что древний ацтек, египетский крестьянин, Циолковский и крестьяне в царской России видели мир одинаково. Это уже претензия на создание новой фантастической науки – «вневременной телепатии».

К.Э.Циолковский говорил, что Земля - колыбель человека, Космос - его дом. Вот штрих: более полувека в мире ведется две технически сходные программы, в которых главный объект называется совершенно разными терминами. В СССР (теперь России) - космос, в США - space (пространство). У нас космонавты, там - астронавты.

Думаю, нужно срочно позвать Фоменко и Носовского. Можно будет вместе сделать очередную научную работу. Материала много. У нас - «собака», у них – «dog». У нас «медведь», а у украинцев – «ведмедь». У нас «здравствуйте» (то есть «доброго вам здоровья»), а у них «How do u do?» («как дела?»). Материала можно одолжить у Задорнова, он это дело любит. Хотя бы будет, как минимум, смешно. А то так скучно читать такую нелепицу:

Столь же различны и представления о времени. У человека традиционного общества ощущение вpемени задавалось Солнцем, Луной, сменами вpемен года, полевыми pаботами - вpемя было циклическим и не разделенным на маленькие одинаковые отрезки. У всех наpодов и племен был миф о вечном возвpащении. Научная pеволюция pазpушила этот обpаз: вpемя стало линейным и необpатимым. Идея устремленного вперед вpемени (и идея пpогpесса) не заложены в нашем мышлении естественным обpазом, это - недавние пpиобpетения культуpы.

У человека «современного общества» «ощущение времени» не задается Солнцем, Луной и т.д. Европейцы не понимают день или ночь на дворе, не замечают смены времен года. Где им, евроцентристам, до тонкостей «ощущения Космоса». Какой был у всех народов «миф о вечном возвращении» - непонятно. Хоть бы написал, кто куда возвращается. Mиф о потопе, действительно, встречается у многих народов, а вот про возвращение… Кого? Гильгамеша, Одиссея или блудного сына? И какое это имеет отношение к вопросу гибели СССР?

Идея прогресса не заложена в нашем мышлении естественным образом, она, видимо, порочна и неверна. А каким ЕСТЕСТВЕННЫМ? Давайте детей отдавать на воспитание животным (такие примеры были), и посмотрим, какие идеи в них заложит естественный порядок. Но к чему ведет автор?

Конечно, русские, включившись в промышленное развитие, восприняли научные представления о пространстве и времени, но так, что прежнее мироощущение при этом не было сломано. Научные представления, как инструменты, сосуществуют с космическим чувством.

Напомню, что ранее автор писал:

Это знание материалистическое, оно не включает в себя мистических понятий, не нуждается в обращении к мифам и тайнам загадочной души - русской, китайской

Просто феноменальная забывчивость. А китайцы? У них как с мироощущением? И вообще, автор собирается хоть как-то ПОДВТЕРЖДАТЬ свои слова? Он же торжественно представлял нам науку, а она оказалась набором бессвязных утверждений.

В изложении автора «цивилизационный подход» оказывается чем-то неопределенным, несвязным, и совершенно неясно, каким образом он способен объяснить причины гибели СССР и другие интересующие нас явления истории.

У автора все просто: вылезает из бифуркации Чубайс и бьет флуктуацией по голове. Приходит Ньютон и внедряет механицизм, манипулятор такой. Приходят Кальвин с Лютером и начинают, подлецы, разрушительную работу. Выводы, которые напрашиваются: сделать ничего нельзя надо ждать прихода Сталина. От нас, маленьких и бедных, ничего не зависит. Что бы мы ни делали, кто-нибудь придет и все порушит. Поэтому делать ничего не надо. Сидим сложа руки и оглядываем горизонт в поисках «манипуляторов». Ну и само собой ждем рождения революционеров с «крестьянским мышлением», способных углядеть «бифуркацию».

А вот этика манипуляции. В США в одном штате полиция установила на главных магистралях знак «Притормози! Впереди проверка на наркотики». Часть водителей после этого знака на первом же перекрестке сворачивала на местную дорогу. Там их и поджидала полиция. Как объяснил деятель полиции, «всякий, кто сворачивает на эту дорогу, имеет на то единственную причину, если только не живет здесь». Водители «сами» разделились на безупречных и подозрительных, а подозрительные «сами» направились к месту, где их поджидала полиция[3].

Замечательный пример! Просто отличная работа полиции США, можно только позавидовать. Рассуждения автора об этике, в данном случае, абсолютно неуместны. Этично – это, видимо, когда несогласного ссылают на лесоповал, при этом оболгав его в центральной прессе. А это – провокация подлых демократов. Ну-ну.

Насколько было широким это непонимание, показывает тот факт, что общий смех вызывало зрелище единогласно принимаемых решений в Верховных Советах. Это - типичный ритуал голосования в традиционном обществе (в то время как в парламенах Запада голосование есть ритуал, символизирующий «рынок» - конкуренцию). Антрополог Леви-Стросс специально подчеркивал: «Почти во всех абсолютно обществах, называемых «пpимитивными», немыслима сама идея пpинятия pешения большинством голосов, поскольку социальное единство и добpое взаимопонимание считаются более важными, чем любая новация. Поэтому пpинимаются лишь едино-душ-ные pешения».

Напомню, что ранее автор возмущался тем, что Верховный Совет «единодушно» (окромя 6 человек) проголосовал за распад СССР. Это были «манипуляции» и «распад сознания». Теперь (когда ему надо оправдать свою мысль) он через Леви-Стросса называет это «социальным единством и добрым взаимопониманием».

То есть, с точки зрения «связности» общества советский человек второй половины века находился в переходном состоянии - не было компактных сословий и классов, но и не было ассоциаций гражданского общества. Новое сословное самосознание возникло раньше всего как раз в тех социальных группах, которые заняли антисоветскую позицию (либеральная интеллигенция, номенклатура и преступный мир).

Были сословия – не были сословий – были сословия – не было сословий… Автор по ромашке гадает или как? Партия же вроде была «сословием», а теперь в сословия записаны «преступный мир» и «либеральная интеллигенции».

В общем, сколько не вычитывай про «цивилизационный подход», ничего внятного не получается (во всяком случае, в изложении Кара-Мурзы). Каким образом он хоть как-то нам поможет – неизвестно. Распада СССР он не предвидел. Как бороться – не говорит. Структуру современного мира толком не объясняет, в основном, «летает» в области вторичных культурных явлений да «литургических значений».

Приложение номер 2

Кара-Мурза в роли Верховного Цензора

Вежливый ребенок про себя подумает: «Что за дурак этот дядька», - а иной и прямо это скажет.

С.Г. Кара-Мурза «Манипуляция сознанием»

Далее автор атакует «русское художественное» чувство, каковое «скрутило голову русскому Ивану». У европейца оно, оказывается, служит «защитой от манипуляций», а у нас вона как вышло. Крупинки действительно верных рассуждений автора о недопустимости абсолютизации художественных образов и грубом переносе их на действительность (хотя в этом есть и глубоко ПОЛОЖИТЕЛЬНЫЙ эффект) тонут в той грубой интеллектуальной неряшливости, с которой автор обрушивается на литературу, обвиняя ее в пособничестве «манипуляторам».

Вопрос об ответственности писателя – вечный вопрос, над которым мучительно размышляли многие великие. Естественно, что окончательного решения этого вопроса нет и быть не может: каждый писатель должен решить его для себя самостоятельно. Жизнь – не застывшая глыба, а живой, сложный процесс. Но есть всеобщее решение у Кара-Мурзы. Прилагать к художественному произведению… короткую социологическую справку:

Как искажено литературой уже наше восприятие истории России! Прочитав в школе «Муму», мы создаем в нашем воображении страшный образ крепостного права. Ну что стоило дать в том же учебнике маленькую справку! Ведь мало кто знает, что число крепостных среди крестьян в России лишь на короткий срок достигло половины, а уже в 1830 г. составляло лишь 37%. Право продавать крестьян без земли было дано помещикам лишь в 1767 г. и отменено уже в 1802 г. (были лазейки, но уже и Чичикову пришлось непросто). Мы же в массе своей думаем, что помещики направо и налево распродавали крестьян, да еще старались разделить мужа и жену. Это же были случаи исключительные!

Ай да Кара-Мурза! Нашел выход из положения. Восстановил справедливость. Съел Тургенева, прямо-таки убил и в землю закопал, необъективного очернителя «традиционного общества». Крепостное право НЕ БЫЛО страшным, ну что вы. Чичикову приходилось нелегко в ПОКУПКЕ И ПРОДАЖЕ людей. Кстати, и тут автор передергивает (видно, давно не читал Гоголя), трудности Чичикова были связаны с тем, что он покупал умерших крестьян, трудности были связаны с фиктивностью сделки, а не с тем, что он покупал крестьян без земли. Он покупал их НА ВЫВОД, и именно БЕЗ ЗЕМЛИ, на земли, даваемые помещикам, уже имеющим крестьян в Херсонской губернии. Что могло помешать другому помещику скупить крестьян НА ВЫВОД и разделить при этом семью, вывезя их в Херсонскую губернию? Например, покупает он мужиков для обработки купленных им земель: зачем ему скупать их престарелых родителей? Малых детей? Зачем ему тратить деньги на такую благотворительность в то время, как ему нужны именно рабочие руки?

Да разве дело только в продаже? А телесные наказания? А забривание в солдаты? А насильственные браки? А барщина? Милое, доброе крепостное право: сунул нам автор под нос пару цифирей и успокоился («лишь 37 %»! Не лишь, а ЦЕЛЫХ! Впрочем, ссылок на то, откуда данные, как всегда нет). Сергею Георгиевичу работать бы в царской цензуре – цены бы ему не было. Зато автора возмущают полицейские в США, грубые «провокаторы», которые обманывают несчастных наркоторговцев и наркоманов. «Социологическую справку» надо прилагать не к Тургеневу, а ко всяким неряшливым трудам современных «исследователей», которые пристрастно собирают «факты», кромсают цитаты и не владеют элементарными правилами добросовестного научного исследования.

Путаница в авторской голове приводит его к диким и нелепым выводам, к неправильной оценке тех или иных общественных явлений. В этом он НИЧЕМ не отличается от так называемой «либеральной интеллигенции», которую он так любит громить.

Понятно, что для писателя, который обращался к русскому читателю, свобода слова должна была быть исключена.

Ну, конечно, не для Кара-Мурзы. Сам он пользуется свободой слова вовсю (и как это «манипуляторы» позволяют ему это, он же их разоблачает?). Ограничивать надо других. Например, Булгакова:

Сатанизм М.Булгакова вошел в наш духовный рацион, его не выплюнуть. Но к беде ведет не само художественное возвеличение дьявола, а мягкое подталкивание читателя к мысли, что в этом - истина. Не яд, выработанный больной душой изверившегося писателя, который дается нам как соблазн и лекарство, а именно истина… С большой художественной силой писатель узаконил вожделения, которых раньше стыдились. Женщина теперь может мечтать: встретиться бы с дьяволом, слетать на метле на шабаш, поработать там для него вечерок - и получить желаемое. А интеллектуал, считающий себя, конечно же, Мастером, мечтает получить вечный и вполне материальный комфорт: хороший каменный дом подальше от «этой страны», бесплатного слугу (который, судя по всему, не ворует) и любящую женщину под боком…

Стыдно читать эти строки. Стыдно, в первую очередь, за Сергея Георгиевича, который таким образом воспринимает «Мастера и Маргариту». Больная душа не у Булгакова, а у кое-кого другого. Такой дикарский примитивизм, такую варварскую трактовку этого произведения трудно представить. Посоветовать Кара-Мурзе можно только одно: если вы чего-то НЕ ПОНИМАЕТЕ (из-за неразвитости вашего художественного чувства) - это еще не повод для того, чтобы обвинять кого-то в «сатанизме».

Воинствующее невежество – частый гость в «патриотическом лагере». Вот один из подобных «патриотов», в своей, в целом неплохой статье, приводит строчку Лермонтова: «Прощай, немытая Россия, страна рабов, страна господ», - и возмущается, кричит, что Лермонтов не мог такого написать! Что это «манипуляторы» 19-го века приписали ему этот стих. До «патриотического» сознания не доходит, что можно глубоко любить свою страну, отдавать ей и жизнь, и талант, и труд и при этом бичевать ее недостатки, в том числе и в таких строках. Метафизичное сознание не может вместить это в свою черепную коробку, также как не может понять, что НИКТО, кроме Лермонтова, не мог написать такого ГЕНИАЛЬНОГО стихотворения.

«Исследователи» из лагеря аморфных «патриотов» визжат об убийстве Есенина и о том, что предсмертное стихотворение написано не им, а «чекистами». Этим «любителям поэзии» и невдомек, что это признание в своем полном, абсолютном отсутствии чувства поэтического слова, отсутствии умения ЦЕНИТЬ и распознавать настоящую поэзию.

Самое смешное, что далее автор, призывая НЕ ВЕРИТЬ художественным произведениям, относиться к ним со здоровым скептицизмом, непрестанно их цитирует и основывает на них огромное количество своих выводов. Вот говорит он о Гражданской войне. Что, он пользуется исключительно статистикой, свидетельствами и т.д., чтобы вселить в читателя ЗДРАВОЕ ОТНОШЕНИЕ? Да нет, ничего подобного, очень часто в качестве основного доказательства фигурируют цитаты из «Белой Гвардии» того же Булгакова, «Окаянных дней» Бунина и т.д.

Сергей Георгиевич «доказывает» значение Ленина строчками из Есенина:

Сергей Есенин, поэт не купленный, со свободной совестью, не Демьян Бедный, о Ленине написал: «Слегка суров и нежно мил». А в другом месте:

Застенчивый, простой и милый,
Он вроде сфинкса предо мной.
Я не пойму, какою силой
Сумел потрясть он шар земной?

На какое-то время, при перестроечном помрачении, русские люди вдруг стали верить жуликам вроде Льва Разгона или Волкогонова больше, чем Сергею Есенину. Но разве это время не прошло?

Это, конечно же, неправильно. Если бы мы исследовали отношение Есенина к Ленину, то могли бы использовать эти поэтические строчки. А в общем оценивать личность Ленина, апеллируя к Есенину – бессмысленно. Можно набрать кучку высказываний талантливых поэтов и писателей, относившихся к Ленину плохо. Можно набрать кучу бездарных стихов разной дряни, превозносившей Ленина. Ну и что?

Если уж автор хочет таким образом доказывать что-то, пусть повнимательнее перечитает Есенина. Он поэт «не купленный, со свободной совестью», посмотрим, что он писал о Троцком, Зиновьеве, Бухарине, которых Кара-Мурза время от времени поливает грязью своего невежества.

«Русь бесприютная»
...В них Пушкин.
Лермонтов,
Кольцов,
И наш Некрасов в них,
В них я,
В них даже Троцкий,
Ленин и Бухарин...

«Песнь о великом походе»
А Зиновьев всем
Вел такую речь:
«Братья, лучше нам
Здесь костьми полечь,
Чем отдать врагу
Вольный Питер-град
И идти опять
В кабалу назад»…
..Ой, ты, атамане!
Не вожак, а соцкий.
А на что у коммунаров
Есть товарищ Троцкий!
Он без слезной речи
И лихого звона
Обещал коней нам наших
Напоить из Дона.

Поражает авторская расшифровка Достоевского:

Точно таким же соблазном был вытащенный из речи Ивана Карамазова образ «слезинки ребенка», которую ни в коем случае нельзя пролить даже ради вселенского счастья. Эту фразу тоже замусолили, как будто Иван Карамазов - не психопат с расщепленным сознанием, а как минимум святой мудрец всех религий мира. Да разве образ карамазовской «слезинки» приложим к реальной земной жизни? В жизни-то перед нами выбор стоит всегда намного труднее. Что делать, если ради спасения жизни одного ребенка приходится пролить слезинку другого? Тоже нельзя? Стреляя в немца, наш солдат разве не знал, что заставляет пролить слезинку его невинного ребенка?

Не знаю, кто тут «психопат с расщепленным сознанием», но уж явно не Иван Карамазов. Если коротко, специально для Кара-Мурзы, расшифровываю.

Во-первых, речь шла не о мифической абстрактной «слезинке», классиков надо все-таки перечитывать:

…Скажи мне сам, прямо, я зову тебя – отвечай: представь, что это ты сам возводишь здание судьбы человеческой с целью в финале осчастливить людей, дать им наконец мир и покой, но для этого необходимо и неминуемо предстояло бы замучить всего лишь одно только крохотное созданьице, вот того самого ребеночка, бившего себя кулачонком в грудь, и на неотомщенных слезках его основать это здание, согласился ли бы ты быть архитектором на этих условиях, скажи и не лги!

- Нет, не согласился бы, - тихо проговорил Алеша.

- И можешь ли ты допустить идею, что люди, для которых ты строишь, согласились бы сами принять свое счастие на неоправданной крови маленького замученного, а приняв, остаться навеки счастливыми?

-Нет, не могу допустить.

(Ф.М. Достоевский, Полное собрание сочинений в 30-ти томах, Л., 1976, т. 14, стр. 223-224, глава «Бунт»)

Рассматривать разговор Ивана и Алеши Карамазовых можно с разных сторон, это разговор и о боге, и о вере в него, и об оправданности страданий человечества во имя грядущего царства божьего, и о беззащитности, и слабости и великой силе души человека, отказавшегося от бога (Иван Карамазов) и т.д.

Но нас интересует именно проблема ЦЕЛЕНАПРАВЛЕННОГО злодейства, осознанного, НЕСПРАВЕДЛИВОГО насилия над невинным человеком во имя благих целей. Происходящего, в частности, и во время революционного преобразования общества.

Здесь очень тонкий момент. Революционер должен сознавать, что никакое кардинальное изменение общественного порядка невозможно без пролития крови, а вероятно, и невинной (впрочем, и бездействие тоже способствует пролитию этой крови). Но он должен понимать, что НИКОГДА нельзя идти на ОСОЗНАННОЕ, РАЦИОНАЛЬНОЕ злодейство. Никогда, даже во имя самых благих целей, нельзя добиваться всеобщего счастья, ОСОЗНАННО уничтожая невиновных, пусть это и требует «революционная целесообразность» (расстрел ВСЕЙ царской семьи, например, массовые расстрелы заложников в ответ на выстрелы Каплан и т.д.).

Достоевский говорил о соотношении цели и средства. О том, что средства могут уничтожить самую прекрасную цель. Классический пример революционера, действующего по принципу «цель оправдывает средства», - Нечаев. Думаю, найти информацию о нем может любой заинтересованный читатель. Такого рода революционера (Ставрогина) изображал Достоевский в «Бесах». Ясно, что в чистом виде такие типы встречают редко, но те или иные признаки «нечаевщины» можно найти в деятельности многих революционеров (к сожалению, и у большевиков). Можно привести сравнительно свежий пример: убийство членами германской РАФ американского солдата Эдварда Пименталя только с целью завладения его документами. Здесь (http://scepsis.ru/library/id_718.html#a s6) вы можете прочитать о том, как расценивает этот случай одна из участниц РАФ, в данный момент находящаяся в тюремном заключении, Биргит Хогефельд.

Брать революционную целесообразность как аксиому – это значит делать из «буржуев» дешевые пельмени для голодных рабочих, чтоб «мясо не пропадало» (это, конечно же, метафора). Это скатывание в глубины дичайшего террора, который, в конечном итоге, уничтожит и революцию и ее цели.

Другая сторона этой проблемы – «интеллигентское» бездействие из опасения пролить невинную кровь. Обе крайности – являются КРАЙНОСТЯМИ, надо понимать, что существует БАЛАНС между ними. Нужно искать ЗОЛОТУЮ СЕРЕДИНУ между революционной «целесообразностью» и бездействием «ненасилия». Вот как глубоко ставил вопросы Достоевский (а это только одна грань из многих этого вопроса). А Кара-Мурза замазывает глубочайшую суть его высказываний болтовней о «психопатах с расщепленным сознанием». Он высказывает «аксиому»:

Можно даже высказать как аксиому: наверняка становится палачом тот правитель, который не выполняет своего тяжелого долга из опасения ненароком вызвать чью-то невинную слезинку.

В том и дело, что Достоевский не ставил вопрос о НЕНАРОКОМ. Он ставил вопрос о НАМЕРЕННОМ, и не о пролитии абстрактной «слезинки», а самом натуральном злодействе. Перед тем, как высказывать «умные» мысли о цензурном ограничении русской литературы, надо бы ее немного знать и понимать.

Что касается цензуры, то обозначу немного и свою позицию (очень кратко). Я, например, не понимаю и не люблю ни Довлатова, ни Сашу Соколова, ни Венедикта (не Виктора) Ерофеева, хотя последний, на мой взгляд, все-таки очень талантлив. Ну и что, я теперь должен ратовать за «накладывание на их творчество ограничений»? Я могу высказать свое мнение, написать критическую статью, но зачем болтать о цензуре, о запрещении? Существуют люди, которые их понимают, ценят, любят, почему надо свое личное художественное восприятие распространять на всех остальных людей? Время – лучший цензор, оно в итоге покажет, кто чего стоит.

Я не люблю Солженицина как писателя и с неуважением отношусь к нему как к личности, а «Архипелаг ГУЛАГ» считаю ОЧЕНЬ необъективным произведением, в котором нашла свое ярчайшее выражение пристрастность автора (как и в не менее дилетантской и полуфашистской его работе «200 лет вместе). Но запрещать его – еще большая пристрастность и глупость. Напишите критику, опровергните, вложите ТРУД. А не абсолютизируйте свое мнение, делая его мерилом всего и вся.

В свое время многие великие ошибались в своих оценках других великих. А что уж говорить о безграмотных и серых посредственностях, которые мечтают о всеобщей цензуре. Представляю, чего бы наворочали наши любезные «патриоты» и кого бы они запретили!

Хотя, повторюсь, вопрос о цензуре – это отдельная, очень большая тема и толком осветить ее в этой критической работе, конечно, невозможно.

3Доктор-искусствовед, который описал это в журнале «США» (10, 1994), захлебывается от восхищения: «При этом безупречные граждане не испытывали ни малейших неудобств». Свидетель провокации не испытывает неудобств... И с каким же презрением смотрит этот демократ на нашу ГАИ: «Едва ли не все меры относятся к типу... войсковых операций, будь то порядок на дорогах или противодействие рэкету. От борьбы с преступностью порой страдаем не меньше, чем от самой преступности».

Предыдущая | Содержание | Следующая

Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Александр Воронский
За живой и мёртвой водой
«“Закон сопротивления распаду”». Сборник шаламовской конференции — 2017
 
 
Кто нужен «Скепсису»?