Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Предыдущая | Содержание | Следующая

Как мы вооружались

Воспоминания
А. Ю. Лидака [34]

Завод им. Сталина (бывш. АМО)

На заводе им. Сталина, бывш. АМО, заводская подпольная организация большевиков уже в конце 1916 г. готовилась к событиям, назревавшим на фронте и в тылу. Наша парторганизация стояла на позиции пораженчества. Помня опыт революции 1905—1906 гг., мы готовились к вооруженному восстанию, доставая всякими способами то или иное оружие.

Вооружение организации продолжалось всю Февральскую революцию. Сейчас же после февраля мы в первую очередь обезоружили специалистов и служащих завода.

В апреле нам пришлось разоружить в Симоновском комиссариате милицию. Милиционеры чинили в пьяном виде всякие безобразия. Охрана района перешла в руки революционных рабочих. Во главе комиссариата по решению исполкома районного совета и подрайкома большевиков стал в полном составе амовcкий завком. До укомплектования милиции новым составом бессменно несли дежурства рабочие других заводов: «Динамо», завода Бари (теперь Парострой), Прессового, завода «Турбосоединение» и т. д.

Комиссаром был назначен т. Горшков И., левый эсер, теперь член ВКП(б).

Это были наши первые шаги в организации Красной гвардии в Симоновском районе.

На АМО в апреле-мае 1917 г. был организован свой отряд красногвардейцев. Основное ядро отряда составляли те товарищи, которые вернулись из милиции. Начальником отряда был т. Белов (столяр). Сначала в отряде насчитывалось всего 10—15 человек. Военное обучение отряд проходил на заводе и на плацу около Симоновского районного комиссариата милиции.

Во время июльского выступления против Временного правительства в Москве выступили районные отряды Красной гвардии.

Наш заводский отряд к этому времени был уже достаточной силой, и мы смогли выступить организованно.

Помню, как отрядам Красной гвардии приходилось продвигаться от Московского совета к Гнездниковскому переулку, в Капцовское училище, где помещался Московский комитет большевиков. С большим трудом, через толпу озлобленных буржуев, мещан, меньшевиков, эсеров, «батальона смерти» мы пробирались к Московскому комитету. Чтобы отбить напиравшую на нас контрреволюционную свору, нам приходилось время от времени обнажать оружие. Этот эпизод лишний раз доказал нам всю важность дальнейшего вооружения.

В собирании оружия много помог нам районный комиссариат милиции в лице тт. Вимба, Горшкова, Мартинайтиса и др. Они передали нам несколько револьверов системы «наган», а также и другие виды оружия, взятые при обысках у буржуазии и не занесенные на учет в комиссариате милиции.

Первыми начальниками Симоновского штаба Красной гвардии были тт. Горячкин и Зуев с завода «Динамо», потом т. Гончаренко. В районный штаб входили еще тт. Белов, Ефимцев. От подрайкома большевиков и райсовета входили т. Гончаров Н. К. и я [35]. Мы с ним вдвоем поддерживали связь с Московским штабом Красной гвардии. Красная гвардия в Симоновском районе была организована примерно в мае — июне 1917 г.

Большевики — руководители района, поддерживаемые огромным большинством симоновских рабочих, вели военную подготовку, невзирая ни на какие устрашения меньшевиков, эсеров, буржуазного Временного правительства, не подчиняясь их требованиям сдавать оружие и угрозам разоружить рабочие отряды насильно.

Июльские события в Петрограде вызвали выступление московского пролетариата и отрядов Красной гвардии всех районов, которые двинулись в центр организованными вооруженными рядами.

Симоновский район в то время был уже большевистским; рабочие всех предприятий района шли за большевиками. На «демократическое совещание» Рябушинских, меньшевиков, эсеров и Ко симоновцы ответили дружной забастовкой. Районный совет был в руках большевиков. В районную и городскую думы рабочие также посылали большевиков. Особенно успешно проходили списки большевиков в сентябре и начале октября 1917 г Впоследствии при выборах в Учредительное собрание большинство голосов также было отдано списку большевиков.

Заводский отряд Красной гвардии стал усиленно заниматься военной учебой. Накануне октябрьского восстания в здании областного совета на Самотеке было созвано совещание Московского комитета партии совместно с фракцией большевиков Моссовета. Собравшимся, в числе которых был и я, сообщили о подготовке восстания, о революции в Петрограде, о захвате власти советами. Было решено, что Москва должна поддержать Петроград.

Для руководства восстанием был выбран Московский военно-революционный комитет. Для руководства восстанием в районах там были также выбраны ревкомы. Симоновский районный ревком состоял из товарищей: Гончарова Н. К., Алешина и меня, потом в него были дополнительно избраны тт. Азарх, Горшков и др.

На другой день, т. е. 26 октября (ст. стиля), на основании постановления МК и фракции Моссовета по призыву Симоновского подрайкома большевиков работа на всех заводах и фабриках района была прекращена. Красная гвардия была наготове, хотя технически она была вооружена чрезвычайно слабо: несколько револьверов и винтовок, старых берданок. Но настроение было бодрое, боевое.

Во второй половине дня в районе появился отряд в 10—12 юнкеров и офицеров, вооруженных пулеметами и винтовками. Мы были тесно связаны с солдатами симоновских патронных складов. От солдат склада входили в райсовет депутаты. Мы быстро узнали, что офицеры и юнкера забрали со склада патроны. Со склада юнкера на автомобиле направились мимо нашего штаба к заводу АМО, где забрали несколько грузовых машин.

Помню, в ревкоме было совещание, в котором участвовали тт. Гончаров Н. К. и Уханов. На совещании был поставлен вопрос: что делать при появлении юнкеров? Мы были вооружены слабо и наше выступление против юнкеров могло вызвать большие жертвы; мы решили воздержаться.

С АМО юнкера повернули обратно и поехали к центру города, не заезжая больше в патронные склады [36]. Это я узнал от нашей разведки.

В это же время на заводе «Динамо» под руководством т. Гончарова и других шло совещание ревкома района совместно с районными общественными организациями. Я был оставлен дежурным в здании райсовета, где помещались все районные организации и ревком.

Получив от молодого связиста, рабочего-ученика завода «Динамо» (фамилии его не помню), сообщение, что юнкера уехали в центр города, не выставив своих постов на Симоновских патронных складах, я немедленно через этого же связиста вызвал в подрайком заседавших товарищей. Минут через 30—40 пришли тт. Гончаров, Алешин, Соколов Н. И., Смирнов С. П., Уханов, Вимба и др. и с ними все красногвардейцы Симоновского района. Районный отряд состоял приблизительно из 200 человек.

Было решено всем немедленно двигаться к Симоновским патронным складам и захватить их в свои руки как опорный пункт для дальнейших боев. Так мы и сделали. Поздно вечером 26 октября склады были в наших руках. Все офицеры арестованы, расставлены наши посты. Солидарные с нами солдаты во всем нам помогали. Мы взяли все годные имеющиеся на лицо винтовки (берданки), их было 30 — 40 штук, и патроны к ним. В ревкоме мы взяли хранившиеся там ящики с патронами для оружия разных калибров и систем. Ночью 27 октября начались бои в центре города.

Когда районы, в том числе и Симоновский, узнали, что в центре нет достаточной уверенности в исходе боев, что начались колебания и разговоры о «перемирии» с Рябцевым, командовавшим тогда Московским округом, отряды Красной гвардии всех районов и революционные части солдат быстро выступили на помощь Моссовету и ревкому. Симоновцы, взявшие патронные склады в дни Октябрьской резолюции, сыграли большую роль в исходе боев по всей Москве. Из складов по распоряжению Московского ревкома снабжались оружием все районы и революционные воинские части Москвы, Московский и Подольский уезды. В дни октябрьских боев из складов было отпущено свыше 2 млн. разных патронов и некоторая часть снарядов.

Ночью 27 или 28 октября мы пробрались на городскую станцию Казанской железной дороги, где получили несколько ящиков с новыми винтовками 3-линейного русского образца. Это вооружение сильно укрепило наш отряд.

Вместе с Красной гвардией Рогожского района мы принимали участие в боях у Ильинских и Никитских ворот и во взятии Кремля. Кроме того наш отряд под руководством т. Горшкова И. В. отбивал Крутицкие казармы, где находились юнкера и старый воинский начальник. Крутицкие казармы представляли большую угрозу: они могли в любое время занять Симоновские патронные склады.

После октябрьских боев и некоторой передышки районный штаб Красной гвардии начал приводить себя в порядок. Были приобретены винтовки и пулеметы, началась усиленная военная подготовка, регулярное обучение красногвардейцев и комплектование отрядов из рабочих для охраны порядка в районе и в городе.

Было приступлено к организации и формированию новых отрядов Красной гвардии и красных партизан, которые вместе с революционными частями старой армии поддерживали революционный порядок и отбивали все попытки нападения на советы. Красногвардейцы потом стали основным костяком Красной армии.

В январе 1918 г. начался добровольный набор и формирование красноармейских частей из красногвардейцев-добровольцев.

С 1 мая 1918 г. по 1 мая 1919 г. Рогожско-симоновский военкомат [37] сформировал до 18 частей, полков и отрядов разного рода оружия, в том числе 38-й Рогожско-симоновский полк, 34 и 36-й рабочие полки, инженерные войска и др.

Так под руководством Всесоюзной коммунистической партии, ее Московского и районного комитетов, под руководством гениального учителя Ленина мы строили Красную гвардию, а потом армию, боролись за Октябрьскую революцию, за советскую власть, за победу рабочего класса над всеми его классовыми врагами, за социализм.



34. Тов. Лидак - сын рабочего. С 8 лет работает по найму, с начала пастухом, затем рабочим-слесарем на ряде предприятий (химический завод Трампедах и К° в Риге, судостроительный завод Беккера, Московско-казанская железная дорога и др). Член РСДРП (большевиков) с 1905 г., участник ряда забастовок. В 1906 г. арестовывается. После Октября - на ряде ответственных партийных и хозяйственных должностей. С 1925 г. - директор завода № 3 «Каучук».

35. Кроме вышеуказанных товарищей помню еще по Красной гвардии в районе по заводу им. Сталина (бывш. АМО): Егорова, Алень-ева, Зыкова, Раум на, Ендзинь, Михельсона, Грислис (умер в ноябре 1917 г.), Гольцева, Гаврилина-Алешина и др.; по заводу «Динамо»: Борисова И. С. (умер в 1919 г.), Борисова Илью, Макарова, Соколова Н И, Васильеву, Киселева, Кимель М. И. и др.; по заводу «Парострой» (бывш. Бари): Макарова; по Прессовому заводу: Соколова и др.

36. Несколько позже мы узнали, что юнкера были разоружены и автомобили у них отобраны у Яузского моста рогожским отрядом Красной гвардии.

37. Рогожско-Симоновский район теперь называется Пролетарским.

Предыдущая | Содержание | Следующая

Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?