Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Предыдущая | Содержание | Следующая

№ 128
Сведения Киевской комиссии Евобщесткома о положении погромленного населения в г. Черкассы Киевской губ. весной 1920 г.

Конец 1920 г.
[Датируется по сопредельным документам.]

Черкассы пережили три погрома: григорьевский (16 мая 1919 г.), деникинский (17—20 августа 1919 г.) и второй деникинский (декабрь 1919). Григорьевский погром дал следующие результаты: убитых — 617, пропавших без вести — 25, раненых — свыше 100. Разгромлено около 2500 квартир и все магазины. Подавляющее большинство убитых составляют мужчины в возрасте от 18 [до] 25 лет. Во время первого деникинского погрома убито 129 чел., раненых — 202, зарегистрировано в еврейском комитете помощи — изнасилованных 84 (по словам врачей, число изнасилованных достигает 400), разгромлено 2178 семейств с общим числом душ 9862. Во время второго деникинского погрома убито 112 чел., сожжено около 80 магазинов и домов. Всего около 900 убитых и свыше 300 раненых. Более подробных сведений о последнем [деникинском] погроме не удалось собрать. В довершение разгрома города в феврале — после изгнания Тютюнника в город ворвались партизаны, которые в течение одного часа убили 28 евреев и произвели многочисленные налеты на еврейские квартиры. К счастью, благодаря принятым местным военкомом мерам, погром был быстро приостановлен.

Вследствие полного разгрома уезда и совершенного уничтожения целого ряда местечек (Медведовка, Белозерье, Ротмистровка, Орловец, Матузово, Вязовка и других) в городе зимой скопилось значительное количество беженцев, оставшихся, как и местные погромленные, без надлежащей помощи. В результате в городе развились массовые эпидемии, унесшие в могилу огромное число жертв. Точного числа умерших мне не удалось установить, но, по словам заведующего записью актов гражданского состояния, число умерших евреев составляет 50% всех умерших в городе за зимний и весенний период. Между тем евреи составляют только 20-22% всего населения города. По данным еврейского комитета, после григорьевского и первого деникинского погрома в городе осталось 565 вдов и 125 круглых сирот. Сюда не вошли вдовы и сироты, оставшиеся после умерших во время эпидемий.

Такое катастрофическое положение города вызвало усиленное стремление еврейского населения к отъезду в крупные центры. В течение февраля—апреля из Черкасс выехали все мало-мальски работоспособные элементы. Характерно, что все направлялись в Одессу или Николаев (там не было погромов). В городе осталась исключительно беднота, не имеющая никаких средств и возможности выбраться из Черкасс. Остались главным образом вдовы с детьми, старики и т.п. Все эти элементы жили либо мелкими пособиями еврейского комитета, либо мелкой розничной и базарной торговлей. Ежедневно женщины и дети, даже 8—9 летнего возраста, отправлялись в Смелу, где покупали сахар, масло и т.п., и привозили в Черкассы для перепродажи по более высоким ценам. Эта мелкая спекуляция служила единственным источником средств почти всего еврейского населения, ни о какой трудовой жизни не было и речи. При приближении поляко-петлюровцев к Черкассам, из города бежало почти все еврейское население (в один только г. Екатеринослав бежало 6 тыс. чел.). Это был настоящий исход евреев из Черкасс. Люди оставляли на произвол судьбы все свое имущество и бежали, куда глаза глядят. Даже буржуазные элементы (владельцы лесных складов, домовладельцы и др.) оставляли все и уезжали в Кременчуг и в Екатеринослав. Боязнь возможности повторения погромных ужасов была так велика, что большинство уехавших оставило незапертыми свои квартиры и бежало, не захватив даже остатков белья, лишь бы скорее уйти из проклятого города, где всюду носится трупный запах...

Со взятием Киева советскими властями почти все эти беглецы, оставшиеся на чужбине без крова и каких бы то ни было средств к существованию, стали возвращаться обратно в Черкассы. В настоящий момент стали возвращаться и бежавшие в феврале—апреле. Тяжелые условия жизни в больших городах и приближающаяся зима гонят их обратно, хотя боязнь появления банд и теперь еще велика среди еврейского населения.

ГА РФ. Ф. Р-1339. Оп. 1. Д. 438. Л. 76-76 об. Копия.

Предыдущая | Содержание | Следующая

Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Александр Воронский
За живой и мёртвой водой
«“Закон сопротивления распаду”». Сборник шаламовской конференции — 2017
 
 
Кто нужен «Скепсису»?