Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Эпоха тотальной электронной слежки

Все под контролем:
Кто и как следит за тобой?

Симсон Горфинкель

Информация, как известно, является неотъемлемым атрибутом существования общества и человека. Поэтому нормальная жизнедеятельность связана с ее получением, организацией и использованием. Возможности людей в этом деле с середины ХХ века значительно возросли с появлением информационно компьютерных технологий, позволивших точно фиксировать события; в реальном режиме времени передавать сообщения о них; классифицировать, обрабатывать информацию и предоставлять ее в нужное время и в любое место для принятия решений. Они позволяют накапливать огромное количество данных, синтезировать под заданным углом и при надлежащих мерах хранить сколь угодно долго.

Рациональное использование информации, информационных ресурсов и технологий привело к созданию информационного общества, нового витка общественного развития, с точки зрения материального благополучия и духовного благосостояния в современных условиях больше всего отвечающего потребностям людей. Не случайно почти все развитые государства планеты разработали национальные программы построения этого общества и реализуют их уже не один год. Однако неожиданно стала набирать силу и другая сторона дела: новейшие информационные технологии стали применяться в качестве инструментов сбора и накапливания колоссальных объемов информации, причем не только государственного, делового, но и личностного, конфиденциального характера.

Эти технологии обеспечили процессам наблюдения, шпионажа, слежки вездесущность и повсеместность. Причем процессы возможны как изнутри — за счет устройств, расположенных на земле, так и извне — с помощью технических средств, запущенных в космос. Степень насыщенности и эффективности электронных систем такова, что от их «зоркого глаза» и «всеслышащего уха» не ускользают практически никакие предметы, вещи, события. Возникает вопрос: как это происходит и какие проблемы возникают для общества, человека? Его следует рассмотреть на уровне основных структурных подразделений общества: государства, корпораций и общественных организаций, граждан.

Государство — сложная динамическая система, не в состоянии существовать как социально-экономическая данность, суверенное явление, не обладая и не используя информацию. По мнению известного английского социолога Э. Гидденса, «в своей основе все государства — “информационные общества”, поскольку государственная власть подразумевает рефлексивный сбор, хранение и управление информацией, которая необходима для администрирования»[1], то есть решения собственных, внутригосударственных задач, но и, добавим, управления обществом. Поэтому жизнедеятельность любой государственной системы неразрывно связана с созданием устойчивых информационных потоков, сигнализирующих как о внутреннем состоянии государства, общества, так и о внешней обстановке. В результате длительного развития были созданы специфические информационные системы, выдержавшие проверку временем. Вполне понятно, какая информация находится в поле зрения таких организаций, как органы внутренних дел, регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ними, бюро технической инвентаризации, органы актов гражданского состояния, регистрации юридических лиц и т. д. В настоящее время сведения о многих гражданах содержатся минимум в шести базах данных: паспортная система, базы данных налоговых органов, списки органов социального и медицинского обеспечения, образования, списки избирательных комиссий. К этому перечню следует добавить данные переписи населения, базы данных военнообязанных граждан и автомобилистов и др.

Возникла тотальная система наблюдения за человеком, которая «накрывает» ребенка и взрослого, живого и мертвого. Одно дело, когда источники информации существовали отдельно, в разных органах и организациях, и другое, когда их можно собрать воедино, проанализировать и составить информационный портрет человека. Такая уникальная возможность появилась с созданием новейших информационных технологий, базирующихся на электронных устройствах, которые произвели революцию в сборе наблюдения за человеком, причем в тайне от него. Эту информацию можно передать безвозмездно или продать, тогда как источники этой информации — частные лица — даже не подозревают об этом процессе.

Огромный шаг сделали и разведывательные технологи, особенно после событий 11 сентября 2001 года, когда были приняты беспрецедентные меры, даже охарактеризованные в СМИ как конец существования конфиденциальной информации в США. Особого внимания заслуживает крупномасштабный проект министерства обороны США «Тотальная информационная осведомленность» (ТИО)[2]. Он предполагает разработку и эксплуатацию новейших информационно-компьютерных технологий, с помощью которых можно осуществлять тотальное наблюдение за счет массированного увеличения источников информации, перехвата сообщений любого характера, оперативного анализа в режиме реального времени, то есть сбора колоссального количества данных, а главное — молниеносную реакцию спецслужб. Как утверждается, эти меры будут противодействовать террористическим угрозам за счет «мониторинга местонахождения, передвижений и деловой активности населения, то есть сбора максимально широкой информации обо всех подозрительных явлениях, указывающих на планы террористов».

Проект действительно впечатляет. Я не говорю об электронной, технической стороне дела, где американцы преуспели. Поражает информационная источниковая база. Система ТИО будет интегрировать всеобъемлющие цифровые данные об американских гражданах, а также об иностранцах, имеющих контакты с населением США, которые следует подразделить на два типа: личностные, деловые, функциональные, и биометрические. Первые предполагается черпать из всех существующих БД как государственного, так и отраслевого назначения: медицинские, образовательные, торговые, туристические, телефонные, корпоративные, ветеринарные и т. д., а также из источников, куда проникли все отслеживающие электронные устройства: банковские счета, кредитные карточки, аренда машин, транспортные агентства; медицинские и ветеринарные записи; телефонные и иные коммуникативные сообщения; письменные, электронные, телефонные заявления граждан в госорганы и т. д. Биометрические — это изображение радужной оболочки и сетчатки глаз, отпечатки пальцев, ДНК, графические снимки лица и т. д.

Если учесть, что при этом будет использоваться и хорошо зарекомендовавшая себя традиционная техника сбора данных, например просеивание телефонных счетов, магазинных дисконтных карточек и т. д., но уже через виртуальное сито, то сбор информации по линии ТИО достигнет беспрецедентных масштабов. Возникнет уникальная централизованная система, которая преодолев разобщенность и недостатки многочисленных имеющихся БД, будет содержать точные данные, где находился и что делал конкретный человек в заданное время. И тогда каждый гражданин США, будь то потенциальный террорист или лояльный гражданин, окажется под информационным колпаком спецслужб. Причем современные технологии позволяют обеспечить реализацию этих планов уже сейчас. Как полагает Дж. Ульмен, бывший руководитель группы исследователей БД Стэнфордского университета, создание цифрового досье на всех американцев потребует не более пары терабайт (терабайт = 1024 гигабайта) хорошо организованной информации. С этой задачей вполне могут справиться современные компьютеры и телекоммуникационные линии[3]. Немногие, кроме специалистов, знают об этом факте. Но и они не ведают о непредсказуемых экономических, морально-психологических последствиях, которые наступят, если эти планы осуществятся.

Новый этап в эпоху слежения за объектами связан с космическими летательными аппаратами, в частности спутниками, возможности которых с учетом постоянно совершенствующейся фотовидеоаппаратуры безграничны. Причем передающие спутники могут двигаться по определенной траектории, фиксируя все на своем пути, а стационарные — предметы и их передвижение в одной географической точке. Спутники, оснащенные специальными приборами, не только видят, но и слышат, отслеживая разнообразные коммуникативные процессы. Это своеобразные динамические БД, имея в виду, что они не только собирают и хранят информацию, но и могут отправлять ее на землю в заданном режиме. Наличие кода предохраняет ее от расшифровки. Спутникам мирного назначения проложили дорогу спутники-шпионы, существующие уже более 40 лет, оснащенные обычными или инфракрасными фотокинотелекамерами, электрооптическими сканерами и иной аппаратурой, несущие свою службу и сейчас.

Вся Земля находится в зоне видимости космических аппаратов. Маршруты спутников ничем не ограничены, поэтому с их помощью любое государство способно заглянуть в «огород» соседа, причем не одномоментно, а неограниченное время. Вероятно, с точки зрения военных и политических целей (например, как выполняются двусторонние или многосторонние государственные обязательства) они вряд ли заменимы. Что касается военного применения[4], то их эффективность убедительно проявилась в ходе военных действий в Персидском заливе (1991), Афганистане и особенно в Ираке (2002—2003). Видеоразведывательную подготовку в этом регионе практически полностью обеспечил американский коммерческий спутник-шпион «Квикберд-2» («Quickbird-2»). Электронные разведывательные технологии, в частности группа из 5—6 стационарных спутников над Ираком, не только снабжали информацией высшее командование коалиции, но и сообщали каждому командиру и рядовому бойцу их географическое местонахождение, заданный маршрут продвижения, в то время как солдаты противника, лишившись всякой связи и навигации в результате уничтожения систем коммуникаций, представляли собой беспорядочное скопище людей, не знающих точно, где они находятся и куда, а главное — с какой целью следует двигаться.

В ряде стран, в первую очередь в США, стали создавать системы геопространственной разведки — прежде всего в целях национальной безопасности, а также использования в гражданских целях. Спутниковая геопространственная информация находит применение и в борьбе с терроризмом.

В последние годы видеоразведывательная информация со спутников стала все масштабнее и интенсивнее использоваться в мирных целях, в частности в области телекоммуникаций, метеорологии, океанографии, атмосферы, навигации, создания систем раннего предупреждения, контроля изменений локального, регионального и глобального состояния окружающей среды и информационного обеспечения работ, связанных с чрезвычайными ситуациями, а также в планировании ряда работ в области сельского хозяйства, транспортных перевозок и т. д. Более того, она стала превращаться в предмет коммерции[5], формируя в странах новейший вид экономики. В США многие фирмы осознали прибыльность экономической информации и становятся в очередь к правительству за чрезвычайно выгодными заказами. Причем, как полагают эксперты, наибольший эффект приносят вложения в технологию тотального информационного контроля прежде всего экономических объектов деятельности. Разумеется, полученную информацию фирмы могут не только продавать, получая за это сверхприбыль, но и использовать в иных коммерческих целях.

Экономическая информация со спутников способна превратиться в решающий фактор конкурентной борьбы как фирм, так и самих государств[6]. Это грозное экономическое оружие, которое на основе манипулирования уникальной разведывательной информацией «может обесценить капитализацию ключевых компаний, разорить любое государство, обрушить любую валюту, подорвать практически любой инвестиционный проект, то есть все, что опирается на более или менее иллюзорные виртуальные оценки»[7]. Постоянные и последовательные победы в конкурентной борьбе с помощью разведывательной экономической информации могут нарушить естественные экономические основы конкуренции и привести классический рынок к расстройству, что неминуемо ударит по мировой экономике в целом.

Появление мощных новейших разведывательных систем существенно стимулировало шпионскую деятельность. Более того, с началом современной информационной революции второй половины ХХ века началась новая эра шпионажа — кибершпионаж. Во всяком случае, по оценкам экспертов, сбор информации с помощью электронных устройств превзошел количество данных, получаемых традиционным способом[8]. В целом же основательному изменению шпионской деятельности способствовал ряд причин.

Во-первых, это, как уже отмечалось, создание совершенных электронных систем, способных улавливать информацию по типу глаза и уха, но значительно превосходящих их по степени чувствительности и точности, а главное — по добыванию колоссальных объемов информации, что, естественно, имеет и обратную сторону. Так, Пентагон на разработку методов и средств информационной безопасности ежегодно расходует 5 миллиардов долларов[9], а на государственную службу перехвата сообщений каждый год — более 20 миллиардов евро[10].

Во-вторых, информация превратилась в могущественное средство успеха в конкурентной борьбе. Речь идет об информации не только как о товаре, в силу уникальной природы имеющем непревзойденную ценность, но и как об основе принятия государственных, корпоративных и личностных решений, обеспечивающих жизнедеятельность всех социальных систем и образований. И чем больше ее собрано, выверено, просеяно, проанализировано, тем более плодотворными будут принимаемые решения по сравнению с конкурентами, тем больше шансов одержать победу. Судя по печати, во многих фирмах США сложилась практика, когда каждый работник обязан шпионить, или, выражаясь дипломатическим языком, собирать информацию о конкурентах. В некоторых американских фирмах даже дворникам, покупающим продукты, поручено спрашивать продавца, что покупает персонал противоборствующих фирм.

В этих условиях обучение персонала компаний разведывательному делу превратилось в коммерческое предприятие. Так, все телефонные компании США наряду с основной деятельностью через семинары и специальную литературу объясняют и пропагандируют методы самых разнообразных форм отслеживания, особенно в электронной сфере.

В-третьих, обратим внимание на сращивание в разведывательном плане государственных и частных, корпоративных интересов. Так, строительная фирма «Rechtel Corporation» из Сан-Франциско с контрактами на сотни миллионов долларов на Среднем Востоке предоставляет должности оперативникам ЦРУ. Взамен фирма получает от ЦРУ информацию коммерческой ценности. Известно, что внешняя разведка США, собирая информацию за рубежом, приносит американскому бизнесу контракты на несколько миллиардов в год[11]. Иногда дело доходит до курьезных ситуаций. Тайная программная закладка, обеспечивающая перехват и прослушивание мобильной связи всей военно-политической элиты Греции, фирмой «SAIC» была встроена в аппаратуру «Vodafone Greece» в процессе модернизации системы связи при подготовке к Олимпиаде-2004 в Афинах. В результате, по сути, все руководство страны оказалось «под колпаком». Причем за это «удовольствие» греки заплатили астрономическую цифру — 1 миллиард долларов[12].

В-четвертых, налицо все усиливающаяся размытость границ между прямым шпионажем и обычным, зачастую рутинным, как это имеет место в статистике, сбором информации, что с юридической и морально-психологической точек зрения сильно облегчает задачи слежки. Так, современный магистр экономики и управления Гарвардского университета относит сбор информации к библиотечной деятельности. В Японии аналогичная деятельность является нормальным делом. Кстати, после Второй мировой войны многие японские эмиссары, отправленные в зарубежные страны с целью сбора данных о новейших промышленных технологиях (и не только), нередко попадали в трудное положение, так как их не останавливали ни государственные секреты, ни коммерческие тайны, ни иные, так сказать — цивилизованные, барьеры.

Резко возросли масштабы промышленного шпионажа. Так, германские компании ежегодно теряют от компьютерного промышленного шпионажа более 20 миллиардов евро. Причем электронные атаки на компьютеры фирм и государственных структур ФРГ совершаются с завидной регулярностью — минимум 4 раза в неделю. Небезынтересно отметить, что в этом деле широко используются программы-троянцы: когда через Интернет в чужой компьютер запускается программа, за несколько секунд копирующая всю информацию с файлов на жестких дисках, просматривающая электронную почту и передающая данные заинтересованным лицам. Атакам таких программ подвергаются 750 тысяч компьютеров промышленных компаний и учреждений страны[13].

Кибершпионаж играет доминирующую роль и в разведывательных действиях. Сразу же после 11 сентября 2001 года правительство США создало сверхсекретное разведывательное ведомство, призванное заниматься радиоэлектронным перехватом, а попросту — электронной слежкой. Уже сейчас в Управлении правительственной связи, осуществляющем электронную разведку, в частности перехват радио- и электронных сообщений, работает около 5 тысяч человек[14]. Любопытно, что, по данным газеты «USA Today» (08.02.2006), крупнейшие телефонные компании США предоставляют коммуникационные услуги Агентству национальной безопасности на бесплатной основе, помогая таким образом его сотрудникам прослушивать международные телефонные разговоры американцев. Однако этого мало. В ежегодном послании президента США конгрессу высказывается пожелание «обеспечить непрерывность потока жизненно важной разведывательной информации»[15].

Разведывательные системы становятся все более универсальными: в автоматическом режиме они не только собирают информацию, но и осуществляют ее анализ, делают выводы. Именно так работают системы глобальной слежки: в ряде англоязычных стран — ECHELO, в Европе — ENFOPOL, у нас — COPM-2.

Революционным событием является возникновение с помощью современных информационно-компьютерных технологий возможности обозревать не ее отдельные участки, регионы, но и целиком планету. Совсем недавно произошел беспрецендентный в мировой истории случай, когда известная компании «Google Earth» выставила на сетевое обозрение все без исключения уголки планеты. Появилось множество информации об объектах, о которых никто не ведал, и даже о тех, которые скрывались, например о секретных базах, аэродромах, кораблях, подлодках и т. д. Посредством новейших просматривающих устройств современное человечество в конце концов сумело рассмотреть свою колыбель и место обитания — Землю — в зеркале, называемом электронной информацией.

Разведывательные устремления зашли так далеко, что на повестке дня встала проблема имплантантов с помощью чипов, способных давать информацию о человеке везде и в любое время суток. Комиссия Евросоюза 16 марта 2005 года согласилась с заключением № 20 Европейской группы по этике в науке и новым технологиям, заявив, что использование электронных имплантантов для слежки за людьми законно, если такой контроль будет закреплен законодательно. С логической точки зрения это типичный пример тавтологии. Можно обвинить авторов в отсутствии знаний логики. Но скорее всего они сознательно использовали этот прием, чтобы уйти от ответственности за принятое решение, а оно состояло в том, что авторы должны были с помощью аргументов доказать, будто имплантация чипов необходима, а затем уже дело за законом.

В настоящее время международное сообщество — поле острого противоборства государств, корпораций, глобальной битвы разведок[16], практически незаметных на уровне обыденного сознания человека, но отчетливо фиксируемых в общественном сознании, главным образом — в военной и экономической сферах. Специалистами установлено, что общие потери американских корпораций в «тихой» электронной войне оцениваются в 300 миллиардов долларов, то есть они более-менее сравнимы с экономическими в «обычной» войне. Что же говорить о слабых в технологическом, экономическом плане государствах, совершенно не способных противостоять таким экономическим гигантам, как США, Японии и т. д.

Современный шпионаж затмил все предшествующие формы. Если учесть, что он детерминируется могущественными интересами практически всех государств и корпораций мира, остановить его или даже умерить бурные тенденции развития пока не представляется возможным.

Постоянно, целеустремленно ведут сбор информации корпорации, причем в двух направлениях: внешнем и внутреннем. Внешнее предполагает получение данных за пределами организации, а именно: о политической и экономической обстановке в мире, состоянии глобальных и региональных рынков, активах и намерениях конкурентов и т. д. В целом это колоссальный объем информации; при современных масштабах транснациональных корпораций он превосходит данные, получаемые некоторыми государствами. Особое значение придается информации о потребителях продукции. В связи с этим следует обратить внимание на термин «протокол» (Д. Бурнам), который с помощью электронных устройств автоматически фиксирует самые обычные действия людей. Протокол всегда начеку. Он точно фиксирует момент звонка человека по телефону, обналичивание им чека, использование кредитной карточки, покупку товара в магазине, взятие напрокат автомобиля, наконец включение канала кабельного телевидения. Человек совершает множество и других обыденных действий, не заботясь о последствиях. А все это находит отражение в протоколах.

Возьмем покупки. Фирма с помощью компьютеризированной кассы точно осведомлена, что было продано, сколько это заняло времени, где произошло. Будет зафиксирован даже факт протянутой руки покупателя к определенному товару на конкретной полке. Кстати, для менеджера это источник информации к размышлению. В том случае, когда покупатель использует кредитную карточку, информации собирается еще больше, так как отслеживается профиль расходов конкретного потребителя, его предпочтения в пище, одежде, жилище, района, где он делает покупки, и т. д. Разумеется, такие данные для фирмы весьма важны, поскольку дают довольно точное представление о рынке, позволяют разработать оптимальную стратегию продаж, осуществить целенаправленную рекламную кампанию применительно к специфической группе потребителей.

Однако есть и другая сторона дела. Если свести протоколы воедино и осуществить синтез данных, можно сформировать довольно обстоятельную картину жизнедеятельности человека. Это хорошо во благо дела, например для учета интересов потребителя, планирования выгодных продаж и т. д. А если менеджер или информационный (системный) администратор не обременен высокими моральными устоями, возможна ситуация, когда эта уникальная информация может быть передана заинтересованным лицам, например конкурентам, недругам, а то и просто продана криминальным элементам. Такие случаи уже далеко не единичны. Парадокс в том, что человек как источник информации о себе становится не ее хозяином и продавцом, а в лучшем случае — свидетелем да и то порой запоздалым.

Сбор информации о клиентах ведут и кредитные бюро, прежде всего по линии финансовых возможностей. Любопытно, что они приобретают информацию не только для себя, хотя от ее наличия зависит их существование; они предоставляют информацию корпорациям, естественно, зарабатывая на этом. Однако об этой стороне бизнеса бюро предпочитают умалчивать, но она становится известной, хотя и в анонимной форме, когда читатели неожиданно получают рекламные листки от не известных им компаний.

Информационно-компьютерные технологии позволяют корпорациям выполнять деловые операции по всей планете, немало из них превратилось в транснациональные корпорации. Поэтому выше обозначенные информационные операции протекают во многих странах мира. Теперь уже не сотни и тысячи, а десятки и сотни тысяч людей приобрели достаточно полный информационный эквивалент, причем абсолютно не ведая об этом. Происходит тотальное раздвоение человека на его реальную, физическую, и информационную ипостаси. Беда в том, что индивид попадает в прямую зависимость от информационного «клона», поскольку стратегия и тактика производства и продажи товара зависят от личных данных.

Разведывательные электронные технологии бывают дорогими и дешевыми. Поэтому как крупные корпорации, так и отдельные бизнесмены, обладающие приличным финансовым состоянием, могут покупать более многочисленные и эффективные по качеству технологии, не доступные конкурентам. За счет них можно получать колоссальные объемы информации о рынке, конъюнктуре, конкурентах, которая в конечном итоге выливается в материальное преимущество, полученное не естественным — экономическим, а искусственным — информационным путем. Если прибыли корпораций за счет информационной составляющей станут доминировать, тогда будет нарушена естественная асимметрия рынка, что негативно скажется на существующей экономике. Эта угроза мировой экономике все более набирает силу, а противодействия ей пока не видно.

Второе — внутреннее направление предполагает создание системы информации о подразделениях и работниках внутри фирм. Она необходима для производительного использования организационных, технологических, финансовых ресурсов, максимизации доходов и минимизации расходов, а также для эффективной эксплуатации трудовых ресурсов. Особенно важен последний элемент, поскольку он является основным источником доходов. И здесь многое зависит не только от мотивации, но и от плодотворного налаживания сотрудничества работников, установления эффективного контроля за их трудом. В США и западных странах контроль крайне необходим, так как, в отличие от японского, так сказать естественного, стимулирования, основанного, в частности, на системе пожизненного найма работников, он дает возможность использовать «силовой» механизм в виде принуждения сотрудников заниматься производительным трудом.

В связи с этим многие компании устанавливают электронное наблюдение за рабочими местами сотрудников, причем довольно энергично. Так, по сведениям Ассоциации американских менеджеров, соответствующий контроль за сотрудниками в 2001 году проводили 77,7 процента ведущих корпораций США, что вдвое превышает уровень 1997 года[17]. При этом основными формами наблюдения являлись контроль за работой в Интернете, вскрытие и анализ данных электронной почты, прослушка телефонных переговоров. В материалах Ассоциации за 2002 год констатируется, что свыше трети корпораций проводят просмотр компьютерных файлов сотрудников. Кроме того, подавляющее большинство крупнейших супермаркетов просматривает карточки представления скидок на предмет отслеживания покупок клиентов.

По сведениям американиста Е. А. Роговского, «к 2023 году не только государство, но и любая организация будет в состоянии создать потенциал, достаточный для круглосуточного видеомониторинга за каждым американцем»[18]. Итак, кроме одного, государственного всеобъемлющего контроля возникает частный. Человек, во всяком случае работник, будет находиться под постоянным присмотром уже двух наблюдательных систем или, проще говоря, двойным информационным колпаком. Если появится возможность обменяться данными, возникнет едва ли не исчерпывающий информационный портрет индивида.

Появляется ряд вопросов: как будет себя чувствовать работник, зная, что постоянно находится под неусыпным электронным контролем, в частности если его лоб или затылок «сверлит» немигающий глаз видеокамеры? Какие меры или контрмеры он должен принять, чтобы чувствовать себя на рабочем месте естественно, свободно? Сколько времени будет выдерживать давление слежки нервная система человека, не выходя за пределы нормальных параметров? Пока ответов нет. Можно предположить: если бы они появились, отношение к тотальной слежке у общественности было бы иное, и тогда у разведывательной индустрии на пути неуправляемого шествия неизбежно появились хотя бы слабенькие тормоза, которые сейчас абсолютно отсутствуют.

Электронный надзор не имеет границ, не требует специальных функциональных расходов, времени, к тому же незаметен. Поэтому, по мнению экспертов, к началу ХХI века электронные системы наблюдения, используемые частными структурами, бизнесом, впервые превзошли госструктуры. Проблема в том, что данные структуры этой информацией с обществом не делятся. Как утверждается в известном труде, например, «масса информации, приобретаемой корпорациями, стала не доступной обществу и, вероятно, останется недоступной навсегда»[19].

Массовое производство электронных наблюдательных систем, вызвавшее их постоянное удешевление, приводит к тому, что они все более широко используются не только государством и корпорациями, но и малыми организациями, и даже частными лицами. В силу усложнения деловых и личных контактов, необходимости усиления контроля, потребности знать, что происходит в одном географическом пункте, когда субъект находится в другом, электронный мониторинг становится все более востребованным. Продажа цифровых видеокамер приобретает все большую привлекательность для групп (обществ) потребителей, владельцев небольших магазинов, ассоциаций преподавателей (учителей и родителей), религиозных сообществ, жилищных товариществ и т. д., использующих линии сети примерно от 5 до 25 камер.

Но и частные лица, исходя из интересов безопасности, порядка, также заинтересованы в наблюдательных системах, в частности в видеокамерах. Средний американец, впрочем как и граждане других благополучных государств, много работает и немало путешествует, поэтому, находясь на расстоянии от дома, естественно, кровно заинтересован в том, чтобы знать, что происходит в его жилище, где находятся дети, домашние животные, чем занимается горничная или няня и др., поэтому постоянно дешевеющие электронные системы отслеживания становятся предметом его пристального внимания и частой покупки. Он приобретает локаторы глобального позиционирования, «нянин поводок», мониторы дорожного движения и поведения заключенных, легкие устройства оперативной связи, различные браслеты и т. д. Причем спутниковая связь позволяет осуществлять наблюдение не только из офиса, но и с любого места планеты. И в поле зрения оказывается все, что движется и не меняет географических координат: автобусы, автомобили, школы, детские сады, задние дворы зданий, спортивные площадки и др.

В ближайшей перспективе не исключено, что тысячи индивидуальных сетей интегрируются в крупные государственные и коммерческие базы данных. И тогда из этого всеобъемлющего массива информации можно будет детально проследить процесс жизнедеятельности не только конкретной организации, но и любого частного лица.

К сожалению, законодательно не существует четкого разграничения информации — конфиденциальной, не подлежащей огласке, и публичной, предназначенной для других, в том числе и СМИ. В этом случае и деликатная, даже интимная, информация часто становится предметом гласности, создавая трудности для осуществления личной жизнедеятельности человека, о чем свидетельствуют громкие судебные процессы по инициативе известных людей, звезд эстрады, кино, телевидения и т. д.

Известный английский философ К. Поппер в своей знаменитой книге «Открытое общество и его враги» показал политические и идеологические аспекты жизни капиталистического мира. Однако на рубеже ХХ—ХХI веков общество действительно стало открытым уже в другом плане. В свете новейших компьютерных и телекоммуникационных технологий, видеокамер, жучков, браслетов, маячков и других средств сбора информации оно стало прозрачным, в нем действительно не осталось закрытых зон. Экспансия разведывательных систем происходит настолько быстро и активно, что общество не успевает к ним приспособиться. Отсюда — отсутствие какого-либо морально-правового регламента даже в случае применения экстремальных форм. Срабатывает и фактор терроризма, как шлагбаум, открывающий дорогу тотальным разведывательным действиям. Уже говорилось о том, что делают американцы, по крайней мере по линии ТИО. Вслед за американцами идут и другие государства, в частности Германия и Великобритания.

В Германии совсем недавно официально введена единая компьютерная антитеррористическая база данных[20]. Этот информационный банк состоит из двух частей: основной и расширенной. В основную включен набор данных, необходимых для идентификации личности, — имя, пол, дата рождения, адрес, гражданство, владение языками, цветное фото и приметы подозреваемых в террористической деятельности. Доступ к этой информации получат все разведывательные органы и службы по борьбе с преступностью.

В расширенную базу введена информация о семейном положении подозреваемого, его профессии, образовании, конфессиональной принадлежности, номерах автомобилей, банковских счетов и телефонов; данные о передвижении по миру, принадлежности к террористическим ячейкам, навыках владения оружием и обращения со взрывчатыми веществами, круге общения, связях с террористическими ячейками. Эту информацию заинтересованные ведомства смогут получать по спецзапросу. Однако субъекты спецзапросов строго не оговорены. Тогда этот запрос могут организовать и сами террористы, выявив тем самым круг потенциальных сторонников и недоброжелателей. Это — во-первых. Во-вторых, возможны «утечка» информации изнутри и взлом извне или то и другое вместе. Тогда тщательно собранная, всеобъемлющая информация может оказаться во власти посторонних людей, а главное — криминальных структур. Нетрудно представить удовлетворенность последних, когда нужная информация будет подана буквально на блюдечке.

Однако в организации разведывательных процессов, создании всеобъемлющего контроля, когда все жители находятся под непрерывным наблюдением с рождения до самой смерти, видимо, наиболее далеко зашла Великобритания. По словам комиссара британского Центрального управления информации Ричарда Томаса, государство и бизнес постоянно увеличивают объем собираемой личной информации о жителях страны. Он подтвердил, что высказанная им два года назад озабоченность по поводу превращения страны в «наблюдаемое общество» оказалась обоснованной. В исследовании, проведенном этим ведомством, говорится, что сочетание системы скрытого видеонаблюдения, биометрических данных, общих данных и технологии контроля можно рассматривать как часть более широкого исследования, часто финансируемого в рамках американо-британской «войны с терроризмом», возможностей использования взаимосвязанных «умных» систем для отслеживания перемещений и поведения миллионов людей. Авторы утверждают, что Великобритания стала страной «слежки», в которой «интерес» государства к частной жизни его граждан достиг самого высокого уровня среди всех демократических государств мира[21].

Разведывательная вакханалия, непрерывная и широкомасштабная слежка развиваются быстро и агрессивно, не имея ни тормозов, ни границ. Процесс «следить за всем, везде, все время» стал знаковым событием современной эпохи. При этом важно иметь в виду, что информация, получаемая таким образом в неограниченных количествах и сосредоточенная в одном месте (электроника предоставляет такую возможность), — это прямой путь к тоталитаризму. Э. Гидденс, полагающий, что наблюдение — неотъемлемая часть современного общества, утверждает: «У нас нет простой и очевидной программы, как справиться с этой проблемой»[22]. Это объективная констатация, которую следует расценивать как побудительный мотив. Если программы нет — ее бесспорно надо создавать. Как она будет выглядеть, пока не ясно, но существует определенность в отношении первого неотложного комплекса мероприятий. Во-первых, необходима разработка фундаментальных мер юридического, законодательного порядка плюс формирование активного, деятельного общественного мнения, выступающего против слежки, несанкционированного наблюдения с моральных позиций. Во-вторых, меры должны носить глобальный характер как на Земле, захватив все континенты и страны, так и на околоземном космическом пространстве, разумеется, под эгидой ООН.

И в-третьих, главным субъектом противодействия беспрецедентным отслеживания в силу крайней уязвимости должен стать сам человек. Поэтому в эпоху тотальной электронной слежки на международном, государственном, корпоративном и индивидуальном уровнях он должен сформировать личный способ информационной безопасности на основе новейших информационно-компьютерных технологий, построить надежную оборону, которая обеспечит гарантированную защиту субъективной суверенности.

Опубликовано в журнале «Свободная мысль-ХХI»


1. A. Giddens. The Nation State and Violence. — «Contemporary Critique of Historical Materialism». Vol. 2. Cambridge, «Polity», 1985. P. 185.

2. «Total Information Awareness» (TIA) — см. http://dojgov.net/poindexter.

3. См. Е. А. Роговский, Б. Э. Верпаховский. Распространение INT-технологий в Соединенных Штатах. — «США и Канада». 2004. № 4. С. 105.

4. Так, по словам академика Б. В. Раушенбаха, Третью мировую войну предотвратило не ядерное сдерживание, а космические средства разведки. Они позволили русским убедиться, что американцы ничего не затевают, и наоборот. Знание друг о друге сохранило мир (М., май 2007. С. 214).

5. По данным Э. Тоффлера, информация со спутников поступает в 15 стран мира, каждая из которых, заплатив взнос в размере 600 тысяч долларов, получает непрерывный и неограниченный поток цифровых изображений, в том числе имеющих военное значение. Более 5 стран торгуют данными, собранными с помощью спутников. Появились и специальные фирмы, продающие космическую информацию. Так, европейское космическое агентство (European Space Agency — ESA) открыло в Интернете сервис MIRAVI (Envisat MERIS Image Rapid Visualization), где в реальном времени с задержкой не более 2 часов публикуются фотоснимки земной поверхности, сделанные европейским наблюдательным спутником «Envisat». Задав географические координаты интересующего участка Земли, указав широту и долготу, заказчик может выкупить сделанные спутником фото.

6. Американская система электронной разведки «Эшелон» постоянно, круглосуточно сканирует информацию на земной поверхности. Она перехватывает телефонные и факсовые сообщения, переписку в Интернете, данные СМИ и т. д., доставляя колоссальные объемы эксклюзивной информации, которая тут же анализируется. Благодаря этой системе американцам удается достичь блестящих успехов в ходе ведения экономических войн в информационной сфере. В 1995 году американцами была перехвачена информация, благодаря которой они смогли выиграть тендер-контракт на 6 миллиардов долларов у европейского консорциума «Аэробус».

7. Е. А. Роговский. Геопространственная разведка США. — «США и Канада». 2004. № 8. С. 125.

8. См. Э. Тоффлер. Метаморфозы власти. М., 2002. С. 263.

9. См. Э. М. Брандман. Глобализация и информационная безопасность. — «Философия и общество». 2006. № 1. С. 34.

10. См. «США и Канада». 2007. № 3. С. 95.

11. См. «Компьютерра». 2007. № 4.С. 39.

12. См. С. Лем. Молох. М., 2006. С. 523.

13. «Глобус. ИТАР-ТАСС», 2008. № 12. С. 53.

14. «Глобус. ИТАР-ТАСС», 2007. № 44. С. 49.

15. «Глобус. ИТАР-ТАСС», 2008. № 6. С. 19.

16. Один из примеров. Трое западногерманских компьютерных шпионов, вскрыв и войдя через Интернет в 430 компьютеров, получили некоторые данные уже относительно ядерного оружия и стратегической оборонной инициативы Пентагона. Компьютеры были проверены; более 30 из них оказались в одной сети с агентством исследовательских проектов новейших оборонных разработок Пентагона. Любопытно, что дотошный специалист обнаружил расхождение между двумя файлами в 75 центов, это и явилось причиной скрупулезного обследования (см.: Э. Тоффлер. Метаморфозы власти. М., 2002. С. 200).

17. См. Е. А. Роговский, Б. Э. Верпаховский. Распространение INT-технологий в Соединенных Штатах. С. 99.

18. «США и Канада», 2006. № 11. С. 97.

19. Ф. Убстер. Теории информационного общества. М., 2004. С. 204.

20. См. «Глобус. ИТАР-ТАСС». 2007. №16. С. 55.

21. См. С. Хаботин. Великобритания превращается в общество «повального контроля». — «Глобус. ИТАР-ТАСС». 2006. № 46. С. 47—48.

22. A. Giddens. The Nation State and Violence. Р. 310.

Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?