Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Предыдущая | Содержание | Следующая

Глава 2.
Вдохновители гитлеровских «железных законов бытия»

Нация, назначением которой было властвовать над низшими расами.

Сомервилл. «Духовные течения в Англии»

Англия, которая, завоевав мир, вступила в контакт с более слабыми расами, подверглась искушению — в проклятой гордости кровью и цветом кожи, гордости империей — позабыть, что это не отменяет, а лишь усугубляет долг сохранять человечность.

Р. Босуорт

(Согласно Мильтону) самый могущественный и успешный империалист — Бог.

Джон Мартин Эванс

Ветхозаветная избранность Англии

Итак, именно англичанин — причем высокопоставленный представитель церкви — возвестил: «Окраска кожи негра составляет непреодолимое препятствие к тому, чтобы его можно было допустить в наш род (species)»[1], предвосхитив гитлеровские «железные законы бытия» и идею избранности «провидением». /57/

В свою очередь, колоссальное влияние социального дарвинизма на расовый империализм Англии было связано и с давними стремлениями подобной «науки» «биологически» обосновать принадлежность англичан к высшей расе, обосновать присущее им сознание своей избранности, которое вытекало из их буржуазного пуританства и стало составной частью «необиблейского» представления о высокой миссии Англии. Мало того, что социальный дарвинизм хорошо сочетался с кальвинистским пуританским учением о предопределении («Некоторых Я избрал по особой Своей милости, поставил их выше всех прочих; такова Моя воля», — вот какие слова приписывал самому Богу Джон Мильтон): Ричард Хофстедтер даже назвал социал-дарвинизм натуралистическим кальвинизмом[2].

Сила — это право («Might is Right») — знаменитый догмат Карлейля, постулированный во имя ветхозаветного Бога. Этот догмат призывает: поражай «невежество, глупость и грубость ума*... — хотя бы только с тюрьмами, виселицами... поражай их... неустанно... во имя Бога... Всевышний Господь... повелевает тебе это»[3].

* В оригинале: «ignorance, stupidity and brute-mindedness» (англ.).

«Если ты хочешь вытащить человечество, пусть не в небеса, а хотя бы из ада, — вышиби его оттуда», — призывал набожный каноник (canon) Чарлз Кингсли*[4]. В доказательство этой мысли сей британский слуга божий приводит в пример самого Бога: «Когда Карл Великий повесил четыре тысячи саксов на мосту через Везер, не благословил ли Бог этот ужасающе справедливый приговор? Вы верите в Ветхий Завет? Конечно; тогда скажите, как понимать уничтожение ханаанеян?». Это уничтожение автор рассматривает как прецедент, оправдывающий переход от необходимой самообороны к самой настоящей бойне, как, например, на Северном Борнео**: «Истребить одно племя, чтобы спасти целый континент, — значит ли это “пожертвовать жизнями людей”? Пусть докажут, что это жизни людей. Это жизни хищных зверей. Эти даяки приняли облик зверей». «Вы, малайцы и даяки Саравака, вы... враги Христовы..., вы звери (beasts), тем более опасные, что обладаете получеловеческой хитростью». (Даже организатор движения бойскаутов, Баден-Пауэлл уже в 1899 г. утверждал, что лучшим спортом, который поможет справиться с «дикими зверьми человечества» является «охота на людей».) /58/

* Кингсли Чарлз (1819—1871) — англ, священник, поэт и романист, с 1869 г. каноник; в политическом плане — приверженец империализма.
** Речь идет об истреблении пиратов, не имевших пушек, при помощи артиллерии (прим. автора).

Точка зрения, что русские (на «восточных» пространствах) — это «зверолюди» (Tiermenschen), а евреи — как «недочеловеки» — вообще не люди, как известно, была неотъемлемой частью психологии массовых убийств, совершавшихся национал-социалистами.

«Я гоняюсь за врагами моими и истребляю их, и не возвращаюсь, пока не уничтожу их; И истребляю их, и поражаю их, и не встают, и падают под ноги мои» (Вторая книга Самуила, 22: 38—39 (хвалебная песнь Давида)), — продолжает Кингсли, английский священнослужитель, в 1849 году[5].

И таким образом «расизм, санкционированный ветхозаветным пуританством и социальным дарвинизмом, создал атмосферу, в которой обычный контроль над животным началом в человеке мог значительно ослабеть»[6].

Англичане — согласно классическому английскому историку, занимавшемуся войной за независимость Индии 1857 года — были готовы, как в Ветхом Завете, «убивать каждого, разить в плечо и бедро»[7].

Именно после этого «мятежа» индийцев стали называть «черномазыми», о них заговорили с «полным презрением и настоящей ненавистью». Мятежных индийцев «теперь стали относить к низшим формам жизни — наравне с крысами, змеями, насекомыми»[8]. «Ни один цветной не мог чувствовать себя в безопасности... потому что британцы стремились убивать всех “туземцев” без разбора...» Подозреваемых в участии в мятеже или сокрытии бунтовщиков вешали, насаживали на штыки, расстреливали. В 1857—1858 гг. в Дели британские солдаты, по всей видимости, подкупали палачей, чтобы те продлили мучения приговоренных к повешению; им очень нравилось наблюдать, как осужденные танцуют «хорнпайп»*, извиваясь в смертных судорогах[9].

* Хорнпайп (hornpipe — англ.) — название английского матросского танца.

«...Британские солдаты даже слишком старались, исполняя приказ не щадить никого старше 16 лет (естественно, за исключением женщин)». После подавления мятежа в одном только Джханси было убито около пяти тысяч индийцев — в несколько раз больше, чем всех британцев, погибших во время восстания. В то же время большая часть информации об ужасных преступлениях индийцев, распространявшаяся в Англии, была очень далека от правды. На самом деле сипаи почти или даже вовсе не совершали никаких зверств. И все же британское общественное мнение единодушно отказывалось «понять англичан, симпатизировавших черномазым». А некоторых из подсудимых мятежников вынудили предстать перед судом /59/ с завязанными ртами, и, таким образом, они были лишены возможности отвечать на обвинения[10].

«Что касается черномазых, так большинство действительно желает уничтожить всех обладателей черной кожи, независимо от того, друзья они или враги», — в 1896 г. писал из будущей Южной Родезии своим родителям британский очевидец событий[11].

При этом протестанты полагали, что «общепризнанная чистота помыслов могла освободить англичан от моральной ответственности за кровь, пролитую во имя соблюдения империалистических интересов»[12].

С другой стороны, британский историк Мэнген характеризует проповедь, произнесенную в день памяти Ватерлоо (издана в 1899 г. под заголовком «Божественное руководство нациями»), следующим образом: она «пропитана кровью ветхозаветных битв, наполнена расистской бранью, отличается чувством самодовольства благодаря островному высокомерию... шовинизму, ханжеству и расизму»[13].

А вдова каноника Чарлза Кингсли вспоминает с гордостью: «Его глаза обычно светились и наполнялись слезами, когда он вспоминал, как впервые услышал — чтобы никогда не забыть — бряцанье офицерских сабель и шпор, мерный топот ног солдат, входивших строем в церковь; эти звуки потрясли его подобно звукам труб» (Страшного суда?)[14]. «Военная история нашей расы всегда волнует кровь», — напоминал британский историк Уильям Фитчетт (еще в 1910 г.)[15].

«Британский шовинизм (усиленный элементами, в скрытом виде присутствовавшими в пуританстве)... за несколько мгновений превратил таких людей, как Кингсли и... Карлейль, в (почти что гитлеровских) штурмовиков (sic)». Такую формулировку дает Хотон[16].

Статус человека предполагает равенство, а поскольку было объявлено, что некоторые представители человечества в глазах Бога не должны обладать равными правами с остальными, то их вообще перестали считать людьми. Им как бы и не было предопределено быть человеческими существами.

Во всяком случае в 1936 г., т. е. в начальный период существования Третьего рейха, национал-социалисты — именно в контексте «владычества белой расы» — признавали избранность англичан: «Коль скоро англичанину несомненно удалось занять ведущее положение внутри белой расы и повсюду предстать перед цветными представителем Европы как таковой, нельзя не... признать, что он... предназначен расой (sic) для выполнения этой задачи»[17]. «При этом важнее всего, что религиозное учение о предопределении (почерпнутое ими из Ветхого Завета) трансформировалось у них в выраженное /60/ расовое сознание. Уже не как протестант, но как англосакс он (англичанин) считает себя избранным для власти над миром... Власть над миром стала для него важнейшей частью его земного призвания»[18].

«...Свои притязания на роль единственного избранного народа они воплощают в жизнь с ветхозаветной силой и даже жестокостью»[19]. В оде к Океану, написанной Э. Юнгом в 1728 г., говорится: «Небеса повелели... дать вам владычество над человечеством»[20].

О том, что избранные орудия должны сохранять свою избранность «в духе Ветхого Завета», вновь напомнил премьер-министр империалистической Великобритании — Бенджамин Дизраэли в 1870 г.[21] Наконец, Редьярд Киплинг — бард английского расового империализма — торжественно объявил англичанам: «Воистину, вы происходите из Его (sic) Крови»*. Основой «уникальности» имперской идеологии Англии была именно британская кровь. Ведь еще задолго до Гитлера британское общество обосновывало претензию на свою гегемонию в империи[23] именно своей расовой чистокровностью.

* «Truly... ye come of The Blood»[22] (англ.).

Нацисты (даже в 1940 г.) с восхищением признавали британскую мотивировку избранности английского народа, основанную на «духе расы» и «узах крови, которые связывают предков и потомков», мотивировку, основанную на избранности самой Судьбой[24].

Чисто теоретически Генрих Гиммлер мало что добавил к этому (зато намного больше — на практике), когда произнес: «Пока жива наша кровь, наша нордическо-германская кровь, на сем земном шаре Господа Бога будет порядок»[25]. А Ветхий Завет, похоже, ничуть не помешал Адольфу Гитлеру «вспомнить» следующее: «Не может быть двух избранных народов. Мы — народ Бога. Разве этим не все сказано?»[26].

Кое-что, конечно, этим сказано. Сказано, каким образцам следовал он — он и его «провидение».

Еще в XVII веке отождествление Англии с библейским Израилем, представление, что Англия связана с Богом особыми узами, являлись общепризнанными, особенно в среде пуритан. Считалось, что «англичане, как некогда иудеи, — избранный народ Бога»[27]. «Англия как Новый Израиль... избранна и уникальна», — в 1580 г. провозгласил Джон Лили[28]. Уильям Саймондз в своей проповеди в 1607 г. связывал завет Бога с Авраамом «с английской нацией, избранным народом нового времени <...> с замыслом Бога об избранном народе». Подобно тому, как «сыны Израиля изгнали ханаанеян... англичане должны были вытеснить язычников с их земель /61/ в Новом Свете». В 1613 г. Самуэль Пёрчаз также провозгласил, что британская нация является избранной[29]. Известно, что и Оливер Кромвель считал не весь христианский мир, а именно английский народ, «народом Бога», Новым Израилем, сражающимся в битвах Господних. В 1653 г., произнося свою первую речь в парламенте, Кромвель заявил, что Англия была призвана Богом, как когда-то иудеи — чтобы править вместе с Богом и исполнять его волю[30]. В «Потерянном рае» Мильтона силен империалистический стиль мышления: в нем говорится об особом божественном провидении, ниспосланном Англии и ее избранному народу, которому предстоит установить свое царство по всему миру: «Твое семя сразит Врага нашего»[31]. О Новой Англии говорилось: «Бог предназначил эту страну для нашей нации, уничтожая туземцев чумой, не тронувшей ни одного англичанина[32]. Итак, исчезновение туземцев приписывалось Провидению, которое было сродни геноциду. В результате эпидемия чумы 1616—1618 гг., завезенная в Новую Англию британскими рыбаками и поразившая большую часть местного населения (но не затронувшая англичан), также расценивалась как воля Божья. Утверждалось, что Божественное Провидение предназначило Новую Англию именно для англичан, свидетельством чего и была эпидемия, которая оказалась как нельзя кстати, поскольку освободила место для английских переселенцев-пуритан. А в 1653 г. из Новой Англии «с чувством глубокого удовлетворения» сообщали, что благодаря «чудесным трудам великого Иеговы» численность массачусетского племени индейцев сократилась с тридцати тысяч до трех[33].

У Джона Мильтона не было ни малейшего сомнения в том, что тот, кто попытается противостоять избранному Богом народу, будет на веки вечные ввергнут в самые недра Преисподней и обречен на вечные муки. Подобные высказывания Мильтона явно повлияли на Сесила Родса, который утверждал, что вера Мильтона в избранный Богом английский народ должна стать основополагающим принципом, вдохновляющим британцев на расширение Империи[34].

Аналогичный принцип прослеживается и в немецкой «Идеологии английской культуры»[35] 1941 года — года, в который Гитлер был наиболее близок к осуществлению своей мечты о мировом господстве. Когда же стало ясно, что его мечтам не суждено сбыться, министр пропаганды Йозеф Геббельс совершенно серьезно заявил, что «богиня Истории, должно быть, шлюха», раз она не отдала победу Фюреру, ведомому Провидением. Ибо, как утверждал один из более ранних «специалистов» по превосходству белой расы: «Бог, так сказать, обязан... помогать (избранному народу)»[36]. /62/

В начале XVIII столетия «благословение небес» распространилась и на заморскую часть Британской империи. Ведь, — как уверял Киплинг, — Англия смогла захватить власть над заморскими территориями благодаря «особому благоволению Господа», а платой за его милость стала пролитая английская кровь. Современник Гитлера — британский поэт Альфред Нойс, родившийся в 1880 г., также отзывался об английской нации как об избранной Богом. Он, как, впрочем, и Суинберн (1837—1909), представлял английского Бога как «Бога воинственного» — так утверждалось (за пять лет до прихода Гитлера к власти) в немецкой монографии об империалистических течениях в английской литературе[37]. Воинствующее христианство с его идеей расового превосходства, описанное в книге Макдональда «Язык Империи», несет в себе скорее языческое представление о боге[38]. А в «Прелюдии к Империализму» рассказывается, что миссионеры в Центральной Африке были склонны проповедовать строгие ветхозаветные принципы, а отнюдь не идею о любящем Боге Нового Завета[39].

Благодаря контакту с южноафриканскими бурами уверенность в избранности белой расы среди всего черного мира — избранности белых (то есть светочей) для владычества над черными (в конечном счете «мракобесами»), которым «предопределен» подневольный труд[40] — смогла получить дополнительное подтверждение. У расистов, империалистов и торгашей типа Сесила Родса и Ханса Гримма эта вера стала столь крепкой, что она канонизировала ловких дельцов: «Когда на земных делах человека лежит благословение божье — иными словами, когда его дело продвигается...»[41].

Не только в 1853 г. в покорении Великобританией Индийской империи многие видели «еще и перст божий в истории»[42]. Но и в 1897 г. один исторический компендиум вещал: «За ошибками и неудачами индивидуумов мы ощущаем незримое, надзирающее (за всем) провидение как источник судеб англосаксонской расы»[43]. А уже в первом году двадцатого столетия лорд Розбери, на сей раз как глава университета Глазго, в речи по случаю присуждения ученой степени изрек: «Разве за это нам не следует столь же восхвалять энергию и искусность расы, как и длань Всевышнего?»[44].


Примечания

1. The Church Missionary Intelligencer (sic), 1869, cited in Christine Bolt, Victorian attitudes to Race (London, 1971), S. 132; Richard Thurlaw, Fascism in Britain (Oxford, 1987), p. 17; John Morley, Life of Cobden (London, 1903), p. 97, quoting R. Bosworth Smith, Life of Lord Lawrence, II, p. 150f; D. C. Somervell, Geistige Strömungen in England im neunzehnten Jahrhundert (Bern, 1946), S. 286; J. Martin Evans, Milton's Imperial Epic. Paradise Lost and the discourse of Colonialism (Ithaca, USA, 1996), p. 146.

2. John Milton, Paradise Lost, Paradise Regained, HI, 183f: John Milton, The Works, Vol. II, I (New York, 1931), p. 84, Ы. IV, p. 691; Richard Hofstadter, Social Darwinism in American thought (Philadelphia, 1959), p. 10, cited in Wilhelm Mühlmann, Geschichte der Anthropologie (Wiesbaden, 1984), S. 111.

3. Thomas Carlyle, Past and Present, Book III, Chapter xii (London, 1897), p. 201. Карлейль Томас. Теперь и прежде / Пер. Н. Горбова. М.; 1906.

4. Hughes, «Prefatory Memoir»: Alton Locke, S. xxiii, quoted by Walter Houghton, Victorian frame of mind 1830—1870 (New Haven, 1970), p. 214.

5. Charles Kingsley, His Letters and Memoirs of his Life (London, 1901), p. 231f: letter of 30.XII.1849 to J. M. Ludlow.

6. Houghton, Victorian... mind, p. 213.

7. Lewis Wurgaft, The Imperial imagination, Magic and myth in Kipling's India (Midtown, Conn, USA, 1983), p. 97: William Kaye, History of the Sepoy War in India 1857—1858 (London, 1864), II, p. 208.

8. Kathryn Castle, Britannia's Children's Reading. Colonialism through children's books and magazines (Manchester, 1996), p. 42.

9. Christopher Hibbert, The Great Mutiny. India 1957 (New York, 1982), pp. 311 (reference 6-7), 331 (reference 25), 317f (reference 25).

10. Ibid., pp. 382 (reference 41), 212 (reference 54), 214 (references 67—58); cf. Peter Stanley, White Mutiny. British military culture in India (New York, 1998), p. 86.

11. H. Alan C. Cairns, Prelude to Imperialism. British reactions to Central African society 1840—1890 (London, 1965), p. 299; Letter of D. R. Pelly to his parents, dated 12th and 29th of June 1896.

12. K. Tidrick, Empire and the English Character (London, 1992), p. 38.

13. J. A. Mangan, The Games Ethic and Imperialism (New York, 1985), p. 26.

14. Houghton, Victorian... mind, p. 211.

15. William Fitchett, Fights for the Flag (London, 1910), p. 233.

16. Houghton, p. 210.

17. Wahrhold Drascher, Die Vorherrschaft der weissen Rasse (Stuttgart und Berlin, 1936), S. 203.

18. Ibid., S. 204.

19. Ibid., S. 207.

20. Edward Young, «Ocean, an Ode», quoted in Carl August Weber, Englische Kulturideologie, Bd. I, (Stuttgart, 1941), S. 128.

21. Hans Ruhl, Disraelis Imperialismus und die Kolonialpolitik seiner Zeit (o.O., 1935), S. 53.

23. Allen Greenberger, The British image of India. A study in the literature of Imperialism 1880-1920 (Oxford, 1969), p. 13.

22. Hugh A. Mac Dougal, Racial Myth in English history. Trojan, Teutons and Anglo-Saxons (Montreal, 1982), p. 91.

24. C. A. Wfeber, Englische Kulturideologie, Bd. I, (Stuttgart, 1941), S. 128f, 28, 196ff.

25. Heinrich Himmler, Geheimreden, Hrsg. von F. Smith (Frankfurt, 1974), S. 237.

26. Hermann Rauschning, Gespräche mit Hitler (Zürich, 1940), S. 227. 343

27. Wilhelm Dibeliu, England, II (Leipzig, 1929) S. 70.

28. Jason P. Rosenblatt, Torah and Law in «Paradise Lost» (Boston, 1994), pp. 15, 64f, 82, 112; John Lily, Euphues — and his England, Edited by Edward Arber (Westminster, 1900), pp. 456, 451.

29. Samuel Purchas, His pilgrimage or relations of the World and the Religions observed... (London, 1613), pp. 625, 631, 632 quoted in David Armitage, Ideological origins of the British Empire (Cambridge, 2000), p. 85; William Symonds, Sermon for the Virginia Company: John Martin Evans, Milton's Imperial Epic. «Paradise Lost» and the Discourses of Colonialism (Ithaca, 1996), pp. 2 If.

30. Hans Kohn, Idee des Nationalismus. Ursprung und Geschichte (Heidelberg, 1950), S. 243, 245f.

31. John Milton, Works (New York, 1931), Vol. II, Part I, pp. 8, 425, 440: «Paradise Regained», II, 442-444, 36; Vol. II, Part II, p. 351; «Paradise Lost», XI, 155.

32. Advertisement for the Inexperienced Planters of New England (London, 1631), pp. 15f, quoted in Evans, Milton's Imperial Epic, p. 18.

33. Evans, pp. 18,20.

34. John Milton, «On Reformation... Discipline in England» (1644): Milton, Complete Prose Works, Vol.I, (New Haven, USA, 1953), pp. 616-617; W. T. Stead, Last Will and Testament of Cecil Rhodes. Political and religious ideas of the Testator (London, 1902), p. 100.

35. C. A. Weber, Englische Kulturideologie, Bd. I, (Stuttgart, 1941), S. 128f, 28, 196fT: F. Giese und H. Gerber, «Religion und Politik in England»; Drascher, brherrschaft der weissen Rasse, S. 206f; David Armitage, Ideological origins of the British Empire (Cambridge, 2000), p. 99.

36. Drascher, Vorherrschaft der weissen Rasse, S. 206f.

37. F. Brie, Imperialistische Strömungen in der englischen Literatur (1928), S. 239, 240; Hans Kohn, Idee des Nationalismus. Ursprung und Geschichte (Heidelberg, 1950), S. 851; R. MacDonald, Language of Empire, p. 155.

38. R. MacDonald, Language of Empire, p. 141.

39. Alain and Cairns, Prelude to Imperialism, p. 242.

40. Hannah Arendt, Ursprünge und Elemente totaler Herrschaft (Frankfurt, 1955), S. 318f.

41. Wilhelm Dibelius, England (Leipzig, 1929), II. Halbband, S. 71; J. Morley, Life of Cobden, p. 674.

42. Sir John Kaye, The Administration of the West India Company (London, 1853), p. 660.

43. Hugh E. Egerton, Short history of British colonial policy (London, 1897), p. 496, zitiert nach Hans Kohn, Die Idee des Nationalismus. Ursprung und Geschichte bis zur Franzosischen Revolution (Heidelberg, 1950), S. 852.

44. H. Kohn, ibid., S. 852.

Предыдущая | Содержание | Следующая

Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?