Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Молитвами святаго владыки нашего…

Отечественное «басманное правосудие» не позволяет гражданам забывать о своем существовании. Нет, не виртуозными судебными расследованиями коррупционных скандалов или громадного количества преступного злоупотребления властью. О том, каким образом оно себя настойчиво обнаруживает, россияне хорошо осведомлены на множестве иных примеров. «Утешает» только одно: восторгаться каждым новым подобного рода «торжеством справедливости» нашим согражданам приходится не в одиночестве, а в компании Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ) и, в общем-то, далеко не узких кругов международной общественности.

Вот и на сей раз, 26 августа 2008 года, выгоняемую из дома семью жителя Валаама Филиппа Мускевича в соответствии с уведомлением навестят судебные приставы, а в ЕСПЧ уже зарегистрирована жалоба очередного россиянина на судебный произвол, творимый над ним в отечестве.

Бумагу, уведомляющую Мускевича о том, что во вторник, 26 августа, буде не успеет он со своими детьми и женой убраться подобру-поздорову сам, его выведут под микитки казенные люди, он получил заблаговременно, с соблюдением всех предписанных процессуальным законодательством сроков. В этом отношении, упрекать служителей Фемиды в неаккуратности было бы несправедливо. Странно другое: ведь, выселяют людей – по бумаге – из «нежилого помещения», которое превратилось в таковое из бывшего до того «жилым» только в прошлом году.

Произошло это «по молитвам» нынешнего фактического владельца легендарного российского острова – административно-духовного руководства Спасо-Преображенского Валаамского монастыря РПЦ МП руками Верховного суда Карелии. Именно этот судебный орган и вынес год назад определение о том, что квартиры, за которые проживающие в них жильцы до 2000 года вносили квартплату в государственное учреждение, а с 2000 года платили монастырю, …квартирами не являются. То есть это что-то вроде подвала, чердака или сарая. На худой конец – монастырской кельи, где впору ютиться аскетам. Есть и еще один вариант использования подобных помещений, как бывало при советской власти – обустраивать расстрельные камеры или склады.

Легко догадаться, что без элемента «мистики» при вынесении подобных решений никакому суду обойтись никак не возможно. Но теперь, после того как приставы, скорее всего, вышвырнут семью Мускевичей вон из их квартиры на улицу, цивилизованный суд в Страсбурге и будет устанавливать: виновно ли в том чудотворение, либо снова, как принято это в России, был допущен очередной административный произвол.

Кстати, насчет «вышвырнут на улицу», конечно же, сказано слишком сильно. И несправедливо. Потому что при нынешней общей скользкости ситуации в стране не только Московская патриархия, но и какая-нибудь завалящая авторемонтная или овощная база не рискнули бы просто выгнать людей на улицу. Не те времена – узнают «наверху», так еще что-то дурное подумают. Теперь подобное происходит гораздо «благообразнее». Вот, и Мускевичам было предложено перебраться с Валаама со всеми манатками в квартиру в Сортавале, которую арендует для них распорядитель российского острова – монастырь. То есть, переехать на такую же монастырскую площадь, что и та, которая из «жилой» в одночасье стала «непригодной»! В смысле, на ту, что сегодня, к примеру, используется монастырем в качестве перевалочной базы для вывозимых жителей Валаама, а завтра, скажем, потребуется ему для консервирования и хранения помидоров – а почему нет? При этом квартплату семья Мускевичей должна будет платить не по ставкам социального найма, а по тарифам коммерческого жилья, которые на порядок выше.

Понятно, что Филипп Мускевич везти семью в Сортавалу не согласен. Кстати, при последнем разговоре с ним внимание корреспондента «Портала–Credo.Ru» привлекла одна маленькая, но красноречивая подробность, которая не слишком известна широкой публике. Дело в том, что в последнее время церковные собственники, обратившие на себя особое внимание СМИ после таких ярких событий, как волны клерикального наступления на светские учебные институты и июньский Архиерейский Собор, довольно оперативно меняют свою тактику. В случае с валаамским церковным сутяжничеством это выразилось во внезапном категорическом отказе представителей монастыря и Московской патриархии хотя бы как-то прокомментировать журналистам факт изгнания с острова местных жителей.

«В данный момент монастырь занял очень интересную позицию, – говорит Мускевич. – “Пятому каналу” и другим телевизионщикам наши истцы объясняют, что сказать им нечего, что они тут не при чем. Мол, решения принимал государственный суд – а, значит, само государство. Поэтому, что тут может зависеть теперь от монастыря?»

Действительно, странно, правда? И что эти журналисты пристают к монастырским чинам со своими идиотскими вопросами по поводу того, что церковный собственник выселяет людей с острова? Ведь монастырь-то всего лишь обратился в суд. А дальше – дело государственное, государство ведь направляет судебных приставов заламывать руки непослушным мирянам. По словам Мускевича и других жителей Валаама, руководство монастыря не скрывает, что «идти против государства монастырь никак не может, хотя людей ему, конечно, очень жалко».

Эта маленькая фарисейская деталь, вероятно, так и оставалась бы незамеченной, как бывало все последние годы. Но в нашей жизни все же что-то неуловимо меняется. И происходит это достаточно быстро. Все больше людей начинает с удивлением открывать для себя, что привычные, казалось бы, явления представляют собой на самом деле вовсе не то, чему можно было еще вчера не придавать особого значения.

Например, только после самых последних приездов на Валаам тележурналистов с «Пятого канала» и НТВ, общественность вдруг плотно заинтересовал вопрос: а кому же, собственно, принадлежит остров? Если Российской Федерации, то почему власть на нем осуществляет отделенная от государства религиозная структура? Та самая, которой российские граждане отчего-то платят квартплату, та, которая регламентирует все туристские потоки, транспорт, электроэнергию, снабжение…

Если же Валаам – собственная территория Московской патриархии, то, извините, на каком основании?

Ведь по состоянию на октябрь 1917 года Православной Российской Церкви …не принадлежало ничего! Она была государственным учреждением и собственность ее не отделялась от государственной. Это «реституционное откровение» отчего-то сегодня становится сюрпризом для россиян. Но, пользуясь исторической неграмотностью населения, клерикалы и недобросовестные государственные чиновники твердят о «реституции» и «возвращении» Церкви несуществующей «исторической собственности». Хотя тем, кто манипулирует у нас госимуществом, давно и заведомо известно, что все церковные земли, монастыри, храмы (за исключением домовых) были собственностью Российской империи. Да и самой Православной Российской Церковью, номинальным предстоятелем которой был государь император, реально управлял государственный орган – Святейший Синод. Все имущество и доходы Церкви находились в распоряжении государства, которое олицетворял высокий государственный чиновник, более высокого уровня, чем министр, – обер-прокурор Синода. Он руководил аппаратом, регулирующим церковную жизнь, определял размеры государственного финансирования монастырей, соборов и приходов. То есть продолжающаяся уже несколько лет популистская шумиха о «возврате церковной собственности» – земли и недвижимости – чистой воды блеф и профанация. И ее цель –перераспределение под этим предлогом общенациональной собственности в пользу новой олигархии, в том числе и церковной.

Вот и получается, что и помещения Российского государственного гуманитарного университета (РГГУ) в столице, отсуженные недавно Заиконоспасским монастырем РПЦ МП, и целый остров Валаам, который был территорией поселения рыбаков еще до указов Петра I и Екатерины Великой, Церкви как самостоятельному хозяйствующему субъекту не принадлежали. Следовательно, оба объекта одинаково переданы государственными чиновниками своим негосударственным коллегам из Московской патриархии совершенно по административному произволу. А это является, как минимум, превышением служебных полномочий, а, быть может, и злоупотреблением оными.

Стараются не отстать от российских единоверцев и некоторые зарубежные монастыри, находящиеся в юрисдикции Московского патриархата. Так, Топловский Свято-Параскевический женский монастырь Украинской Православной Церкви Московского патриархата в Белогорском районе Крыма пытается выселить врача Андрея Степченко и его семью, а также еще несколько семей, с купленных ими участков, граничащих, на их беду, с монастырскими землями.

Но исследование административных механизмов передачи национального достояния негосударственной структуре – дело следственных органов и суда, если дело до него дойдет, а, в конечном счете, истории. Нас же, в данном случае, при отсутствии в России правового государства, кроме конкретных и приземленных результатов, интересуют вещи более эфемерные и возвышенные. Например, испытает ли, наконец, хоть кто-то из высоких государственных администраторов чувство неловкости от того, что в XXI веке жизнью их сограждан, пусть и не высокопоставленных, можно распоряжаться так же, как делалось это еще до Петра Первого.

Аль, нынешние «государи» и до конца XVII века не доросли?

Оригинал статьи опубликован на сайте «Портал–Credo.Ru».


По этой теме читайте также:

Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?