Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


ЕГЭ: получилось как всегда

Предисловие редакции «Скепсиса»

Тема реформы образования для «Скепсиса» является одной из центральных, этой теме был специально посвящен один из печатных номеров журнала. Как известно, центральным звеном данной реформы является Единый государственный экзамен - ЕГЭ, который с 2009 года становится единственным вариантом сдачи и школьных выпускных, и вузовских вступительных экзаменов (за исключением небольшого списка «элитарных» вузов, которым позволено иметь свои собственные вступительные испытания). Недавно в редакцию поступила статья Дмитрия Михайлова, который, будучи убежден в правильности проекта ЕГЭ, показывает вопиющую абсурдность его воплощения. «Скепсис», в отличие от автора статьи, считает совершенно неприемлемой саму идею ЕГЭ. Поэтому мы решили опубликовать эту статью как дискуссионную и одновременно попросили нашего постоянного автора Илью Смирнова выступить с комментарием. Итак, ЕГЭ сам по себе неплох, виновата уродливая реализация правильных по сути идей? Или же дело в сознательном снижении уровня образования в стране?


На концептуальном уровне критика единого государственного экзамена явно надумана. Я убежден, что принцип ЕГЭ, в том виде, в котором изначально заявлен у нас в стране, очень полезен и действительно потенциально может позволить решить такие проблемы как объективность экзаменов, повышение уровня образования и т.д. Но не сейчас.

Главной проблемой является то, что в условиях современного состояния дел в системе российского образования ЕГЭ не может быть эффективен. Для этой реформы нет объективных предпосылок, и, прежде всего, материально-технической базы. И это очевидно, поскольку эта база в массе своей остается на уровне середины 1980-х гг. Почему же решено реформировать именно способ контроля?

Противники реформы часто встают на позиции теории заговора, столь популярную в последнее время в применении всех сфер общественной жизни. Мол идет сознательное разрушение качественного образования, оглупляют народ и т.д. В начале прошлого века Л.Н. Толстой записал в своем дневнике: «Всякая власть чует, что она существует только благодаря невежеству народа, и потому инстинктивно и верно боится просвещения и ненавидит его. Есть, однако, условия, при которых власть волей-неволей должна делать уступки просвещению; тогда она делает вид, что покровительствует ему, берет в свои руки и извращает» (С.С., М.: «Художественная литература», 1985. - т. 22. С.156).

Здесь я хочу отметить слово «чует», именно чует, а не сознательно, запланировано и цинично уничтожает все хорошее. Дело в том, что реформирование в России стало залогом успешного существования реформирующего. И соответственно первая задача любой государственной структуры – начать реформу, реконструкцию, на худой конец ремонт. Это стало сутью самой административной системы, которая зачастую существует автономно, и цели ее никак не связаны с потребностями общества. Соответственно чем длиннее будет реформа, тем лучше, потому что цель такой реформы – сама реформа.

Это приводит к тому, что реформы неизбежно приобретают уродливую форму, страдают половинчатостью, незавершенностью и создают серьезные противоречия. В свою очередь и ЕГЭ на данном этапе проявил и усилил те недостатки образовательной системы, которые призван был искоренить, т.е. спровоцировал все то, с чем должен был бороться.

* * *

Дискуссии вокруг ЕГЭ распространяются волнами, в зависимости от стадии развития связанных с ним процессов – подготовка, проведение и проверка, результаты и, наконец, вопросы приема в ВУЗы.

На первом этапе, широкое обсуждение получили проблемы, связанные с подготовкой к новой форме контроля знания учащихся. Атмосфера накалилась до предела, волновались все - и дети и родители и педагоги. Появилось много гневных отзывов родителей, а способны ли учителя сами сдавать ЕГЭ? Имеют ли они право оценивать по новой форме, с которой сами никогда не сталкивались? Замечу, что если следовать такой логике, то никакой прогресс невозможен вообще.

Однако главный, на мой взгляд, вопрос – имеет ли государство основания требовать нового уровня от средней школы, не создав при этом элементарных условий для благоприятного образовательного процесса? В том числе низких зарплатах и нехватке преподавательских кадров.

Система игнорирует существующие условия, потому что формально школа функционирует и развивается. Иллюзия основывается на ворохе отчетов и рапортов школ и отделов образования о коэффициентах абсолютной и качественной успеваемости школьников. Более того, существуют бесконечные проверки качества преподавания и переподготовка учительских кадров в специально для этого созданных учреждениях, с большим числом инструкторов и всевозможных инноваторов.

Возникает вопрос, какой смысл усиливать контроль, плодя бюрократию и выматывая последние нервы буквально бедствующим учителям, если в школе нет конкуренции? Не лучше ли для начала предоставить средства и повысить престиж профессии. Обеспечить таким образом приток молодых энергичных творческих кадров в школу? Очевидно, что реформа началась с конца, а ЕГЭ только обнажил недостатки финансирования и бюрократизированность системы.

На следующем этапе возникли вопросы относительно самого проведения ЕГЭ. Позволяет ли ЕГЭ по гуманитарным дисциплинам адекватно оценить уровень подготовки выпускника? Как правило, такого рода реплики с налетом снобизма исходили из академической среды. Есть ли правильные ответы на вопросы по истории, обществознанию? Здесь, как мне кажется, все дело в понимании функций средней школы. Если считать ее главной задачей - сформировать у ученика глубокое понимание сущности рассматриваемой науки, скажем психологии, политологии или философии, материалы которых включены в предмет обществознание, то следует учитывать, что его нет и в научной среде. Как можно требовать от старшеклассника осмыслить плюрализм и методологический хаос царящий в обществознании?

Главным в контроле качества обучения школьника должны являться способность к обучению, готовность к восприятию сложной информации. Главное для будущего студента это уметь учиться. А это ЕГЭ вполне может зафиксировать. Вопрос только в соответствующей корректировке вопросов, что неразрешимой проблемой, конечно же, не является.

Что же касается критики самой формы ЕГЭ, то чаще всего это следствие стремления доморощенных политиков оседлать волну недовольство и заработать дополнительные баллы у электората. Всякий, кто знаком с ЕГЭ, понимает, что это гораздо сложнее, чем просто тест.

Другой, в большей степени механический вопрос, - насколько объективна процедура написания и проверки? В этом году нехороший фон создали репортажи о подделке работ ЕГЭ в Татарстане.

Далее началось обсуждение неутешительных результатов ЕГЭ и их причин. То что, большинство выпускники троечники, резко контрастирует с процентом поступающих в ВУЗы. Причины очевидны. В средней школе давно не оставляют на второй год, претендентов на «двойку» проще, в обмен на удовлетворительный балл, попросить найти другую школу. Дабы не портить пресловутые показатели статистические отчетности школу. С другой стороны ВУЗы вынуждены принимать практически всех подряд на коммерческой основе, чтобы обеспечить себе сносное финансирование. Кстати сказать, в ВУЗах распространена анекдотичная ситуация: если вы ставите студенту коммерческого отделения «тройку», администрация трактует это как некачественно оказанную оплаченную услугу.

Какой же вывод делается из ситуации с результатами ЕГЭ? Исправлять выявившиеся недостатки в средней и высшей школе? Отказаться от показухи? Нет! Во всем виноват сам ЕГЭ! Если вас ударили палкой, значит виновата палка! Пришло время реформировать ЕГЭ в единое государственное оценивание (ЕГО) или создавать альтернативы. Хотя очевидно, что ЕГЭ по конкретному предмету не может иметь альтернативы, потому что он ЕДИНЫЙ, а в другом случае он просто теряет смысл.

Главная цель ЕГЭ - это доступность качественного образования и главным этапом для большинства бывших школьников стало время вступительных экзаменов в ВУЗы. Здесь-то наиболее остро и очевидно проявилась непоследовательность и незавершенность реформы. С чем же столкнулись абитуриенты при подаче документов?

Дело в том, что ВУЗы заявив о приеме результатов ЕГЭ, в тоже время получили возможность сами устанавливать проходной балл, минуя распоряжение Рособрнадзора. Объясняется это тем, что требования к изучению того или иного предмета в ВУЗах по разным специальностям существенно отличаются. Это как минимум спорный тезис, ведь ВУЗы прежде всего должны ориентироваться на стандартизированные школьные программы, больше которых требовать от абитуриентов они оснований не имеют. Во всяком случае, тогда надо принимать набравших максимальное количество баллов не переводя в пятибалльную систему вообще, в ней просто отпадает смысл, то есть устанавливать ее по факту приема документов.

Однако этого не происходит, собственные шкалы перевода баллов ЕГЭ на пятибалльную систему странным образом появились заранее. То есть большинство ВУЗов произвольно повысило балл необходимый для «тройки», совершенно лишив возможности поступления многих учащихся. Но особенно порочность этого подхода проявилась в случае с отличниками. Например, оценка «пять» в Новосибирский государственный университет экономики и управления по математике, русскому языку, обществознанию, истории России, биологии составила 85, а по иностранному – 90 баллов!

На фоне результатов ЕГЭ по Новосибирской области цифры выглядят карикатурными. Во-первых, странно, что такое решение принято еще до окончания приема документов. Если эти цифры берутся не из результата анализа принятых документов, то как они вообще появляются? Во-вторых, удивляет их однообразие вне зависимости от предмета. Почему именно 85, а не 84 или 86 никто объяснить, конечно же, не сможет.

Очевидно, что администрации ВУЗов таким образом просто избавляются от медалистов, с целью получить в свое распоряжение как можно больше бюджетных мест. Ситуация усугубляется тем, что те кто писал ЕГЭ не могут сдавать вступительный экзамен в традиционной форме. Речь идет обо всех предметах ЕГЭ, кроме обязательных русского языка и математики. То есть ребята, выброшенные искусственно установленным порогом отметки «отлично», ничего исправить не могут и становятся заложниками ЕГЭ. Сдавать его будут только те, кто не сдавал ЕГЭ по профильному предмету вообще. Это тем более странно, если школьник серьезно заранее планирует свое будущее.

Ученик получивший 80 баллов по обществознанию в любом случае будет иметь «четверку», а не сдававший ЕГЭ будет сдавать экзамен приемной комиссии, которая имеет свои интересы в отношении бюджетных мест и соответственно ее объективность приходится ставить под сомнение. Таким образом ВУЗами создается ситуация при которой выпускникам выгоднее не сдавать ЕГЭ по профильному предмету, а это ставит под вопрос целесообразность реформы вообще. Как видим, формально рапортуя об участии в реформе, многие ВУЗы откровенно дискредитируют ЕГЭ.

Понятно, что ВУЗы поставлены в суровые коммерческие условия и им выгодно не столько принимать способных студентов, сколько богатых. К тому же эффективного контроля качества профессиональной подготовки выпускников практически не существует. То что в сильные ВУЗы вслед за более сильными по результатам ЕГЭ абитуриентами пойдет больше денег остается под большим сомнением. Поскольку механизм ГИФО - государственных именных финансовых обязательств, по которому должна реализовывается эта программа, реформируется не так успешно и министр А.А. Фурсенко ставил под сомнение его целесообразность еще в 2005 г.

При этом нельзя не затронуть наболевшую проблему коррупции в ВУЗах, которая уже стала притчей во языцех. Зимой этого года спикер ГД Б.В. Грызлов заявил, что введение ЕГЭ нанесет удар по коррупции в области вступительных экзаменов. Приведенные примеры показывают, что в очередной раз чистые помыслы наших законодателей, столкнувшись с действительностью обернулись против рядовых граждан. Получается, что на самом деле прорехи реформы существенно снижают объективность процедуры поступления в ВУЗы. Проблема - с одной стороны связана с тем, что не все предметы являются обязательными к ЕГЭ, с другой - вызвана возможностью ВУЗов трактовать ЕГЭ по своему усмотрению.

Можно ссылаться на то, что реформа только развивается, однако, очевидно, что бесконечные корректировки в угоду административной системе губят саму идею ЕГЭ. А за следующими из этого «казусами» стоят судьбы многих тысяч молодых россиян, которые вступая во взрослую жизнь сразу сталкиваются с несправедливостью и лицемерием.


Читайте полемический ответ Ильи Смирнова «Экзамены: куда и зачем?»


По этой теме читайте также:

Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?