Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Против коричневой инфекции: новости с фронтов

Дюков А.Р. Второстепенный враг: ОУН, УПА и решение «еврейского вопроса» / Послесл. Ю. Шевцова. — М.: REGNUM, 2008. — 150 c.
Дюков А.Р. Второстепенный враг: ОУН, УПА и решение «еврейского вопроса»

Вспомним, какова была расстановка сил во Второй Мировой войне. Человечеству во всем его живом разнообразии (политическом, культурном, религиозном) противостояла не конкретная страна Германия, а тоже своего рода интерnaziонал, объединивший носителей определенного рода социальной инфекции: немецкую НСДАП; японских нацистов под первобытным синтоистским соусом; хорватских нацистов – усташей под соусом католическим; румынских, наоборот, под православным; эсэсовское казачество атамана Краснова и так далее. Здесь ОУН – Организация Украинских Националистов – занимает свое законное место. И если кто и заслуживает какого-то снисхождения, то, может быть, Муссолини, потому что итальянские фашисты были наименее кровожадны из всех перечисленных, идеологически ближе к традиционному шовинизму европейских колонизаторов, и с Гитлером объединялись неохотно. Но снисхождения не дождались. Если сегодня кто-нибудь из итальянских руководителей официально объявит Муссолини «героем Италии», боюсь, у него возникнут проблемы. А объявить «героем Украины» гитлеровского карателя Шухевича, он же командующий УПА «генерал Чупрынка» – это пожалуйста. Почему? Потому что украинские нацисты пережили своих берлинских покровителей и решили войти в историю Второй Мировой в качестве некоей мифической «третьей силы», якобы непричастной ни к каким «преступлениям против человечности», и к убийствам евреев, естественно, тоже. Сформировалась целая историография под девизом «не будь тем, что ты есть» – поразительный феномен в условиях, вроде бы, «открытого общества», где доступны источники и живы свидетели.

Этому агитпропу бросил вызов молодой историк Александр Дюков. Его монография «Второстепенный враг. ОУН, УПА и решение «еврейского вопроса» вышла в издательстве «Regnum».

Вот приведенная в книге «Второстепенный враг» цитата из воспоминаний Ярослава Стецко, заместителя Бандеры и эфемерного «премьера» Украины. Год издания 1967-ой: «Я лично при каждом удобном случае в каждом селе или местечке… обращал внимание, чтобы не поддаться немецким провокациям ни на какие антиеврейские или антипольские эксцессы» (10). А вот для сравнения «Автобиография» Ярослава Стецко, год 1941. «Москва и жидовство – главные враги Украины и носители разложенческих большевистских интернациональных идей… Поэтому стою на позиции уничтожения жидов и целесообразности перенесения на Украину немецких методов экстреминации жидов, исключая их ассимиляцию» (44). Культурный человек, слова ученые знает, не просто уничтожение, но «экстреминация». Вся книга заполнена такими цитатами. И описаниями того, как теория применялась на практике.

Теперь вопрос: почему книга Дюкова называется «Второстепенный враг»? Ответить можно, опять-таки, цитатой из постановления Второго Великого съезда ОУН, который состоялся в оккупированном гитлеровцами Кракове. «Организация Украинских Националистов борется с жидами как с опорой московско-большевистского режима, объясняя одновременно народным массам, что Москва – это главный враг» (34). В других документах на первое место перед евреями могли поставить также поляков . Вот, кстати, один из пунктов – за что конкретно немецкое начальство «репрессировало» бандеровцев. Приводится отчет СД: что они на оккупированной украинской территории взяли и приравняли поляков к евреям (41). Сами понимаете, никакой любовью к полякам ведомство Гиммлера не отличалось, но для решения польского вопроса в Рейхе был разработан свой порядок, отдельный. Если путать разные порядки, убивать и грабить без разрешения, назначать без ведома фюрера какие-то «правительства», хотя бы и преданные Германии всей душой – получится беспорядок, самоуправство.

Это проблема не идеологии, а дисциплины и субординации.

Здесь украинские нацисты сильно отстали в развитии, «ночь длинных ножей» у них подзатянулась, и распри между фракциями Бандеры и Мельника, сопровождавшиеся бесконечными убийствами – они тоже раздражали немецкую бюрократию.

Александр Решидеович Дюков, надо отдать ему должное, проявляет крайнюю осторожность и академическую сдержанность в работе с тем чудовищным материалом, который предоставила Клио. Автор рассматривает эволюцию взглядов ОУН в 30-е годы (по ходу того, как организация переориентировалась с Рима на Берлин), отмечает выступления не в ногу – в том духе, что евреи не представляют опасности для проектируемого украинского государства. Так рассуждал, например, политический референт Провода ОУН Николай Сциборский (27), убитый потом бандеровцами как сторонник фракции А. Мельника (65). При обсуждении конкретных событий, в частности, во Львове в 41 году, Александр Дюков рассматривает показания всех сторон, и жертв, и палачей разной национальности. Отдельную главу посвящает второй корректировке антиеврейского курса, она началась ещё во время войны – опять же, почему? Не потому что совесть проснулась. Черным по белому сказано в источниках: потому что Гитлер войну проигрывает, надо «добиваться поддержки со стороны Англии», «тем более, что жидовская проблема для Украины сегодня не существует» (85). Действительно, в 44 году «второстепенная» проблема уже была решена. А вот проблема борьбы с Москвой, видимо, до сих пор не потеряла актуальности.

Общее впечатление от книги – оно полностью соответствует традиционной, нормальной версии истории Великой Отечественной войны. Мы и раньше знали, что делал в Белоруссии «шуцманшафтбатальон-201» гауптмана Шухевича, а теперь получили дополнительное подтверждение, что черное – это черное, а не оранжевое в желто – голубой горошек. Итак, книга «Второстепенный враг» меня порадовала. И просмотрев другие работы того же автора, я в большинстве пунктов оказался с ним солидарен. Но вот книга, где он выступает в качестве редактора-составителя: «Великая оболганная война-2». Признаюсь, ни одно издание ещё не приводило меня в такое тягостное недоумение: что бы это значило? Основной объем сборника составили вполне серьёзные, добросовестные статьи, и позиция заявлена чётко: против «античеловеческой идеологии… национального превосходства» (429), которую исповедовали А. Гитлер и Ко. Но в середине – неожиданная (для антифашистского издания) начинка. Текст под заголовком: «Игорь Пыхалов. Местечковые страсти в чеченских горах». В этом произведении мы обнаруживаем такие изысканные формулировки, как «народы – предатели» (74), «первое обвинение, которое следует предъявить чеченцам и ингушам...» (54), «выселение эти народы заслужили полностью» (73) и т.п. Подчеркиваю для непонятливых: речь идет о целых народах, объявленных преступными. К господину, который изъясняется подобным образом, вопросов нет. Он в своем жанре личность известная, ему уже отвечали те, кого он оскорблял, профессиональные историки оценивали по достоинству его, с позволения сказать, «методологию», а объективная научная характеристика доктрины «национального превосходства» дана на страницах того же самого сборника «Оболганная война- 2».

Вопросы появляются к составителю Александру Дюкову как к специалисту по военной истории. Не припомнит ли он, кто в годы Второй Мировой войны делил народы на высший и низший сорт? И какие цели, по его мнению, ставят перед собой современные сочинители псевдонаучной трепотни о «народах-предателях»? Заметьте: она тиражируется именно тогда, когда в Чечне установился хрупкий мир.

О выселении чеченцев и ингушей написано: «показательный момент: для помощи в выселении привлекаются дагестанцы и осетины», которые, оказывается «рады были помочь спровадить своих беспокойных соседей куда-нибудь подальше» (79).

Это что – вклад в укрепление правопорядка и стабильности на Северном Кавказе? Или, наоборот, сознательная провокация, направленная на то, чтобы в ближайшем тылу нашей армии вспыхнули новые межнациональные конфликты?

Видимо, «псевдовидообразование» – намного более опасная инфекция, чем кажется, и она поражает даже людей, которые искренне вознамерились бороться с «античеловеческой идеологией», только по ходу борьбы, как волшебник Саруман, стали перенимать некоторые характерные особенности своего врага.

Очень хотелось бы верить, что в данном случае это не так, просто при подготовке сборника к печати произошла какая-то досадная ошибка – в рамках общего падения книгоиздательской культуры.

Сокращенный вариант рецензии опубликован на сайте радиостанции «Свобода».

По этой теме читайте также:

Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?