Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Хаос по-скандинавски

Первой, кого я увидел на вокзале Стокгольма, была Дот Кит из Южной Африки. Маленькая седая женщина отчаянно пыталась управиться с массивным чемоданом, в котором, судя по весу, были книги.

После того, как с моей помощью чемодан добрался до нижней ступеньки лестницы, Дот перешла к обсуждению политического момента:

«Как ты оцениваешь итоги войны на Кавказе? Американцы получили хороший щелчок по носу, правда?»

Мы ехали в Мальмо на пятый Европейский социальный форум, ожидая встретить старых знакомых и товарищей, обсудить положение дел на континенте и перспективы левых сил в условиях разворачивающегося капиталистического кризиса. Правда, само движение социальных форумов тоже переживает кризис. На протяжении ряда лет, от форума к форуму усиливается критика этих мероприятий — массовых, дорогостоящих, но политически аморфных и всё более формализованных. Социальные форумы обсуждают беды и проблемы современного общества, но они деполитизированы, тогда как активисты социальных движений всё более сознают необходимость политического действия — организованного, спланированного и эффективного.

Лозунг форумов — «Другой мир возможен!» — политически корректный и эмоционально очень яркий, одновременно не давал никаких указаний на то, каким должен, по нашему мнению, быть этот «другой мир».

Внутри самого форума растут противоречия — между левыми и правыми, между восточноевропейскими и западными делегациями, между низовыми активистами и элитой, принадлежащей к руководству крупных и богатых неправительственных организаций. А «культура консенсуса», царящая на форумах, запрещает эти различия публично обсуждать. Многочисленные семинары, предлагаемые разными группами (имеющими разные идеологические и политические позиции) в итоге сливаются воедино, после чего выясняется, что дебатировать по существу нечего. Что вы, например, сможете извлечь из дискуссии под названием: «Свобода торговли, феминизм, Лиссабонский договор и борьба за права женщин»? От каждого из заявленных первоначальных семинаров остается в лучшем случае один оратор. Обсуждение заменяется перечнем деклараций. Спорить некогда.

Другое дело, что форум всё равно является замечательным жизненным опытом для тысяч левых активистов со всего континента. Этот опыт приобретается в значительной мере параллельно с официальными мероприятиями — это неформальные дискуссии в кулуарах, случайные встречи на улицах, энтузиазм массовых демонстраций и возможность повидать старых знакомых, с которыми можно обсудить и спланировать совместные действия.

Европейский социальный форум в Афинах на многих участников произвел довольно тягостное впечатление бестолковой организацией, а потому от шведского Мальмо ожидали порядка, эффективности и четкости.

«Будет, наверно, скучно и правильно, как и положено в скандинавской стране», — предсказывала социолог Анна Очкина, единственная из всей российской делегации побывавшая на всех предыдущих форумах. Сопровождавшие её русские путешественники дружно соглашались.

Мы были не правы.

Скучно не было.

Такого хаоса как в Мальмо (или все-таки надо писать «Мальмё»?) не было еще ни на одном подобном мероприятии. В программе были перепутаны адреса и названия мероприятий. Некоторых, причем важнейших, встреч в программе вообще не было. Отсутствовала информация об ораторах. Причем отсутствовала она не только у делегатов, но и у самих же ораторов. Поскольку семинары неоднократно объединяли, меняя названия, сами их участники не знали точно, где, когда и о чем они должны говорить. Вместо единого центра, где можно было, как в Лондоне или Афинах перемещаться с одного мероприятия на другое, помещения, где проходил форум, были разбросаны по всему городу, кстати, отнюдь не маленькому. Чтобы передвигаться между этими точками, были организованы специальные автобусы, но никто не знал, где их можно найти, куда и по какому расписанию они ездят. Делегаты, люди по большей части небогатые, тратили кучу денег на такси, но всё равно не попадали туда, куда надо.

Регистрация делегатов представляла собой картину хаоса, усугубляемую тем, что с автобусами, привозившими людей с Востока, не было связи. Финские организаторы решили сэкономить и наняли эстонских водителей, которые не знали ни дороги, ни шведского языка. Английского они тоже не знали. Русский они понимали, но при поездке по Швеции это помогало мало. Автобусы заблудились.

В первый день форума обнаружилось, что в одно и то же время я должен выступать на одном семинаре и вести другой. Я предпочел тот, который мне предстояло модерировать (выбор был очевиден: сорвать одно выступление или целый семинар). На следующий день, когда я извинялся, объясняя произошедшее организаторам встречи, куда я не попал, это не вызвало ни малейшего удивления: подобные истории происходили на каждом шагу,

Но добраться до своего семинара оказалось непросто. Адрес в информационном письме указывал какое-то место за пределами города, куда и прибыло человек пять русских и украинцев. Это была партшкола шведской Левой партии. Несколько сонных скандинавских комсомольцев с недоумением смотрели на нас, не понимая о чем речь. Потом, позвонив куда-то, они невозмутимо сообщили: «Вас направили по юридическому адресу. У нас в городе есть другое здание. Вам туда надо!» Вновь погрузившись на такси, мы ринулись к центру города, где сперва обнаружили запертую дверь. Наконец, появился старый знакомый из Венгрии, с удивлением взглянувший на нас и сообщивший: «Я уже уходить собрался. Никого же нет!»

В зале, где мы, в конечном итоге провели семинар, вчера пыталась разместиться группа молодых немцев. Им нужно было ночевать в загородном здании школы, но по ошибке их направили сюда.

Были, конечно, и светлые моменты. Для делегатов из Восточной Европы было предусмотрено бесплатное питание (право на него давала маленькая квадратная печать в нижнем левом углу регистрационной карточки). Еда была сытная и безвкусная, зато вокруг столов шли бурные и интересные дискуссии.

Хаос, царивший повсеместно, требовал объяснения. Именно с этого начал представитель Левой партии Швеции Хеннинг Зюсснер, открывая встречу с делегатами из России, Белоруссии и Украины.

Сначала всё шло хорошо. Создали оргкомитет, наняли четырех шведских бюрократов, которые принялись что-то готовить. Потом произошла первая неприятность: решения шведского оргкомитета не поддерживались общеевропейскими структурами, которые обвинили шведов в заорганизованности и авторитаризме. Через некоторое время выяснилось, что решения уже никто не принимает, поскольку никто не берет на себя ответственности. Единственное важное решение, которое смогли принять сотрудники оргкомитета в Мальмо, это об увеличении собственной численности и финансирования. В этом им не мешали.

Оргкомитет по культурной программе отделился от общего оргкомитета, а потом переводчики отделились от организаторов форума. В итоге никакой связи между программой форума и организацией перевода больше не было, люди никогда не находили на месте переводчика с нужного языка. Например, ораторы выступали по-русски или по-венгерски, а перевод предоставлялся с финского на шведский или с итальянского на французский. Те, кто могли, говорили по-английски. Остальные молчали.

За 5 евро можно было купить маленький радиоприемник («греческая разработка», ехидно сообщали шведы). Настроившись на нужную частоту, вы могли, даже не заходя в зал, слушать перевод дискуссии на нужный вам язык. При двух, конечно, условиях: если перевод вообще велся, и если на соответствующей частоте его не забивало местное радио.

Честно, говоря, я люблю хаос социальных форумов. В нем есть что-то от непредсказуемости самой жизни. Его интересно описывать, он дает повод для шуток, а порой даже позволяет «откосить» от какого-то скучного и бестолкового мероприятия. Но на этот раз хаос явно зашкаливал. Столкновение скандинавской бюрократии с идеологией анархиствующих интеллектуалов из Франции и Италии, оказалось фатальным.

Такая организация социального форума наводила на мысль о том, что его лозунг надо скорректировать и дополнить: «Другой мир возможен, но мы за него не отвечаем!»

Это можно даже скандировать на митингах. По-английски очень мило получается: «Another world is possible, but we are not responsible».

В конечном счете, все обиды и недоумения форума, как всегда снимаются итоговой демонстрацией. Радостной, праздничной, добродушной. Для небольшого Мальмо, она выглядела просто грандиозно. В колоннах то и дело радостно обнимались люди из разных стран, обнаружившие друга, с которым встретились на каком-то из прежних форумов или международных демонстраций.

Однако марши проходят, праздники солидарности уступают место буржуазным будням. А будни эти становятся всё суровее. Пока мы спорили о новой конфигурации глобального мира и кризисе неолиберальной модели капитализма, на глаза мне попалась шведская газета. Заголовок на первой странице сообщал о биржевом крахе в России. На фоне катастрофического падения курсов биржу закрыли, а когда возобновят торги — непонятно. В истории Уолл-стрита такое случалось уже не один раз. Зато для нас это новый опыт.

Мир глобального капитализма повсеместно задает одни и те же правила игры. Получается очень весело, но совсем не так как ждали. Хаос социальных движений по-своему лишь отражает хаотическую дезорганизацию самого общества, растерянного и беспомощного перед лицом новой реальности, которая порождена двумя десятилетиями слепого следования «единственно верной» либеральной идеологии.

«Это похоже на мир перед Первой мировой войной, — грустно констатирует один из членов украинской делегации. — Только без партии большевиков».

Возможно, последнее обстоятельство кого-то и успокаивает. Только надо помнить: если претендентов на роль Ленина или Троцкого наблюдается пока не слишком много, то кандидатов на роль Муссолини уже более чем достаточно…

Опубликовано на сайте «деловой газеты» «Взгляд» [Оригинал статьи]


По этой теме читайте также:

Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?