Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Предыдущая | Содержание | Следующая

Наука

Националистические мечты о «Востоке» в эпоху кайзеровской Германии и во время Первой мировой войны

Национал-социалистские восточные планы следовали идеологическим стереотипам: населенная различными народами Средняя и Восточная Европа этнически должна была стать однородной – прежде всего путем устранения еврейской части населения. С подобным проектом насильственного «перемещения народов» связывалась надежда сделать населенный немцами Восток исходным пунктом обновления немецкого «народа».

Показанная на карте линия фронта
Показанная на карте линия фронта лета 1918 г. позволяет наглядно представить немецкую мечту о «Востоке». В занятых регионах Российской империи немецкие захватчики уже 1917/1918 гг. мечтали о будущей [немецкой] «народной почве» на «Востоке».

Таким вожделениям предшествовала длительная предыистория. Политическая культура Германии уже в кайзеровской империи была открыта мышлению националистическими понятиями. Политическую подоплеку составляла бурная динамика модернизации начала ХХ в. Она весьма и весьма сильно изменила образ жизни, повседневные привычки и ценности и вызвала беспокойство о «вырождении» «немецкой сущности». «Спасение» от этого раздражающего опыта переломной эпохи лежало, казалось, в повторном осознании «вечных» ценностей крестьянской «народности».

После захвата немецкими войсками во время Первой мировой войны западных земель Российской империи,
После захвата немецкими войсками во время Первой мировой войны западных земель Российской империи, оккупационные власти стали размышлять о новом государственном и этническом порядке для этих земель. Там, где люди различных языков и национальностей от века жили вместе, вперемежку, авторы планов хотели насильственно провести четкие границы, разделяющие эти народы, – как это показано на воспроизведенной здесь карте от 1917 г. ...

... Год спустя победа казалась совсем близкой: немецкие солдаты заняли большую часть Балтики, Украины и Грузии.
... Год спустя победа казалась совсем близкой: немецкие солдаты заняли большую часть Балтики, Украины и Грузии. Фотография показывает их в Тифлисе в августе 1918 г.

В дискуссии о целях Первой мировой войны эти ожидания конкретизировались. Пассажи, подобные высказыванию либерального историка Мейнеке («Не может ли также Курляндия … пригодиться нам как земля для крестьянской колонизации, если латышей выдворить в Россию? Раньше это посчитали бы фантастическим, но это не так уж и неосуществимо»), в противоположность последующей политике национал-социализма не были ни антисемистки нагружены, ни нацелены на физическое истребление. Но они свидетельствуют о том, насколько серьезно в среде немецкой буржуазии размышляли над тем, чтобы создать новую «народную почву» на Востоке.

О «позорном мире» и его «незаконности»

«“Общество взаимопомощи” прекрасно сознает, однако, значение, которое имеют работы по истории немецкой земли также для защиты настоящих и будущих пространств для немецкого народа».
Из отчета о деятельности «Общества взаимопомощи» / DFG в 1930-1931 гг.

В соответствии с общественным мнением немецкая наука устремилась к ревизии Версальского мирного договора 1919 г. Она пыталась доказать незаконность территороиальных уступок особенно на Востоке империи.

В своем несогласии с «позорным миром» науки – прежде всего гуманитарные и общественные – стали оцениваться с точки зрения их возможностей как прикладных дисциплин. В академической «борьбе за [государственные] границы» им вменялось в обязанность выявить историческую, географическую, правовую и экономическую принадлежность оспариваемых территорий к Германии.

DFG, основанное в 1920 году, сразу же активно включилось в работу на этом поприще. Оно поддерживало исследования, которые занимались прорисовкой контуров немецкого «народного и культурного пространства» в Польше, Чехословакии, Прибалтике и других странах. Оно финансировало научные разработки, которые утверждали общее превосходство немцев над славянскими народами. Оно побуждало к подаче заявок политически неангажированных ученых из «этнических немцев», то есть ученых, проживающих вне Германии, но рассматриваемых в силу их происхождения как «немцев».

«Общество взаимопомощи»/DFG
«Общество взаимопомощи»/DFG принимает решение о поддержке проектов на основе экспертного заключения. В приведенном ниже заключении эксперта в качестве аргумента в поддержку проекта указывается «национально-политическое» значение народоведческого исследования «Востока».

По настоянию тогдашнего президента DFG Фридриха Шмидта-Отта Объединение поддержало, в первую очередь, создание «Настольного словаря немецкой нации приграничных и заграничных территорий» как междисциплинарную «совместную работу» многих сотен ученых – монументальный проект «борьбы за границы».

Титульная страница «Настольного словаря немецкой нации приграничных и заграничных территорий» (1933 г.)
Титульная страница «Настольного словаря немецкой нации приграничных и заграничных территорий» (1933 г.) свидетельствует о нем как о большом проекте с участием около 800 научных сотрудников.

Как расоведение превратилось в передовую науку

«1. Главная опасность, которая угрожает каждой народности, – это вырождение, а именно – сокращение в ней наиболее ценных, трудоспособных расовых элементов …

8. Наиболее срочная задача расовой гигиены состоит, поэтому, в раскрытии наиболее ценных для данной общности наследственных основ всех народных слоев».

Руководящие принципы Немецкого общества расовой гигиены (1922)

С 1900 г. о расовой антропологии и евгенике, или расовой гигиене, можно говорить как об определенном направлении в развитии науки на национальном и интернациональном уровне. При национал-социализме эти науки достигли положения ведущих дисциплин, поставлявших режиму методы и принципы для оправдания расовой политики. Точного и единого определения «расы» не существовало. Проводившиеся расовые исследования ставили вопрос о взаимосвязи «расы» и «жизненного пространства».

Немецкий народ, считали немецкие расоведы, образовался из различных «расовых типов».
Немецкий народ, считали немецкие расоведы, образовался из различных «расовых типов».

По мнению поддерживаемого DFG расоведа Ханса Ф. К. Гюнтера, внешний вид, духовно-психологические и культурные «ценности» позволяют сделать вывод о «превосходстве» нордической расы. Поэтому надо положить конец «смешению рас», чтобы воспрепятствовать «вырождению». Специалисты по наследственной биологии занялись выработкой методов по определению предположительно «плохих» задатков у человека, выявлению пораженных и выбраковке.

«Расоведении немецкого народа»
Ханс Гюнтер в своем «Расоведении немецкого народа» (1930) дал клишированное изображение предполагаемых расовых признаков.

Еще не совсем ясная в начале ХХ века тема «расовых исследований» открыла обширные исследовательские области, которые стали разрабатываться с применением разнообразных методик. Исследовательский спектр простирался от изучения генеалогии, исследований феномена близнецов и групп крови, расово-морфологических и наследственно-биологических штудий вплоть до палеоантропологических исследований. Расоведение понималось как прикладная наука. Наука и политика здесь особым образом связывались друг с другом: исследователи дейстовали как эксперты в деле научного консультирования для политических нужд.

DFG услужливое и приспособленческое

«“Общество взаимопомощи” ... (может) также и новому государству служить как полезный инструмент для раскрытия немецкого духа и как оружие в духовном соревновании наций».
Фридрих Шмидт-Отт (1933), президент «Общества взаимопомощи» (DFG)

В 1933 г. для DFG практически не возникло проблем в приспособлении к национал-социалистскому режиму. Большинство ученых, задававших тон в Сообществе, приветствовало авторитарный и националистический курс нового правительства. Некоторые, особо поощряемые при национал-социализме исследовательские направления – такие как расовая гигиена и аграрные науки – теперь смогли значительно увеличить свою долю в выделяемых Сообществом средствах. В других областях продолжались вестись исследования по ранее утвержденным направлениям.

Ученые в своем подавляющем большинстве не были ни «насильственно приобщены» к господствующей идеологии, ни – как часто утверждают – «использованы» режимом в преступных целях, а напротив – добровольно мобилизовались для службы ему. В рамках основополагающего радикально-националистического консенсуса власть имущие допускали существование множества разных точек зрения ради большей эффективности исследований, направленных на осуществление их целей. Так что у ученых при диктатуре оставалось значительное простанство для интеллектуального маневра.

В 1937 году был образован «Исследовательский совет Рейха» (RFR). Он взял на себя ранее находившуюся в ведении DFG поддержку сельскохозяйственных, естественных и технических наук, которые должны были целенаправленно служить расовой и агрессивно-милитариской политике. В своей повседневной работе «Исследовательский совет» пользовался структурами и ресурсами DFG, уровни руководства обоих учреждений были тесно переплетены. Занимающий пост президента DFG с 1936 г. Рудольф Менцель контролировал одновременно аппарат управления «Исследовательского совета». Менцель вступил в ряды НСДПа еще в 1925 г., а в 1932 г. – в ряды СС.

Научное исследование на службе у национал-социалистской политики

«Совместно с министерством внутренних дел Рейха были проведены обширные исследования по расовой гигиене, которые должны помочь разработать и обосновать законодательство в этой сфере» (1934).
Йоханнес Штарк, президент DFG в 1934 – 1936 гг.
С 1934 г. по 1936 г. президентом DFG был Йоханнес Штарк.С 1934 г. по 1936 г. президентом DFG был Йоханнес Штарк.

«Генеральный план “Ост”» тесно связал академические исследования, рациональное планирование и национал-социалистскую политику захвата и истребления. Детальные сведения о «подлежащем преобразованию» восточно-европейском пространстве поставляли авторам плана исследователи по сельскому хозяйству, социологи, географы, историки, демографы, а также расоведы. После 1933 г. DFG поддерживало проекты, проводимые при университетах и институтах им. кайзера Вильгельма (предшественниках сегодняшних институтов им. Макса Планка), которые были связаны с национал-социалистской экспансионистской политикой. В то время как аграрные исследования служили целям национал-социалистской политики автаркии, расовые исследования научно узаконивали и предоставляли методы для «расовой гигиены» и «еврейской политики» в Германии, а также для селекции, переселения и уничтожения большей части населения Восточной Европы. Ученые сознательно стремились к тому, чтобы результаты их исследований были использованы «восточной» политикой режима.

Проекты, поддержанные DFG в 1934 – 1945 гг., (выборочно):

  • Д-р Хайнц Кнорр, Берлинский университет, кафедра государствоведения и исторической географии (1934):
    Исследования славянских поселений в восточной Германии начиная с появления славян и до начала восточно-немецкой колонизации;
  • Д-р Рихард Корхерр, Вюрцбург, Городское статистическое управление (1937):
    Народ и пространство;
  • Д-р Роберт Бек, Берлинский университет, психологический факультет (1939):
    Исследования изменения состава населения в ныне немецкой области Верхней Силезии;
  • Проф., д-р Георг Блом, Высшая техническая школа Данцига (1940 – 1941):
    Основные направления поддержки производства и экономического консультирования немецких переселенцев;
  • Д-р Герберт Морген, Берлинский университет, факультет аграрного дела и аграрной политики (1942):
    Исследования о влиянии форм поселения на экономическую и социальную структуру деревни;
  • Д-р Эрхард Мэдинг, Берлин, Управление планирования при рейхскомиссариате по укреплению германской государственности (1941):
    Укрепление германской государственности как земельно-культурная проблема;
  • Йозеф Умлауф, Берлин, Рейхскомиссариат по укреплению германской государственности, основной отдел планирования и земльных владений (1942):
    Исследования по устройству будущих поселений на Востоке;
  • Хайнц Брюхер, Ланнах около Граца, Институт генетики растений (Фонд СС «Наследие предков») (1943):
    Выведение наследственно выносливых, морозостойких и засухоустойчивых форм культурных растений для востоных территорий;
  • Проф., д-р Ханс Ф.К. Гюнтер, Университет Фрайбурга, отдел расоведения, народной биологии и сельской социологии (1943-1944):
    Исследования о расах у восточно-европейских народов;
  • Проф., д-р Оттмар Фрайхерр фон Фершур, Берлин, Институт антропологии им. кайзера Вильгельма (1943 – 1944):
    Исследование наследственной обусловленности цвета глаз как основания для выяснения расовой принадлежности;
  • Проф., д-р Лёффлер, Венский университет, Институт расовой биологии (1944):
    Сравнительные анатомические и антропологические исследования военнопленных разных рас (совместно с проф. Пернкопфом);
  • Проф., д-р медицины Карл Клауберг, Женская клиника г. Кёнигсхютте (1944):
    Исследования политики заселения в связи с восточной проблемой.

«Наследственно-здоровый крестьянин» как «источник народной крови»

«Тем, кто возделывает немецкую землю, снова укорениться в святой почве и расово чистой крови, а также – в расово подобающем мировоззрении, определяемым волей, – означает создать новое немецкое крестьянство».
Вильгельм Кинкелин (1936/37), сотрудник «Имперского земельного сословия»[1]
Президент DFG Рудольф Менцель
Президент DFG Рудольф Менцель представляет проект, поддержанный DFG в 1941 г., – атлас Центральной Азии. В 1933 г. в Универститете Грайфсвальда Менцель защитил докторскую диссертацию по химии, причем факультету не было позволено даже прочитать его работу по причине секретности ее темы – военное применение ядовитых газов.

Национал-социалистский проект переустройства восточно-европейского пространства был связан с намерением радикального изменения в Германии земельных отношений собственности. Такая структурная реформа должна была, с одной стороны, поставить заслон массовому «бегству из деревни». С другой стороны, мелкие крестьянские хозяйства юго-западной Германии должны были быть объединены в более крупные и более эффективные производственные объединения. «Высвободившиеся» при этом крестьянские семьи рассматривались как идеальный «поселенческий резерв» для «новых восточных областей».

«Штурмовая бригада против бегства из деревни»
«Штурмовая бригада против бегства из деревни» – так в 1943 г. была озаглавлена пропагандистская статья в журнале «Немецкая аграрная политика» («Deutsche Agrarpolitik»). Фото внизу: «С новыми силами к повседневным заботам».

Рейхсфюрер крестьянства
Рейхсфюрер крестьянства и министр сельского хозяйства Рихард Вальтер Дарре (2-й слева) с Генрихом Гиммлером (1-й слева) на выставке «Зеленая неделя» (1939).
Подобные планы восходили к аграрно-социологическим исследованиям, которые успешно соединяли конкретные факты с националистическими убеждениями. Щедро спонисируемые DFG, социологи-аграрники уже начиная с 1920-х годов выступали за то, чтобы сделать средней нормой хозяйствования на земле крестьянский двор средних размеров (Hufenbauernhof)[2]. Владельцы таких дворов по причине их «верности традиции» и «расовой ценности» должны были стать «источником омоложения» «всей немецкой нации». Национал-социалистская сельскохозяйственная социология твердо придерживалась этого мнения. Среднее крестьянство рассматривалось как «источник народной крови». Это нашло свое выражение в инициированном рейхсфюрером крестьянства Р.В. Дарре законе о наследовании крестьянского двора (1933): отныне крестьянином мог быть только «наследственно-здоровый ариец».

Для оккупированных территорий Восточной Европы берлинский ученый-агроном Конрад Майер рекомендовал не только средние хозяйства, но также и большие сельскохозяйственные предприятия, которые бы соответствовали «рабоче-техническим требованиям ХХ столетия». Сокращения, произошедшие в планах национального преобразования «крестьянского сословия», не были связаны с рекомендованными изменениями [размеров земельных владений]. Совместно с Мейером непосредственно над «Генеральным планом “Ост”» во время войны работали некоторые известные социологи-аграрники – такие, как, например, Герберт Морган.

О земельном порядке как «национал-социалистской воле к порядку» Конрад Мейер высказался в 1940 г.
О земельном порядке как «национал-социалистской воле к порядку» Конрад Мейер высказался в 1940 г.

Мультифункционер от науки

«То, что как дело всего народа в новых границах обретет форму и содержание, повлечет за собой ... оздороление аграрных отношений, а кроме того – всего социального порядка Империи».
Конрад Мейер. Речь на торжественном заседании Прусской академии наук, посвященном Лейбницу (1940).
Конрад Мейер
Конрад Мейер

Берлинский ученый-агроном Конрад Мейер был ключевой фигурой в немецких планах по германизации восточных территорий. Уже в тридцатые годы он выдвинулся благодаря своему участию в научной экспертизе, научно-политическим амбициям и незаурядным организаторским способностям. К 1939 году ему удалось достичь значительных властных полномочий в немецком исследовательском сообществе.

Карьера Конрада Мейера

Родился в Ганновере 15.05.1901.

С 1921 по 1930 гг. изучал сельское хозяйство в университете Гёттингена. Диплом агронома, кандидатская диссертация, докторская диссертация.

В рядах НСДАП

Вступил в партию 1.02.1932.

1932 – партийный оратор, позднее руководитель доцентуры Университета г. Гёттингена

1933 – депутат города от национал-социалистов

На государственной службе

1933 – референт в Прусском министерстве по делам культов

1934–1938 – референт высшей школы в министерстве воспитания Рейха

1934 – кафедра земледелия и растениеводства в Йенском университете

1934 – кафедра аграрного дела и аграрной политики и директор одноименного Института при Унивеститете им. Фридриха Вильгельма, Берлин

1935 – председатель и редактор (до 1945г.) «Исследовательской службы» имеперских рабочих объединений по изучению сельского хозяйства

Обложка журнала.
обложка журнала

1936–1939 – почетный сотрудник штаб-квартиры министра продовольствия Рейха и до 1945 г. член Крестьянского совета Рейха

1936–1939 – руководитель Имперского рабочего объединения по исследованию территорий, редактор журнала «Региональное исследование и региональное развитие» (1937–1939)

1938–1945 – редактор журнала «Новое крестьянство»

1939–1945 – член Прусской академии наук

В DFG

1936 – вице-президент

1937–1945 – руководитель группы по специальности «сельскохозяйственные науки и общая биология» (с 1944 г. – «сельскохозяйственное строительство») Имперского исследовательского совета

В СС

20.06.1933 – вступление в СС на общественных началах, личный номер члена СС – 74.695

1933–1935 – руководитель школы СС 51-го полка СС в Гёттингене

1935–1939 – сотрудник главного управления СС по расовой и переселенческой политике, Берлин. Начальник штаба

1939–1945 – шеф главного отдела «Планирования и почвы» Рейхскомиссариата по укреплению германской государственности, руководитель личного штаба рейхсфюрера СС, с 1941 г. – начальник штаба главного управления Рейхскомиссариата по укреплению германской государственности.

1944–1945 – работа в вооруженных силах СС, школа юнкеров Киншлаг под Прагой.

обложка журнала
Обложка журнала.

Конрад Мейер – автор планов СС по переселению

«Кроме того я осознал цель СС – не только создать новую аристократию, но связать ее с почвой, то есть образование и укрепление укорененного в почве слоя политических вождей».
Конрад Мейер в своей автобиографии.

В октябре 1939 года, когда рейхсфюрер СС Генрих Гиммлер назначил Конрада Мейера шефом планирования по переселению, СС располагало для преобразовании захваченной немцами Европы огромными средствами принуждения. С Мейером Гиммлер заполучил не только признанного ученого, но и многолетнего фюрера СС.

Уже во время своей общественной деятельности в качестве руководителя школы СС и сотрудника главного управления СС по расовой и переселенческой политике Конрад Мейер работал над распространением идеологических основ «черного Ордена»: расового отбора и сельского поселения. Но только с началом войны он был назначен на ответственный пост руководителя отдела планирования СС по переселению. В качестве руководителя отдела планирования рейхскомиссариата по укреплению германской государственности, он проектировал в так называемом «Генеральном плане “Ост”» (1942) германизацию Восточной Европы посредством изгнания и нового заселения, принимая во внимание, что это будет стоить миллионы жертв… Ученый Конрад Мейер сделал карьеру и как фюрер СС: с 1942 г. он стал носить звание оберфюрера общих сил СС, что соответствовало чину генерал-майора.


1. Официальная организация крестьянства в фашистской Германии. – Здесь и далее прим. переводчиков.

2. Надел земли размером с «гуфу», т.е. от 7 до 15 га.

Предыдущая | Содержание | Следующая

Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?