Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Афины: европейский «антиглобализм» в тупике

Есть такое народное «антиглобалистское» наблюдение: каждый следующий Европейский Социальный Форум (ЕСФ) организован хуже предыдущего. Париж в подметки не годился Флоренции, Лондон был бледен по сравнению с Парижем, но Афины, конечно, превзошли всех, поразив даже видавших виды «антиглобалистов». Однако если бы дело было всего лишь в организации, об этом не стоило бы и писать. Безобразная организация — это свидетельство более общего процесса: деградации «антиглобалистского» движения (во всяком случае, в Европе).

Образцовый бардак

В самом деле: Флоренция успешно приняла 300 тысяч приезжих (а на демонстрацию вышло около 1 миллиона человек, причем не только не было никаких беспорядков, но и — об этом организаторы говорили как о предмете своей особой гордости — миллионная толпа прошла, даже не помяв и не потоптав городских газонов и клумб!). Неслучайно после Флоренции полуфашистское правительство Берлускони (это не преувеличение: в коалиции Берлускони состояли две неофашистские партии; именно это правительство так любил наш президент Путин) срочно возбудило уголовные дела против девяти местных лидеров «антиглобалистов» по обвинению в … заговоре с целью свержения правительства!

В Париже все выглядело буднично и по-деловому, но уровень организации мероприятий все-таки был вполне приличным: бoльшую часть работы взяли на себя мэры-коммунисты из «красных пригородов».

В Лондоне, где фактическое руководство форумом негласно захватили троцкисты, многие проблемы были решены за счет того, что участников как мог привечал и опекал «красный мэр» — левый лейборист и яростный враг Тони Блэра знаменитый Кен Ливингстон. Дело доходило до того, что лондонские «бобби» с восторгом приветствовали демонстрантов-«антиглобалистов» и кричали им: «Молодцы, ребята! Задайте этим сукам Бушу и Блэру!»

В Греции, где у власти и в стране, и в столице правые, все было не так. Догадаться, что в Афинах проходит ЕСФ, было невозможно — по всему городу висели неснятые транспаранты, оставшиеся от 1 Мая, но первые плакаты, извещавшие о Социальном Форуме, появились на столбах лишь накануне традиционной «антиглобалистской» демонстрации. Сам Форум был загнан на окраину — на Палеоаэродром (название мне нравится: так и представляю себе взлетающих с него птеродактилей!), пустующий после Олимпийских игр (к Олимпиаде в Афинах построили новый аэропорт — большой, современный, на другом конце мегаполиса). Здесь, в огромных авиационных ангарах, наскоро разделенных на секции легкими перегородками, и проходили семинары, дискуссии, «рабочие столы» и прочие мероприятия. Здесь же разместили и подавляющее большинство участников — на цементном полу (кое-где, впрочем, настелили временные пластиковые). Оно конечно, и в Лондоне с Парижем «антиглобалисты» ночевали в спортзалах — но Палеоаэродром расположен буквально на берегу моря (от пляжа его отделяет лишь шоссе и трамвайная линия), с Сароникского залива дул сильнейший, пронизывавший до костей ветер, а температура и без того даже днем была градусов 14—16 по Цельсию.

Организаторы форума обещали выделить спальники и «пенки», но обещания не выполнили. Впрочем, и наши не очень им верили: часть делегации была предупреждена, что надо брать спальные мешки. Но, как оказалось, предупредили не всех. Больше того, и мест на все делегации не хватило. Российские участники решили эту проблему «по-буржуйски» (помог опыт последних десятилетий) — рейдерски (то есть самозахватом): посрывали чьи-то уже наклеенные плакаты, натащили на пол пенопласта, забаррикадировали дверь. Так и жили.

Это был не конец приключений. Очень скоро выяснилось, что удостоверений участников не хватает — а без них не пускают на территорию Палеоаэродрома. Без удостоверений за вход надо было платить 20 евро (!). Для восточноевропейцев, впрочем, был предусмотрен бесплатный проход, но бесплатно никого не пускали. К концу форума, однако, из оргкомитета принесли кучу пустых бланков удостоверений — когда уже было поздно. Талонов на питание тоже катастрофически не хватало — и к концу опять-таки появился их излишек. Не хватило всем и проездных талонов — давали один на пятерых. «Меняйтесь друг с другом», — ответили в оргкомитете на недоуменный вопрос.

Наутро после приезда российская делегация (во всяком случае те, кто ночевал в ангаре) испытала еще один культурный шок. Это были душевые кабинки (гигиена!), устроенные прямо под открытым небом, за прозрачными занавесочками. На улице 8 градусов, ночь — без спальных мешков, на полу, у «морозоустойчивых» российских граждан зуб на зуб не попадает, с моря дует ледяной ветер, задирающий занавесочки выше крыши, — а в душевых моются (холодной водой!), как ни в чем не бывало, западные товарищи обоих полов. Избалованные советской властью отечественные «антиглобалисты» ведь не подозревали, что Греция (Евросоюз, елки-палки!) — страна негазифицированная, где вода стоит очень дорого, а электроэнергия еще дороже (импортируется) и где горячая ванна — неприличная роскошь. Сами греки нагревают воду в баках — и ровно столько, сколько неизбежно необходимо, умываются и моют руки холодной водой и жидким мылом (потому и выглядят все время недомытыми), голову моют холодной водой, считают 14 градусов в доме весной нормальной температурой (центральное паровое отопление в Греции неизвестно) — и исходя из этих «цивилизованных» представлений и оборудовали душевые на Палеоаэродроме.

Дальше было еще веселее. С аудиториями для «рабочих столов» и семинаров на ЕСФ царил полный хаос: нумерация аудиторий не соответствовала действительности, указатели вели не туда или вовсе никуда не вели, поскольку отсутствовали (по ходу работы форума их изготавливали сами делегаты, переписывали, переклеивали, дорисовывали стрелки, в общем, боролись сами с собой). Мероприятия проходили не там, где было записано в программе, и не в то время. Найти никто ничего не мог. По огромным ангарам блуждали толпы растерянных людей, безуспешно пытаясь выяснить друг у друга, где такая-то аудитория (это касалось и основных докладчиков). Путаница начиналась уже с того, что было три основных здания (ангара), поименованных, к удивлению участников форума, как-то странно: E, F и S (букв до E и между F и S не было). Никто так и не догадался, что это был эстетический изыск устроителей: ESF — то есть European Social Forum!

Нахождение нужной аудитории не гарантировало успеха: начинались проблемы с переводом. Переводом на ЕСФ занималась специальная группа «Babels» (это не в честь Бабеля, а в честь Вавилонского столпотворения). Группа оправдывала свое название. С удивительным упорством русских переводчиков отправляли туда, где русских не было, а немецких — туда, где не было ни одного немца. И т.п. Постоянно вспыхивали нелепые конфликты и схватки за переводческие кабинки. Семинар против сексизма в католических странах (Ирландии, Испании, Португалии и т.п.), на котором были переводчики только с албанского, турецкого и греческого, войдет, я думаю, в анналы истории «антиглобализма».

Впрочем, и наличие переводчиков не было спасением: постоянно отсутствовала аппаратура (наушники). А если не отсутствовала, то не работала. А если работала, то с перебоями.

Весь этот кавардак спустя пару дней привел к удивительному явлению: участники утратили присущую капиталистическому стилю жизни озабоченность и деловитость и перестали куда-либо спешить — они поняли, что опоздать невозможно! По длинным и запутанным коридорам фланировали люди с планами и программками в руках, спокойно и обстоятельно разыскивавшие нужную аудиторию в святой уверенности, что «без них не начнут». Это была зримая победа над неолиберализмом.

Встреченная в предпоследний день знакомая журналистка, впрочем, жаловалась: редакция дала ей задание взять интервью у знаменитостей — у Алекса Каллиникоса или у Сьюзан Джордж, а найти их оказалось невозможно, хотя вроде бы известно, что они есть и где-то выступают. И никакой вины журналистки в этом нет. Как выглядит Каллиникос, я не знаю, а вот со Сьюзан Джордж я общался в Москве и ни с кем не перепутаю. Не видел я ее в Афинах! Вообще из всех знаменитостей там был мной опознан, кажется, только Жозе Бове — пронесся мимо меня дядька с такими характерными усами. То есть это, конечно, мог быть и Лех Валенса, но Валенса, насколько я знаю, по другую сторону баррикад — вместе с клерикалами, фашистами и неолибералами.

Апофеозом бардака была, конечно, официальная программа ЕСФ, розданная участникам. Форум проходил с четверга 4 мая по воскресенье 7-го. В программе, однако, сразу за четвергом 4-го шла пятница 6-е, затем — суббота 5-е и воскресенье 8-е (и на него назначена демонстрация). 7 мая не было вовсе. Но у некоторых была другая программа. Из нее следовало, что и пятница, и суббота — это один день, 5 мая, воскресенье — действительно 8-е, а 6 и 7 мая отсутствуют!

Впрочем, не так далеко от Палеоаэродрома, на бывшем ипподроме «Каллифея» в дни форума проходил «протестиваль» за легализацию марихуаны. Должно быть, составление и печатание программ ЕСФ поручили именно людям с «протестиваля».

Это всё — вовсе не результат какого-нибудь особенного разгильдяйства греков. Подготовка ЕСФ — дело интернациональное. Это свидетельство того, что европейский «антиглобализм» утрачивает внутренний смысл, коллективную мораль, а заодно и представление о целях.

Во времена начала «антиглобалистского» движения его участники, независимо от разницы во взглядах и «партийной принадлежности», чувствовали себя братьями и сестрами. Все они ощущали на горле костлявую руку (я не шучу) неолиберальной глобализации, которая благоволит только банкирам и генералам, а любую автономную, ищущую, по-настоящему талантливую и совестливую личность стремится превратить в робота, в машину для производства прибыли в интересах банкиров и генералов. Как же можно подставить страдающих братьев — да еще в момент, когда враг у ворот?

Но с тех пор много что произошло — и не в пользу неолибералов и глобализаторов: США и НАТО завязли в Афганистане и Ираке; во Франции и Нидерландах провалилась на референдумах неолиберальная Евроконституция; в Бразилии, Венесуэле и Боливии пришли к власти сторонники «антиглобализма»; пали правительства неофранкиста Аснара и публично восхвалявшего Муссолини Берлускони; Испания развалила «единый глобалистский фронт» в Ираке, решив вывести свои войска — и показав другим (Сальвадору, Украине, Италии) пример; вспыхнули маоистские герильи в Непале, Перу и на Филиппинах; правительство Буша, главного глобализатора, опозорилось в «Абу-Грейбе», Гуантанамо и Новом Орлеане…

«Антиглобалисты» расслабились, потеряли страх. Убедились, что чудовищный неолиберальный каток их не раздавил. Что мир «меняется к лучшему». И — утратили необходимый (предельный) уровень единства, солидарности, братства. Отсюда — от этой демобилизации — и безответственность и бардак. ЕСФ превратились в рутину, в ритуал. А там где есть ритуал — там нет жизни.

Показательный раскол

Афины стали примером отсутствия пресловутого антиимпериалистического единства. Начну с того, что форум бойкотировала бывшая «просоветская» Коммунистическая партия Греции (KKE) — крупнейшая левая организация страны. Это само по себе нанесло большой удар по форуму, в том числе и финансовый. KKE — очень богатая партия, с собственными предприятиями (судоремонтным заводом, автомастерскими и т.д.), и третья по влиянию политическая сила страны. До «перестройки» KKE собирала на выборах 12 с лишним процентов голосов, но в «перестройку» в знак протеста против поддержки политики Горбачева многие покинули партию, и ее влияние резко упало (до 3 процентов на выборах). Однако все последние годы численность партии упорно растет — и растут и электоральные успехи (6 процентов голосов, а на ближайших выборах наверняка будет свыше 7). Социальный Форум в Греции без KKE — строго говоря, недоразумение.

Но помимо KKE к ЕСФ впервые отказалось присоединиться и большое количество других левых — таких, кто раньше участвовал. В Афинах одновременно проводились три форума: «большой» и два альтернативных. Анархисты бойкотировали ЕСФ и проводили альтернативный ему «Анархистский антиавторитарный форум». Радикальные коммунисты, часть троцкистов, маоисты, сталинисты и ходжаисты также бойкотировали ЕСФ и проводили «Международный антикапиталистический антиимпериалистический форум». Это была открытая демонстрация раскола.

Анархисты проводили свой форум в знаменитом Политехническом университете и в нескольких больших зданиях неподалеку. На случай, если бы возникли проблемы с властями, было зарезервировано еще одно место, подальше от центра, рядом со Старым детским парком. Но на университетскую автономию никто посягнуть не решился.

Форум был небольшим: он проходил не в главном корпусе Политехникума, который так и стоит в полуразрушенном состоянии с тех пор, как его в ноябре 1973 года расстреляли танки «черных полковников» (Европа, мать их! за 30 лет здание на центральной улице отстроить не могут), а в боковых корпусах. Тут же в пристройке во время «рабочих столов» репетировали рок-группы. Порядка у анархистов было куда больше, чем на ЕСФ. Анархи радовали куда более изобретательными плакатами и лозунгами, а заодно и талантливыми граффити на окрестных стенах — настоящими произведениями искусства (все больше почему-то на христианские темы: Христос-повстанец или наоборот — Христос-мент).

Радикальные коммунисты с примкнувшими проводили свой альтернативный форум в Университете Пантеон, на юге города, на проспекте Сингру. Университет Пантеон известен как демократический и оппозиционный, находящийся в конфликте с правым муниципалитетом Афин. Конфликт принял формы неординарные: муниципалитет натыкал вокруг университета по обеим сторонам Сингру целую кучу секс-шопов, стриптиз-клубов и пип-шоу. Получился злачный район, а посредине — оппозиционный университет. В извращенной фантазии правым не откажешь.

Порядка здесь было еще больше, чем у анархистов. И, не в пример ЕСФ, сплошь и рядом обсуждались темы чисто практические, а за принятием решений следовали действия. Например, достаточно легко договорились о сотрудничестве в ходе намеченной на май же всегреческой забастовки в вузах против Болонского процесса — по принципу: идеологические разногласия откладываем в сторону, у кого в каком университете организация сильнее — те и будут «хедлайнерами». Задача забастовки: отстоять государственное образование (в Греции, в соответствии с Болонскими соглашениями, запланирована приватизация учебных заведений, а поскольку это незаконно, предложена абсолютно та же схема, что и у нас в России: государственные учебные заведения получают статус «автономных», а уж «автономные» можно и приватизировать — про «автономные» в законе ничего не сказано!). В результате всеобщая забастовка прошла успешно (кстати, вы видели об этом хоть один сюжет хоть по одному телеканалу? читали хоть одну статью хоть в одной газете? новость на ленте хоть одного информагентства? Нет? И я нет. Вопрос: на кой черт тогда нужны такие телеканалы, газеты и информагентства?).

В Университете Пантеон, так же как и на ЕСФ, и у анархистов, была «культурная программа» — играли рок- и рэп-группы. Концерты закончились, кстати, исполнением курдской рок-группой «Интернационала» на турецком языке (то ли символически — чтобы подчеркнуть солидарность, то ли на курдский язык «Интернационал» еще не переведен). При звуках пролетарского гимна присутствовавшие побросали свои дела, встали, подняли руки в рот-фронтовском приветствии и запели. Ощущение было такое, что ты попал в Германию 20-х годов, Испанию 30-х или на конгресс Коминтерна. Показательно, кстати, что и в Университете Пантеон, и на Палеоаэродроме было очень много курдов и турок — и никаких конфликтов между ними не возникало, наоборот, было полное единство.

Сам факт, что большие отряды прежде единого «антиглобалистского» лагеря — анархисты, с одной стороны, и радикальные коммунисты с маоистами и т.п. — с другой, демонстративно бойкотировали ЕСФ и оказались в состоянии провести отдельные форумы, показал, что ЕСФ как форма совместных действий себя изжил.

Раскол проявился и в том, что все три форума провели 6 мая не одну общую, а три разные демонстрации. Радикальные коммунисты устроили марш от здания Академии до Синтагмы — площади перед Парламентом. Произвели впечатление прямо-таки военной организованностью и сложными длинными «кричалками». Демонстрация была исключительно молодежной — и глотки у молодых радикалов были поистине лужеными. Выглядели участники грозно и словно на одно лицо (вообще, греческого молодого левака легко узнать: по обязательной бороде и пышному «хайру», забранному в «хвост»), вооружены были флагами с такими мощными древками, которые у нас сразу же были бы квалифицированы как «холодное оружие». В ЕСФ радикалы явно не нуждались, были вполне самодостаточны.

Сами организаторы ЕСФ прекрасно видели раскол (хотя и не говорили о нем) — и потому даже маршрут демонстрации 6 мая они согласовали с афинскими властями с таким расчетом, чтобы ни в коем случае не проходить мимо Политехнического (а вдруг страшные анархисты присоединятся и устроят какую-нибудь провокацию).

Анархисты, собственно, так и собирались сделать, но, узнав об изменении маршрута, решили провести отдельный марш раньше всех — в 12 часов дня — стартовав с Монастираки в сторону площади Омония. Эффектнее придумать было невозможно: Монастираки — центральная туристская площадь Афин; сразу за ней — между улочками Эрму и Андриану — начинается район, забитый лавочками, торгующими разными сувенирами и безделушками, сразу за Андриану — Агора, а за Агорой — Акрополь. Анархисты, как и полагается анархистам, собирались полтора часа, а затем, к удивлению полиции, провели короткий и шумный марш, внезапно рассеявшись в окрестных переулках, не доходя до Омонии.

Как раз площадь Омония (у делегатов из России это название вызывало почему-то истерическое веселье, слово «омоним» им, видимо, неизвестно) и площадь Виктория были точками сбора демонстрантов ЕСФ. Большинство участников, впрочем, посадили на Палеоаэродроме на автобусы и вывезли к Старому детскому парку, откуда — вдоль по Леофорас Александрас (проспекту Александра, названному, кажется, в честь Александра Македонского) — от центра на восток и должна была двигаться демонстрация (Омония и Виктория оставались у демонстрантов за спиной, «опасный» Политехнический — по правую руку в трех кварталах). Маршрут был выбран максимально уродский: долго-долго топать по Леофорас Александрас и затем, обогнув Ликабеттийскую гору с высящейся на ней церковью Георгия Победоносца (самая высокая точка Афин), через богатый район Колонаки (где сосредоточены посольства, государственные учреждения и роскошные виллы) — на Синтагму. Это все равно что чесать левой рукой правое ухо: от Омонии до Синтагмы по Стадии — полчаса ходьбы.

Уже начало демонстрации было глупо-скандальным, свидетельствовавшим опять-таки об утрате единства: подрались между собой троцкисты и представители «Синоспизмос» (Блок левых и прогрессивных сил) — не поделили, кто возглавит шествие. Но самое веселое началось, когда демонстранты вступили в Колонаки. Анархисты, внедрившиеся в колонны большими группами, принялись систематически нападать на полицейских, на окрестные банки, министерства, посольства и тому подобные заведения. Полиция ответила короткими рейдами против демонстрантов с использованием дубинок и слезоточивого газа.

Тут необходимы некоторые пояснения. ЕСФ не предусматривают уличного противостояния. Это не «контрсаммиты» G7 (G8), на которых «антиглобалисты» вполне естественно оказывают уличное давление на съехавшихся руководителей богатейших стран мира. На ЕСФ никаких уличных столкновений никогда не было, и к ним никто из участников Социального Форума не был готов. На демонстрацию ЕСФ пришло, помимо 30 тысяч делегатов Форума, еще 20—30 тысяч афинян — и многие целыми семьями, с маленькими детьми, как на народные гулянья. Именно им и достался слезоточивый газ.

Анархисты вели себя не просто как провокаторы, а подло: использовали демонстрантов ЕСФ как живой щит, метали из-за их спин камни и бутылки с «коктейлем Молотова» (несколько раз, кстати, засветили камнями в спины демонстрантам, в основном из итальянской делегации). В отличие от демонстрантов ЕСФ, анархисты были заранее готовы к столкновениям: они все как один запаслись противогазами. То, что именно «антиглобалисты» оказались основной жертвой их действий, анархистов явно не волновало: похоже, они не рассматривали участников демонстрации как союзников (пусть даже частичных) по антиимпериалистической борьбе. Они не обращали внимания на то, что подставили под полицейские дубинки и слезоточивый газ женщин и детей, не подумали, что для некоторых (аллергиков, например) соприкосновение со слезоточивым газом может кончиться очень плохо. Конечно, греческий слезоточивый газ куда более щадящий, чем наш: выветривается быстро и не вызывает таких осложнений, как «черемуха» — недельных и совершенно неожиданных (от вполне понятных бронхита или конъюнктивита до неясно почему возникающих цистита и уретрита), но многое ведь зависит от того, какую дозу схватишь.

Неудивительно, что участники основной демонстрации восприняли анархистов как провокаторов, о чем им и кричали (кричали и более оскорбительные вещи, например «фашисты!»). Перед американским посольством какие-то пожилые пацифисты, по виду — ветераны антивоенного движения времен Вьетнама, пытались даже встать живым щитом между полицией и анархистами.

На предыдущих «антиглобалистских» «контрсаммитах» (скажем, в Гётеборге, Генуе или Праге) в ряды анархистского «черного блока» внедрялись полицейские провокаторы, которые и устраивали беспорядки. В Генуе, например, они поразили свидетелей тем, что прямо на улицах договаривались о координации действий с местными «омоновцами», а в Праге наутро после беспорядков, не переодевшись, с «ирокезами» и в анархистском «прикиде», заходили в здание Главного комиссариата полиции (и постовые отдавали им честь!). Но в Афинах не было никаких полицейских провокаторов. Там достоверно действовали те же самые анархисты, что устраивали демонстрацию на Монастираки. Они не могли не понимать, что дискредитируют ЕСФ, дают возможность буржуазным СМИ вновь выставить «антиглобалистов» сборищем хулиганов, крушащих витрины (что и было сделано вечером того же дня по всем телеканалам). Значит, они сознательно стремились именно к этому. Значит, они сознательно играли против ЕСФ.

Если целое направление движения протеста — в данном случае анархисты — согласилось выступить в роли полицейского провокатора против «антиглобалистов», «антиглобалистское» движение обречено: оно слишком открыто и слишком неструктурировано для того, чтобы противостоять провокациям вообще, а уж тем более — провокаторам изнутри, из своих рядов.

Открытый кризис

Если бы кризис ЕСФ проявился только в наплевательском отношении организаторов к своим обязанностям и в отколах анархистов и других радикалов (пусть даже и с провокациями), это было бы еще полбеды. Негодных организаторов можно показательно раскритиковать и заменить другими. «Раскольников» можно публично заклеймить и впредь стараться избегать общения с ними (хотя это и противоречит смыслу «антиглобалистского» движения как объединения разносторонних сил, противостоящих неолиберализму). Но Афины показали, что болезнь европейского «антиглобализма» куда серьезней.

Во-первых, и без откола анархистов и разных радикальных коммунистов в глаза бросилось резкое сужение спектра участников. Афинский ЕСФ проходил под преимущественно красными флагами — причем это были не флаги АТТАК (знак процента на красном поле), а вполне традиционные красные знамена. Былое разноцветье на этом Форуме резко потускнело. Конечно, были и феминистки, и пацифисты, и движение против пыток, и «Эмнисти интернешнл», были курдские, баскские, палестинские и испанские республиканские флаги. Но все-таки было очень заметно, что многие «умеренные» и те, кто решает «частные» проблемы (экологисты, феминистки и т.п.), на форум не приехали. Да и просто 30 тысяч в Афинах нельзя сравнить с 300 тысячами во Флоренции.

Похоже, поражения и неудачи неолибералов в последние годы действительно подтолкнули многих «умеренных» к благодушию и пассивности (или во всяком случае к мысли, что не всё так плохо, чтобы постоянно столь же тесно, как и раньше, сотрудничать с «радикалами»). А «радикалы» не предприняли никаких усилий, чтобы переубедить «умеренных». «Радикалы», похоже, и сами слишком оптимистично смотрят на развитие событий. Не случайно традиционный лозунг «антиглобалистов» «Иной мир возможен!» в Афинах был заменен новым — «Мы творим историю!». Конечно, прежний лозунг был неудачным, на некоторых языках наводящим на мысли о загробной жизни, но новый явно не соответствует действительности. Не участники семинаров ЕСФ творят историю. Ее по-прежнему творят те, у кого в руках деньги и оружие, капиталы и власть — и те, кто им противостоит, тоже с оружием в руках либо опираясь на неподконтрольные мировому империализму территории, ресурсы, производства. Европейские «антиглобалисты» никак не могут приписать себе поражения неолиберальной глобализации: не «антиглобалисты» сделали так, что войска НАТО увязли в Афганистане, где они контролируют только Кабул и пару крупных городов и вынуждены вдвое увеличивать свой оккупационный корпус. Не «антиглобалисты» организовали и ведут партизанскую войну в Ираке, медленно, но верно превращающемся для США и их союзников во второй Вьетнам. Не европейские «антиглобалисты» привели к власти Лулу в Бразилии, Чавеса в Венесуэле и Моралеса в Боливии. Не европейские «антиглобалисты» разоблачили пытки и военные преступления солдат США и Великобритании в Ираке или показали полную неспособность неолибералов решать социальные проблемы в самих США, что выяснилось на примере Нового Орлеана. Уж конечно, не европейские «антиглобалисты» развернули крестьянские герильи в Непале, Перу и на Филиппинах. Падение неофранкистского правительства Аснара в Испании и вывод испанских войск из Ирака не их заслуга: это — следствие теракта 11 марта, проведенного исламистскими боевиками, и разоблачения предвыборной лжи неофранкистов, цинично пытавшихся переложить ответственность за теракт на левых (на ЭТА), которое осуществило — малоизвестный факт — кубинское радио в передачах на Испанию. Даже падение Берлускони «антиглобалисты» не могут записать себе в актив: Романо Проди — неолиберал и глобализатор, еврочиновник, лишь по недоразумению числящийся «левым»…

Задача, стоявшая перед «антиглобалистами» в период зарождения движения — сплотить всех, кому угрожала неолиберальная глобализация, — давно выполнена. Но это — задача оборонительного характера. Перейти в наступление «антиглобалисты» оказались неспособны. Во всяком случае, в Европе.

Во-вторых, Афины продемонстрировали исчезновение заинтересованности участников в действительно искреннем единстве, солидарности и открытости друг другу (что традиционно прокламировалось «антиглобалистами»). На предыдущих форумах шел активный и взаимополезный обмен информацией, опытом, контактами, было живое заинтересованное общение — поистине гуманное и бескорыстное (там, где возникает корысть, там человек перестает быть человеком и превращается в машину по получению доходов). Нормой были бурные, эмоциональные, искренние, демонстрирующие подлинную заинтересованность дискуссии. Происходило взаимное обогащение — за счет обмена до того неизвестными и неожиданными идеями, опытом, информацией, методиками, за счет узнавания нового.

В Афинах все это осталось только у анархистов и радикальных коммунистов, то есть за пределами ЕСФ. Подход же «антиглобалистов» к самому Форуму был сугубо прагматическим и сугубо капиталистическим. Семинары и «рабочие столы» более всего напоминали традиционные давно уже мертвые мероприятия буржуазной академической науки. Никто не был заинтересован в другом и никто другого не слушал. Главной задачей каждого делегата было выступить и сказать свое — то есть отметиться, провести мероприятие «для галочки». Буржуазная академическая наука так и существует: там каждый другой член «научного сообщества» — это конкурент, поэтому слушать его даже вредно, необходимо строить собственную карьеру как способ создания индивидуального имущественного благосостояния; участие в конференциях, форумах и т.п. необходимо, чтобы «быть на слуху» и иметь возможность зафиксировать факт участия в curriculum vitae (это важно); публикации ценны не своим содержанием, а самим фактом публикации — для помещения их в publication list, который можно всем представить; членство в профессиональных объединениях необходимо для подтверждения принадлежности к «корпорации» и утверждению своего статуса. К науке это отношения не имеет, это ритуальное поведение корпорантов.

Участники Афинского Форума вели себя именно так — как буржуазные корпоранты: демонстрировали откровенное отсутствие интереса к чужим взглядам и познанию нового. Каждый вежливо отбарабанивал свой текст — а дальше хоть трава не расти. Люди отсиживали свое время, выполняли свой урок — не более того.

Это касалось и тех семинаров и «рабочих столов», на которых принимались решения о ближайших действиях. На обсуждении грядущих «контрсаммитов» в Ростоке и Петербурге, например, только Борис Кагарлицкий выступил с внятной речью, в которой предупредил всех, что в сегодняшней России любые протестные выступления власть способна парализовать грубо-полицейскими методами: задерживая без причин активистов накануне проведения саммита, закрывая город для въезда, жестоко расправляясь с манифестантами. Поэтому многое зависит от активности западных «антиглобалистов»: избивать до смерти знаменитых на весь мир иностранных профессоров путинский ОМОН пока еще не готов из опасения скандала (а по-другому действовать он не умеет). Но остальные участники предпочли выступление Кагарлицкого не заметить и говорили о своем: как они хорошо устраивали «контрсаммит» в Генуе или о том, что с империализмом надо бороться, потому что с империализмом надо бороться. Вообще, произнесение традиционных «революционных» мантр и заклинаний вместо осмысленных речей было бичом Афинского Форума.

Если многие из выступавших просто тупо «отрабатывали урок», то организации, как правило, занимались саморекламой, используя площадку Форума не для взаимодействия, а для вербовки новых членов и распространения информации о себе (тоже — с целью потенциальной вербовки). Говоря иначе, они подходили к Форуму потребительски, паразитировали на нем.

В лучшем случае Афинский ЕСФ использовался для закрепления (упрочения) уже существующих контактов со «своими» (своей тенденцией у троцкистов, своим кругом организаций у экологистов и т.п.), отчего Форум фактически выступил в качестве инструмента не объединения, а разъединения, разрушая «антиглобалистский» замысел и превращаясь в безобидный всеевропейский Дворец пионеров и школьников с кружками по интересам.

Даже новые контакты на Форуме в основном устанавливались, насколько можно было заметить, не по принципу интереса к одним и тем же социальным проблемам, а как у субкультурных подростков — по внешним признакам: «прикиду», «фенечкам» (значкам), флагам и лозунгам, поведению.

Фактически начала работать система распознавания «свой—чужой» — и с «чужими» вежливо не общались. Хотя по определению все участники должны были считаться своими, а чужими были враги — неолибералы-глобализаторы, милитаристы, фашисты, фундаменталисты, консерваторы, клерикалы, шовинисты и расисты, банкиры и прочие капиталисты, деятели шоу-бизнеса и т.д.

Видимо, по этой же причине демонстрация 6 мая не вылилась, вопреки ожиданиям, в митинг. Более того, сама демонстрация проходила в условиях разъединения: разные организации держались отдельно друг от друга, особыми группами. Иногда — для наглядности — между разными организациями специально оставляли значительный промежуток: чтобы были видны «партийные» плакаты и чтобы, упаси бог, никто не подумал, что такая-то микроскопическая партия может идти в обнимку с другой. У каждой были свои лозунги и свои «кричалки». У каждой организации явственным образом была одна цель: засветиться, отметиться, обратить на себя внимание. Демонстрация вылилась в протокольное мероприятие. Тех, кто помнит праздник Флоренции, Афины, наверное, поставили в тупик.

Без сомнения, безобразная организация Форума была лишь оборотной стороной потребительского отношения к нему большинства участников: это взаимосвязанные вещи, ярко иллюстрирующие формализацию ЕСФ, потерю им живой души, превращению ЕСФ в безобидный и бесплодный обряд — наподобие академических конгрессов.

В-третьих, Афинский Социальный Форум не смог выполнить задачу, которая формально перед ним стояла: интегрировать в «антиглобалистское» сообщество страны Восточной Европы. И сама-то эта задача, скажем прямо, была надуманной и явилась отражением того, что европейские «антиглобалисты» почувствовали: движение не развивается (а раз движение не движется, почему же оно — движение?). Пошли по простому пути, тупо копируя неолибералов-глобализаторов: раз НАТО и ЕС расширяются на восток, то и ЕСФ должны «расшириться на восток». При этом не было принято во внимание, что делегации из большинства стран Восточной Европы и прежде присутствовали на ЕСФ (хотя обычно скромные) и что никакого «антиглобализма» в Восточной Европе не будет до тех пор, пока там не сформируются мощные левые общественные движения. А этого не добиться просто с помощью переноса ЕСФ восточнее, для этого нужна активная информационная, пропагандистская, тренерская, теоретическая и финансовая экспансия, нужен совсем иной уровень солидарности, чем прежде.

Обеспечить приезд делегаций с Востока — несложно, задача была в том, чтобы принять и осознать как свои специфические проблемы Восточной Европы. Этого сделать никто не захотел. Западная Европа смотрела на Восточную через очки культурного расизма — пусть левого, но культурного расизма.

Более того, к задаче организаторы подошли и формально, и халтурно: обеспечивать полномасштабное представительство Восточной Европы на Форуме они явно не собирались. Бедные восточноевропейские страны требовали значительной финансовой помощи. Организаторы обещали, но обманули. С Россией, во всяком случае, получилось именно так: обещанных первоначально сумм российская делегация не получила. Поэтому и поехала в куда меньшем составе, чем могла бы, — и в значительной части за свой счет, а оставшиеся отправились на автобусе безумным кружным путем: через Польшу, Германию, Австрию, Италию, затем — на пароме до Патр, а уж оттуда (то есть с запада, с не с востока) — в Афины.

«Кинули» не только нашу делегацию, но и других восточноевропейцев. На Палеоаэродроме я встретил старого знакомого Матиаша из Будапешта, который, заикаясь от волнения, рассказал: организаторы обещали оплатить приезд в Афины большой венгерской делегации во главе с известным историком, лидером левого крыла Венгерской социалистической партии Тамашем Краусом — и обманули. «Это же дискриминация Восточной Европы!» — возмущался Матиаш. «Дискриминация», — согласился я. А что другое тут можно было сказать?

В скоростном трамвае, курсирующем вдоль побережья мимо Палеоаэродрома (построили к Олимпиаде, почему он «скоростной», сказать не могу, московские не скоростные ходят примерно с той же скоростью), меня атаковала женщина из Кошице, услышавшая русскую речь. Первоначально она высказала все, что думала о Горбачеве («Проститутка, он продал нас Западу, капиталистам!» — наскакивала она на меня. Пришлось сказать, что Горбачев и нас тоже продал Западу. Это ее несколько успокоило и примирило с русскими). Затем она с обидой рассказала, что ее отца, партизанского командира, участника Словацкого национального восстания, при Клаусе выселили из квартиры в Праге как «коммунистического пособника» и выгнали в Словакию — как словацкого гражданина. 75-летний партизан от потрясения умер. «Это же фашизм! — возмущалась женщина. — Неолибералы — это фашисты! У вас тоже репрессируют борцов с фашизмом?» Пришлось ей сказать, что у нас до этого пока не дошло (видимо, это — следующая стадия). А затем женщина пожаловалась, что и их — словацкую делегацию — «кинули» организаторы ЕСФ!

Видимо, это было общим явлением. Кстати, по рассказам Матиаша и других участников, восточноевропейцы и руководители ЕСФ друг другу активно не понравились: делегаты с Востока были слишком бедные и вызвали своим присутствием дефицит всего что можно, но при этом очень любили «качать права» и скандалить, отказываясь вести себя так, как положено «бедным родственникам». А организаторы, солидные, вальяжные, ночевавшие не в ангаре на полу, а в дорогих гостиницах, и подъезжавшие на Палеоаэродром в машинах с шоферами, вызывали у восточноевропейцев вполне определенное классовое чувство. Как сказал один из членов нашей делегации, указывая на скульптурный символ Форума (композицию скандинава Йенса Галшиота «Голодный марш», на которой истощенный африканец тащит на своих плечах оплывшую от жира старуху-Европу), «это вот наш Форум: внизу — мы, а сверху — организаторы».

Конечно, с подбором делегатов и у восточноевропейцев было не все в порядке. На меня, например, произвел сильное впечатление человек из нищей, полуголодной, задавленной клерикалами Румынии — стильно одетый и раскрашенный, как проститут 70-х годов из Булонского леса, — который на очень хорошем русском языке доказывал мне, что продовольственная проблема — дело временное («когда-нибудь будут разработаны такие технологии, что пищи будет в избытке, девать будет некуда»), а самая важная общественная проблема современности — равноправие трансвеститов. И сверкал при этом зубами, инкрустированными мелкими бриллиантами.

И в российской делегации было много странного. Например, представитель ЛДПР, непонятно как попавший в число участников. «Яблочник» в костюме-«тройке», доставший окружающих своим возмущением по поводу присутствия на Форуме палестинцев: «Все палестинцы — террористы! Это же поддержка мирового терроризма!» На объяснения, что целый народ не может быть террористом и что на Форуме присутствовала Компартия Палестины, сама — объект исламистского террора, «яблочник» не реагировал. «Все палестинцы — террористы!» — продолжал твердить он. Удивительно, что его никто не побил. По-моему, зря. Расистов надо бить.

Какие-то женщины из провинции (кажется, из профсоюза учителей с Алтая) вообще восприняли поездку на Форум как шоп-тур и вместо участия в семинарах затарились шубами. Позже левые активисты долго ругались по этому поводу: кто виноват — Институт проблем глобализации (ИПРОГ) или Институт «Коллективное действие» (ИКД), кто этих женщин пригласил?

Но и сами левые активисты далеко не все были адекватны. Некоторые наши комсомольцы по дурости приняли участие в анархистской провокации и втянулись в столкновения с полицией и битье витрин. Ни один не подумал о том, что впереди — саммит G8 в Питере и лучшего предлога для превентивных полицейских репрессий, чем их поведение в Афинах, придумать нельзя. Собственно, прикормленный журналист Михаил Романов из «желтого» «МК» уже так и написал — в статье «Как могут разгромить Питер». И даже выставил российскую левую молодежь «погромщиками» и «поджигателями», а известного политолога Бориса Кагарлицкого — лидером этих «погромщиков» и «поджигателей». «В Греции будет репетиция Питера» (читай: погром) — якобы сказали Романову наши «антиглобалисты». Впрочем, видный деятель СКМ Дмитрий Черный умудрился написать об анархистской провокации 6 мая так: «Слезоточивый газ нам сладок и приятен»!

Главная проблема российских левых — не отсутствие денег. Главная проблема — отсутствие мозгов.

Вместо заключения

Конечно, на индивидуальном уровне (или на уровне организаций) все, кто стремился к этому, вынесли из Афин что-то полезное: укрепили (или восстановили) старые связи, завязали новые, договорились в «частном порядке» о сотрудничестве. Ознакомились с чужим опытом, о котором, возможно, не могли узнать другим способом (скажем, из-за языкового барьера). Например, представители Союза координационных советов (СКС) России, борющиеся против неолиберальной жилищной реформы, завязали многочисленные связи с аналогичными организациями на Западе и вообще наконец заявили о себе на международном уровне (что гарантирует определенную поддержку их действий за рубежом — вопрос лишь в том, произведет ли такая поддержка хоть какое-то впечатление на наши власти). Для наших борцов с реформой ЖКХ особенно полезно, наверное, было узнать о борьбе турок и курдов в Стамбуле, которых власти собирались выселить в чистое поле из занимаемых ими бараков и которые целый месяц сражались на построенных ими баррикадах с полицией, отстаивая свое право на жилье. Боюсь, однако, что наши так и не осмелятся воспользоваться этим вдохновляющим примером.

Наконец, полезно даже простое избавление от иллюзий.

Будущее европейского «антиглобализма» зависит от того, захотят ли сами участники движения понять и признать тот неприятный для них факт, что они зашли в тупик. В Афинах это заметно не было…

Статья опубликована в №5 «Скепсиса».


Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?