Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Хроника предсказанного самоубийства: дело Израиля

Государство Израиль провозгласило свою независимость в полночь 15 мая 1948 года. Организация Объединенных Наций проголосовала за создание двух государств на территории, которая под британским управлением была Палестиной. Иерусалим должен был стать интернациональной зоной под юрисдикцией ООН. Это решение получило широкую поддержку, и в первую очередь, со стороны США и Советского Союза. Все арабские государства голосовали против.

Шестьдесят лет государство Израиль своим существованием и расширением было обязано стратегии, складывающейся из трех составляющих: мачо-милитаризма, геополитических альянсов и международного пиара. Мачо-милитаризм (ныне действующий премьер-министр Эхуд Ольмерт называет его политикой «железного кулака») оказался возможен благодаря националистической горячке израильских евреев и очень сильной поддержке еврейских обществ по всему миру, которой не было изначально, но которая появилась со временем.

Что касается геополитики, то сначала у Израиля был союз с СССР (недолгий, но значимый), затем с Францией (который существовал дольше и позволил Израилю обрести ядерную мощь) и наконец (что наиболее важно) с США. Эти союзники, являвшиеся также покровителями, оказывали прежде всего военную помощь, снабжая оружием, но предлагали также и дипломатическую (политическую), а в случае США – и экономическую.

Израильский пиар был нацелен на завоевание широких пластов мирового общественного мнения. На первом этапе это достигалось за счет того, что государство изображалось этаким новатором Давидом, борющимся с ретроградным Голиафом, а в последние сорок лет за счет чувства вины за массовое истребление нацистами европейских евреев во Второй Мировой войне.

Все эти элементы израильской стратегии хорошо работали с 1948 по 1980 годы. Эффективность их все возрастала. Но где-то в 80-е действие каждого из них начинает давать обратные результаты – наступает стадия упадка. Возможно, для Израиля уже слишком поздно искать другой политический курс, что означает геополитическое самоубийство. Давайте проследим, как эти три составляющие стратегии взаимодействовали друг с другом сначала в течение удачного периода, а затем в период постепенного спада израильского влияния.

За первые двадцать пять лет своего существования Израиль вовлекался в четыре войны с арабскими странами. Первая, в 1948-49 гг., велась за образование еврейского государства. Декларация о создании независимого государства Израиль не была поддержана палестинской декларацией. Более того, правительства ряда арабских стран объявили Израилю войну. Израиль находился в сложном военном положении. Однако его войска были обучены гораздо лучше, чем войска арабских стран, за исключением Трансиордании. И - что оказалось решающим - они получили оружие из Чехословакии, выступавшей представителем Советского Союза.

К моменту перемирия 1949 года дисциплина израильских сил в комбинации с чехословацким вооружением позволила Израилю захватить значительную территорию, не предполагавшуюся для него в плане ООН, – включая Западный Иерусалим. Остальные территории были присоединены окружающими арабскими государствами. Большое число палестинских арабов либо само покинуло подконтрольные Израилю территории, либо было силой вынуждено их покинуть и стать беженцами в соседних арабских странах, где их потомки в основном живут и сегодня. Земли, которые раньше принадлежали им, отошли израильским евреям.

Советский Союз скоро прекратил поддерживать отношения с Израилем. Это случилось, скорее всего, потому, что советское правительство стало опасаться влияния, которое создание независимого еврейского государства оказало на советских евреев: они были настроены воодушевленно и, следовательно, по мнению Сталина, потенциально антиправительственно. Израиль в ответ перестал симпатизировать социалистическому лагерю в Холодной войне и не скрывал своего горячего желания стать полноценной частью западного мира как политически, так и культурно.

Перед Францией в это время стояла проблема освободительного движения в трех североафриканских колониях, и Израиль виделся ей полезным союзником. Это стало особенно актуально после того, как алжирцы начали войну за независимость в 1954 году. Франция начала помогать Израилю вооружиться. В частности, она, занимаясь усовершенствованием своего ядерного оружия (вопреки желанию США), помогла и Израилю сделать то же. В 1956 Израиль присоединился к Франции и Великобритании в войне с Египтом. К несчастью для Израиля, Соединенные Штаты были против этой войны и заставили все три названные стороны прекратить ее.

После того как Алжир в 1962 году стал независимым, Франция потеряла интерес к отношениям с Израилем, который теперь мешал ей в попытках сблизиться с тремя уже свободными североафриканскими государствами. И как раз тогда Израиль и США повернулись друг к другу, чтобы создать тесную взаимосвязь. В 1967 году вновь разразилась война между Египтом и Израилем. Другие арабские страны поддержали Египет. В этой так называемой Шестидневной войне Соединенные Штаты впервые оказали военную поддержку Израилю.

Победа 1967 года во многом изменила общую ситуацию. Израиль ловко выиграл войну, присвоив все территории, относившиеся ранее к подмандатной Британии Палестине и оккупированные им до этого, – плюс Синайский полуостров Египта и Голанские высоты Сирии. Юридически теперь существовало государство Израиль и оккупированные им территории. Израиль начал политику заселения захваченных земель еврейскими колонистами.

С победой Израиля изменилось и отношение к нему евреев во всем мире, которые теперь отбросили все свои сомнения по поводу создания независимого государства. Они преисполнились гордости за его существование и стали проводить кампании по обеспечению политической поддержки Израиля в США и Западной Европе. Акцент в изображении передового Израиля с достоинств кибуца переместился на память о Холокосте, на которой отныне главным образом и основывалась мировая поддержка еврейского государства.

В 1973 арабские страны попытались исправить военную ситуацию в так называемой Войне Судного дня. В этот раз Израиль снова победил при поддержке американского оружия. После этой войны арабские страны в регионе отошли на второй план. Израиль мог продолжать пытаться добиться их признания, и в некоторых случаях, как с Египтом и Иорданом, успешно, но было уже слишком поздно, чтобы обезопасить дальнейшее существование государства таким образом.

К этому времени появилось серьезное палестинское арабское политическое движение – Организация освобождения Палестины (ООП), которая стала ключевым оппонентом Израиля – таким, с которым ему необходимо было прийти к соглашению. Долгое время он отказывался иметь дело с ООП и ее лидером Ясиром Арафатом, предпочитая «железный кулак». И поначалу это обеспечивало военный успех.

Границы такой политики стали очевидны с первой интифадой, спонтанным восстанием палестинских арабов на оккупированных территориях, которое началось в 1987 году и продолжалось 6 лет. Интифада достигла двойных результатов. Она заставила Израиль и США начать вести переговоры с ООП – долгий процесс, который привел к так называемым соглашениям в Осло 1993 года, обеспечившим установление Палестинской национальной администрации на части оккупированных территорий.

В конечном итоге соглашения в Осло оказались геополитически не так важны, как то воздействие, которое интифада произвела на мировое общественное мнение. Впервые засомневались, кто в этой борьбе Давид, а кто Голиаф. Впервые в западном мире появилась серьезная поддержка решения о создании двух государств. Впервые же появилась серьезная критика израильской политики «железного кулака» и ее применения в отношении палестинских арабов. Если бы Израиль был серьезно настроен в отношении решения о двух государствах по так называемой Зеленой линии, появившейся после войны 1948-1949 годов, соглашения можно было бы достичь.

Однако Израиль всегда был на шаг позади. Когда была возможность вести переговоры с Насером, Израиль не стал их вести. Когда можно было с Арафатом – опять не стал. Когда Арафат умер и его место занял слабый Махмуд Аббас, более воинственный Хамас выиграл палестинские парламентские выборы 2006 года. Израиль отказался говорить и с ним.

Сейчас Израиль вторгся в Газу с целью Хамас уничтожить. Если это удастся, то какая организация будет следующей? Если, что более вероятно, не удастся, будет ли все еще возможным решение о двух государствах? И палестинцы, и мировая общественность склоняются к созданию одного государства. И это, разумеется, означает конец сионистского проекта.

Трехкомпонентная стратегия Израиля разваливается. Политика «железного кулака» больше не работает, так же как у Джорджа Буша в Ираке. Останутся ли израильско-американские отношения прочными? Я сомневаюсь. Будет ли мировое мнение по-прежнему симпатизировать Израилю? Не похоже. Может ли Израиль сейчас переключиться на альтернативную стратегию ведения переговоров с воинственными представителями арабской Палестины как неотъемлемая часть Ближнего Востока, а не как отдаленная часть Европы? Похоже, что для этого уже поздно, а вполне возможно, слишком поздно. Поэтому хроника самоубийства уже написана.

Перевод Анны Чижовой
Англоязычный оригинал опубликован на сайте Броделевского центра
[Оригинал статьи]


По этой теме читайте также

Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?