Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Предыдущая | Содержание | Следующая

Заключение

Шесть десятилетий назад, 30 января 1933 г., Гинденбург, тогдашний президент Веймарской республики, реакционер и тайный монархист, назначил канцлером Германии Адольфа Гитлера. Так началось двенадцатилетнее господство кровавого и беспощадного нацистского режима, ввергнувшего мир в войну и приведшего Германию к беспрецедентной катастрофе.

До глубокой ночи 30 января тысячи немцев проходили мимо президентского дворца с факелами в руках и приветствовали своего фюрера криками «Зиг! Хайль!». Только десятилетия спустя историки поняли, что факельное шествие было не спонтанным выражением радости, а четко организованным «спектаклем». Факелы раздали заранее, хоры отрепетировали, а участников щедро вознаградили.

Мы до сих пор не знаем, как писать: «Гитлер пришел к власти» или «Гитлер захватил власть». Нацистская партия была мощной. Канцлерское кресло Гитлеру добровольно отдали. Стало быть, «пришел». Но ни на одних свободных выборах нацисты не получили более 37 процентов голосов, а к 1933 году потеряли 2 миллиона избирателей. Стало быть, «захватил власть». Однако известно, что в январе 1933 года никакого переворота в Германии не произошло, гитлеровцы не сражались на баррикадах. Единственный путч, затеянный ими в 1923 году в Мюнхене, закончился несколькими полицейскими залпами: фашисты в буквальном смысле этого слова разбежались врассыпную...

Как уже говорилось, Гитлер был 15-м канцлером Германии, и стал он им, по выражению известного /451/ английского ученого Буллока, с помощью «интриг с черного хода». В первом кабинете Гитлера было всего-навсего три нациста: он сам, Геринг и Фрик, министр внутренних дел. В этом кабинете, казалось, будут править бал такие прожженные политиканы, как Гугенберг, газетный король, за спиной которого стояли немецкие монополии, и фон Папен, личный друг президента и всех прочих немецких баронов и аграриев.

Но может быть, Гитлера поддерживало большинство народа?

Несмотря на чудовищный террор, развязанный нацистами сразу же после 30 января, несмотря на разгоны предвыборных митингов и собраний, несмотря на преследования и аресты социал-демократов, коммунистов и других прогрессивно настроенных людей, несмотря на «охранные аресты» — аресты без всяких санкций, несмотря на вновь «изобретенные» концлагеря, наконец, несмотря на прямую фальсификацию выборов 4 марта 1933 года буржуазная партия «Центр» получила 4,5 миллиона голосов, социал-демократы 7 миллионов, а коммунисты — без малого 5 миллионов, хотя все их лидеры были либо брошены в тюрьму, либо загнаны в подполье. Итак, только двум левым партиям было отдано 12 миллионов голосов!

Как же три человека — один канцлер и два министра — за считанные месяцы скрутили в бараний рог Германию, цивилизованную страну в самом центре Европы?

Какими методами нацисты все это делали, теперь хорошо известно. Выражаясь языком политиков, Гитлер и К0 уничтожили демократические свободы, к которым человечество так долго шло: свободу слова, печати, демонстраций, собраний, стачек и т.д. А главное, уничтожили все демократические гарантии неприкосновенности личности, без которых не может существовать ни одно нормальное общество. Уже в 1933 году было введено «чрезвычайное положение», которое так никогда и не отменили. Попросту говоря, с 1933 года в Германии любого человека можно было бросить без суда и следствия в тюрьму, в концлагерь, судить без адвоката за закрытыми дверями, а стариков и больных — «лишние рты» — умертвить — «программа эвтаназии». За вину мужа посадить за решетку жену; детей упрятать в приют — лишить имени, фамилии. /452/

Уничтожить целые народы: человечество познало на собственном опыте страшное слово — геноцид!

Да, но почему это стало возможным? К сожалению, нынешние историки не так уж часто задают этот вопрос. На наш взгляд, это стало возможным по двум причинам.

Причина первая: мы уже не раз говорили, что нацисты сумели создать в недрах самой Веймарской республики гигантскую, разветвленную организацию, действовавшую по своим мафиозным законам, подчинявшуюся по тем же законам мафии одному человеку — фюреру, Гитлеру, эдакому возведенному в государственный масштаб «крестному отцу». К моменту прихода к власти у нацистов был свой государственный аппарат, свои чиновничьи кадры, свои карательные органы и свои внутренние войска — части СА и СС. Имелась своя программа: внутренняя — превращение страны в застенок, расправа не только с инакомыслящими, но и со всеми потенциально «недовольными»; внешнеполитическая — агрессивные войны, захват чужих территорий, превращение других народов в рабов. В конечном счете — мировое господство.

Еще больше помогла Гитлеру созданная опять же в недрах буржуазно-демократической Германии нацистская идеология. Она пришлась как раз впору немецкой черни — от уголовников и полууголовников до отставных вояк, озлобленных проигрышем войны 1914-1918 годов, от молодых деклассированных парней до старых разорившихся лавочников, от амбициозных профессоров, проповедников сильной власти, до бездарных литераторов, прозябавших в безвестности. Благодаря этой идеологии каждое ничтожество могло считать себя выше еврея Эйнштейна, славянина Шопена и «космополита» Томаса Манна (к величайшему сожалению нацистов, в жилах братьев Манн текла чисто «арийская» кровь).

Да, идеология очень помогла нацистам!

Причина вторая: демократия в Германии не сумела себя защитить. В результате многих исторических, политических, психологических, а главное, социально-политических обстоятельств в Веймарской республике не нашлось силы, которая воспрепятствовала бы приходу нацизма. Рабочий класс оказался разобщенным, /453/ интеллигенция — слабой, правящая верхушка — коррумпированной и трусливой, буржуазные политики — недальновидными, корыстными и беспринципными. Один из уроков тех трагических дней: в час большой беды недооценка опасности, легкомысленное «авось пронесет», недостаточно быстрая реакция, внутренние распри — губительны!

В итоге 30 января к власти пришли не Гитлер, Геринг и Фрик, как считали в Германии, да и во всем мире, а система, государственная мафия!

Немецкий народ тяжко поплатился за грехи своих правителей и за причастность к ним. Свыше миллиона немцев прошло через концлагеря, сотни тысяч сидели в тюрьмах, четыре с половиной миллиона были убиты в годы войны.

Еще большую трагедию принес фашизм другим народам. По одним данным 20, а по другим — свыше 40 миллионов погибло в Советском Союзе, 6 миллионов — в Польше. Оккупация европейских стран, виселицы, угон мирного населения, «лагеря смерти», расстрелы военнопленных, душегубки, газовые камеры...

Все это мы помним, обязаны помнить! Но кое-что, пожалуй, и забыли. Забыли, к примеру, что ученые в мундирах СС создали невиданное доселе химическое и биологическое оружие, что в специальных резервуарах в Норвегии была накоплена «тяжелая вода». Все это могло быть применено, если бы не героическая борьба стремительно наступавшей Советской Армии, если бы не сокрушительные бомбардировки англоамериканской авиации.

Страшно додумать до конца, что случилось бы, если бы... Но додумывать надо.

После захвата Гитлером власти передовые люди во всем мире не уставали повторять: фашизм — это война. Сейчас надо понять и усвоить: фашизм при нынешнем состоянии военной техники — это угроза гибели цивилизации, угроза всемирной катастрофы.

На пороге могилы — нацистский фюрер и его приспешники мечтали об одном: о расколе союзников, о том, чтобы распалась коалиция СССР, Великобритания, США, Франция. Это была последняя карта Гитлера. И она оказалась битой. Нацистская Германия потерпела воистину тотальное поражение. /454/

Новое глобальное мышление в последнее десятилетие XX века состоит в том, чтобы крепить единение свободолюбивых народов; только тогда силам агрессии, милитаризма и войны будет поставлен непреодолимый заслон. И здесь прошлое перекликается с настоящим. И здесь важнейший урок истории.

Заключением к этой книге о сравнительно недавних событиях пусть послужат слегка переиначенные слова американского философа Сантаяны.

«Народы, которые не помнят своего прошлого, обречены вновь его пережить». /455/

Предыдущая | Содержание | Следующая

Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?