Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Нищета боснийского неолиберализма

«Не живем мы при капитализме!» — с этой фразой часто сталкиваешься среди прочих унылых сетований, относящихся к рассмотрению многими гражданами изменения своего социального положения во время переходного периода. С этой точки зрения общество в Боснии и Герцеговине еще не дошло до капиталистической фазы, раз капитализм это то, что существует в Германии и других западных странах, которые так или иначе сумели организовать социальное обеспечение собственного населения и правовую систему, не допускающую возможности столь широкого размаха различных спекуляций. К этому часто апеллируют, сравнивая наш и западный капитализм, выражая убежденность в том, что все улучшится, едва БиГ примут в Европейский союз и у нас установится развитый капитализм. А в том, что это до сих пор не так, винить надо военных спекулянтов и правящие партии. Однако, когда же это уже будет так, никто достоверно сказать не может, как и о том, каким образом капитализм из декоративного превратится в нормальный, поскольку как партии, так и спекулянты давно срослись между собой в этом мафиозном капитализме и нет никого, кто мог бы начать хоть что-то изменять. Но является ли все вышеописанное таковым на самом деле?

Переходный период — откуда и куда?

Мы часто слышим, что наше общество переходит от социализма или коммунизма к обществу с рыночной экономикой. Потому некоторые называют общество, в котором мы живем постсоциалистическим или посткоммунистическим. Но мы бы скорее сказали, что ныне происходит переход от бюрократического коллективизма к периферийному капитализму. Этот вывод представляет собой следствие из того факта, что у нас никогда не существовало коммунизма, и даже отдельные элементы социализма не стали доминирующими, хотя и были широко представлены как в СССР, так и в странах Восточной и Центральной Европы. У нас существовало общество, в котором все социальные процессы контролировались бюрократией, представлявшей собой центр власти. Такое общество стало новым историческим явлением. Оно появилось в процессе разрушения капитализма в царской России, королевской Югославии и других местах, но никогда не было социалистическим, так как возникло на слишком бедных экономически и культурно основаниях, долженствующих представлять собой плодородную почву для социализма.

Современное же общество, в которое мы вступили, это периферийный капитализм неолиберального типа. Но не некое общество между капитализмом и социализмом, как некоторые могут говорить, предполагая, что мы продвигаемся от социализма к капитализму и сейчас находимся на переходном этапе. Сторонники этого тезиса не могут дать единого ответа на вопрос, когда же мы получим давно обещанный капитализм. Тем не менее, основными чертами капитализма являются: частная собственность на средства производства, товарное производство и наличие интегрированных рынков товаров, капитала и рабочей силы. Все перечисленные атрибуты присутствуют в боснийском обществе. Если соответствующие элементы капитализма деформированные или слаборазвитые, то это еще не значит, что они не стали характерными чертами общества, решающими для его функционирования и развития. Так, например, процесс приватизации был значительно расширен, по причине неудовлетворенности им элитой, и до прошлого года было приватизировано около 50% компаний. Приватизация не осуществлялась в еще больших масштабах лишь потому, что оставшиеся в государственной собственности предприятия имеют стратегическое значение, а некоторые из них и вовсе не будут приватизированы, по крайней мере до тех пор, пока еще возможно достичь и более высоких цен на продажу. Доходы, полученные субъектами приватизации в виде наличных денег в указанный период были незначительными, и государство получило только один миллиард евро наличными от общей стоимости приватизации в размере 5,5 млрд. евро.

Экономическая стагнация

Информация Управления по экономическому планированию Совета министров Боснии и Герцеговины позволяет прийти к выводу, что экономика страны так и не может оправиться. Промышленное производство, например, в течение первых трех месяцев этого года, по оценкам экспертов, достигло весьма скромных результатов и его рост составил 5,2% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Зарегистрированный уровень безработицы, однако, сократился с 44 до 39,9%, но Управление объясняет это созданием новой туристической инфраструктуры и распространением сетей розничной торговли, а также увеличившимся количеством и качеством инспекций. В среднем инфляция увеличилась с 0,8% в 2007 году до 6,5% в первых трех месяцах 2008. (По данным Республиканского института статистики Республики Сербской темпы инфляции в середине 2008 года составили 9,7%). Импорт растет почти в два раза быстрее, чем экспорт, что сказывается в отрицательном сальдо внешней торговли и дальнейшем ухудшении положения на мировом рынке, т.е. «выравниванию» БиГ своего положения среди стран периферийного капитализма. Импорт товаров покрывается экспортом всего лишь на 42,7%. Управление заявляет, что валютные резервы сейчас меньше, чем были раньше, что влияет на весьма низкий уровень прямых иностранных инвестиций, которые, по словам нашей политической элиты, в один прекрасный день должны стать спасителями экономики.

Промышленное производство в начале 2008 года росло в два раза медленнее, чем в начале предыдущего. Управление же твердит о том, что Босния и Герцеговина не сможет в ближайшем будущем достичь уровня даже наименее развитых стран-членов ЕС, если ее производство не начнет расти с показателем не менее 10%, что вдвое больше, чем мы имеем сейчас. Конечно, мы можем согласиться с тем, что промышленное производство является «основной базой для экономического роста и занятости». Однако, чтобы наша промышленность стала более конкурентоспособной ей нужны инвестиции в производственные мощности. Но у нас нет свободного капитала для инвестиций и необходимого кредитования промышленности. Т.е., есть данные, которые показывают, что доля кредитов, выданных в промышленном секторе снижается в общей структуре займов. Процентные ставки по данным кредитам чрезвычайно высоки, что выгодно для иностранных банков, но весьма неблагоприятно сказывается на промышленных предприятиях, которые в условиях слабой конкурентоспособности, не могут себе позволить такие огромные риски. Сейчас требования банковского сектора к сектору частных предприятий составляют 5,7 млрд. конвертируемых марок, что, конечно, меньше, чем претензии к сектору домашних хозяйств. Но процентные ставки по долгосрочным кредитам для предприятий были снижены лишь на 0,01%. Правительство же ничего не предпринимает чтобы хоть как-то выправить ситуацию, например, ограничив размер процентной ставки или организовав продажу кредитных средств для промышленности на благоприятных условиях, но наоборот сдает весь банковский сектор страны на откуп иностранному банковскому капиталу. Иностранные банки используют полученные ими в Боснии и Герцеговине сбережения предоставляя кредиты большинству домохозяйств, сектору услуг и торговли на очень неблагоприятных условиях для перечисленных заемщиков. С другой стороны, несмотря на неолиберальные догмы о том, что иностранные инвестиции приведут к экономическому буму, этого, как и можно было ожидать, не произошло. Иностранный капитал идет в те сектора экономики, в которых можно получить прибыль быстро, надежно и в больших размерах, не закрывая при том внутренний рынок для уже производящихся в Боснии и Герцеговине промышленных товаров.

Несмотря на заключение экономических экспертов, что спасти боснийскую экономику может только промышленное производство, данные о занятости свидетельствуют о том, что экономика на данный момент основывается на малом и среднем секторах, торговле, общественном питании и услугах. Политическая элита могла бы похвалить себя за снижение зарегистрированного уровня безработицы с 44 до 39,9%, если бы последнее стало результатом открытия новых рабочих мест за счет роста производства и повышения экспорта, но это не так. Эксперты из Управления говорят, что снижение уровня безработицы достигнуто, в первую очередь в результате усиления инспекционного надзора в секторе торговли, где увеличился оборот, поэтому работодатели вынуждены были сперва предоставить уже занятых работников и лишь потом предъявить спрос на новых. В сфере промышленности, по данным Республиканского института статистики Республики Сербской, численность работников в середине 2008 года уменьшилась на 3,7% по сравнению с тем же периодом в 2007 году. Следовательно, опять значительная часть от общей численности занятых в стране участвует в торговле.

С одной стороны, политические элиты весьма сильно заинтересованы в соответствующем изменении роли Боснии и Герцеговины в рамках глобального капитализма. Тем более, что пока это еще никому не угрожает внутри страны, т.к. социальные конфликты по-прежнему протекают с низкой интенсивностью и большинство населения до сих пор может легко принимать неолиберальную экономическую политику. С другой стороны, в соответствии с требованиями глобальных центров власти, принято и исполняется ключевое решение о встраивании Боснии и Герцеговины в глобальную систему в качестве ее незначительной и неважной части. Потому ни одно правительство до сих пор не проводило интервенционистскую экономическую политику, призванную защищать национальную экономику. Ни одно правительство не проводило соответствующую налоговую и кредитную политику, которая не позволяла бы иностранным банкам действовать на внутреннем рынке путем введения европейских кредитных условий для местного населения и фактическим запрещением для отечественных предприятий получения необходимого им свободного капитала. Правительством не проводилась и тарифная политика, что обеспечила бы защиту внутреннего рынка и отечественных предприятий от торговых спекуляций и лобби импортного капитала, заинтересованного в краткосрочных торговых операциях по импорту, приносящих большие прибыли за счет открытия внутренних рынков для иностранных товаров, чье качество зачастую весьма далеко от идеала. Как результат отечественные предприятия попадают в заколдованный круг: им нужен свободный капитал для того чтобы создать новые и современные производственные мощности, но этот капитал не может быть получен, поскольку частные банки не предлагают доступные кредиты, государство не имеет своей собственной системы банковского кредитования отечественных предприятий по специальным условиям, а иностранный капитал не заинтересован инвестировать в производство. Отечественные предприятия, таким образом, не могут конкурировать с иностранными производителями, которые, благодаря отечественной же неолиберальной государственной политике, имеют полный и свободный доступ на внутренний рынок, на котором отечественные товары, как не отвечают нашим запросам, так и не могут выдержать конкуренции. Подобная неолиберальная политика экономического нейтралитета ведет к краху национальной экономики, и, как мы уже видели, позволяет иностранному капиталу, заинтересованному только в высоких процентных ставках, дешевой рабочей силе и скупке по символической цене государственных предприятий, установить свое господство на внутреннем рынке страны. Все это можно предотвратить соответствующими мерами государственной экономической политики. Но лишь в том случае, если само государство в этом заинтересовано или же, когда оно к этому принуждено.

Как следствие — социальное расслоение

Одним из последствий стагнации экономики является настоящая социальная катастрофа. Средняя заработная плата в первом квартале этого года в Боснии и Герцеговине составила 726 конвертируемых марок. Из-за высоких темпов инфляции, рост реальной заработной платы составил 5,9% по сравнению с тем же периодом в 2007 году. Кроме того, реальный рост заработной платы в Республике Сербской составил 16,9%, в то время как в Федерации Боснии и Герцеговины — 5,9%. Этот факт имеет важное значение, поскольку объясняет, где происходит реальный рост заработной платы. В обществе, чья экономика находится в состоянии застоя, особенно в промышленном секторе, всегда можно задать вопрос об источниках финансирования роста заработной платы. А если вы знаете еще и то, что профсоюзное движение слишком слабо, вопрос становится еще более интересным. Ответ на этот вопрос следует искать в том, что столь большой рост заработной платы происходит, в первую очередь, из-за ее существенного увеличения в государственном секторе Республики Сербской. Этот сектор находится под контролем правительства, которое должно, из политических соображений, принимать во внимание жизненный уровень народа и с этим считаться. Опять же, если профсоюз организуется где-либо еще в Боснии и Герцеговине, то только в государственном секторе. Так вот, правительство Республики Сербской продало несколько стратегических государственных предприятий, в первую очередь Сербский Телеком, за счет чего получило значительную сумму денег, которая и была использована для выплаты заработной платы бюджетникам. Направление здесь очевидно: «С точки зрения производительности, трудно оправдать рост заработной платы в Республике Сербской, поскольку этот рост не сопровождается ростом производительности труда в государственном секторе, что и должно было быть основной причиной для роста заработной платы в K1 (первые три месяца — прим. Г.М.) в 2008 году».

Примечательно, однако, и то, что ни правительство Республики Сербской, ни другие органы власти в Боснии и Герцеговине[1], не сделали ничего для увеличения заработной платы работников в частном секторе. Их заработная плата, несмотря на инфляцию, сохраняется неизменной в течение многих лет. Тот, например, кто работал за 450 конвертируемых марок еще три года назад и сегодня получает ту же заработную плату, так что вы можете себе представить, на сколько снизился его жизненный уровень. А поскольку частный сектор становится господствующим и в скором времени будет полностью преобладать в экономике Боснии и Герцеговины, становится ясно, что более невозможно говорить о росте реальной заработной платы. Правительство, таким образом, не в состоянии ни предоставить новые экономические возможности, ни защитить трудящихся в частном секторе. Оно способно только на продажу государственных активов и на повышение заработной платы из вырученных средств. Для этого не нужно обладать какой-то особой мудростью. Общее увеличение в размере заработной платы является отчасти результатом хорошей статистической работы и отчасти игрой с цифрами. Например, в Республике Сербской, в соответствии с данными упоминавшегося института, реальная заработная плата увеличилась крайне неравномерно: индекс роста заработной платы в сферах образования и здравоохранения 158 и 166 соответственно, в то время как этот же показатель в сферах финансового посредничества (94) и недвижимости (97) сократился. При этом в прочих секторах (промышленность, строительство, торговля и т.д.) рост индекса весьма незначителен.

Скромные экономические результаты и перманентная гуманитарная катастрофа не уравновешиваются и тем фактом, что правительства обеих частей страны получили больше налоговых поступлений по сравнению с предыдущим годом. Доходы от налогов на заработную плату увеличились до 22-23% по сравнению с 2007 годом, это явилось результатом роста заработной платы о чем уже было сказано. Однако в Федерации поступления от подоходного налога сократились почти на 15% из-за изменения закона и снижения ставки налога с 30 до 10%. Это было сделано якобы с целью стимулирования инвестиций. Они, однако, увеличились незначительно, равно как и экономика, которая не получила обещанной выгоды, а вот бюджет потерял пять миллионов конвертируемых марок.

Потребление значительной части населения страны зависит от кредитов, а требования к сектору домохозяйств на основе суммы всех кредитов составляют 5,9 млрд. конвертируемых марок. При этом положение населения Боснии и Герцеговины можно сравнить с таковым же в Сербии, но не в Хорватии, где поддерживается более высокий уровень жизни и легче справиться с кредитными обязательствами. Так вот, в структуре банковских требований 62% составляют потребительские кредиты и 25% — жилищные. При этом процентные ставки по краткосрочным кредитам для населения, по данным Управления по экономическому планированию, увеличились на 0,1%, в то время как для долгосрочных кредитов снизились на 0,6%.

Значительная часть расходов домохозяйств идет на продукты питания и удовлетворение других основных жизненных потребностей, что является важным подтверждением бедности населения. Так, еще в 2004 году, 20% населения страны жили за чертой бедности. Но теперь этот процент должен быть значительно скорректирован в связи с ростом цен в прошлом году. За полгода цены на потребительские товары возросли более чем на 7,5% по сравнению с прошлым годом и, прежде всего, цены на продовольствие (12%), электричество, жилье и топливо (7%). В Республике Сербской, например, цены на продукты питания и безалкогольные напитки в середине этого года повысились на 14,7% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, в то время как цены в сфере транспорта — на 20,5%, а жилищные и коммунальные услуги — на 10,5%.

Подводя итоги

Правительство БиГ не может изменить описанную ситуацию. Это не вопрос нехватки профессионалов, которые будут что-либо менять, но более глубокая проблема, коренящаяся в структурных и идеологических основаниях нашего общества. Основаниях, крепко связанных с интересами политических элит. Как уже упоминалось, Боснии и Герцеговине в рамках глобального неолиберального капитализма, предназначено место на капиталистической периферии. Т.е. находиться среди стран, выступающих: источником дешевой рабочей силы; в качестве рынка для реализации товаров, произведенных в центрах мирового капитализма и, особенно в последнее время, в качестве удобной площадкой с чрезвычайно высокими процентными ставками для частного банковского капитала. В периферийных обществах, таких как БиГ, до сих пор еще не сформировались обе стороны социального конфликта: частный капитал и политическая элита, с одной стороны, и проигравшие (с рабочим движением во главе) от перехода на капиталистическую периферию, с другой стороны. Таким образом до сих пор отсутствует достаточно сильное давление на частный капитал и политические элиты, способное принудить последних гарантировано соблюдать экономические и социальные права и проводить экономическую политику, направленную на создание условий для сокращения социального расслоения и предотвращения экономического рабства. Для нормального функционирования экономике необходим свободный капитал, но сейчас он присутствует лишь в весьма скромных объемах. Прямые иностранные инвестиции не привели к ожидавшемуся экономическому подъему, и ни у кого нет заинтересованности вкладывать свой капитал в долгосрочные инвестиции, которые будут направлены на восстановление экономики, но не на сравнительно быстрое извлечение большой прибыли. Банковский сектор, в настоящее время находящийся под контролем иностранного финансового капитала, не создающий благоприятные кредитные условия, не позволяет компаниям, особенно промышленным, получать необходимые кредиты на приобретение современных производственных мощностей. Налоговые льготы привели к снижению доходов бюджета и не возымели значительного позитивного эффекта в экономические, этим было доказано, что снижение подоходного налога является подарком богатым, но не стимулом экономического развития.

Правительство Боснии и Герцеговины должно было оказаться на скамье подсудимых за широкое применение либеральных принципов в сфере экономики. Потому-то ныне столь неохотно говорят о результатах к которым привела неолиберальная экономическая политика, ведь после знакомства с ними уже нечего и говорить об этой экономической политике в целом. Правительство создало рынок частного акционерного капитала (в частности, банковского), но забыло в конкретных случаях ограничить размер процентной ставки, тем самым ограничив бы степень эксплуатации и создав более благоприятные условия для кредитования производства. Хотя при этом оно было способно и создать инвестиционный банк, принадлежащий государству, что могло бы гарантировать кредитование отечественных предприятий по благоприятным условиям.

Тем не менее, правительство даже не защищает внутренний рынок. Оно либерализовало импорт, вместо того, чтобы пересмотреть его структуру с точки зрения товаров, производимых отечественными предприятиями, что защитило бы и поощрило бы отечественного производителя. Заключение Соглашения о стабилизации и ассоциации[2] еще более усугубляет проблему, поскольку это соглашение нацелено на полную либерализацию торговли с Европейским союзом в течение шести лет. Соглашение предусматривает сокращение и ликвидацию пошлин на импортные продукты из стран ЕС, от чего пострадает бюджет Боснии и Герцеговины, а разрабатываемые для покрытия дефицита меры естественно выльются в утяжеление налогового бремени для граждан страны.

Требуемое решение — интервенционистская экономическая политика сильного, экономически активного и ответственного правительства. Но это должно быть правительство, которое бы не только не отступило под давлением со стороны международных институтов, но и открыто поставило бы под вопрос нынешние неолиберальные концепции. Такое правительство обязательно должно будет опираться на сильные социальные движения — профсоюзное, в первую очередь. Но для появления этого правительства потребуется еще долгое время. До тех пор Боснии и Герцеговине суждено плестись в хвосте капиталистической периферии.

Перевод с сербскохорватского Евгения Лискина

Статья опубликована в журнале Novi Plamen, август-октябрь 2008, № 10. Стр. 16-18. [Оригинал статьи]


По этой теме читайте также:


Примечания

1. Т.е. правительство Федерации Боснии и Герцеговины. Надо не забывать, что несмотря на наличие общих структур власти в Боснии и Герцеговине, каждая из автономных частей страны (Федерация БиГ и Республика Сербская) имеет свое правительство и сохраняет фактическую независимость от другой части (прим. пер.).

2. Соглашения о стабилизации и ассоциации — договор между ЕС и страной, желающей присоединиться к союзу о проведении структурных реформ (в политической, экономической, законодательной и иных сферах) в последней с целью достижения ею общеевропейского уровня (прим. пер.).

Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?