Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Предыдущая | Содержание | Следующая

Часть II .
День «М», или Что есть мобилизация


ПОСВЯЩАЮ ГОРЯЧО ЛЮБИМОМУ ПАПЕНЬКЕ,

коменданту военного общежития N-ского
женского истребительного дивизиона
при кухне заведующего библиотекой
дома культуры саперной роты N-ского
мотокавалерийского пехотного полка
ОСНАЗ (Сельскохозяйственных войск
стратегического назначения). За то,
что мало порол в детстве!

Глава 1.
Со скрипом

В истории не было ни одной войны, причины возникновения и цели которой не были представлены зачинщиками и их учеными лакеями в извращенном, фальсифицированном виде.

«Советская военная энциклопедия»

На лакея обидеться или на ученого?

В. Суворов

1

В этой части Суворов в присущей лишь ему разудалой манере потчует нас с вами сомнительным анекдотом времен своей молодости, хотя мне известно что реальный Владимир Резун во вводе советских войск в Чехословакию участия не принимал. Однако, якобы, какой-то старикан из своего замшелого угла, извертевшись от желания выпить на халяву, что-то там жирным шрифтом ляпнул ему о том, что «В июне сорок первого Красная Армия в этих самых местах точно так же новенькими кожаными сапогами скрипела» (с. 17<347>). Но это уже из второй части.

2

«Такого мы никак не ожидали и понять не могли» (с. 17<347>) — удивляется тогда еще потенциальный разведчик. Вот и мы не можем.

Дедун совершенно прав насчет этого скрипа. Ведь до войны ничем другим скрипеть солдатики наши не могли. Не было тогда в армии других сапог. Только кожаные и были.

«Красноармейцы обувались в юфтевые или яловые сапоги, позже, при наркоме С.К. Тимошенко появились кирзовые. Из соображений экономии использовались ботинки с обмотками зеленого или черного цвета»[3].

При наркоме Тимошенко — значит, самое раннее, с мая 1940 года. И что — за последний предвоенный год успели всех на кирзу переобуть? Разве только затем, чтобы у границы переобуваться обратно, что сомнительно. Так с чего же могла переобуваться готовящаяся к порабощению Европы Красная Армия? Может, все-таки не с архиредких накануне войны кирзовых сапог, а с ботинок? Но почему же англичане, в такие же ботинки с обмотками обутые, нисколько их перед Европой не стеснялись, а вот красноармейцы в аналогичной обувке туда ни шагу ступить не могли? И американцы не стеснялись, и итальянцы, и французы... Какие у нас застенчивые бойцы в РККА собрались — прямо институт благородных девиц!

Да, кстати, а кто же эти суворовские «свидетели», благодаря которым сии чудесные факты о сапогах совершенно перевернули жизнь нашего впечатлительного автора? Академики? Генералы? Интенданты-сапоговеды? Кто они? Ась? Ведь, вроде как была у автора возможность «исходить, истоптать, исколесить и Прикарпатье, и Закарпатье. И при случае — к старикам, к старожилам, к живым свидетелям: как, мол, дело было» (с. 17—18<347>) поприставать. Так что же? Кто же подтверждает?

«И подтвердилось многими свидетельствами... А кроме того, в 1941 году завезли... планировали... сгружали... выгружали... и укладывали...» (с. 18<347—48>).

А кем?!! КЕМ «ПОДТВЕРДИЛОСЬ»! Кем, кем, я вас спрашиваю?

И кто же мне отвечает? «“А до самого неба”, — отвечала старая крестьянка. “Как пирамида Хеопса”, — отвечал школьный учитель» (с. 19<348>). Оно и понятно, учитель-то пообразованней. А кто еще? Конкретно — КТО? А никто. Вернее, кто-то, конечно, там у Суворова был, но кто конкретно — не ясно. Так, в третьем лице: Оне. Оне «горы сапог помнят... о них отвечают...» (с. 19<348>) и еще, бог весть, что с ними делают. А кто? Как у Райкина — МЫ. Но у него — с эстрады, верить не обязательно, к тому же — гротеск. Сатира. А у Суворова что? Как этот жанр нам оценить? Туалетное чтиво?[4]

Скучно жить на этом свете, господа. Вся глава не содержит ни одного хотя бы мало-мальски подтвержденного факта. Ни одной цитаты, даже из Людовика XI. По сравнению с «Ледоколом» автор явно прогрессирует в худшую сторону. Ни одного, живого или мертвого, но все же конкретного свидетеля своего маловероятного измышления о пирамидах сапог автор не привел. Только абстрактные учителя, крестьяне или просто некие лица даже без облика, пола, возраста и рода занятий.

До какой же степени наивности нужно дойти, чтобы этакой сказочке верить???

А ведь и по лексике, и по стилю это чистой воды СКАЗ. Бажова помните? «Серебряное копытце»? Или «Хозяйку медной горы»? А Зощенко? Это тоже сказ, но городской. А у Суворова — более конкретно — лондонский.

Но почему же тогда «День “М”» не считается художественной литературой?

3

«Было много вопросов, ответов не было» (с. 19<349>), — наконец-то сознался Суворов. А раз их нету, то что же ему читателю предложить? Правильно, нас снова выручит жирный шрифт. Последняя часть первой главы им изобилует сверх всякой меры. И опять — безо всякой аргументации. На нахальстве. А кто в жирный шрифт не верит — тот фальсификатор и еретик, продавшийся коммунякам за дачи и машины.

Дальше писать не о чем. Все. Жиденько для начала новой книги.


Примечания

3. См. Липатов П.Б. Униформа Красной Армии. Форма одежды, знаки различия, обмундирование, снаряжение, награды и знаки советских воинов (1936—1945 гг.) М.: ООО «Восточный горизонт», 2001. С. 12.

4. Попадать впросак таким манером Виктору не в новинку — точно так же, как и с сапогами, Суворова занесло в пассаже про рельсы, правда, в том случае его догадки опровергаются просто элементарными жизненными наблюдениями. В своем предыдущем опусе Суворов пишет:

«Начальник отдела заграждений и минирования инженерного управления РККА Старинов описывает пограничную станцию Брест 21 июня 1941 года: “Солнце освещало горы угля возле железнодорожных путей, штабеля новеньких рельсов. Рельсы блестели. Все дышало спокойствием” (Мины ждут своего часа. С. 190). Каждый знает, что рельсы очень быстро покрываются легким налетом ржавчины. Значит, речь идет о рельсах, только что, прямо накануне войны, доставленных на границу. Зачем?» (Ледокол, с. 82).

Но простейшая сообразительность помешала нашему «эксперту» проявить по отношению к источнику информации хоть немного здорового недоверия: скажите, прокат из станка выходит сразу уже полированный? Конечно, нет! А почему же новенькие рельсы обязаны блестеть? Кроме того, их не прямо же в Бресте прокатили, какое-то время их туда везли. А ведь «каждый знает, что рельсы очень быстро покрываются легким налетом ржавчины!» Конечно, но и блеск-то рельсы приобретают только побывав под колесами поездов, иначе блеск быстро исчезает! Значит, Старинов ошибается: или рельсы были новые (не бывшие в употреблении) тогда они не могли блестеть, или они блестели, но, в таком случае, их совсем недавно сняли где-то неподалеку (а то потеряли бы они блеск при перевозке и хранении).

Предыдущая | Содержание | Следующая

Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?