Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Повторный толчок

Иммануэль Валлерстайн
1 марта 2003

Если считать, что атака на башни-близнецы 11 сентября 2001 стала для американцев чем-то вроде политического землетрясения, то сейчас Соединенные Штаты переживают повторный толчок. Последний и весьма мощный удар был вызван тектоническим сдвигом по ту сторону Атлантики, который в течение предшествующих десяти лет оставался незамеченным.

11 сентября повергло всех в такое смятение, потому что впервые за всю свою историю США почувствовали свою уязвимость. Такой сокрушительной атаки в пределах североамериканского континента Соединенные Штаты до сих пор не знали и даже представить себе не могли. Остальные страны - большинство из которых не чувствует себя в безопасности уже давно - сочувственно отреагировали на события 11 сентября. Помните уже ставшую классикой передовицу в парижской Le Monde на следующий день после событий: "Мы все теперь американцы"?

Менее чем за 1,5 года правительство Буша свело на нет это сочувствие, и Америка оказалось в дипломатической изоляции. Это второе потрясение - повторный толчок, последовавший за 11 сентября. С 1945 года США преследовали свои внешнеполитические цели, будучи уверенными в том, что у них есть верные союзники - Западная Европа, Канада, Япония и Южная Корея. Как бы сдержанно союзники ни относились к той или иной политической акции Штатов, или как бы бурно они ни выражали протест (особенно этим славилась Франция), США всегда рассчитывали на то, что в момент принятия решения союзники их поддержат.

До февраля 2003 года правительство Соединенных Штатов было уверено, что всегда сможет рассчитывать на негласное лидерство Америки в международной политике, и оно останется навсегда. Внезапно все изменилось. Франция и Германия возглавили "коалицию несогласных", при поддержке России, Китая и подавляющего большинства мирового сообщества. Когда 15 февраля по всему миру прошли антивоенные демонстрации, самые многочисленные из них были проведены в 3 странах, открыто заявлявших о поддержке политики США по отношению к Ираку, - то есть в Великобритании, Испании и Италии. В начале марта Совет Безопасности ООН собирается голосовать по поводу совместной резолюции Америки, Британии и Испании, санкционирующей военные действия против Ирака. В противовес этой резолюции Франция, Германия и Россия создали свой "меморандум", утверждающий, по сути, что военные действия в Ираке будут неоправданными. Очень сомнительно, что резолюция США получит 9 требуемых голосов "за", даже если вето как такового не будет.

На это США (вместе с Великобританией) отреагировали, затеяв перебранку с Францией и Германией. И Штаты вопили громче, чем франко-германская сторона. Имя Жака Ширака, консервативного политика, долго считавшегося одним из самых лояльных Штатам лидеров Франции, сейчас склоняют на все лады. Как же так получилось, что отношения между Европой и Америкой дошли до той точки, когда пресса уже сомневается, можно ли их вообще будет наладить, и не дошло ли дело до развода? Чтобы разобраться, давайте вернемся в начало всей этой истории, то есть в 1945 г.

В 1945 г. США были всемогущими, а европейская экономика переживала трудности послевоенной разрухи. Помимо этого, на выборах добрые 25% населения Западной Европы проголосовали за коммунистов, а оставшаяся часть высказывала откровенные опасения, что местные коммунистические партии в сочетании с многочисленными частями Красной Армии, размещенными в центральной Европе, представляют вполне реальную угрозу в том случае, если их страны останутся некоммунистическими. Альянс Западной Европы со Штатами, выраженный в 1949 г. в создании НАТО, пользовался сильной поддержкой большинства населения, которое американской изоляционной политики боялось гораздо больше, чем американского империализма. США поощряли и поддерживали транснациональные институты в Европе, служившие прежде всего для того, чтобы французы могли воспользоваться включением Западной Германии в организации альянса.

К концу 1960-х энтузиазма у европейцев по отношению к Атлантическому альянсу заметно поубавилось - в силу причин как экономического, так и политического характера. В экономическом плане Западная Европа окрепла и больше не зависела от Штатов. Скорее даже наоборот, она стала конкурентом Америки. Популярность коммунистических партий ослабевала. Советская угроза теперь не казалась такой реальной. А вот США уже не столь активно поддерживали европейские организации, поскольку сильная Европа представляла угрозу для Атлантического альянса. Штаты приветствовали укрепление связей с Британией в надежде ослабить Европу (как и отметил в то время де Голль). А какое-то время спустя Соединенные Штаты будут стремиться к скорой экспансии в восточном направлении все с той же надеждой.

Крах Советского Союза в 1989-1991 годах обернулся настоящей катастрофой для США, ослабив их контроль над союзниками. Их лидерство оказалось безосновательным. Кого же теперь бояться Западной Европе? Штаты начали искать, кем бы заменить Советский Союз, чтобы было чем запугивать Европу и чтобы у нее нашлись причины по-прежнему оставаться преданными Америке. По большому счету, США отстаивали классовые интересы Севера против Юга - общие интересы Штатов и Западной Европы в мировом устройстве, при неолиберальной глобализации и политике подавлении стран Юга в силовом плане (то есть, продолжали и усиливали борьбу с распространением ядерного оружия).

Общие интересы действительно были, но что они все по сравнению с советской угрозой былых времен? Западная Европа ощутила, что принимаемые ею решению по некоторым проблемам не уступают в разумности и рациональности вашингтонским. Во времена президентства старшего Буша и Клинтона эти разногласия приводили к серьезным спорам, которые все же не выходили за рамки приличий. И вот появились "ястребы" Буша-младшего. Они не собирались устраивать дискуссии по таким мелочам, как действия по отношению к Ираку, Палестине или Северной Корее. Они-то знали, что делать, - задача состояла в том, чтобы заставить Западную Европу принять, как в старые добрые времена, неоспоримое лидерство США. Они унаследовали древнее чувство презрения американских иммигрантов к оставленной ими Европе.

Однако геополитическая ситуация сейчас кардинально изменилась. В западноевропейских странах понимают, что целью иракской кампании Буша является не только Саддам Хусейн, но и они сами. Им ясно, что Буш пытается не дать Европе стать сильной и политически независимой, причем выбрал он как раз тот критический момент, когда Европа оформляется конституционно. Кроме того, поражение, которое потерпели социалисты во Франции, и победа, одержанная социал-демократами в Германии, оказались для Буша серьезными неудачами. Когда французские социалисты проиграли выборы, во Франции - спасибо ее необычной конституции - появился президент, который мог позволить себе решительность, ведь ему не нужно было делить власть с премьером, принадлежащим к другой партии. Ширак видел интересы Франции в том, чтобы открыто утверждать свой галльский дух. Ширак опирается на общественное мнение и пользуется поддержкой политиков, которую никогда не удалось бы получить премьеру-социалисту.

В Германии же, наоборот, только коалиция социал-демократов с зелеными могла занять четкую проправительственную позицию, и счесть это политически оправданным.

Рамсфельд расшумелся по поводу того, что "старую Европу" пытаются подвергнуть изоляции, но на поверку все это оказалось пустой болтовней. В Европе нет ни одного государства (включая и Восточную Европу), где опросы общественного мнения не показывали бы недовольства политикой Штатов. Америка, выступающая за превентивные войны и объявляющая их в одностороннем порядке, представляет гораздо большую опасность, чем загнанный в окружение и связанный по рукам и ногам Саддам Хусейн. Европа настроена не против самой Америки, а против Буша. А между тем, в Восточной Азии происходит то же самое, потому что Япония, Южная Корея и Китай объединяются, чтобы противостоять притязаниям США на Северную Корею.

Былого не вернуть. Настоящее во многом зависит от того, как будет проходить иракская кампания. Из нее Европа может выйти или более сильной, или разбитой в пух и прах. Но возможность в любом случае рассчитывать на безоговорочную поддержку Западной Европы и Восточной Азии для Штатов, вероятно, потеряна навсегда.

Перевод Марии Десятовой и Александра Лебедева
Оригинал статьи

Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?