Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Плагиат в сборнике «Историография сталинизма»

Главному редактору «Скепсис.ру»
Сергею Соловьеву

Уважаемый главный редактор! Недавно мне довелось столкнуться с плагиатом. Выводы, которые я сделал через полгода после начала дела, как мне кажется, будут интересны читателям вашего журнала. Судите сами.

В двадцатистраничной статье М.И. Смирновой и И.А. Дмитриевой «Социокультурные истоки сталинизма: историографический дискурс», опубликованной в сборнике «Историография сталинизма» (М., РОССПЭН. 2007. Проект РГНФ № 06-01-16202. Руководитель авт. коллектива д.и.н. В.Э. Багдасарян. Редактор: академик, член совета Российского гуманитарного научного фонда Н.А. Симония), я обнаружил более страницы раскавыченных цитат из своей работы, на которые не было сносок[1].

Сборник, претендовавший на академичность, производил странное впечатление: в нем не было кратких сведений о месте работы и должности гг. Смирновой и Дмитриевой, отсутствовали предметный и именной указатели. Г-н Багдасарян, руководитель авторского коллектива, скромно опубликовал только три свои статьи, а не семь, статью г-на А.А. Данилова трудно назвать историографической, но для нее место нашлось, а для аппарата тома, увы, нет. Данная заготовка была посвящена памяти историка. РГНФ оплатил ее.

Мне оставалось только одно: запросить информацию о месте работы или учебы дам у председателя совета РГНФ Ю.Л. Воротникова, что и было сделано заказным письмом в июле 2008 года. Почтовики на своем сайте подтвердили факт прихода письма адресату, чиновник же не ответил.

Г-н Воротников мог бы переправить мое письмо своим знакомым, которые имеют непосредственное отношение к публикации тома: гг. Симонии и Багдасаряну. Судя по тому, что и они не ответили мне, г-н Воротников не собирался анализировать ситуацию с пропуском плагиата его организацией и вырабатывать меры по предотвращению подобных фактов в дальнейшем. Плагиат порой трудно обнаружить сразу, но когда меры не принимаются после аргументированного сообщения о нем, то обнаруживается позиция чиновников, выгодная плагиаторам.

Следующее заказное письмо было направлено в октябре 2008 года председателю Высшей аттестационной комиссии РФ академику М.П. Кирпичникову с просьбой не засчитывать статью с плагиатом как опубликованную работу по теме диссертации, если кто-либо из плагиаторов представит ее. Никакого ответа от г-на Кирпичникова я не получил.

Учитывая, что г-н Симония работает еще и советником РАН, в октябре я направил заказное письмо Президенту РАН Ю.С. Осипову, обратив его внимание на выгодность плагиаторам поведения известных ему лиц и попросив напомнить им об определенных законом сроках ответа организаций на письма граждан. Никакого ответа от господина Осипова я не получил. Теперь придется напомнить Президенту РАН: организации и должностные лица обязаны в месячный срок дать ответ гражданину по существу дела.

Система управления наукой должно иметь эффективный механизм избавления от плагиаторов без обращения в судебные инстанции. Для этого есть все предпосылки: научные советы, эксперты, научная печать, административная власть. Возможность бегать по судам надо предоставить невменяемым плагиаторам, которые не согласятся с решениями научных советов и с административными наказаниями, а не творчески настроенным авторам. Но сегодня этот проект неосуществим: отсутствует субъективный фактор — желание чиновников бороться с плагиатом. Поэтому плагиаторы не боятся презрительного отношения со стороны сослуживцев и студентов, возможного понижения в должности, необходимости возвращения государству денег налогоплательщиков, израсходованных на публикацию.

Ситуация типична. Вот еще пример. У исследовательницы Н.С. Андреевой плагиатор «позаимствовал» целую пачку страниц, а потом на деньги РГНФ выступил с докладом. «Плагиат как норма?», — недоумевает г-жа Андреева (Вопросы истории. 2008. № 10).

Думаю, можно подводить итоги. Три высокопоставленных чиновника — три молчаливых «нет» данной системы управления наукой: «нет» социальной справедливости, соблюдению авторского права, солидарности с автором против плагиаторов. Я бы констатировал: для этой системы плагиат — норма!

Приложение: Файлы 01-09, сравнение текстов автора и плагиаторов.

Сравнение указанных отрывков

Текст А.В. Фатеева
Текст М.И. Смирновой и И.А. Дмитриевой
I Стр. 6.

А.Я. Гуревич склонен объяснять переориентацию историков на цивилизациологию «кризисом идеи линейного прогресса мировой истории», которую дискредитировали «катаклизмы XX века» и «телеология»: «минувшая история рассматривалась не в своей неповторимой самоценности, но в соотнесении с итогом исторической эволюции»17.

Стр. 9.

А.Я. Гуревич склонен объяснять переориентацию историков на цивилизациологию «кризисом идеи линейного прогресса мировой истории», которую дискредитировали «катаклизмы XX века» и «телеология»: «минувшая история рассматривалась не в своей неповторимой самоценности, но в соотнесении с итогом исторической эволюции»4.

II Стр. 29.

Для доказательства «тоталитарных» намерений Сталина автор идет на фальсификацию его высказываний. Заявление «вмешиваться во все» в работе «О задачах хозяйственников»87 имело конкретное содержание: овладевать производством, техникой, учиться, быть специалистами, но не требование установить «тоталитаризм».

Теория борьбы между истинными и неистинными ценностями, старого и нового как источник развития присутствовал и в сталинизме, и мы можем предположить, что концепции Ахиезера при смене формы сохраняет сущностные черты методологии сталинизма. Настораживает невнятное объяснение причин появления новых ценностей. Автор говорит о материальных факторах, детерминирующих процесс, но не углубляет познание, оставаясь в рамках своей парадигмы. Подобное «стыдливое» протаскивание материализма в рамках идеализма, которому не хватило ресурсов для объяснения общественных явлений, не раз критиковали классики марксизма у своих оппонентов. Игнорирование Ахиезером материальных интересов большинства народа вновь и вновь подводит его к априорному выводу о первичности идеальных факторов развития исторического процесса.

Стр. 14-15.

Для доказательства «тоталитарных» намерений Сталина автор идет на фальсификацию его высказываний. Заявление «вмешиваться во все» в работе «О задачах хозяйственников»2 имело конкретное содержание: овладевать производством, техникой, учиться, быть специалистами, но не требование установить «тоталитаризм».

Теория борьбы между истинными и неистинными ценностями, старого и нового как источник развития присутствовал и в сталинизме, и мы можем предположить, что концепции Ахиезера при смене формы сохраняет сущностные черты методологии сталинизма. Настораживает невнятное объяснение причин появления новых ценностей. Автор говорит о материальных факторах, детерминирующих процесс, но не углубляет познание, оставаясь в рамках своей парадигмы. Подобное «стыдливое» протаскивание материализма в рамках идеализма, которому не хватило ресурсов для объяснения общественных явлений, не раз критиковали классики марксизма у своих оппонентов. Игнорирование Ахиезером материальных интересов большинства народа вновь и вновь подводит его к априорному выводу о первичности идеальных факторов развития исторического процесса.

III Стр. 33.

Капиталистические государства не дали новому строю развиться до такой степени, чтобы он мог наглядно продемонстрировать свои преимущества. Анализируя катастрофическое изменение политики в конце 20-х или 30-х годов, западные историки старательно обходят факт систематического давления западного мира на СССР. Чистого «эксперимента», как они любят выражаться, не получилось. Для преодоления отставания страны и обеспечения «однородности и внутреннего единства тыла и фронта на случай войны»112 в условиях систематического внешнеполитического прессинга Сталин и его группа были готовы на любые меры — «либо нас сомнут»113. В этом смысле сталинизм является феноменом не только российской истории, но и результатом развития всей мировой системы первой половины XX в.

Стр. 28.

Враждебное капиталистическое окружение, которое видело в Советской России угрозу своему существованию, не дало новому строю развиться до такой степени, чтобы он мог наглядно продемонстрировать свои преимущества. Анализируя катастрофическое изменение политики в конце 20-х или 30-х годов, западные историки старательно обходят факт систематического давления западного мира на СССР. Чистого «эксперимента», как они любят выражаться, не получилось. Для преодоления отставания страны и обеспечения «однородности и внутреннего единства тыла и фронта на случай войны»2 в условиях систематического внешнеполитического прессинга многие были готовы на любые меры — «либо нас сомнут»3. В этом смысле сталинизм является феноменом не только российской истории, но и результатом развития всей мировой системы первой половины XX в.

IV Стр. 32.
История СССР преподносится как «эксперимент», предпринятый одинокими, но всемогущими творцами истории с ненормальными ценностными ориентациями.
Стр. 8.
История СССР преподносится как «эксперимент», предпринятый одинокими, но всемогущими творцами истории с ненормальными ценностными ориентациями.
V Стр. 39.
16 Гуревич А.Я. Исторический синтез и Школа «Анналов». М. 1993. С. 282, 283; а так же Семенов Ю.И. Философия истории от истоков до наших дней: основные проблемы и концепции. М., 1999. С. 224.
17 Гуревич А.Я. Указ. Соч. С. 282.
Стр. 9.
4 Гуревич А.Я. Исторический синтез и Школа «Анналов». М. 1993. С. 282.

Приложения:

01. Обложка сборника «Историография сталинизма» (М., РОССПЭН. 2007.)

02. Обложка брошюры Фатеев А.В. «Сталинизм и цивилизационный подход в ХХ веке» (М., Макспресс. 2004)

03. Начало статьи М.И. Смирновой и И.А. Дмитриевой «Социокультурные истоки сталинизма: историографический дискурс» // «Историография сталинизма» М., РОССПЭН. 2007. С. 7

04. А.В. Фатеев Указ. соч. С. 6 и Смирнова М.И., Дмитриева И.А. Указ соч. С. 9.

05. А.В. Фатеев Указ. соч. С. 29.

06. Смирнова М.И., Дмитриева И.А. Указ соч. С. 14-15.

07. А.В. Фатеев Указ. соч. С. 33 и Смирнова М.И., Дмитриева И.А. Указ соч. С. 28.

08. А.В. Фатеев Указ. соч. С. 32 и Смирнова М.И., Дмитриева И.А. Указ соч. С. 8.

09. А.В. Фатеев Указ. соч. С. 39 и Смирнова М.И., Дмитриева И.А. Указ соч. С. 9.



По этой теме читайте также:



Примечания:

1. Сравните: Фатеев А.В. «Сталинизм и цивилизационный подход в ХХ веке» (М., Макспресс. 2004); Смирнова М.И. и Дмитриева И.А. «Социокультурные истоки сталинизма: историографический дискурс» // «Историография сталинизма» (М., РОССПЭН. 2007). Соответственно: стр. 32 и 8; 6 и 9; 39 и 9; 29 и 14—15; 33 и 28. Файлы со сравнением прилагаются к данному письму.

Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?