Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Дорога в никуда

Иммануил Валлерстайн

15 июня 2003 г.

В июне сего года в Акабе президент Буш представил на всеобщее обозрение "дорожную карту" пути к мирному урегулированию палестино-израильского конфликта, но уже через несколько дней от карты остались одни клочки. Есть древнее китайское изречение, которое гласит: "Если не знаешь, куда идешь, подойдет любая дорога". Правительство Буша официально - а возможно и неофициально - не имеет ни малейшего представления о том, куда идет. Официально оно вроде бы пытается облегчить переговоры и готово принять любые условия, лишь бы это устраивало обе стороны. США утверждает, что они всего лишь пытаются обозначить необходимые шаги, чтобы усадить стороны за стол переговоров, которые дали бы некий окончательный и бесповоротный результат.

Президент Буш уже два года твердит, что он не собирается лично ввязываться в такого рода переговоры, в отличие от Клинтона, который активно этим занимался (равно как и президент Картер). А теперь вот ввязался. С чего бы? Возможно, все дело в том, что Буш пообещал, покорив Ирак, непременно сделать нечто значительное, - и пообещал многим. Такое обещание он дал Блэру. И так называемым умеренным арабским лидерам. Не исключено, что и Пауэлл тоже такое обещание получил.

Созывая первое собрание, он рассчитывал на две вещи. Палестинские власти отчаянно пытаются чего-то добиться, хотя бы незначительных сдвигов. В противном случае о них остаются лишь воспоминания. Шарон пытается обеспечить поддержку со стороны США на 99%, и поэтому ему пришлось пойти на переговоры. Они встретились, сделали несколько мелких шажков навстречу друг другу, разъехались по домам и - не прошло и нескольких дней - снова полилась кровь.

Давайте серьезно. Посмотрим на расстановку сил теперь, через 55 лет после того, как было образовано государство Израиль. Палестинцы всем остальным миром позабыты-позаброшены, и никак не могут вырвать у израильского правительства сколько-нибудь значительных уступок. Вероятность создания суверенного государства Палестина в ближайшее десятилетие стремится к нулю. И тогда на первый план выходят те, кто готов сражаться не на жизнь а на смерть и видит задачу в том, чтобы стереть Израиль с лица земли как государство - Хамас, например. Без сомнения, большинство палестинцев предпочтут положить конец насилию, но по большей части они не верят, что добьются чего-либо политическими средствами, если откажутся от применения силы.

Этот мрачный вывод откликается эхом и на противоположной стороне, у израильтян. Опросы общественного мнения показывают, что около 60% израильских евреев согласны покинуть поселения и вернуться к границам 1967 г., лишь бы в стране был мир. Но те же самые опросы говорят, что из этих 60% около половины или даже больше уже не верят, что такой шаг поможет добиться мира. А следовательно, на практике они такой шаг предлагать не станут,- то есть теперь уже не станут. Вполне очевидно, что если Шарон или Аббас выкажут хоть малейшее намерение пойти на компромисс (в основном, чтобы угодить Бушу), они столкнутся с очень сильной и довольно активной оппозицией со стороны своего собственного народа, причем оппозиция будет достаточно сильна, чтобы свести на нет даже самые незначительные уступки. То же самое, в принципе, относится и к Бушу. Когда вместо 99% он стал поддерживать Израиль лишь на 98%, США просто залихорадило.

В создавшийся ситуации решающий голос имеют не только радикально настроенные силы Израиля, и не только радикально настроенные силы Палестины, но и произраильские силы США. Как нетрудно было предугадать, вторжение в Ирак нисколько не облегчило положение дел, а, наоборот, только усугубило.

Так что ситуация сейчас в политическом отношении совершенно патовая. И довольно скоро всем придется это признать. Что тогда? Выводы неутешительны для всех участников. Израильтяне нажмут еще сильнее, возможно, начнут насильственно выселять из страны. В данный момент перевес на их стороне, поэтому они не уступят занимаемую территорию, а контролировать ситуацию будут с помощью военного положения. Палестинцы ответят традиционно. В ближайшее время интифада никаких изменений не принесет. Чтобы насилие такого рода могло что-либо изменить, нужен мировой резонанс, а его нет.

Но тогда израильско-палестинский конфликт вольется в панарабскую или панмусульманскую цепь волнений от Марокко до Индонезии, и прежде всего это аукнется в Ираке, Ливане и Египте. А когда это случится, дальнейшее существование государства Израиль окажется под угрозой, причем по-настоящему, впервые за все время с 1948г. Арабы заявят, что евреев выгоняли с этой территории уже дважды,- пора сделать это в третий раз.

Можно ли сделать что-нибудь при теперешнем положении дел, чтобы изменить ход действий? Вполне вероятно, что у США еще найдутся силы что-либо предпринять. Но для этого потребуется на 180о развернуть всю политику Соединенных Штатов - особенно в том варианте, в каком ее видит Буш -а это практически немыслимо. Резкий разворот в этой сфере невозможен без разворота в прочих сферах, а их так много, что это повлечет тектонический сдвиг в геополитической обстановке.

Я не всегда был таким пессимистом. В конце 1980-х гг. я считал, что два конфликтующих государства не только вполне могут прийти к согласию, но и непременно его достигнут. Я, помнится, предсказал - и ошибся, - что произойдет это задолго до того, как будет покончено с апартеидом в Южной Африке. Обстановка в мире свела к минимуму возможности урегулирования палестино-израильского конфликта. А силы большинства участников и наблюдателей сейчас уходят на то, чтобы найти виноватого. Какое это имеет значение после бойни? Кто-нибудь об этом задумывался? Или все так уверены в том, что одержат победу, не идя ни на какие серьезные изменения своих позиций? Наверное, да.

Перевод Марии Десятовой

Оригинал статьи

Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?