Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Англиканская церковь, Север и Юг

15 августа 2003 г.

Для тех, кто к англиканской церкви не принадлежит, дискуссии о рукоположении англиканских епископов большого интереса не представляют. И тем не менее, назначение священника-гомосексуалиста Кэнона Джина Робинсона епископом в Нью-Гэмпшире от Епископальной церкви Соединенных Штатов обсуждалось на первых полосах газет Америки весь месяц, да и в других странах тоже не прошло незамеченным. Когда большинством голосов епископов и светских делегатов Епископальной церкви вопрос о назначении на должность был решен, Архиепископ Кентерберийский Роуэн Уильямс, созвал на особое совещание примасов англиканской церкви со всего мира, чтобы обсудить последствия этого решения.

Для тех, кто голосовал за Робинсона, проблема решалась просто. Таким образом Господь показывает, что в лоно церкви можно допустить всех. Сегодня стало понятно (старшие поколения этого не понимали), что это означает допущение к Церкви геев и лесбиянок как людей, исповедующих альтернативную любовь, а следовательно, сексуальная ориентация священника не имеет никакого отношения к его (ее) сану. Те же, кто возражали против назначения, ссылались на писание, в котором четко сказано, что гомосексуализм - это грех, а следовательно, просто немыслимо, чтобы гомосексуалист занимал должность епископа церкви.

Я не предлагаю устраивать здесь теологические дискуссии. Оставим это членам англиканского сообщества. Однако нельзя не отметить, что в этом споре то разделение сторон, которое мы наблюдаем, не случайность. Англиканская церковь Севера (то есть, в первую очередь, США, Великобритания, Канада, Австралия и Новая Зеландия), делится на тех, кто выступает за допущение (и похоже, что они составляют большинство) и так называемых <консерваторов> - малочисленную, но очень сильную группу, - которые резко осуждают эти тенденции. С другой стороны, англиканская церковь Юга (Латинская Америка, Африка, Азия) в этом споре, очевидно, принимает сторону <консерваторов> - исключение составляет лишь ЮАР. Архиепископ Нигерии, Питер Акинола, открыто угрожал разрывом отношений с любой англиканской церковью, которая выражает терпимость к гомосексуалистам. Именно из-за таких угроз Архиепископ Кентерберийский и созвал собрание; чтобы разобраться, можно ли избежать раскола в рядах англиканского сообщества.

А теперь давайте посмотрим, откуда пошло такое разделение по географическому принципу и каковы его возможные последствия. Из всех мировых религий только в христианстве сохраняется некое равновесие между верующими на Севере и на Юге. Это, без сомнения, следствие колонизации Европой мировой системы на протяжении последних пяти столетий, которое, однако, представляет собой социальную реалию века XXI. Адепты же англиканской ветви христианства в основном обретаются в бывших колониях Британской Империи, которая из всех европейских империй была наиболее обширна географически. На Севере разногласия между англиканами - история давняя. Уже несколько столетий отдельные христиане той или иной ветви церкви борются за более <современное> понимание веры и морали. Во второй половине XX в. большинство споров касалось пола и сексуальной ориентации: безбрачие, роль женщины в церкви, допуск женщин к принятию сана, а в последнее время еще и проблема гомосексуализма. В прошлом веке почти все христианские церкви Севера прошли через раскол в рядах, и причина этого, в основном, отказ более светской части адептов от активного участия в делах церкви. Несмотря на разногласия, большинство тех, кто остался активным приверженцем церкви, не оставляли попыток внедрить новую, более современную интерпретацию веры и морали. В XIX в. получило развитие обширное движение, известное как <либеральный протестантизм>. А папа Иоанн XXIII провел aggiornamento (модернизацию) Римской католической церкви на Соборе, названном Ватикан II. (Разумеется, в развитии прочих мировых религий наблюдаются те же тенденции).

Реакция на нововведения в теологии теоретической и практической приняла форму евангелических движений или призывов вернуться к <ортодоксальной вере>. Нередко такие реакционные группы начинали свои собственные религиозные течения. Однако многие не выходили за пределы так называемой <традиционной> христианской церкви и продолжали бороться изнутри. Так что англиканские <консерваторы> - это просто вариация на тему, то есть на общепринятую точку зрения, даже если (как это происходит во многих ветвях церкви и во многих странах) это точка зрения меньшинства. Почему же тогда во многих христианских церквях Севера <консервативная> точка зрения выражает позицию меньшинства? Причины тут две: светский характер современного общества и материальное изобилие. Реформаторы церкви ищут пути адаптации христианства к современному миру и выживания в его условиях. Консервативно настроенные полагают, что реформаторы расшатывают, или даже грубо попирают устои христианства.

На Юге проблема выглядит несколько по-другому. Кто является активным христианином на Юге? В Азии и Африке это в большинстве случаев обращенные в христианство или потомки тех новообращенных, которые определяли христианство в древних традициях, как способ борьбы с <язычеством>. Христианская вера, в которую их обращали, была миссионерской версией христианства, и со светским модернизмом она плохо соотносилась. Для таких христиан религиозная жизнь состоит в постоянной борьбе против проявлений язычества, а решения, подобные тому, что последовало в деле Кэнона Робинсона, кажутся им предательством идей их борьбы. К тому же проблему усугубляет сегодняшний национализм, который заставляет их воспринимать отношение северной церкви как снисходительно-покровительственное: вот когда-нибудь, в один прекрасный день (когда вы станете достаточно <развитыми>), вы <осознаете> всю мудрость наших сегодняшних действий.

Есть еще и третий аспект. На Севере в традиционной христианской церкви (и для англиканской это в большей степени характерно) верующие в основном происходят из слоев элиты - в плане экономическом, политическом и социальном. Эти люди в себе уверены. Это <уважаемые> граждане, которые остро ощущают потребность быть терпимыми и принимать братьев-христиан такими, какие они есть. В Азии же и Африке христиане зачастую представляют собой религиозное меньшинство страны, где основной религией является мусульманство, буддизм или индуизм. Или для большинства населения страны на самом-то деле ближе местные верования. Христианская церковь занимает оборонительную позицию, и ее адепты менее уверены в себе. Если христиане Севера могут опасаться возможного оттока верующих, то для христиан Юга опасность представляет наступление прочих религиозных течений, которые являются более <традиционными> в данных социальных условиях.

В Латинской Америке ситуация несколько иная. Там оказавшаяся в меньшинстве протестантская церковь совершила рывок, переманив верующих из церкви католической, сыграв на настроениях Реформации и неприятии сильных и богатых, чьи многочисленные святые были <идолами>. Однако и здесь реформы, одобренные в протестантской церкви Севера, не находят отклика, с одной стороны, и представляются предательством идей борьбы, с другой. И, наконец, совершенно особняком стоит ЮАР, где борьба всех рас против апартеида, опирающегося на весьма консервативную протестантскую церковь, способствовала большей открытости религиозному реформизму, что невозможно было в других странах Юга.

Вполне возможно, что раскол в рядах англиканского сообщества все же произойдет. Но даже если нет, все равно отношения останутся натянутыми, и возможно, дисбаланс в географическом отношении тоже преодолен не будет. То же самое может произойти и с Римской католической церковью. Что из этого последует? Будут ли церкви Юга развиваться в том же направлении, что и церкви Севера, в соответствии с чаяниями реформаторов Севера? Возможно, что и нет. В принципе, то же самое разделение можно наблюдать и на Севере, где исконные доминирующие белые группы гораздо более открыты для <реформирования>, чем адепты церквей, принадлежащих к <меньшинствам>.

О чем это нам говорит? О том, что <реформизм> в области сексуальной ориентации у группы сильных и <самоопределение> у менее сильных не являются для этих двух групп объединяющими доктринами. А если экстраполировать это на прочие проблемы, становится ясно, что тем, кто в широком смысле близки по духу или могли бы быть близки по духу участникам форума в Порто Алегре, понадобится еще какое-то время, чтобы осознать и принять нужды друг друга.

Перевод Марии Десятовой

Оргинал статьи

Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?