Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Бразилия и мировая система: эра Лулы

1 сентября 2003 г.

Бразилия - страна в мировой системе не последняя. Ее величина, населенность, позиция лидера, которую она занимает в Латинской Америке, ее мощь как полупериферийного государства, - все это позволяет утверждать, что события в Бразилии отражаются на геополитике и на структуре мировой экономики. В 2002 году, впервые за всю историю Бразилии, выборы выиграл кандидат от партии левых (Партия трудящихся - ПТ), Луис Инасиу да Сильва (Лула). Казалось бы, это свидетельствует о подъеме левых сил в Латинской Америке и вообще на Юге. И все же сейчас, 10 месяцев спустя, репортеры, как бразильские, так и зарубежные, не могут прийти к единому мнению. Снова встает вопрос о том, может ли левое правительство, программа которого расходится с политикой нео-либералов, удержаться у власти в государстве Юга. Или все-таки давление США, МВФ и главных капиталистических держав слишком сильно?

Прежде всего, давайте рассмотрим расстановку сил на момент избрания Лулы президентом. Свои голоса на выборах Лула получил благодаря альянсу с другими партиями (в основном, центристскими). В Парламенте Бразилии его партия в меньшинстве. Социальное расслоение и неравенство в стране вот-вот приблизится к мировому рекорду. Огромная часть крестьян - безземельные. Страна связана соглашениями с МВФ, доставшимися по наследству от предыдущего правительства. У Бразилии большой долг и относительно небольшое количество наличных финансов. За полгода до выборов Лулу припугнули, что инвестиции и финансовые вливания могут прекратиться, если он не "гарантирует" мировому капиталу, что не будет проводить враждебную ему, капиталу, политику. С другой стороны, Лула пришел к власти на волне своей личной популярности, энтузиазма по поводу анти-неолиберальной программы, которую олицетворяли он и его партия. Для Лулы и бразильцев, особенно для бедняков, страх сменился надеждой (см. Комментарий № 100 от 1 ноября 2002 г.).

В политической сфере у бразильцев 3 основных заботы - экономическая политика, земельная реформа и международная политика. Правительство Лулы, определенно, решило сначала заняться экономической политикой. Лула предоставил некие гарантии международному капиталу, причем еще до инаугурации. Он упирал на то, что Бразилия будет продолжать вести борьбу с инфляцией. Он назначил Энрике Мейрелеса (Henrique Mireilles), который до этого был председателем Бостонского банка, главой Центрального банка. До этого, на выборах, Мейрелес выступал в поддержку оппонента Лулы. Остальные члены команды Лулы, отвечающие за экономическую сферу, тоже склонны проводить такую политику, которая не идет вразрез с интересами международного капитала. В свое оправдание правительство заявляет, что ищет пути пересмотра соглашений с МВФ, чтобы при этом смягчить удар, когда сократятся инвестиции в инфраструктуру и социальный сектор, или даже окончательно освободиться от этих соглашений.

В экономической политике за истекшие 10 месяцев можно было выделить 2 основных направления действий: бразильское правительство добилось исключительно высоких процентных ставок по облигациям (хотя они и снизились с 26 до 22 процентов) и провело реформу системы социальной безопасности, в результате которой сократились правительственные дотации. В обеих реформах политика была в финансовом отношении консервативной, и обе они подверглись жесткой критике не только со стороны левых интеллектуалов, но и со стороны представителей некоторых секторов бизнеса, которые полагают, что высокие процентные ставки помешают им упрочить свою позицию в экономике (по сравнению с иностранными банками и бразильскими предприятиями-гигантами, с ними связанными). Эти левые интеллектуалы предлагали вместо этого пойти на "производственный шок", радикально урезав процентные ставки. Один из них, Эмир Садер, говорит об "упущенной возможности", чьи негативные последствия станут ощутимыми уже в ближайшем будущем.

При проведении аграрной реформы правительство действовало более осторожно, чем в экономической политике. Пока сделано еще очень мало. Но Лула попытался сохранить поддержку Movimento dos Sem-Terra (MST, или Движение безземельных сельских рабочих), которое являлось основной опорой ПТ и которое пользуется большой поддержкой католической церкви, а также Координационного совета общественных движений (Coordenacao dos Movimentos Sociais) (который объединяет большое количество сильных профсоюзов, студенческих и религиозных организаций). Деятельность MST состоит в том, чтобы занять неиспользуемые земли (которые составляют значительную часть земельной площади Бразилии). Официальная позиция правительства - государство должно покупать такие земли у владельцев и передавать их безземельным. Проблема в том, что денег на это у правительства нет, а та экономическая политика, которую оно проводит, требуемых сумм за короткий срок не обеспечит. MST ждать не собирается и продолжает занимать необработанные участки. Это вызывает сопротивление, зачастую вооруженное, у крупных землевладельцев, которые считают MST опасным движением, которое нужно подавить или хотя бы держать в рамках. Эти землевладельцы большей частью не готовы даже продавать свои земли, уже не говоря о том, чтобы отдать их безвозмездно.

Недавно MST добилось у Лулы аудиенции, которую он назначил на 24 июня, к большому негодованию землевладельцев. В своей беседе с лидерами MST Лула уговаривал их "проявить терпение" и заверил в своей "верности моральным и историческим принципам" аграрной реформы. Один из лидеров MST, Жоан Паулу Родригес Чавес (Joao Paulo Rodrigues Chaves), сказал, что они все еще верят Луле, но предупредил, что он должен будет "действительно пойти на реформы" до конца 2003 г. Посмотрим, сможет ли он это сделать.

И наконец, в области международных отношений, направление деятельности в которой даже левые интеллектуалы признают большим достижением Лулы, президент выражал свои намерения открыто. Он упрочил связи с лидерами других латиноамериканских государств, не только Венесуэлы и Аргентины, но и Перу, где он побывал в этом месяце, отстаивая идею того, что Меркосур (Mercosur) нужно расширять и укреплять, чтобы в итоге превратить в основную силу на геополитической арене. Сегодня Меркосур - это лишь зародыш экономического союза, где только 4 полновесных участника пошли на снижение тарифов друг для друга. По масштабам деятельности он напоминает раннюю стадию Евросоюза, около 30 - 40 лет назад.

Разумеется, основной вопрос - это то, как Меркосур, сочетается с Соглашением о свободной торговле в Америке (FTAA, или ALCA по-испански или португальски), которое существует при поддержке США. Для США Меркосур - это либо досадная помеха (в лучшем случае), либо опасный враг - в худшем. Штаты хотят добиться соглашения о свободе торговли, которое откроет для их финансовых институтов страны Латинской Америки и гарантируют получение интеллектуальной собственности. Латиноамериканцы заинтересованы в том, чтобы их предприятия имели выход на рынок США. Каждая из сторон надеется отклонить или забаллотировать основные требования другой, настаивая на том, чтобы неугодные той или иной стороне вопросы рассматривались в рамках программы ВТО (а не в двустороннем порядке), и каждая из сторон полагает, что ВТО поддержит именно ее.

И, наконец, самое большое яблоко раздора - это разногласия США и Бразилии по вопросу FTAA/ALCA. Если Лула не отступится от своей позиции, он вскоре обнаружит, что произвел большие перемены в мировой геополитике, а следовательно, пощады от правительства Буша ему ждать не придется. А если он все-таки изменит своим обещаниям, то грош ему цена как президенту.

В Бразилии сейчас разгар межвыборных маневров. В 2004 году предстоят выборы в законодательное собрание, а в 2006 г. - президентские выборы. ПТ уже составила список тех партий, с которыми она хотела бы объединиться, и тех, которым она намерена любой ценой противостоять. Лула утверждает, что не знает, будет ли он снова участвовать в выборах. Но ему никто не верит. Его рейтинг на данный момент довольно высок. Он фигура харизматическая, и достойного соперника у него на данный момент нет.

Как можно охарактеризовать правительство Лулы? По словам его сторонников, оно левоцентристское (это, разумеется, из-за альянсов). Он сам заявил в августе, что он не "левый", и никогда им не был, хотя его публичные заявления создают именно такое впечатление, так как он говорил о том, что принадлежит к латиноамериканскому левому движению, с социалистическим уклоном. Сейчас некоторые левые интеллектуалы в Бразилии склонны называть его правительство правым, и это при том, что, по их же словам, нет ни одной левой партии, которая могла бы побороться с ним за власть.

В соседней Аргентине президент Кирхнер проводит именно ту политику, которые многие ожидали от Лулы, и которую как раз от Кирхнера не ожидали. Но у Лулы и Кирхнера разные социальные и культурные "препятствия", как нам недавно напомнил уругвайский публицист Raul Zibechi. В Аргентине это средний класс, который недавно потерял значительную часть своих доходов, тогда как в Бразилии средний класс все еще набирает силу. Может ли Лула продолжать двигаться в том направлении, которое исторически представляла в Бразилии ПT? Отчасти это зависит от того, каковы будут его успехи в Меркосюре. Зависит это также и от того (и немногие это признают), насколько тяжелым будет положение Буша. Чем больше проблем будет у Буша в политической и экономической сфере, тем больше будет простора для маневров у правительства, подобного правительству Лулы. В 2003 г. картина, наконец, прояснится.

Перевод Марии Десятовой

Оригинал статьи

Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?