Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Каша, кашка и кашица. Детская, слишком детская энциклопедия

Энциклопедия для детей. Том 21. Общество. Ч.1.
Экономика и политика
/ Глав. ред. В.А.Володин. - М.: Аванта+, 2002. - 464 с.: ил.

Энциклопедия для детей. Том 18. Человек. Ч.1.
Происхождение природы и человека. Как работает тело. Искусство быть здоровым
/ Глав. ред. В.А.Володин. - М.: Аванта+, 2002. - 464 с.: ил. .

"Аванта+" уже привыкла к похвалам. Грандиозные проекты, исполнение масштабное, затраты впечатляющие, полиграфия безукоризненная… Время скандальных процессов позади. Награды и восторженные рецензии. Особенно повезло с художниками – эта команда как будто специально создана для детей: художественное оформление ярко, талантливо, доходчиво и в то же время по-детски непосредственно. Чего же еще желать?!

То есть как «чего» – а содержание? Вот о нем-то и пойдет речь. И вот об этой стороне дела пора уже сказать немало горьких слов и тем подпортить ту благостно-елейную атмосферу, которая стала уже привычной по отношению к издательству и его изданиям.

Конечно, среди различных томов энциклопедии для детей, издаваемых «Авантой+» и построенных по тематическому принципу, немало таких, которые можно только приветствовать как серьезные, глубокие и соответствующие новейшей стадии в развитии современных знаний. Таковы сведения из физики, из биологии, из астрономии. В томах о человеке полезны и информативны разделы об анатомии и физиологии человека, о человеческом здоровье и о медицине.

Однако чем ближе к высшим сферам человеческой деятельности и духа и чем теснее связи с общей социальной проблематикой, тем отчетливее проявляются слабости издания в целом. Два тома «Религий мира» – наиболее яркое этому подтверждение. Тома «Религии мира» – это не научный или научно-популярный очерк по религиоведению, а типичное огромное пособие по Закону Божию для школьников и учителей. Но если в этих томах установки авторов, учитывая ситуацию в современной России, еще как-то можно понять (бессмысленно требовать, чтобы дети здесь понимали больше, чем взрослые), то уж в последующих томах о человеке и об обществе подобное «теоретизирование» на уровне любительства и инфантильности становится совершенно недопустимым.

Авторы томов подбирались, правду сказать, очень тщательно: в круг авторов попадали люди только известного склада и взглядов. Большую их часть составляют авторы довольно эрудированные, но беспомощные теоретически, не умеющие поставить эрудицию на службу хоть какой-нибудь серьезной идее и потому путающиеся и путающие читателей бесконечными повторами и акцентами на мелочи, при том что случайно или намеренно упускается самая суть дела. Тем не менее редакторы этих томов бдительно следят за тем, чтобы и при таких условиях в сознании читателя оставался некий комплекс мыслей, которые могли бы быть приняты за «концепцию» издания. Конечно, ту эклектическую мешанину – кашицу, которая получается в результате, – под какую-то общую идею не подведешь хотя бы потому, что обычная ситуация при чтении этих томов – это поначалу спокойное следование за вполне научным и информативным текстом, после чего – вдруг – идут сугубо идеологизированные, да еще в духе наиболее отсталых, поистине реакционных идеологических схем, истолкования приведенного материала. За версту чувствуется, несмотря на редакционные оговорки («Не свободна от пристрастности, – говорится в редакционном предисловии к первому тому «Общества», – и эта книга… Может быть, это и неуместно в энциклопедическом издании, но ведь именно в спорах рождается истина»), искреннее желание остаться вне идеологий, стать «над схваткой». Но проявляется это только в нарочито примирительной стилистике по отношению ко всему, в чем есть хоть какие-то признаки отступления от научных взглядов в сторону мистико-религиозных или религиозно-мифологических установок сознания.

Всюду, где излагается заведомая мистическая или религиозная белиберда, изложение становится очень тонким, чувствительным к нюансам. И всякий раз в основе лежит именно терпимость ко всякого рода бреду и плодам больного воображения. Когда же излагается та или иная религиозная доктрина, то стилистика используется такая, что и взрослый не всегда поймет, то ли речь идет о реальном положении дел в мире, то ли о взглядах и мнениях сторонников того или иного мистико-религиозного течения.

Вот несколько ключевых вопросов, главных тем, которые, постоянно находясь на острие общественного внимания, должны получить в детских головах особенно четкое отражение.

Перед нами человек в науке и в религии. «Ученые считают, – читаем мы в редакционном обращении к читателю тома «Человек», – что организм человека – результат нескольких миллионов лет эволюции. Богословы же утверждают, что человеческий род – творение Бога. Как бы там ни было («Как бы там ни было!» – Ю.М.), за время своего пребывания на Земле человек проявил себя так, что диву даешься» (с. 6).

Диву даешься!

Вот эта сентенция про сложность мира, от которого «диву даешься», – по существу главный итог рассмотрения темы «Человек». Но из такого удивления не жажда познания рождается, а познавательный ступор: «Чудны дела твои, Господе!» И всё.

Том о человеке открывается разделом «Сквозь призму религий». (Опять!) Но вот мы в следующем разделе – «Человек в зеркале философии». Не торопитесь вздыхать облегченно: здесь вас снова ждут… мифология и религия.

Ушли от мифа и религии в область теории. Наконец, теория эволюции. Дарвин… Не торопитесь. Внимательный читатель тотчас увидит здесь вот что: «Гипотеза Дарвина разрушала религиозные представления о божественном происхождении людского рода. И в то же время она подтверждала (опираясь на данные биологии и антропологии), что человек действительно венец творения, как и учила Церковь» (с.41). Юмористика! Припоминается знаменитый афоризм Ст.Е.Леца: «Это был прогрессивно верующий человек. Он верил, что человек произошел от обезьяны – от той, которая была в Ноевом ковчеге…» Но там – юмор, до которого дети, быть может (при таких-то учителях!), не скоро дорастут. А здесь-то эволюционистам всерьез приписывают мысль о признании творения! Хороша наука у «прогрессивно верующих»!

С такими похвалами, от которых не поздоровится эволюционистам, сочетается критика здесь же – на следующей странице – Маркса, которого мягко, но невразумительно журят: «Маркс полагал, что именно история раскрывает сущностное богатство человека. Но ведь она же, история, и обуживает человеческий потенциал, сковывает силы человека, высвобождает разрушительные возможности» (с. 42). Вдумайтесь. История что-то там такое сковывает и «обуживает». Что это значит? И какие это «разрушительные возможности» высвобождает… история? А текст далее поясняет: «Сущность человека действительно социальна. Однако исчерпывается ли Homo sapiens совокупностью общественных отношений?» Глубокомысленный вопрос имеет простой и ясный ответ: кто же это не знает разницы сущности и явления. Но речь-то ведь идет именно о сущностной специфике. И если это учесть, то окажется, что глубокомысленный вопрос: «Может быть, за вычетом всех социальных связей в нем все же остается нечто, что выражает “специфически человеческое?”» – всего лишь плод инфантильно-взрослого недомыслия, в котором разберется и продвинутый ребенок.

Марксу и марксистам особенно «не повезло» в томе «Общество» энциклопедии для детей. Даром что после падения советского политического режима и краха марксоидных идеологических доктрин положение марксизма в западной науке не только не ослабло, а, напротив, упрочилось (например, ныне около 60% университетских преподавателей США – марксисты), – на антипатии наших авторов к марксизму это не сказалось. Здесь им не удается сохранить видимость объективности и «взвешенности» оценок. Впрочем, невезение это, конечно, не случайно, но для его объяснения следует остановиться на вопросах не по-детски серьезных.

Важный том, посвященный обществу, имеет подзаголовок «Экономика и политика». Однако вопреки этому вполне резонному порядку внутри самого тома сначала идет большой раздел о политике, а уж потом – об экономике, что может поставить молодые мозги только в тупик: что тут от чего зависит – не разобрать. Но и у этого есть свои причины. Почти вся экономическая мысль у нас в стране в наши дни до такой степени «либерализовалась», что ее представители все сплошь стали разделять идеи маржинализма – и притом весьма поверхностно излагали и понимали марксистскую теорию. За этим также стоит идеологизация. Эксплуатации нет, капиталистов и трудящихся нет, классов нет и классовой борьбы тоже. Все это субъективистские фантомы марксистов. Таковы убеждения маржиналистов и продолжающих эту линию «неоклассиков» в экономической теории. Субъективизм маржиналистов исходит из отрицания классической трудовой теории ценности (стоимости), а вместе с ней и двойственной природы товара, порождающей прибавочную ценность и в конечном счете эксплуатацию. И такой взгляд нашел полное выражение в нашей энциклопедии для детей. Небольшой раздельчик о Марксе в томе «Общество» рисует это положение дел очень ярко. «Выдвигая тезис об эксплуатации, – говорится в главе «История экономической теории», – ученый (Маркс. – Ю.М.) исходил из сомнительной предпосылки: ценность продукта возникает в результате только живого труда, машины же не причастны к этому процессу и лишь переносят на продукт труд, когда-то затраченный на их изготовление. Рабочие и капиталисты (буржуазия) образуют два противостоящих друг другу общественных класса. Для уничтожения эксплуатации необходимо устранить частную собственность на средства производства…»

Не ясно ли? Деление на классы и борьба трудящихся с эксплуатацией выведена из «сомнительной предпосылки…». Вот откуда дует ветер. В какую же высокую башню из слоновой кости хотят поместить эти «ученые» наших детей для того, чтобы отзвуки живой жизни до них не долетали?

В целом соответствующие тома Детской энциклопедии рождают в сознании такой образ: живет где-то в России вундеркинд с огромным объемом памяти; он хранит в ней множество сведений обо всем на свете. Но сознание этого ребенка остается детским. Соединить, сочетать все эти сведения друг с другом такой ребенок не в состоянии. Вместо этого он еще и еще раз возвращается к тому, что знал когда-то, добавляя к этому только что узнанное. Про таких говорят: без царя в голове. А ведь это очень плохо: единственное место, где правление этого монарха всегда уместно, – это голова.

В результате в сознании читателя – и не только молодого (тома Детской энциклопедии предназначены также и для учителя) – возникает та самая путаница, которую принято называть кашей в голове.

Зачем я пишу все это? Ясно ведь, что от моей рецензии коллективу «Аванты+» ни тепло ни холодно: издательство процветает, прибыли растут, гонорары тоже… А вот зачем. Число таких изданий, в которых как в зеркале отражается состояние современной растерянной «образованщины», кашеобразной интеллигентской мысли, постоянно растет, и «Энциклопедию для детей» можно считать флагманом в движении по этой вязкой субстанции. Но так будет не всегда. История идей показывает, что они, эти идеи, имеют неискоренимую тенденцию к прояснению и очищению в процессе научного обобщения, так что через некоторое время не найдешь и днем с огнем того, кто, казалось, еще так недавно утверждал печатно какую-нибудь ставшую очевидной ерунду. Есть надежда, что для некоторой части читателей мои невежливые слова станут предостережением и призывом к избавлению от любой инфантильности мышления и от любого кашеобразного содержимого головы.

Мой вывод прост. В рассмотренных томах «Аванты+» для малых детей пишут очень взрослые дети. Потому и получается это кашеобразное месиво. Каша – общее варево. Манная кашка – сентиментальное заигрывание с тщетными потугами пробудить в читателе любопытство ценой отхода от научности. Кашица та же каша, но с изрядным добавлением воды. Вы думаете, что эти назойливые повторы всего лишь недосмотр редакторов? Нет, эти дублирования – сознательное разжижение материала, способное привести только к раннему разжижению мозгов. В надежде на то, что от повторения яснее не станет, а запомнится лучше и примет вид очевидности. Небезопасны эти детские игры.

Статья была опубликована в газете

"Первое сентября", №58, 2003

Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?