Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


2003 — год Буша

1 января 2004 г.

2003 стал годом, в котором Джордж Буш оставил свой след в истории. Под новый, 2004, год он наверняка отмечал свои достижения. Но на самом деле год был гибельным - для Буша, для США, и для всего мира. Буш стремился продемонстрировать, что Штаты способны править миром в одностороннем порядке, что они непременно добьются этого силовым путем, и таким образом укрепят свои политические и экономические позиции на мировой арене. Штаты должны доказать, что являются супердержавой, внушающей если не уважение, то, по крайней мере, страх - как друзьям, так и недругам. Добился ли Буш своего? Думаю, что нет.

Давайте оглянемся на события года ушедшего и посмотрим на них глазами Буша. Начинался год плоховато. В феврале США пытались добиться международного согласия на войну в Ираке через резолюцию Совета Безопасности ООН. Несмотря на усиленное лоббирование, в том числе и настойчивые телефонные звонки самого президента, США смогли получить лишь 4 голоса (из 15) в поддержку этой резолюции, и им пришлось отказаться от ее рассмотрения. В марте США все равно вторглись в Ирак, и с ними "коалиция единомышленников" - прежде всего Великобритания, Австралия и Польша. В последнюю секунду Турция, несмотря на большой куш, который ей посулили, отказалась в этом участвовать.

Тем не менее, военные действия развивались стремительно, и к маю американским войскам уже удалось занять почти весь Ирак. Буш провозгласил миссию "завершенной". Но как только он это заявил, началась партизанская война, причем с тех пор она все набирала обороты. С момента "завершения" миссии погибло и было ранено больше американских солдат, чем за первый период военных действий, и к концу года американские вооруженные силы признали, что количество случайных жертв только растет, а не уменьшается. Хотя США усиленно пытались привлечь другие государства к военным действиям и заполучить их войска, усилия эти успехом не увенчались. В результате Штатам пока не удалось сократить число своих войск в Ираке.

Ярким событием декабря стало обнаружение Саддама Хусейна. Глава американской администрации в Ираке Пол Бремер заявил: "Дамы и господа, он в наших руках". Да, все правильно. Но это же не игра в прятки, поэтому вряд ли захват Хусейна означает, что США выиграли и их проблемам конец. Разумеется, событие это вызвало моральный подъем, особенно в самих Штатах. Но разве ослабло сопротивление американцам в Ираке? Возможно, это и подкосило каких-нибудь верных баатистов, хотя и здесь особой уверенности нет. Но, с другой стороны, оказались развязаны руки у тех из иракцев, кто ранее не решался выступать против США, опасаясь возвращения Хусейна. В конце концов, иракский национализм не зависит от Саддама Хусейна. Так или иначе, в конце декабря значительно возросло число жестоких нападений на войска оккупантов.

Как шли дела у Буша на мировом экономическом и политическом фронте? В экономическом отношении война вызвала так называемый "багдадский подъем", ведущий к экономическому росту по всему миру. Большей частью это был результат проведения в кейнсианской политики со стороны США в военной сфере. Но можно отметить и два отрицательных момента. Экономический рост в основном принес блага богатым. Он не привел ни к снижению безработицы (в США или где бы то ни было еще), ни к увеличению реальных заработков рабочего класса. Так что влияние на эффективность спроса в будущем под сомнением. И, что еще важнее, доллар стремительно падает.

Падение доллара - это для Буша несомненный экономический плюс в краткосрочной перспективе (то есть, в выборном 2004 году). Оно означает рост экспорта США и снижение внешнего долга. Оно могло бы приостановить рост безработицы. Но сильный доллар - это все-таки мощное политическое и экономическое оружие, поэтому США не могут позволить доллару долго оставаться слабым. Можно ли сделать что-нибудь, чтобы остановить падение? Чтобы покрыть внешний дефицит, США занимают деньги путем ежемесячной продажи облигаций. Вплоть до 2003 года им удавалось продавать их в достаточном количестве, чтобы покрыть растущий дефицит, и, таким образом, обеспечить возможность невероятных финансовых поступлений в американские корпорации и сосредоточивания их в руках богатейших граждан страны.

Но, когда доллар начал терять ценность, остальной мир призадумался, стоит ли выбрасывать деньги на ветер, покупая облигации, ценность которых падает. Теперь дефицит США больше не покрывается долларовыми вливаниями, и это представляет проблему для министерства финансов США. От полного обвала положение удерживает только решение восточноазиатских государств (особенно Китая) продолжать скупать облигации министерства финансов США. Разумеется, Китай (как и Япония с Южной Кореей) преследуют здесь свои собственные интересы. Но, инвестируя в экономику США, они тоже идут на риск, поэтому в скором времени они могут прийти к выводу, что угроза их собственным капиталам перевешивает полученные преимущества. В любом случае, сейчас экономическое здоровье Штатов зависит от этих государств, а не наоборот, а это вряд ли можно считать экономически сильной позицией. А тем временем США открыты для инвестиций извне, и это прямо противоположно тому, чего бы Штаты на самом деле желали.

В политическом отношении ситуация не намного лучше. Война в Ираке стала поворотным моментом в политических отношениях Штатов и Европы. Франция, Германия и Россия из непокорных союзников перешли в разряд политических соперников, несговорчивых, но твердо стоящих на своих позициях. Их действия не согласуются с решениями США. А это означает, что, хотя иногда они и идут на предложения, выдвигаемые Штатами, США больше не вправе рассчитывать на них в случае нужды. Возьмем, например, выплаты иракского долга. Вроде бы Джеймс Бейкер добился согласия европейских и восточноазиатских кредиторов на то, чтобы частично списать иракский долг. Видимо, эти страны итак отчаялись получить свои деньги назад, и к тому же они могли пойти на уступки, рассчитывая взамен добиться каких-то преимуществ в решениях по Ираку, когда начнутся настоящие переговоры. Пока Бейкеру не удалось склонить к такому же решению арабские государства, являющиеся крупнейшими кредиторами. Нельзя забывать, что одним из мотивов вторжения Ирака в Кувейт было стремление аннулировать долги Кувейту.

И наконец - но об этом нельзя забывать, - выборная кампания обещает оказаться для Буша весьма трудной. В настоящий момент он рассчитывает в основном на то, что удастся остановить дефляцию, и на эффект от захвата Саддама Хусейна. Но на Буша точат зуб не только за пределами его собственной страны. Он пробудил сонных американских избирателей к жизни и вызвал у них бурные предвыборные эмоции. У него есть сторонники, но у большей части американского населения он вызывает сильнейшее неприятие. Разумеется, не обойдется без метаний, и кто-то встанет на его сторону, купившись на патриотические речи. Но есть и значительное (а возможно и просто огромное) количество аполитичной молодежи, зеленых, черных, выходцев из Латинской Америки, которых перспектива возможного переизбрания Буша приводит в страх, и которые готовы в этот раз прийти на выборы и проголосовать, скорее всего за Дина.

2004, возможно, не станет годом Буша.

Иммануил Валлерстайн. [оригинал статьи]
Перевод Марии Десятовой.

Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?