Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Греция, Ирландия и кризис еврозоны

Cвиньи[1]. Само по себе это слово не оскорбление, тем более когда существует большая разница в том, что имеется в виду.

В данном случае это акроним, придуманный «экономическими аналитиками», чтобы описать европейские страны, сильнее всего пострадавшие от экономического спада: Португалию, Ирландию, Грецию и Испанию.

Так уж получилось, что сам я ирландец, но не особенно национально-мыслящий, так что в какой-то степени это меня не сильно смущает. Однако если присмотреться к тому, кем же являются эти «экономические аналитики» и какова их роль в кризисе, затронувшем Грецию, получается совершенно иная история.

За время текущего кризиса в Греции мы наблюдаем, как правительство Георгиоса Папандреу — ПАСОК (или, по-нашему, лейбористы)[2] — угрожает работникам государственного сектора сокращением сотен тысяч рабочих мест и урезанием зарплаты по меньшей мере на 10 процентов. Это равнозначно тотальной войне против государственного сектора со стороны правительства, которое было избрано как раз потому, что голосовавшие опасались греческих тори («Новая демократия»)[3], обещавших сделать именно это. К несчастью для ПАСОК, их планы были встречены демонстрациями и забастовками, давшими прекрасный пример потенциала реальной борьбы против признаков экономического спада.

Кризис возник, когда Греция, как и другие страны, попыталась исправить наихудшие последствия кредитного краха и сопровождающего его спада путём расширения государственных расходов. Для того чтобы сделать это, Греция взяла заём, и, как следствие, её задолженность, или «дефицит бюджета», возросла.

Вот тогда и проявили себя «экономические аналитики». Небольшая группа очень богатых бизнесменов сделала деньги путём скупки долговых обязательств страны, выпущенных её правительством в форме «облигаций». Если вы достаточно богаты, чтобы вырваться в этой торговле на первое место, это очень быстрый путь к легкой наживе, потому что правительство «гарантирует» свои облигации, предлагая выкупить их назад уже с процентами.

Все правительства, имеющие большой дефицит, вынуждены финансировать свои долги таким образом. Но проблемой Греции было то, что спекулянты заставили её дать выплачиваемый по задолженности процент в два раза больший, чем, например, у более богатых стран — таких, как Германия.

Это означает, что расходы Греции на обслуживание своего долга тоже увеличились в два раза. Произошло это потому, что, по мнению экономических аналитиков, зарабатывающих себе на жизнь за счёт продажи (чрезвычайно прибыльной) консультаций держателям ценных бумаг, Греция — вместе с другими «свиньями» — имеет явно неуправляемый дефицит и должна подчиниться финансистам на условиях, благоприятных для денежных мешков.

Важно, однако, и то, что это — способ вынудить греческое правительство сократить свой дефицит, из-за чего оно и стремится урезать рабочие места, заработную плату и пенсии. Этого бы не потребовалось, если бы ЕС согласился вытащить Грецию из долговой ямы.

Но правый немецкий канцлер Ангела Меркель наложила на такую возможность вето. Отчасти это было местью за победу ПАСОК над её правыми коллегами на голосовании. Тем не менее, это также является тем горьким лекарством, которое Меркель и другие неолибералы стремятся заставить Грецию проглотить.

Модель здесь — Ирландия, где правящая партия Фианна Файл продавила громадное сокращение заработной платы в государственном секторе. И хотя работники были против сокращений, профсоюзные лидеры отвергли возможность отстоять свои условия труда в пользу переговорного процесса, во время которого они ничтоже сумняшеся предлагали всевозможные уступки только для того, чтобы те были отклонены правительством, опиравшимся на истинных виновников всего происходящего — банкиров — и, конечно, правую прессу.

Следует учесть, что данное решение было отчасти продиктовано членством Ирландии в еврозоне. В прошлом ирландское правительство могло бы девальвировать валюту, чтобы сделать экспорт более конкурентоспособным, решая тем самым проблемы платежного баланса и сокращая общий дефицит. Теперь, однако, мы являемся членом еврозоны, и этот путь уже заказан.

Но венчает эту пирамиду евро, сам находящийся в беде. Вот одна из причин, почему Меркель считает ирландскую модель образцовой. Последняя предоставляет возможность сократить дефицит и поднять валюту без увеличения расходов. Но нет никакой гарантии, что эти меры позволят разрешить кризис, тем более когда они не затрагивают в первую очередь проблемы, которые к нему и привели. Кроме того, сокращения могут даже усугубить кризис — за счёт воздействия на спрос на товары и услуги, который в конечном счёте позволяет капитализму существовать.

В конце концов, вызывает отвращение и наименование группы четырёх европейских стран в честь животных со скотного двора. Экономический кошмар, охвативший население этих стран, столкнувшееся с широкими волнами увольнений и сокращений заработной платы, сводится почти к оруэлловскому акрониму, основывающемуся на том, что, поскольку их облигации не стоят покупки, они должны быть хоть как-то полезны.

Свой ответ на этот вопрос дали греческие рабочие. На демонстрации в феврале одна из растяжек гласила: «Ответ трудящихся — война капиталистам». Это почти идеально. Я бы только сделал одну поправку: «Война капиталистическим свиньям».

Перевод Евгения Лискина
Англоязычный оригинал опубликован на сайте socialistreview.org.uk
[Оригинал статьи]




Примечания

1. Игра слов: по английский свиньи — pigs, что полностью соответствует придуманному экспертами-неолибералами циничному сокращению перечисления особенно сильно пострадавших от кризиса стран: Portugal, Ireland, Greece, Spain.

2. Всегреческое социалистическое движение — политическая партия социал-демократического толка.

3. Новая демократия — правоконсервативная неолиберальная политическая партия.

Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?