Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Ядерная дипломатия. Игры, в которые играют страны

1 марта 2004 г.

В последние месяцы ядерная дипломатия стала самой популярной темой газетных заголовков. Читая новости, трудно удержаться от смеха. Ливия заявила, что производить ядерное оружие не будет никогда и ни за что. Герой Пакистана, ученый-ядерщик Абдул Кадир Хан признался, что он (причем, один на весь Пакистан) в последние двадцать лет поставлял секретные сведения о ядерном оружии на мировой черный рынок. Генерал Мушарраф говорит, что они с пакистанской армией, разумеется, совершенно не в курсе. Правительству Ирана, по их словам, до производства ядерного оружия вообще дела нет, и никогда не было, и никогда не будет. Северная Корея пока ничего нового не заявила, но когда последний раз на эту тему высказывалась, объявила себя ядерной державой. Глава МАГАТЭ Мохаммед эль-Барадеи говорит, что существование большой международной контрабандистской сети, занимающейся распространением ядерного вооружения, для него полная неожиданность. ЦРУ заявляет, что обнаруживает все новые и новые подробности, о которых они прежде не знали. А Малайзия клянется, что будет всеми силами способствовать тому, чтобы ее граждане или жители не имели никакого отношения к контрабанде оружия в мировых масштабах.

Честно говоря, почти ничему из этого я не верю. Всем все известно, или почти все, и известно уже довольно давно. Большинству стран эта ложь дается нелегко. Это игры ядерной дипломатии. На самом деле Северная Корея и Иран вовсю работают над ядерным оружием. Не исключено, что и остальные государства тоже. Пакистан кровно заинтересован в том, чтобы продолжать вносить в этот процесс свою лепту. Если уж на то пошло, американское правительство искренне надеется, что другие государства ничего не сделают, а Штаты тем временем без помех разовьют имеющийся у них потенциал. А международные секретные службы (возможно, и МАГАТЭ тоже) так или иначе в курсе происходящего, причем уже не одно десятилетие. Более того, огромное количество людей на Западе, да и в других регионах, делают огромные деньги на трафике оружия, и не против подзаработать еще.

К тому же Штаты понимают, что их возможности остановить распространение ядерного оружия не так велики, как им бы хотелось. Израиль, разумеется, уже более тридцати лет является непризнанной официально ядерной державой, и готов сделать все, что в его силах, чтобы не дать прочим приобрести ядерное оружие, особенно если речь идет о враждебных государствах в его регионе, например, Иране. Но с этим Израиль ничего поделать не может. Бомбить иранские военные объекты было бы слишком опрометчивым шагом с его стороны, хотя израильтяне, как последние из приверженцев Realpolitik*, вполне могут на него решиться.

Не вдаваясь в излишние подробности, скажу, что целый ряд государств прекрасно знают, что выжить они могут лишь заполучив оружие пострашнее, особенно если у соседей таковое уже имеется. Возьмем, к примеру, Иран. Поставьте себя на место главы государства. Вас окружают разные державы, большинство из которых настроены отнюдь не миролюбиво, и у них есть ядерное оружие: Индия, Пакистан, Китай, Россия, Израиль, а теперь еще и США (и их войска расставлены по всем границам). Только дурак не начал бы в такой ситуации разрабатывать ядерное оружие. А в правительстве Ирана совсем не дураки сидят. Возьмем теперь Северную Корею. На месте корейских властей поверили бы вы, что США никогда не станут вести против вас военных действий? В конце концов, только ловкий маневр Джимми Картера помешал Биллу Клинтону эти действия начать. И эту клинтоновскую "слабость" приспешники Буша до сих пор Клинтону припоминают.

Если дела обстоят именно так, почему эти игры на публику продолжаются? Потому что своя цель у них все же есть. Задача в том, чтобы постоянно влиять на процесс - ускорять его или замедлять. Иногда влиять удается - до какого-то определенного момента. Но публичные заявления участников этих игр никогда не совпадают с тем, что они говорят своим. Возьмем Пакистан. Буш требовал от Мушаррафа пойти одновременно на несколько уступок - выдать Хана, разрешить агентам ФБР заниматься поисками Усамы бен Ладена на северо-западе Пакистана, не оказывать помощи талибам, и вообще влиться в международную сборную поддержки Буша. Но пакистанскому народу это не по нутру. Многие замечали, что если Мушарраф произносит речь, которую Буш бы одобрил, он одевается в западной манере и говорит по-английски. А если его речь предназначена для пакистанцев, он одевается по-пакистански (или в военную форму) и говорит на урду.

Все дело в дозировке - чуть-чуть Штатам, - но не переборщить, и чуть-чуть исламистам, но тоже не слишком много. Сила давления со стороны США также определяется дозировкой - преследуют ли они свои официальные цели или просто удовлетворяют мачистские амбиции, но они не пойдут на то, чтобы ставить под угрозу пребывание Мушаррафа у власти, поскольку еще неизвестно, кто может прийти ему на смену. Беда в том, что, играя в эти игры, легко оступиться. Или Мушарраф, или Буш слегка перегнет палку - и все, конец государству.

А Пакистан как государство и в самом деле может рухнуть. Не надо забывать о конфликте между Пакистаном и Индией. Споры вокруг Кашмира продолжаются уже больше пятидесяти лет. Посмотрим, в чем там дело. Во времена независимости с обеих сторон шли массовые этнические чистки. В британских соглашениях о передаче власти содержалось положение о том, что спорные штаты (к которым относился и Кашмир) могут выбирать, к какой стране присоединиться. Единственной территорией, которая не могла определиться, стал как раз располагавшийся на границе двух стран Кашмир, где правит принц-индус, а большинство населения составляют мусульмане. Принц выбрал Индию. Разгорелась война, и де факто Кашмир раскололся. С тех пор Индия претендует на пакистанскую часть территории, а Пакистан требует индийскую. Войны вспыхивали уже три раза.

Можно ли урегулировать вопрос? Дело в том, что Индия и Пакистан смотрят на ситуацию по-разному. Индия предпочла бы сохранить существующее на данный момент территориальное деление, хотя прямо она об этом не заявляет. Пакистан же требует индийские территории обратно, - по крайней мере, этого хотят многие пакистанцы. Можно ли найти компромисс? Индия не уступит ни на йоту. Для мирного урегулирования нужно, чтобы Пакистан согласился сохранить существующие границы. Мушарраф лично, может, пошел бы на это, если бы нашел какой-то способ самому выйти сухим из воды. Остальной мир бы только порадовался. Но когда Хан впал в немилость, а по стране рыщут ищейки ФБР, решиться на такой шаг было бы смерти подобно. А Индия как раз не хочет смерти Мушаррафа, потому что на данный момент он - их единственная надежда прекратить территориальные распри.

Так давит ли Индия на США, чтобы те поменьше давили на Мушаррафа, чтобы он заключил соглашение по Кашмиру? Уступает ли США, учитывая, что у них есть собственные интересы, куда урегулирование кашмирского конфликта совсем не входит? Узнаем лет через 50, когда откроют архивы. Пока же можете не надеяться, что распространение ядерного оружия приостановится.

*политическая школа, предпочитающая применение силы в решении международных вопросов - прим. перев.

Перевод Марии Десятовой.

Иммануил Валлерстайн. [оригинал статьи]
Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?