Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Предыдущая | Содержание | Следующая

Глава 7.
Хьюстон Стюарт Чемберлен — британский провидец, пионер и пророк Третьего рейха

Образ человеческого существа... низводится до образа животного, как только мы соединяем его с представлением о негре... Черные происходят от другого семейства обезьян, чем белые.

X. С. Чемберлен

Немцы готовы; им недостает лишь вождя, ниспосланного Святым Духом.

X. С. Чемберлен, 1916

Англичанин, для которого Англия стала недостаточно английской — и потому он сделался немцем

Возможно... британские читатели с... удовлетворением узнали, что в лице одного из своих соотечественников они внесли вклад в развитие Германии (в направлении Третьего рейха).

Вильгельм Фольрат. «Карлейль и X. С. Чемберлен». 1938

Для X. С. Чемберлена (1855—1927) Англия — после того как ее политика подверглась либерализации — перестала в достаточной мере быть страной «расы господ». И в результате гитлеровец Альфред Розенберг получил возможность с удовольствием цитировать его слова: «Кто говорит в Германии о республике, по тому плачет веревка»[1]. Образцовый английский джентльмен Хьюстон Стюарт Чемберлен так страшился революции, что еще в 1890 г. «чистил свой револьвер» посреди императорской Вены. Ему очень подходила царившая там духовная атмосфера — атмосфера, в которой инстинктивному началу в человеке уделялось больше внимания, чем разумному[2]. Эта атмосфера укрепляла его культурный пессимизм, порождаемый паническим страхом социального краха.

Источник вдохновения Хьюстон Стюарт Чемберлен нашел в сочинениях Томаса Карлейля и в созданном им образе «расы господ». /154/ Смотря на мир с этой точки зрения, он (в 1895 г.) видел в массе английского народа (как позже Гитлер) «скотские лица крестьян... убогие, отражающие все пороки негодяйские лица рабочего класса»[3]. Что касается интеллектуалов, то, согласно представлениям Чемберлена, «одни будут становиться все умнее, другие же впадут в состояние хуже скотского»[4] (поколение спустя Гитлер в разговоре с Раушнингом высказывал такие же суждения). При этом Чемберлен хвалил старую добрую Англию, в которой, — выполняя функции абсолютной власти — «железной рукой управляет невидимый, безликий образ, подавляющий всякое выражение личных взглядов, угрожающих государству»[5]. Ведь свобода, по его мнению, вовсе не является естественным правом. Декларацию прав человека вообще надо выбросить в корзину для бумаг — это «парламентская писанина», «пустые слова»[6]. Лишь сила дает право на свободу, и тут нельзя сказать лучше Карлейля: «сила — это право» («Might is Right»)[7]. Только раса, способная создать государство, может быть свободной. И германцы готовы быть свободными[8]: ведь они «достаточно сильны, чтобы приказывать... достаточно горды, чтобы повиноваться, и едины в своей воле»[9]. Приобрести свободу может лишь тот, кто готов к ней. А такую подготовленность дает повиновение. При этом Чемберлен ссылался на «загадочные слова Карлейля: «Повиновение дает свободу»»[10]. «Простой человек нуждается в господине, чтобы тот разговаривал с ним как с рабом». Рассуждая в таком духе и основываясь на тезисах Чемберлена, рейхсляйтер Альфред Розенберг (задолго до провидения Джорджа Оруэлла «Freedom is Slavery» («Свобода — это рабство»)) пришел к выводу, что демократия Франции на деле является «фабрикой рабов»[11].

По примеру Чемберлена Розенберг утверждал: «Господство Англии основано на четком различии между кастами... на неравенстве людей... Эта антидемократия... и вывела Великобританию на путь к мировому господству»[12]. Ведь именно Чемберлен настаивал на том, что властью можно обладать только по праву рождения, а не по прихоти народной воли[13]. «Парламентаризм — главное зло нашего времени», — предупреждал в 1917 г. Чемберлен[14]. Таким образом, Хьюстон Стюарт Чемберлен принадлежит к последним «непоколебимым» («die-hards»), к тем, кто не смог смириться с лишением Палаты лордов власти в пользу народного представительства (1912).

Чемберлен, этот вдохновитель Гитлера, унаследовал систему представлений британского правящего слоя начала викторианской эпохи с ее чрезмерным шовинистическим пылом и привычкой насмехаться над гуманностью и либерализмом — в духе Карлейля, в духе паблик-скул. Несмотря на то, что Хьюстон Стюарт Чемберлен /155/ вспоминал о своем первом учебном заведении как об «аде кулачного права» («никогда больше не переносил я таких страданий»), в следующей паблик-скул он уже чувствовал себя лучше. В паблик-скул он усвоил очевидные и несомненные для людей его круга вещи: убежденность в превосходстве Англии, в том, что другие народы должны завидовать индийцам и ирландцам, получившим возможность стать подданными Англии[15]. «Я с раннего детства впитал это чувство гордости... Меня учили... считать французов более низким сортом людей и не упоминать их наравне с англичанами... Сам Бог не смог бы выбить из англичанина чувство собственного превосходства»[16]. «К тому же, я ведь люблю свое родное отечество и нераздельно принадлежу ему... вместе с важнейшими чертами моего характера и моего мышления»[17].

Предполагая, что Германский рейх сможет более последовательно реализовать идею «расы господ», чем британская политика с ее усиливавшимся парламентаризмом, Чемберлен переехал в Германию. Именно там в 1899 г. вышел его главный труд «Основы девятнадцатого века», сделавший («впервые», по словам Йохена Шмидта) расовое учение приемлемым и достойным уважения для немцев с высшим образованием[18]. И только после публикации сочинения этого англичанина количество расистской литературы, издаваемой в Германском рейхе и в Австрии, начало превышать ее количество в Англии — тенденция, которая усилилась после поражения в первой мировой войне[19]. В самой Англии высказывания Чемберлена вплоть до первой мировой войны воспринимались «на удивление благосклонно»[20]. Ведь даже социалист-фабианец Бернард Шоу назвал эти «Основы» «шедевром действительно научной истории», который следует прочесть каждому доброму фабианцу.

Считается, что Хьюстон Стюарт Чемберлен оказал сильнейшее влияние на иррационально-элитарный «витализм» англичанина Дэвида Герберта Лоуренса. И даже Уинстон Черчилль — в то время первый лорд адмиралтейства, а позже, пожалуй, самый ненавистный Гитлеру апологет «мировой демократии» — безмерно высоко оценил чемберленовские «Основы», ставшие впоследствии источником вдохновения для Адольфа Гитлера (1911)[21]. О таком отношении Черчилля к труду Чемберлена вспоминал влиятельнейший почитатель этого ментора Альфреда Розенберга — лорд Ридсдейл*, близкий друг короля Эдуарда VII (1901 — 1910), сумевший оценить тот факт, что чемберленовская идеализация германской расы относится и к англичанам[22]. В Соединенных Штатах многие противники иммиграции из Восточной и Южной Европы (как, например, /156/ Генри Кэбот Лодж**) также сочли «Основы» Чемберлена чрезвычайно привлекательными[23].

* Фримен-Митфорд Олджернон Бертрам, первый барон Ридсдейл (1837—1916).

** Генри Кэбот Лодж (1850—1924) — амер. гос. деятель (сенатор), историк и публицист.

Во время первой мировой войны Хьюстон Стюарт Чемберлен порвал отношения с Англией и остался в Германии, но все же продолжал славить и Англию, и Германию, утверждая, что эти страны населяют «два германских народа, которые добились больше всех в мире»[24]. По сути он подарил немцам, придерживавшимся «фёль-кише» убеждений, идеологическую систематизацию методов и установок британской «расы господ». По поводу его «Основ девятнадцатого века» уже в 1902 г. с полным правом было замечено, что в них «более выражен английский джингоизм, чем какие-то немецкие качества»[25].

Не случайно уже один из первых комментаторов «Основ девятнадцатого века» полагал, что этот труд прежде всего являлся «лишь изложением теории, которая подводила фундамент под практику его (Чемберлена) кузена Джозефа Чемберлена, занимавшего пост министра по делам колоний...» Граф Герман Кейзерлинг* назвал Хьюстона Стюарта Чемберлена Киплингом, «переведенным на язык немецкого идеализма»[26]. Именно Чемберлен вновь и вновь пытался использовать авторитет Гете для обоснования импортированного из Англии примата расы[27]. Безусловно, корни идей, выдвинутых Чемберленом, нельзя назвать немецкими. И тот факт, что этот англичанин вступил в Пангерманский союз** и активно «рекомендовал осознать необходимость расовой селекции как пути к оздоровлению немецкого народа», мало что менял в этой ситуации[28]. Как раз Хьюстон Стюарт Чемберлен более чем кто-либо сориентировал рейхсляйтера Альфреда Розенберга (пожалуй, главного идеолога национал-социализма) на британские образцы как на пример для подражания в Третьем рейхе. Этот британец (возможно, раньше, чем кто-либо из немцев) произнес слова, звучавшие в духе Дизраэли (которого, кстати, Чемберлен недолюбливал): «Человек, принадлежащий определенной чистой расе, никогда не потеряет этого чувства»[29]. Судить же о расах следует не с позиций науки, а с позиций инстинкта — то есть того, что невозможно проверить[30]. Этим откровением образованные немцы тоже были обязаны «онемечившемуся» британцу. Ведь, по мнению этого авторитета по практическим /157/ вопросам германства, немцев надо было идеализировать не в качестве «народа мыслителей», а в качестве «народа солдат и торговцев». По-настоящему практичным — лишенным романтизма и окончательно обуржуазившимся — германцам следовало понять, что «германец должен быть прирожденным промышленником и дельцом, в той же мере, в какой он является прирожденным воином»[31]. Выдвинув программу, согласно которой «вступление германца... во всемирную историю пока еще далеко от завершения: германцу еще предстоит вступить во владение всем миром»[32], Хьюстон Стюарт Чемберлен спроецировал на немцев самосознание англичан. Германский рейх в то время ощущал настоятельную потребность в подобном признании со стороны Запада, со стороны представителя Англии, на которую уже тогда ориентировались немцы. Ведь даже последний немецкий кайзер признавался американскому президенту Теодору Рузвельту в своем восхищении Англией.

Это заявление было сделано в 1911 г.[33], в том году, когда Хьюстон Стюарт Чемберлен — сразу после перевода его «Основ» на английский — получил широкое признание у себя на родине, в Англии. Вильгельм II назвал труд Чемберлена монографией величайшей важности; он знал наизусть целые куски из немецкого оригинала[34]. Если Вильгельма тяготил рейхстаг, то и Чемберлен видел во всех парламентах великое зло. Вот царственный друг и писал британскому расисту: «Вы приходите и по мановению волшебной палочки вносите порядок в хаос, свет во тьму; вы даете цели, к которым надо стремиться и ради которых следует работать»[35]. Ведь для последнего немецкого кайзера именно Чемберлен стал «соратником и союзником в борьбе за германство против Рима, Иерусалима и т. п.»[36]545 — в конечном счете против всего того, что позже Гитлер (но уже на практике — в отличие от Вильгельма II) собирался убрать с пути «ради Германии».

* Герман Кейзерлинг (1880—1946) — нем. философ, сторонник иррационализма.

** Пангерманский союз (Alldeutscher Verband) — консервативное объединение представителей крупной буржуазии и реакционных интеллектуалов (1891 — 1939); выступало за мировое господство Германии.


Примечания

1. H. S. Chamberlain, Briefe (München 1928), Band I, S. 248 (20. September 1914); Alfred Rosenberg, Houston Stewart Chamberlain als Verkünder und Begründer einer deutschen Zukunft (München, 1927), S. 53; Houston Stewart Chamberlain, Mensch und Gott (München, 1921), S. 13; Wilhelm Vollrath, Thomas Carlyle und Houston Stewart Chamberlain, Zwei Freunde Deutschlands (München, 1938), S. 22, 24, 94; Georg Schott (Hrsg.), Houston Stewart Chamberlain, der Seber des Dritten Reiches (München, 1939), S. 30: Chamberlain, «Der Wille zum Sieg» (1916).

2. Geoffrey Field, Evangelist of Race. The Germanic vision of Houston Stewart Chamberlain (New York, 1981), p. 112,92.

3. Houston Stewart Chamberlain, Briefe (München, 1928), Band I, S. 261: an Graf Zeppelin vom 30. November 1915; Henry Picker, Hitlers Tischgespräche im Führerhauptquartier 1941-1945 (Stuttgart, 1963), S. 244.

4. Ibid., S. 31, 32: Brief vom 15. November 1895.

5. Ibid., S. 21: Brief an Professor Christian von Ehrenfels vom 7. November 1894.

6. H. S. Chamberlain, Grundlagen des neunzehnten Jahrhunderts (München, 1904), Band I, S. 335, 337, II, S. 854.

7. H. S. Chamberlain, Grundlagen des neunzehnten Jahrhunderts (1904), Band I, S. 503; Winfrid Schuler, Der Bayreuther Kreis (Munster, 1971), S. 257.

8. Chamberlain, Grundlagen des neunzehnten Jahrhunderts (München, 1904), Band I, S. 150.

9. Houston Stewart Chamberlain, Demokratie und Freiheit (München, 1917), S. 70.

10. H. S. Chamberlain, Grundlagen des neunzehnten Jahrhunderts (München, 1904), Band II, S. 576; Alfred Rosenberg, Chamberlain als ferkunder, S. 43f.

11. Ibid., S.41, 43f.

12. Geoffrey Field, Evangelist of Race, p. 373.

13. H. S. Chamberlain, Demokratie und Freiheit, S. 70.

14. Geoffrey Field, Evangelist of Race, p. 23, 27.

15. Houston Stewart Chamberlain, Lebenswege meines Denkens (München, 1942), S. 34, 37.

16. H. S. Chamberlain, Briefe, I, S. 232, 234f; vom 10. und 15. August 1914; II, S. 240: Briefan Kaiser Willhelm II vom 27. Dezember 1912; James (Viscount) Bryce, Race sentiment as a factor in History (London, 1915), p. 5.

17. Jochen Schmidt, Geschichte des Genie-Gedankens in der deutschen Literatur, Philosophie und Politik 1750-1945 (Darmstadt, 1985), Band II, S. 222.

18. Patrik von zur Mühlen, Rassenideologien, Geschichte und Hintergrunde (Berlin, 1977), S. 231f.

19. Geoffrey Field, Evangelist of Race, p. 459.

20. Ibid., p. 463.

21. Ibid., p. 461.

22. Ibid., p. 465.

23. H. S. Chamberlain, Briefe, I, S. 21: vom 7. November 1894.

24. Geoffrey Field, Evangelist of Race, p. 246.

25. Hermann Keyserling, Reise durch die Zeit («Schweiz», 1948), S. 135, quoted in: Geoffrey Field, p. 359f.

26. Z. B. Chamberlain, Briefe, I, S. 305: Briefvom 29. Marz 1915 an Rittmeister von Roon.

27. Alfred Kruck, Geschichte des Alldeutschen Verbandes 1890—1939 (Wiesbaden, 1954), S. 131; H. S. Chamberlain, Briefwechsel mit Kaiser Wilhelm II, Band II (München, 1928), S. 152: Briefan den Kaiser vom 2. Februar 1902.

28. H. S. Chamberlain, Grundlagen des neunzehnten Jahrhunderts (München, 1904), S. 271f.

29. Ibid., S. 271; Briefwechsel, II, S. 100.

30. Grundlagen, I (1904), S. 335.

31. Ibid., I, S. 530.

32. Geoffrey Field, H. S. Chamberlain, Prophet of Bayreuth, p. 361; Geoffrey Field, Evangelist of Race, p. 261.

33. Joachim Köhler, Wagners Hitler, (München, 1997), S. 181.

34. Field, Evangelist of Race, p. 251.

35. H. S. Chamberlain, Briefe, II, S. 142: 31. Dezember 1901; Briefwechsel, II, S. 142f, 238f: Briefe an den Kaiser vom 31. Dezember 1901 und 1. Januar 1912.

36. Doris Mendlewitsch, Volk und Hell. Vordenker des Nationalsozialismus im neunzehnten Jahrhundert (Rheda-Wiedenbruck, 1988), S. 20.

Предыдущая | Содержание | Следующая

Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?