Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Предыдущая | Содержание | Следующая

Культ насилия и его создатели

Считается, что в России первые скинхеды появились в самом начале 1990-х гг., однако, переломным в их истории стал 1994 г. По словам признанного эксперта по движению скинхедов А. Тарасова, побудительными мотивами для этого стали расстрел парламента осенью 1993 г. и начало войны в Чечне, создавшие культ насилия, густо сдобренный патриотической риторикой и направленный против «кавказцев». Более глубокими причинами он считает экономический кризис, распад прежней системы образования и отказ властей от какой-либо работы с молодежью[50]. К этому следует добавить утрату привлекательных для молодежи общественных идеалов, не нашедших в постсоветской России адекватной замены. Зато место советской социальности заступила этничность, очерчивающая группу «своих», где молодежь рассчитывала найти защиту и опору. Такая установка позволяла также с легкостью находить «врага», который оказывался человеком «чужой крови»[51].

По мнению московских юристов, изучавших молодежную преступность 1990-х гг., ее причины следует искать в социальной и семейной сферах. Первый блок причин включает массовое обнищание и безработицу, недоверие людей к власти, ухудшение положения в социальной сфере (образование, здравоохранение и пр.) и психический дискомфорт в условиях мегаполисов. Ко второй категории причин относятся недостатки семейного воспитания и неблагоприятная обстановка в семьях, что создавало у подростков психологический стресс и стремление преодолеть его в компании себе подобных[52]. Все это подтверждает С. Беликов, озвучивающий настроения, популярные среди скинхедов:

«У нас в России огромное количество молодых людей, не вошедших в число тех, кто преуспевает, с ужасом осознают, что они обречены на прозябание, никому не нужны, что они будут жить гораздо хуже родителей. Они понимают, что неопределенность ситуации будет длиться еще неизвестно сколько, а значит, перед ними нет будущего».

Это и придает привлекательность скинхедской контркультуре[53].

Как показывают московские специалисты по подростковой психологии, дело усугубляется особенностями переходного возраста, для которого характерно острое чувство неуверенности и неопределенности. У значительной части подростков это ведет к тем или иным формам девиантного поведения, связанного со стремлением к самоутверждению. Московские специалисты обнаруживают тесную связь между степенью участия в подростковых драках, с одной стороны, и курением, потреблением горячительных напитков и использованием наркотиков, с другой. По имеющимся данным, последнее повышает вероятность участия в драках у юношей на треть, а у девушек — в два с половиной раза[54]. Такое стремление к самоутверждению, принимающее форму агрессии, становится социально опасным, если не находит возможностей позитивной самореализации. Тогда из созидательной силы оно превращается в разрушительную, и не случайно основу многих радикальных социальных движений составляла неопытная молодежь.

Наконец, следует учитывать и общее ухудшение социально-демографической ситуации в России. Демографы говорят об общей духовной, психической и физической деградации населения, выражающейся в ухудшении его качественных характеристик. Более всего это отражается на молодежи: падает ее образовательный уровень, и немало молодых людей так или иначе вовлекаются в криминальные структуры. По подсчетам специалистов, к середине первого десятилетия XXI в. в стране насчитывалось более 4 млн беспризорников. Общая численность наркоманов достигала 6 млн чел., причем молодежь страдала этим в 2,5 раз чаще, чем взрослые. В итоге ученые констатировали процесс «дебилизации» молодежи. И именно это, а отнюдь не «нелегальная миграция», составляло одну из основных угроз национальной безопасности страны[55].

Как правило, первое поколение скинхедов состояло из молодежи из депрессивных районов и с городских окраин с неразвитой инфраструктурой[56]. Но со временем среди скинхедов стали встречаться не только дети из бедных неблагополучных семей и учащиеся ПТУ, но и студенты вузов, имевшие состоятельных и даже высокопоставленных родителей. Поэтому неверно думать, как это еще встречается, что скинхеды — это исключительно примитивные, малообразованные подростки[57]. По данным отдела по борьбе с экстремизмом среди несовершеннолетних ГУВД Москвы, основную массу скинхедов составляют дети, во-первых, бывшего советского среднего класса (квалифицированных рабочих, инженеров, работников НИИ), чье благосостояние в 1990-е гг. резко ухудшилось[58], а во-вторых, представителей мелкого и среднего бизнеса[59].

Социологический опрос скинхедов показал, что 80% из них относились к первой категории. При этом у 58% подростков родители были заняты в торговле и ресторанном бизнесе, у 22% — имели собственное дело, у 21% — отцы служили в охранных структурах, а у 8% — были офицерами вооруженных сил и правоохранительных органов. Любопытно, что в 20% уголовных дел, заведенных на скинхедов, подсудимые оказались детьми сотрудников милиции, работников прокуратуры или военных[60]. Обследование, проведенное сотрудниками правоохранительных органов в начале 2000-х гг., показало, что 64% привлеченных к ответственности подростков были выходцами из небогатых семей, где официальный совокупный месячный доход составлял 2-5 тыс. руб., хотя реальный доход мог быть и выше. В любом случае такие семьи трудно было назвать благополучными. Правда, неблагополучие далеко не всегда было связано с материальным фактором: подросткам явно не хватало внимания родителей[61].

Любопытно, что, по наблюдениям московских ученых, степень участия подростков в драках не обнаруживает связи ни с уровнем образования родителей, ни с материальным достатком семьи. Зато социально-экономический статус семьи прямо влияет на мотивацию. Подростки из малообеспеченных семей чаще всего вступают в драки, защищая групповые ценности, тогда как подростки из зажиточных семей прежде всего защищают свое личное достоинство или же стремятся продемонстрировать свое превосходство[62]. При этом подростки из более образованных и обеспеченных семей проявляют больше нетерпимости к «маргиналам», т. е. алкоголикам, бомжам, геям, чем подростки из семей более низкого социального статуса[63]. Очевидно, это распространяется и на «чужаков», представленных мигрантами. Вот почему не стоит удивляться тому, что немало «идейных» скинхедов происходят из, на первый взгляд, вполне благополучных семей. Группой «риска» оказываются 16-17-летние подростки, ибо именно среди них отмечается наивысшая доля тех, кто в той или иной степени соприкасается с экстремистскими организациями, а также тех, кто видит в скинхедах и прочих экстремистах «истинных патриотов»[64].

Сходное разнообразие трактовок социального положения и мотиваций деятельности скинхедов имеется и в современной немецкой литературе. Исследования, проведенные в Германии, показывают, что, во-первых, лишь меньшая часть подростков сочувствуют экстремистам или участвуют в их деятельности, во-вторых, в своих насильственных действиях скинхеды видят воплощение на практике того, о чем говорят некоторые политики, в-третьих, не обнаруживается зависимости между антииммигрантскими настроениями молодежи и ее социально-экономическим статусом. Правда, похоже, что в Восточной Германии праворадикальная деятельность молодежи была связана с чувством маргинализации и попытками ее преодоления. А в Западной Германии в этом следует видеть защиту своего привилегированного статуса.

В немецких СМИ наиболее популярным является социобиологическое объяснение, отдающее пальму первенства якобы заложенной в генах агрессии, просыпающейся в обстановке социальной атомизации, где происходит борьба за существование. Ученые это объяснение отвергают. Некоторые из них делают акцент на отчуждении поколений и разрыве с культурной традицией, происходящими в обстановке быстрых изменений. Резкий рост индивидуализма ведет к утрате молодежью прежнего опыта и дезориентации. Другие специалисты, напротив, делают упор на преемственности традиции, которая в европейских условиях несет живые черты колониализма и фашизма, культивировавших представление о культурной иерархии, что имеет прямое отношение к расизму. В этом контексте основополагающее значение для местной молодежи приобретает причастность к «высокоразвитой культуре» или «культуре доминирования», что заставляет с презрением смотреть на «чужаков» как представителей «отсталых культур». Ряд авторов обнаруживает связь между участием в движении скинхедов и авторитарным воспитанием в семье. По этой модели, пытаясь найти свое место в обществе, такие молодые люди неизбежно обращаются к этноцентризму. Наконец, некоторые исследователи отмечают особенности самих молодежных субкультур, где групповое сплочение иной раз достигается за счет агрессивного отношения к «чужакам». В любом случае поведение скинхедов рассматривается как девиантное, находящееся за рамками общепринятых норм, а сами они представляются маргиналами, неспособными интегрироваться в окружающееся общество. Однако некоторым авторам все эти гипотезы кажутся чересчур генерализированными, и они указывают на необходимость индивидуального подхода, учитывающего индивидуальные стратегии поиска своего места в жизни[65].

В случае с Россией следует уделить внимание совпадению и наложению друг на друга следующих факторов: во-первых, движение скинхедов оформилось тогда, когда в него стали приходить подростки, сформировавшиеся в годы «дикого капитализма» и вовсе не имевшие опыта советского интернационализма; во-вторых, именно в годы их школьного обучения в образовательные программы стали входить идеологемы постсоветского патриотизма, нагруженного заметной ксенофобией, особенно связанной с цивилизационным подходом и антизападническими настроениями; в-третьих, взлет активности скинхедов приходился на тот момент, когда главным видом иммиграции стала трудовая и в России появилось много гастарбайтеров с Кавказа и из Центральной Азии, ставших главной мишенью для достигшей запредельного накала ксенофобии; в-четвертых, в начале 2000-х гг. резко изменилась структура занятости иммигрантов — многие из них оказались связанными с высококонфликтной сферой розничной и мелкооптовой торговли, затрагивающей интересы массового покупателя; в-пятых, с начала 2000-х гг. проблемы миграции попали в сферу ответственности правоохранительных органов, где ее рассматривали исключительно с точки зрения национальной безопасности. Представление о миграции как прежде всего угрозе общественному порядку навязывалось гражданам России через СМИ и, безусловно, влияло на молодежь, часть которой увидела в борьбе с нелегальной миграцией свой патриотический долг. Наконец, именно в эти годы в России происходил сдвиг в осознании своей национальности: критерии языка и культуры стали сменяться акцентом на «принцип крови». В этом контексте необычайное распространение получили идеи нового расизма, широко озвучивавшиеся как СМИ, художественной литературой и кинофильмами, так и известными политиками, видными интеллектуалами и действующими чиновниками.

Опросы, проведенные Центром социологии образования Российской академии образования в Москве в 2002 и 2005 гг. показали, что за этот период, во-первых, значительно уменьшилось число подростков, безразлично относившихся к проблеме миграции, а, во-вторых, приверженность лозунгу «Москва для москвичей» еще больше усилилась: если в 2002 г. его разделял каждый пятый подросток, то в 2005 г. — уже каждый четвертый. Наконец, в-третьих, негативное отношение к иммигрантам, наряду с мальчиками, стали разделять и девочки. При этом, как показали опросы, этот лозунг направлен не столько против российских мигрантов, как против иммигрантов, в особенности, из ближнего зарубежья. Такое отношение выявляет отчетливые двойные стандарты: если в отношении к иммигрантам превалируют опасения за культуру и бюджет города, то в отношении российских мигрантов признаются их гражданские права, включая право на выбор местожительства[66].

Опросы, проведенные теми же исследователями в конце 2005 — начале 2006 гг., показали высокий уровень ксенофобии у старшеклассников московского региона. Каждый пятый видел в чужой (неправославной) религии фактор, «загрязняющий истинно русскую культуру», — именно такие настроения характерны для культурного расизма. Каждый четвертый подросток с одобрением относился к проявлениям экстремизма, а каждый пятый был знаком с теми или иными представителями экстремистских организаций. Каждый десятый из опрошенных в той или иной мере проявил негативное отношение к представителям других национальностей[67].

Социологический опрос, проведенный в начале 2007 г. в 39 московских школах, выявил еще более высокий уровень ксенофобии у подростков самых разных национальностей. Недовольство каким-либо другим народом выказали примерно каждый третий среди армян, азербайджанцев, грузин и татар и каждый второй среди русских школьников. В то же время случай испытать к себе неприязнь из-за своей национальности имели практически каждый второй армянин, грузин или еврей. Среди корейских школьников этот показатель достигал даже 81,3%! В гораздо меньшей степени неприязнь к себе испытывали русские подростки — лишь 13,8%[68]. Это лишний раз говорит о том, что у русских подростков ксенофобские установки — а их сегодня демонстрирует практически каждый четвертый — формируются на основании не собственного опыта, а информации, полученной извне — от взрослых или из СМИ. И, напротив, негативный опыт общения вовсе не порождает ксенофобию автоматически — это демонстрируют многие нерусские подростки.

Журналисты ищут более конкретные ситуационные объяснения. Так, А. Богомолов указывает на широкую популярность расходившегося в видеокассетах австралийского фильма Джеффри Райта «Бритоголовые», показывавшего борьбу скинхедов с «азиатами» в Мельбурне. После этого в моду у молодежи вошла стрижка «под ноль» по образу и подобию главного героя фильма, блестяще сыгранного Расселом Кроу[69]. В свою очередь, по мнению другого журналиста Г. Нехорошева, толчком к резкой популярности скинхедов среди подростков стало появление музыкальных групп, играющих российский вариант музыки «Ой». Среди них обычно называются «Русское гетто» (с 1997 г. «Коловрат»)[70], «Штурм», «Вандал», «Див», «Ультра», «Белые бульдоги», «Радегаст», «Ультиматум» и др. в Москве, Totenkopf в Санкт-Петербурге и Totenkopf, позднее переименованная в Terror National Front (T. N. F.), в Ярославле[71]. В этой среде большим спросом пользуются песни на стихи популярного в этой среде поэта-расиста С. Яшина, прославляющие белую расу и арийскую идею.

В середине 1990-х гг. в Москве начали выходить предназначенные для скинхедов журналы «Под ноль» (1995-1998 гг.) и «Железный марш». Последний издавался «Корпорацией тяжелого рока» под руководством известного своей скандальной славой рок-музыканта С. Троицкого («Паук»), тесно связанного с рядом ультраправых организаций[72]. По словам журналистов, Паук одно время был неформальным лидером московских скинхедов и в 2001 г. пытался, хотя и неудачно, сколотить из них общественное движение «Русский проект — Великая Россия»[73]. Однако сегодня в этой среде он уважением не пользуется.

В 1996-1997 гг. вошли в моду рок-концерты, рассчитанные специально на ультраправых, включая скинхедов. В конце 1990-х гг. скинкультура популяризировалась в целом ряде журналов: «Русское сопротивление», «Бритоголовые идут», «Русская воля», «Сполохи» и др. В Орле скинхеды выпускали журнал «Тестостерон», а в Воронеже — «Арийское возрождение» и «Fair Power», в Ростове-на-Дону — «Д. О. Н.» и «Валькирию». Сегодня к услугам скинхедов предлагаются более двух десятков ультрарадикальных газет и около десятка разнообразных журналов, при этом многие из них неоязыческой направленности[74]. Например, на суде по делу скинхедской организации «Шульц-88», проходившем во второй половине 2005 г., фигурировали брошюра известного неоязычника Доброслава[75] «Язычество как духовно-нравственная основа русского национал-социализма» и журнал «Гнев Перуна». Кроме того, к услугам скинхедов предлагается немало сайтов в Интернете, знакомящих их с расистской и неонацистской литературой.

Такие газеты, журналы и сайты создавали культ насилия. Например, «Железный марш» рекламировал песни с такими красноречивыми названиями как «Кровавый дождь», «Рожденный умереть», «Скрытое безумие», «Звездная месть». Там же публиковались призывы к «национал-патриотизму» и «войне против евреев и черной расы», воспевались «арийцы» и рекламировалась книга Муссолини «Доктрина фашизма». В начале 2002 г. Паук выпустил диск с названием «Бей черных — спасай Россию»[76]. Он прекрасно понимает провокационность своих концертов, но объясняет это так:

«Всем известно, что кавказские торговцы арбузами продают наркотики и все такое прочее, и, соответственно, я не виноват, что после нашей акции “Долой наркотики” фэны уничтожили некоторое количество арбузной массы».

Он же изобрел термин «цунареф» для «иммигрантов из южных республик» и вместе со своим ансамблем исполнял песню «Убей цунарефа». Паук неравнодушен к расовой идее и иногда выражает свои чувства вполне откровенно: «Когда мы поехали на гастроли, то в каждой гостинице встречали только несколько людей с белым цветом кожи, все остальные были цунарефы»[77].

Рок-группа «Коловрат» призывает «арийцев» к расовой войне, и само ее название напоминает нам о «русской свастике», столь полюбившейся отечественным неонацистам и неоязычникам[78]. Аналогичные группы имеются и в провинции — «Вантит» в Воронеже, «Фатерланд» в Самаре, «Хорст Вессель» и NS FRONT в Волгограде, «Гитлер» в Архангельске. Некоторые из них сознательно придерживаются «арийского стиля в музыке»[79]. Все эти ансамбли сыграли ключевую роль в становлении и развитии движения скинхедов, которых способны увлечь не столько сложные идеологические построения, сколько высоко эмоциональные ритмы с их незамысловатыми воинственными текстами. Кроме того, такие концерты, происходящие в Москве и Петербурге почти ежемесячно, дают скинхедам возможность общаться, обмениваться новостями, завязывать знакомства[80].

Правда, по свидетельству С. Беликова, «сегодня для многих бритоголовых при определении их групповой принадлежности внешний вид и музыкальные пристрастия имеют гораздо меньшее значение, чем политические взгляды»[81]. Действительно, к середине 1990-х гг. агрессивные подростки уже имели опытных наставников, учивших их представлениям об «арийском человеке» и тому, как обращаться с теми, кто этому образу не соответствует. Так, по словам журналиста, во Владивостоке деятельность скинхедов во время митинга радикалов координировал молодой юрист, представитель славянской правозащитной организации «Велесов Блок»[82].

Со временем все большую роль среди таких наставников стали играть «старые скинхеды» (20-30-летнего возраста), имевшие непрерывный стаж пребывания в скин-движении в течение не менее 3-5 лет и известные своим опытом и лояльностью его принципам (скины «по жизни»)[83]. Побывав в скинхедах, такие убежденные бойцы, взрослея, находят себе место в одной из радикальных партий[84]. Например, многие из причастных к взрывам в Москве в 2006-2007 гг., судя по собранным журналистами данным, в той или иной степени были связаны с «Русским общенациональным союзом» И. Артемова[85].


Примечания

50. Тарасов А. Skinheads ou naturel, с. 85-86; он же. Бритоголовые. Новая фашистская субкультура в России // Дружба народов, 2000, № 2, с. 136-139; он же. Наци-скины. См. также: Мамедов В.А., Кочкин Ю.В., Ерыкалина А.Ю. Наци-скинхеды. Челябинск: Челябинский юридический институт МВД РФ, 2006, с. 65-72.

51. Сикевич З.В. Русские: «образ» народа. СПб.: Изд-во СПБ университета, 1996, с. 119-120.

52. Аминов Д.И., Оганян Р.Э. Молодежный экстремизм, с. 42-48.

53. Беликов С. Бритоголовые. М.: Независимое издательство «Пик», 2003, с. 55, 134-137.

54. Собкин В.С., Абросимова З.Б., Адамчук Д.В., Баранова Е.В. Подросток: нормы, риски, девиации. М.: ЦСО РАО, 2005, с. 85.

55. Ионцев В.А., Алешковский И. Международная миграция и демографическое развитие России на рубеже XX-XXI веков // Ионцев В.А. (ред.). Тенденции международной миграции. М.: МАКС Пресс, 2006, с. 107.

56. Резников Л. Превратности антисемитизма в России. Доклад на 4-ой Международной конференции по иудаике, 6 февраля 1997 г. Архив автора.

57. См., напр.: Волков Ю. Г. (ред.). Ксенофобия: вызов социальной безопасности на юге России. Ростов н/Д: СКНЦ ВШ, 2004, с. 12-13; Аминов Д.И., Оганян Р.Э. Молодежный экстремизм, с. 48; Трифонов А. Дни открытых убийств // Новое время, 11 июля 2006, с. 6.

58. Как показывают социологи, этнические предубеждения более всего характерны для тех, чей социальный статус со временем понизился. См.: Арутюнян Ю.В. (ред.). Русские: этносоциологические очерки. М.: Наука, 1992, с. 416, 421.

59. Рстаки А. Дивизия «бритая голова» – 2 // Новая газета, 6-12 июля 1998, с. 3; Тарасов А. Горючая смесь, с. 8; он же. Экстремисты по вызову, с. 67-69; Добрынина С. Чума рабочих окраин // Новые Известия, 26 апреля 2002, с. 8. См. также: Бритая колонна // Хорс. Славянское языческое обозрение, 2006, вып. 3, с. 19. О примере предпринимателя с криминальными повадками, разделяющего праворадикальную идеологию см.: Свинин В. По рецептам Третьего рейха // Независимая газета, 20 марта 2006, с. 9.

60. Млада В. Скинхеды бывают разные: коричневые, голубые, красные… // Столетие, 13 февраля 2006 (http://www.stoletie.ru/obschestvo/ih_vstrechajut_po_odezhke.htm); Мамедов В.А., Кочкин Ю.В., Ерыкалина А.Ю. Наци-скинхеды, с. 80-81.

61. Аминов Д.И., Оганян Р.Э. Молодежный экстремизм, с. 65-67.

62. Собкин В.С., Абросимова З.Б., Адамчук Д.В., Баранова Е.В. Подросток… С. 90-91.

63. Там же, с. 140-157.

64. Собкин В.С., Федотова А. В. Отношение учащихся школ и студентов вузов к экстремизму //Собкин В.С. (ред.). Толерантность в подростковой и молодежной среде. Труды по социологии образования. Т. IX. Вып. XVI. М.: Центр социологии образования, 2004, с. 92-98, 103.

65. Leiprecht R., Inowlocki L., Marvakism A., Novak J. Racism in the new Germany: examining the causes, looking for answers // Hazekamp J. L., Popple K. (eds.). Racism in Europe: a challenge for youth policy and youth work. London: UCL Press, 1997. P. 106-109; Geisen Th., Vogel M. The construction of the self and the other: race and ethnicity in right-wing youth cultures // Heimgartner A. (ed.). Face of research on European social development. Wien: Lit Verlag, 2006. P. 317-320.

66. Собкин В.С., Николашина Е.В. Отношение московских подростков к мигрантам: культурная дистанция, временные сдвиги, национальная самоидентификация // Собкин В.С. (ред.). Социокультурные трансформации подростковой субкультуры. Труды по социологии образования. Т. XI. Вып. XX. М.: Центр социологии образования, 2006, с. 20-25.

67. Предварительные результаты этого обследования под руководством В. Собкина были представлены на Московской городской научно-практической конференции «Проблемы формирования этнотолерантных отношений в полиэтнической среде», проведенной в Московском педагогическом колледже № 13 в середине марта 2006 г. Информация получена от А. Брода.

68. Жуковская Ю. Русские смелые, евреи умные, а татары добрые? // Комсомольская правда, 6 апреля 2007, с. 8-9.

69. Богомолов А. Русские «фанатики».

70. Руководитель этой группы Денис Герасимов был в январе 2004 г. арестован в Праге за разжигание расовой розни и антисемитизм. Он предстал перед судом осенью того же года и был оправдан присяжными заседателями. А недавно лидеру другого ансамбля «Позиция» было предъявлено обвинение в убийстве индийского студента-медика в Петербурге. См.: В Москве задержан солист скинхедовской группы "Позиция", обвиняемый в убийстве индийца // Newsru.com, 10 октября 2008 (здесьhttp://www.newsru.com/crime/10oct2008/skinvia_arest.html)

71. Праворадикальные рок-группы получили в России популярность еще в первой половине 1990-х гг., благодаря омской группе «Гражданская оборона» Е. Летова, московской группе «Коррозия металла» С. Троицкого и др. См.: Чернов С. Рок против демократии: механика и коррозия // Тум-балалайка, март-апрель 1997, с. 20-21.

72. Нехорошев Г. У настоящих скинхедов шнурки на ботинках белые // Деловая хроника, 21 января 2002 (http://www.compromat.ru); Тарасов А. Наци-скины; Лихачев В. Нацизм в России, с. 114; Беликов С. Бритоголовые, с. 18-19, 108-110; Аминов Д. И., Оганян Р. Э. Молодежный экстремизм, с. 22. В мае 2002 г. против Троицкого было возбуждено уголовное дело о разжигании национальной розни, а осенью 2003 г. в рамках этого дела он был направлен на обследование в Институт судебной психиатрии. Одним из поводов к этому было издание им ксенофобского журнала «Бритоголовые идут». В конце мая 2007 г. в Уфе был отменен концерт группы Троицкого, поводом к чему стало нацистское содержание песен. Тем не менее, 1 мая 2008 г., выступая в Калининграде, группа исполнила песню «Нигер», в которой звучал призыв убивать людей с темным цветом кожи (http://xeno.sova-center.ru/45A29F2/B1BE222)

73. Нехорошев Г. У настоящих скинхедов шнурки на ботинках белые; Архипов А. Паука превратят в козла // Стрингер, май 2002. В 2000-2001 гг. Архипов был лидером неудавшегося движения «Русский проект – Великая Россия».

74. См., напр., список в кн.: Мамедов В. А., Кочкин Ю. В., Ерыкалина А. Ю. Наци-скинхеды, с. 52-53.

75. О нем и его идеологии см.: Верховский А., Прибыловский В., Михайловская Е. Национализм и ксенофобия в российском обществе. М.: Панорама, 1998, с. 24-25; Шнирельман В.А. Перун, Сварог и другие: русское неоязычество в поисках себя // Шнирельман В.А. (ред.). Неоязычество на просторах Евразии. М.: Библейско-Богословский институт, 2001, с. 24-27. В 2007 г. эта брошюра Доброслава наряду с некоторыми другими была включена российской прокуратурой в список экстремистских материалов.

76. Железный марш, 1995, № 13, № 14; Карамьян Е. Москва коричневая // Россия, 6 февраля 2002, с. 12.

77. Гаспарян А., Легостаев И. Паук и Ко: Чтоб угорела вся страна… // Московский комсомолец, 30 ноября 1996, с. 2.

78. Лихачев В. Нацизм в России, с. 114. У немецких правых радикалов свастика прочно спаяна с расистским дискурсом. Она означает расовую чистоту, связывается с кровью и символизирует физическое насилие и агрессивность. См.: Linke U. Blood and nation. The European aesthetics of race. Philadelphia: University of Pennsylvania Press, 1999. P. 180.

79. Атеней, 2001, № 2, с. 91-94.

80. Лихачев В. Нацизм в России, с. 111; Беликов С. Бритоголовые, с. 103-107.

81. Беликов С. Бритоголовые, с. 15.

82. Бритая колонна // Хорс. Славянское языческое обозрение, 2006, вып. 3, с. 18-19.

83. Беликов С. Бритоголовые, с. 23-26.

84. См., напр.: Бритая колонна // Хорс. Славянское языческое обозрение, 2006, вып. 3, с. 19.

85. Гомонова С., Поминова Е., Филатова И. Банда «патриотов» – 2 // Известия, 8 сентября 2006, с. 1, 6; Гнединская А. Студентов-юристов обвиняют в терроризме // Московский комсомолец, 26 марта 2007, с. 5.

Предыдущая | Содержание | Следующая

Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?