Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Референдум

15 октября 2004 г.

Выборы, которые пройдут 2 ноября в США, станут референдумом, отражающим мнение о Джордже Буше-младшем и о войне в Ираке. Если бы голосовал весь мир, Буш потерпел бы сокрушительное поражение. Самое большее, на что он мог бы рассчитывать - 20% голосов. Даже в тех странах, чьи правительства поддерживали политику США - в Великобритании, Италии, Польше, Пакистане, - большинство населения полагает, что война эта - по меньшей мере политический просчет или, в худшем случае, носит незаконный и аморальный характер. Выборы в самом Ираке Буш, несомненно, проиграл бы.

Но, разумеется, всему миру голосовать не придется. Только гражданам США. А здесь расклад более ровный, чем в остальном мире. Когда в апреле 2003 года войска США вторглись в Ирак, подавляющее большинство американского населения поддерживало правительство. Но с тех пор эта поддержка значительно ослабла, а сегодня большинство (правда, не подавляющее) думает, что Буш совершил большую ошибку.

Вообще-то опросы показывают странную вещь. Если вопрос задают о войне в Ираке, обычно отвечают, что Буш не справляется и положение становится хуже день ото дня. Но если спросить о <войне с терроризмом> или так называемой внутренней безопасности, большинство отвечает, что здесь у Буша все хорошо, или, по крайней мере, он справится лучше, чем его соперник. Так что же показывают опросы общественного мнения?

Если речь идет о войне в Ираке, опросы отражают конкретное явление - стабильность в Ираке, силу народного сопротивления. А народ США видит, что каждый день гибнут американцы и иракцы, нет никаких признаков, что в ближайшее время ситуация изменится к лучшему. Даже администрация Буша это признает, только уверяет, что, даже если ситуация в Ираке станет еще хуже, в конце концов она непременно наладится. Но когда опросы касаются терроризма вообще, они отражают не какую-то конкретную ситуацию, а скорее страх перед неким непонятным монстром, не поддающимся конкретному описанию - имя ему исламский фундаментализм, или Аль-Каида, или просто <террористы>. И поскольку он такой неосязаемый и в основном скрытый, реакция на него скорее эмоциональная, чем осознанная.

Когда опросы касаются страхов, испытываемых американцами, ответы многих респондентов (или даже большинства) представляют не реальное решение проблемы, а выражение их душевной боли. Каждый день газетные статьи дают понять, что война в Ираке нисколько не ослабила Аль-Каиду, может быть, даже наоборот послужила ее усилению. Однако это не так удручает Буша, как можно было бы ожидать. Он надеется на свой образ мачо-победителя. Он пытается изобразить несгибаемого, и часть избирателей клюют на этот образ.

Телевизионные дебаты двух кандидатов в президенты показали, что они апеллируют к страхам людей перед будущим. Буш упирает на страх перед врагом. И все свои действия он оправдывает необходимостью борьбы с этим врагом. Керри апеллирует к страху перед кризисом. Он утверждает, что Буш подорвал влияние и мощь США в мире, поскольку, ничего не смысля в международной политике, <развязал не ту войну, не в то время и не в том месте>. Он утверждает, что в США сокращается количество рабочих мест, особенно на производстве, и отмечает, что Буш - первый президент за последние семьдесят лет (то есть со времен Великой депрессии 1929 года), чей срок пребыванию у власти отмечен сокращением рабочих мест. Он утверждает, что американцам стоит опасаться за получение пенсий, а предложения Буша по социальному страхованию только ухудшают положение дел. И, наконец, он утверждает, что безответственность Буша в фискальной политике ставит под угрозу платежеспособность страны и жизненный уровень следующих поколений жителей Америки.

На все это Буш отвечает, что ему видится <как свобода проходит победным маршем по всему миру>. Но после этого он тут же возвращается к тому, что США в большой опасности, предотвратить которую дело рук самих США, и что Керри не сможет достойно этой опасности противостоять.

Страх, один только страх, ничего кроме страха. Столько дыма, но где же огонь? В последний раз жители Америки были так напуганы во времена Великой депрессии. А когда президентом избрали Франклина Рузвельта, в своей инаугурационной речи 1933 года он произнес знаменитое: <единственное, чего нам стоит бояться, это самого страха>. Рузвельт ввел в действие Новый Курс, государство благоденствия, узаконил профсоюзы, проводил политику <добрососедских отношений> с Латинской Америкой. А когда на США было совершено нападение в Перл-Харборе и Штаты вступили во Вторую Мировую, он ввел понятие <четырех свобод>, в которые входила и <свобода от страха>.

В этот период американцы вновь обрели уверенность в себе и снова стали положительно оценивать свою роль в мире. Продолжалось это и во времена президентства Трумана, Эйзенхауэра, Кеннеди, а также в начале пребывания у власти Линдона Джонсона. Война во Вьетнаме оказалась таким потрясением для Америки именно потому, что на образ Штатов посягнули извне, и потому, что, несмотря на всю военную мощь, США явно проигрывали войну. Затем для американского народа последовали тридцать лет неуверенности и рефлексии, с которыми он справлялся с трудом. Картер выразил эту неуверенность в своем выступлении, поэтому ему предпочли улыбчивого Рональда Рейгана, вещавшего о <Граде на холме> - мечте о незапятнанной морально, лучезарной Америке.

Крах Советского Союза вроде бы приблизил эту мечту. Но вскоре за этим последовало поражение Саддама Хусейна, этнические чистки на Балканах и в Африке, где, несмотря на безусловное военное превосходство Штатов, им все равно не удавалось одержать верх. Страхи уже росли, когда Осама бин Ладен совершил нападение на Штаты, а Буш воспользовался возможностью выполнить то, к чему так долго призывали неоконсерваторы - ввести войска в Иран. Предполагалось, что в результате будет восстановлено безоговорочное господство США в мир-системе. Но на самом деле, оно еще больше пошатнулось. А народ США это чувствует, пусть даже смутно.

Так что же делать американцам? Они не знают, но будут голосовать. Причем голосовать либо за Буша, либо против. Посмотрим.

Перевод Марии Десятовой.

Иммануил Валлерстайн. [оригинал статьи]
Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?