Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Страсти, бурлящие на Ближнем Востоке - что произойдет в ближайшие пять лет

1 ноября 2004 г.

Кого бы сейчас ни выбрали президентом США, основные политические проблемы Ближнего Востока в ближайшие пять лет останутся прежними. Здесь вырисовываются три горячих точки, где, по-видимому, и будут происходить все перемены - это Ирак, Иран и Палестина с Израилем.

Проблема Ирака, от решения которой в большей степени зависит будущее самого государства, Ближнего Востока и мира в целом - это когда и при каких обстоятельствах войска Соединенных Штатов покинут страну. На данный момент военное присутствие США можно сравнить с имплантантом, который Ирак, подобно телу, подвергнувшемуся хирургическому вмешательству, упорно отторгает. Рано или поздно американским войскам придется уйти навсегда, в том числе и с постоянных баз. Существуют три возможных варианта вывода войск из Ирака: в результате добровольного решения американского правительства; по просьбе властей Ирака; или под давлением со стороны иракских повстанцев.

Первый вариант, без сомнения, больше всего устроит США, Ирак и остальной мир. Но при этом он наименее вероятен. Президент США не сможет пойти на такой шаг в 2005 или 2006 году по соображениям политическим, поскольку граждане Соединенных Штатов сочтут это поражением. И будут правы. Антивоенные настроения в Штатах растут, но они еще не достигли того накала, когда Конгресс мог бы с готовностью вынести соответствующее решение. Даже те военные, которые полагали, что вся иракская кампания была большой ошибкой, воспримут вывод войск как пощечину американской армии. Под удар попадают и руководители других государств, которые полностью поддерживали Штаты - Блэр, Берлускони, Говард - поскольку результатом будут негативные, с политической точки зрения, последствия для их собственных стран.

Второй вариант - вывод войск по просьбе правительства Ирака - более вероятен. Разумеется, в какой-то степени это зависит от развития политической ситуации внутри Ирака. Январские выборы имеют все шансы состояться, даже если во многих районах участие граждан будет незначительным или вообще нулевым. Выборы имеют возможность состояться потому, что в данный момент целый ряд важных лиц делают для этого все возможное: временный премьер-министр Ирака Аллави, курдские лидеры, великий аятолла ас-Систани, для которого выборы - это возможность предоставить шиитам контроль над законодательством.

Но это не означает, что после январских выборов появится законное правительство. Во-первых, если войска США войдут в Фаллуджу - а они по всем признакам собираются это сделать, - сунниты совершенно точно участия в выборах не примут, и к тому же на шиитских территориях вспыхнут новые очаги сопротивления, ведь Муктада ас-Садр полностью поддерживает Фаллуджу. И даже если несмотря на эти вспышки выборы состоятся, все равно неясно, обретет ли Аллави больший контроль над центральным правительством или ему на смену выберут кого-нибудь из окружения ас-Систани - то есть меньше подчиняющегося США.

Но каким бы ни был состав иракского правительства в 2005 году, его первоочередной задачей будет добиться поддержки и признания у населения. Что подобное правительство может предложить народу, который страдает от американского военного присутствия, напуган вторжением и реакцией США и переживает трудности экономического порядка? У правительства в этом случае альтернатива одна: или идти на сближение с американским проконсулом и его войсками, или иметь с ними как можно меньше общего.

Сближение пока ни к чему хорошему не привело: законной власти не обеспечило, сколько-нибудь значительной материальной поддержки со стороны Штатов тоже не принесло. А значит, может так статься, правительство Ирака обернется против США. И все соседи Ирака - Саудовская Аравия, Иордания, Сирия, Иран - каждый по своим соображениям, не преминут его к этому подтолкнуть. Даже если у иракского правительства будут весьма натянутые отношения с этими соседями, давление с их стороны и со стороны их граждан вкупе с непредсказуемым поведением США окажется достаточным, чтобы лидеры Ирака пересмотрели свои связи со Штатами.

Если же они этого не сделают (из страха, что не выдержат без поддержки американских войск), военное присутствие будет расти, пока страной де-факто не станут править американцы. А когда это произойдет, события будут развиваться по вьетнамскому сценарию (наступление Тет). Тогда Штатам придется эвакуировать своих сотрудников из Зеленой Зоны на вертолетах. И это будет еще более сокрушительным поражением, чем добровольный вывод войск в 2005.

А тем временем Иран примкнет к клубу обладателей ядерного оружия. Иран - одно из главенствующих государств в регионе, наследник древней цивилизации, шиитское государство среди населенных суннитами, окруженное ядерными державами. Ядерное оружие необходимо ему, чтобы реализоваться как самое могущественное государство региона, и он сделает все возможное, чтобы это оружие получить. На пути к этой цели у него три препятствия. Самое явное - то, что США и Евросоюз не потерпят, если будет нарушено соглашение о нераспространении ядерного оружия. Это самое очевидное и наименее существенное препятствие, поскольку на самом деле ни США, ни Евросоюз не смогут сделать ничего, чтобы Ирану помешать.

Но есть и два более серьезных препятствия. Первое является результатом внутренней политики Ирана. Уже более десяти лет действующее правительство теряет народную поддержку и доверие из-за репрессивной фундаменталистской политики, которую оно проводит. Это не значит, что оппозиция на самом деле воспротивится тому, чтобы у Ирана появилось ядерное оружие, но если она создаст смуту, у правительства не хватит сил делать какие-либо шаги на ядерном фронте. Однако на данный момент оппозиция слишком слаба, чтобы что-то устроить, поэтому твердая позиция правительства в вопросе о ядерном оружии может завоевать поддержку населения.

Третье и самое серьезное препятствие - угроза Израиля подвергнуть атаке ядерные предприятия Ирана. Очевидно, что израильскому правительству очень хотелось бы это сделать. Однако на этот счет существуют три вопроса. Сможет ли Израиль провести атаку так, чтобы действительно подорвать иранский ядерный потенциал? Смогут ли иранцы нанести ответный удар так, чтобы действительно тряхнуть Израиль? И как отреагирует на такую атаку мировая общественность (в том числе и американцы): оставит без внимания, как это уже было в 1981, когда Израиль бомбил Ирак, или Израиль подвергнется всеобщему остракизму?

Я сомневаюсь, что Израиль сможет подорвать ядерную мощь Ирана, поскольку уж наверное Иран позаботился о достаточном разбросе своих предприятий, чтобы исключить такую возможность. Сомневаюсь я и в том, что иранцам удастся нанести Израилю достаточно ощутимый удар. Но вот мнение мировой общественности - для Израиля больной вопрос. За последние четыре года кредит доверия Израилю сильно уменьшился, и удар по Ирану может стать последней каплей. Геополитический расклад в мире сегодня сильно отличается от того, что было в 1981. Ситуация с ЮАР показала, что в политическом отношении государству-изгою крайне затруднительно удержаться на плаву.

И наконец, существует проблема Израиля и Палестины. Судьба Израиля на Ближнем Востоке тесно связана с судьбой США. Поражение Штатов означает поражение и для Израиля. Сейчас Шарон пытается осуществить односторонний выход из Сектора Газа, что позволит ему запереть Палестину на Западном берегу Иордана. Но у него, похоже, ничего не получается. <Хамас> настроен по-прежнему агрессивно и непримиримо. А палестинские власти, которые, может быть, и хотели бы обсудить такое соглашение, не могут принять участие в его воплощении в жизнь, а поэтому вынуждены помалкивать. В любом случае, Арафат может умереть со дня на день, и как только это произойдет, ООП (Организация Освобождения Палестины) может расколоться на множество мелких частей, что сыграет только на руку <Хамас>.

Среди израильтян отказ правых рассмотреть возможность даже такой крошечной уступки привел к явному расколу в партии <Ликуд> и скрытой угрозе внутреннего разрыва в еврейском государстве. Уход из Газы не состоится никогда. Но попытки Шарона осуществить его могут объединить палестинцев и разъединить израильтян политически, что до сих пор не представлялось возможным. И это разделение среди граждан Израиля поставит под угрозу статус этого государства в сознании США. Проблема Израиля и Палестины перестанет быть вопросом, не подлежащим обсуждению в США, и превратится в предмет жарких дискуссий. Израилю это сослужит плохую службу.

Перевод Марии Десятовой.

Иммануил Валлерстайн. [оригинал статьи]
Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?