Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Предыдущая | Содержание | Следующая

№79. Заявление омского оборонческого блока

Представители групп социалистов-революционеров «оборонцев», народных социалистов и социал-демократ. [гр.] «Единство», вступивших в блок, на совещании своем 10 сего июля, заслушав сообщение о намечающемся созыве Сибирской Областной Думы в ближайшее время, имели суждение по этому поводу и приняли во внимание:

1. Чрезвычайные обстоятельства момента и исключительное положение тех частей страны, которые очищены от большевиков, – вообще, и в частности война, которую приходится вести молодому сибирскому правительству на западе, востоке, а ныне и на юге, в Семиречьи, и несомненные угрозы слева, в виде волнуемых большевиками и интернационалистами рабочих масс, и еще большие опасности справа в лице вожделеющих к монархии реакционных групп и, наконец, усталость и состояние полной депрессии и инертность большинства населения, неспособного в ближайшее время к активной поддержке власти, – вот наличие обстоятельств, заставляющих думать, что Сибирское Правительство может дождаться активной поддержки мощных слоев населения при том лишь условии, что в ближайшее переходное время, проявляя максимум твердости и определенности, станет действовать как власть самодовлеющая, независимая от чьего бы то ни было доверия или недоверия, ответственная лишь перед Учредительным Собранием и притом единая, постепенно рассасывающая и устраняющая все конкурентные власти на западе и востоке, конечно, в случае надобности расширяющая свой состав, но в порядке самовосполнения и сближения с общероссийским центром, который будет усваивать те же начала спасения родины и доведения страны до Учредительного Собрания.

2. Созыв Областной Сибирской Думы, как органа верховной власти, стоит препятствием, чреватым катастрофическими последствиями, на пути такого укрепления временного Сибирского Правительства, создавая другого носителя верховной власти, низводя в действительности и в правосознании масс временное правительство до положения органа исполнительного, могущего выронить власть и до Учредительного Собрания в случае коллизии с Областной Думой. Это самое позволяет поднять головы врагам Временного Правительства, из которых одни, рассчитывая на «левый» состав Областной Думы, надеются из среды ее получить власть, которая пойдет навстречу их антигосударственным стремлениям, а другие, предвидя, какие величайшие потрясения переживает край при возможном конфликте Правительства и Думы, не преминут воспользоваться этими потрясениями для реставрации.

Вместе с тем, то неустойчивое положение, которое должно занять временное правительство, в ожидании Областной Думы и возможного с ней расхождения, неизбежно уронит дух защитников Сибирского Правительства, связавших с его программой, с его линией поведения свою судьбу, бестрепетно отдающих по его приказаниям свою жизнь и не отдававших себя иной власти до Учредительного Собрания. И сейчас слухи о созыве Областной Думы, стоящей над Сибирским Правительством, тревожат эти круги, производя угнетающее впечатление.

3. Сибирская Облостная Дума, как организованная согласно идее «единого демократического фронта от н. с. до большевиков включительно», была рассчитана главнее всего на советское представительство, какового не оказалось и теперь быть не может. Цензовые элементы допущены в нее не были. Органами самоуправления представители в нее выбирались в момент, когда большевистский гнет и острое внутреннее расслоение создавали в этих органах состояние распада, подавленности и полной безнадежности в возможность осуществления заданий Областной Думы. При выборах представителя в городских думах воздерживались от голосования и правые, не сочувствуя идее организации Думы, без участия в ней цензовых элементов, и левые, усматривая в ней очаг «контрреволюции». Подавленный центр выбирал кандидатов, совершенно не считаясь с его силами для большого дела. Вот почему и по составу своему и по обстановке, в которой Дума организовалась, она не может функционировать в качестве органа, облеченного доверием и поддержкой сколько-нибудь значительных групп, и даже в том случае, если она выявит доверие Временному Правительству, это ни в какой мере не возвеличит веса и авторитета Вр. Правительства. Но скорее вероятен конфликт между Думой и Вр. Правительством, потому что представительство профессиональных рабочих союзов совокупно с «левыми» социалистами, прежде избранными при соответствующих настроениях, не может не создать антиправительственного большинства, тем более, что цензовые элементы, допускаемые условно и путем представительства от тех их организаций, которых не существует, в Областную Думу, надо полагать, не пойдут. Учитывая, наконец, что в ближайшее время не может быть вообще представительства от всей Сибири, что окраины даже и в освобожденных частях Сибири не смогут прислать своих представителей, что состав прежней Думы раздвоен и сзываются две Думы, могущие принять разные решения, нельзя не принять к выводу, что Областная Дума не будет сочтена никем даже и за сколько-нибудь сносный суррогат представительства Сибири.

4. Созыв Сибирской Областной Думы обессиливает Сибирское Вр. Правительство, являясь, следовательно, политически нецелесообразным и более того – таящим в себе катастрофические возможности для края, противоречит и тем юридическим положениям, которые дал опыт российской революции. Из этого опыта явствует, что, по устранении исторически сложившейся власти, хозяином страны в конечном счете естественно всеми признавался сам народ, а полномочным выразителем народной воли – Учред. Собрание. Впредь же до его созыва, власть была вручена Врем. Правительству, которое вышло из недр Государственн. Думы, но не Дума, а Врем. Правительство представлялось настоящей суверенной государственной властью, впредь до Учред. Собрания. Это положение совершенно бесспорное, и оно было продиктовано самой сущностью переходного времени, когда не может быть еще речи о гармоничном распределении функций государств, власти между разными ее органами, когда переходный характер момента, связанная с ним смута и отсутствие того, кто бы мог начертать эту гармонию разных органов власти, требуют, чтобы власть сосредоточивалась временно в одном определенном органе, обязанном передать власть полномочному выразителю народной воли, но только ему. Этот исторический опыт при совершенно сходных условиях не может быть не учтен при конструкции временной верховной власти, сейчас в Сибири: как Государственная Дума, из недр которой вышло Врем. Правительство, не восприняла верховной власти, так же точно следует отнестись и к Областной Думе.

Революционная власть появляется на исторической сцене в результате взаимодействия многих сил, но ставить себя от них в формальную зависимость революционная власть не может, ибо невозможно компетентно определить взаимоотношение всех этих сил и отношение их к власти, а при таких условиях зависимость власти от этих сил неизбежно влечет утрату государством управляющего центра, и жизнь государства превращается в хаос. Последним актом исторической миссии Областной Думы следует признать содействие ее образованию Врем. Сибирского Правительства. Сохранив свое существование и в дальнейшем, Областная Дума может стать одним из «предпарламентов», превращающимся в «говорильню», разлагающим власть, а не укрепляющим ее, профанирующим идею настоящего народного представительства и посягающим на права Учредит. Собрания путем решения кардинальных вопросов государственной жизни до него.

Все эти соображения в еще большей мере применимы при той постановке вопроса, если рассматривать созываемую Думу, как орган такого контроля, который осуществлял в отношении Врем. Правительства Совет Рабочих и Солдатских Депутатов, ибо при такой роли Думы двоевластие и обессиление власти Временного Правительства усугублялось бы еще и тем, что это обессиление производилось бы органом и в порядке формально и материально лишенным определенной компетенции.

Учитывая все эти обстоятельства и тот голод к твердой и сильной власти, какой заражает все более и более широкие круги населения, и опасаясь, чтобы не воспользовались этою жаждою твердой и единой власти для окончательной ликвидации надежд на народовластие в России, собрание представителей вышеозначенных групп полагает, что этот голод должен быть утолен самим Сибирским Врем. Правительством, для чего нельзя допускать колебаний силы Врем. Правительства путем возрождения органов, могущих претендовать на присвоение себе верховной власти.

Газ. «Сибирская Речь», № 38, от 13 июля 1918 г.

Предыдущая | Содержание | Следующая

Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?