Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Предыдущая | Содержание

№ 155. Справка военного прокурора о расстрелянных при подавлении восстания

По данным производимого главным военным прокурором расследования, взятые из омской тюрьмы по распоряжению военных властей для представления в военно-полевой суд заключенные были расстреляны при следующих обстоятельствах.

Первая группа взятых из тюрьмы лиц: Бачурин, Винтер, Маевский, Руденко, Фатеев и Жаров, была доставлена в военно-полевой суд, где, по рассмотрении дела, все, за исключением Винтера, были приговорены к смертной казни.

Взятые из тюрьмы во вторую очередь Девятов и Кириенко были направлены в военно-полевой суд и дорогой, на Тобольской улице, расстреляны конвоем при попытке, по показанию конвоиров, склонить их на сторону мятежников.

Последняя группа взятых из тюрьмы лиц: Фомин, Брудерер, Марковецкий, Барсов, Саров, Локтев, Лиссау и фон-Мекк, была доставлена в помещение военно-полевого суда по закрытии заседания последнего.

В виду этого доставивший арестованных поручик Барташевский, по его показанию, вывел этих лиц из помещения суда, с целью возвратить их в тюрьму, а также вывел и вышеперечисленных пять осужденных к смертной казни, с целью привести приговор в исполнение; так как конвоируемые, вопреки запрещению начальника конвоя не разговаривать между собою, продолжали переговариваться, то поручик Барташевский, опасаясь, как бы арестованные не сговорились учинить побег, а также в виду малочисленности конвоя решил привести в исполнение приговор суда, вывел арестованных на реку Иртыш, где и привел приговор в исполнение, при чем при возникшей среди конвоируемых панике были расстреляны не только приговоренные к смертной казни, но и остальные арестованные.

(АОР, Ф. LХХVI, д. 49. )

Предыдущая | Содержание

Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?