Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Предыдущая | Содержание | Следующая

2. Расстановка партийных и военных сил в социалистической революции

Партия Ленина тщательно обдумывала и взвешивала все возможности осуществления вооруженного восстания. Но это совсем не означало, что после июльских событий окончательно исключался мирный путь развития революции. Обстановка была настолько неустойчивой, нестабильной, могла так круто измениться, что не исключался возврат к старой тактике. Так и произошло. Разгром контрреволюционного корниловского заговора усилил колебания мелкобуржуазных партий от буржуазии в сторону пролетариата. Вновь сложились условия, когда появилась возможность бороться за победу социалистической революции, не применяя вооруженной силы. Но это могло произойти при одном условии – отстранении от власти буржуазного Временного правительства и взятии власти Советами, т.е. /231/ фактически меньшевиками и эсерами. В начале сентября Советы могли сделать это еще увереннее, чем во время апрельского и июньского кризисов. Все зависело от воли мелкобуржуазных партий.

Оценив обстановку, В.И. Ленин предложил меньшевикам и эсерам пойти на добровольный компромисс с большевиками. В статье «О компромиссах», написанной 1–3 сентября, он пояснял:

«Только во имя этого мирного развития революции – возможности, крайне редкой в истории и крайне ценной, возможности, исключительно редкой, только во имя ее большевики, сторонники всемирной революции, сторонники революционных методов, могут и должны, по моему мнению, идти на такой компромисс»[35].

Большевики получили бы полную возможность агитировать за свои взгляды в Советах, добиваться изменения состава Советов, их большевизации, а через это и изменения состава правительства.

Но, написав основную часть работы 1 сентября, уже 3 сентября Ленин оговаривал, что возможность эта была очень короткой и, вероятно, уже миновала.

И действительно, эсеры и меньшевики не использовали данный им историей последний шанс на мирное развитие революции, не пошли на компромисс. Во вновь созданное коалиционное правительство вошли 10 министров-социалистов и 6 министров-капиталистов. Суть его осталась прежняя – буржуазная, сколь ни тщились эсеры и меньшевики приписать ему «демократичность». Ленин назвал новый сговор лидеров буржуазных и мелкобуржуазных партий вторым корниловским заговором[36].

В условиях развивавшегося общенационального кризиса большевики усилили подготовку к вооруженному восстанию, вернувшись в связи с большевизацией Советов снова к лозунгу «Вся власть Советам!». В работе «Грозящая катастрофа и как с ней бороться», в письмах о восстании, направленных в ЦК большевистской партии, ПК и МК РСДРП(б), В.И. Ленин развивает марксистское учение о восстании как науке и искусстве. В стране нарастало массовое, небывалое возмущение рабочих, участились восстания крестьян, выступления угнетенных национальностей, открыто выражалось всевозраставшее недовольство армии. Верховная власть слабела с каждым днем. Партия большевиков разрабатывает практические меры по подготовке восстания – его план, распределение сил, конкретные сроки проведения.

В связи с этим перед большевиками встал ряд /232/ проблем огромной теоретической и практической значимости. Они и в настоящее время очень важны для всех стран, для всех коммунистических партий, встающих на путь свершения социалистической революции. Прежде всего это соотношение, так сказать, легальных, конституционных форм борьбы с сугубо революционными, не предусмотренными никакими правилами и законами, диктуемыми только интересами рабочего класса, его партии, задачами самой пролетарской революции.

Важнейшая среди них – проблема большинства в революции. Раньше она ни теоретически, ни практически партией не ставилась. Впервые Ленин сформулировал ее в середине сентября 1917 г.

«Получив большинство в обоих столичных Советах рабочих и солдатских депутатов, –

указывал он в письме Центральному Комитету, ПК и МК РСДРП(б), написанном 12–14 сентября, –

большевики могут и должны взять государственную власть в свои руки.

Могут, ибо активное большинство (курсив наш. – Л.С.) революционных элементов народа обеих столиц достаточно, чтобы увлечь массы, победить сопротивление противника, разбить его, завоевать власть и удержать ее. Ибо, предлагая тотчас демократический мир, отдавая тотчас землю крестьянам, восстанавливая демократические учреждения и свободы, помятые и разбитые Керенским, большевики составят такое правительство, какого никто не свергнет.

Большинство народа за нас. Это доказал длинный и трудный путь от 6 мая до 31 августа и до 12 сентября: большинство в столичных Советах есть плод развития народа в нашу сторону. Колебания эсеров и меньшевиков, усиление интернационалистов среди них доказывают то же самое.

Демократическое совещание не представляет большинства революционного народа, а лишь соглашательские мелкобуржуазные верхи. Нельзя давать себя обмануть цифрами выборов, не в выборах дело: сравните выборы в городские думы Питера и Москвы и выборы в Советы. Сравните выборы в Москве и московскую стачку 12 августа: вот объективные данные о большинстве революционных элементов (курсив наш. – Л.С.), ведущих массы».

И далее:

«Ждать “формального” большинства у большевиков наивно: ни одна революция этого не ждет»[37].

В.И. Ленин подчеркивает значимость не абсолютного, а относительного большинства народа. «Активное большинство», «революционное большинство», шедшее за РСДРП(б), захватив власть и удовлетворив насущные /233/ нужды народа, завоюет на свою сторону уже подавляющее большинство всех трудящихся. Они сейчас все больше и больше сочувствуют большевикам (об этом говорят сравнительные данные выборов в местные буржуазные органы власти – городские думы), но, находясь во власти инерции, предрассудков, еще не сумели преодолеть обман эсеров и меньшевиков и пока идут в своей массе за мелкобуржуазными партиями. Вот суть ленинских мыслей.

В написанной в конце сентября – 1 октября работе «Удержат ли большевики государственную власть?» В.И. Ленин развивает и обосновывает проблему большинства в революции. С новой силой он подчеркивает, что в революционных органах власти – Советах – большевики имеют на своей стороне большинство. Даже в церетелевской «булыгинской думе», т.е. пресловутом «Демократическом совещании», указывает Ленин, в куриях Советов за коалицию с буржуазией высказалось 185 депутатов, а против, т.е. за власть Советов, – 262 депутата[38].

«И по вопросу о коалиции с буржуазией и по вопросу о передаче немедленно помещичьей земли крестьянским комитетам большевики имеют уже сейчас большинство в Советах рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, большинство народа, большинство мелкой буржуазии»[39].

Анализируя настроение населения страны, и прежде всего мелкой сельской и городской буржуазии, Ленин писал:

«Как раз теперь, после печального опыта “коалиции”, пролетариат имеет на своей стороне сочувствие (курсив наш. – Л.С.) большинства народа. Это условие для удержания власти большевиками есть налицо»[40].

Завоевать власть можно только при помощи рабочих и беднейших крестьян, т.е. революционного большинства народа. Удержать ее возможно только тогда, когда самый последний трудовой человек увидит собственными глазами, а не прочитает из газет, что фабрики и банки переходят под контроль рабочих, земля – к крестьянам, что за укрывательство богатства их владельцев ждет кара, что продукты тунеядцев отдаются бедным, а квартиры богатых – бездомным. «…Тогда, – указывал Ленин, – никакие силы капиталистов и кулаков, никакие силы ворочающего сотнями миллиардов всемирного финансового капитала не победят народной революции, а, напротив, она победит весь мир…»[41]

Вопрос большинства с особой остротой встал в октябре, когда члены ЦК РСДРП(б) 10 и 16 октября /234/ принимали решение о сроках вооруженного восстания. Как известно, Каменев и Зиновьев выступили против захвата власти партией пролетариата. Свою позицию они мотивировали в основном тем, что большевики не имели поддержки большинства населения страны. Ущербность построений оппортунистов вытекала из посылок о результатах выборов в городские органы самоуправления. Тенденция огромного роста влияния большевиков не бралась ими во внимание. Оппортунисты не поняли главной сути марксизма-ленинизма об условиях завоевания власти пролетариатом и его политическим авангардом. Вопрос о власти в социалистической революции решается не механическим голосованием всего населения, всех классов (в том числе буржуазии и идущих за нею слоев), а соотношением реальных сил пролетарской революции и буржуазной контрреволюции, активным революционным или активным контрреволюционным большинством.

Но Зиновьев и Каменев, как известно, встали на путь предательства пролетарской революции. Они разболтали в меньшевистской газете сроки восстания. Ленин заклеймил их как штрейкбрехеров.

Свои умозаключения о росте влияния большевиков и падении престижа эсеров и меньшевиков В.И. Ленин делал на основании многочисленных источников. Важнейшие из них – результаты выборов в городские думы двух столиц. В Петрограде первая муниципальная кампания состоялась в конце мая – начале июня, вторая – в августе 1917 г.; в Москве – соответственно в конце июня и в августе. Тщательно анализируя результаты выборов, сравнивая их, Ленин выявляет тенденцию политического процесса. Наиболее полно он сделал это в статье «Кризис назрел», написанной в конце сентября 1917 г.[42] Советские историки смогли полностью подтвердить достоверность фактического материала, которым пользовался Ленин.

В Петрограде количество голосов, поданных за большевиков, увеличилось с 20 до 33%, в Москве – с 12 до 52%; у эсеров и меньшевиков оно соответственно упало с 55 до 44 и с 70 до 15%. Что касается кадетов, то положение почти не изменилось: в Петрограде они получили оба раза чуть больше одной пятой всех голосов, а в Москве наблюдалось даже некоторое повышение – с 17 до 26%[43].

Большие изменения происходили в петроградском и московском гарнизонах, что было особенно важным. В.И. Ленин подчеркивал: в Москве августовская муниципальная кампания показала, что из 17 тыс. солдат /235/ 14 тыс. голосовали за большевиков[44]. Состояние армии вождь пролетариата анализировал самым тщательным образом, используя для этого разные источники. Изучая назревший в стране кризис, он писал:

«Возьмем далее армию, которая в военное время имеет исключительно важное значение во всей государственной жизни. Мы видели полный откол от правительства финляндских войск и Балтийского флота. Мы видим показание офицера Дубасова, небольшевика, который говорит от имени всего фронта и говорит революционнее всех большевиков, что солдаты больше воевать не будут[iii]. Мы видим правительственные донесения о том, что настроение солдат “нервное”, что за “порядок” (т. е. за участие этих войск в подавлении крестьянского восстания) ручаться нельзя»[45].

Состав революционных органов власти – Советов, сосредоточивших то революционное большинство, которое начинает революцию, являлся подлинным барометром политической погоды. Активно проходила большевизация Петроградского и Московского Советов, а к середине сентября этот процесс охватил и многие другие Советы промышленных центров страны. Сейчас известно, что к тому времени более 80 Советов высказались за переход к ним власти[46]. Большевизация Советов нарастала. Во главе многих из них стояли видные деятели большевистской партии[iv].

Нужно отметить, что, воспринимая критически выборы местных и государственных органов буржуазной власти, особенно в периоды больших потрясений (ибо эти выборы никогда не могут полностью отразить народную волю даже в такой демократической стране, какой в 1917 г. являлась Россия), отдавая предпочтение, подчеркиваем это еще раз, революционным методам борьбы, составу и действиям Советов, Ленин, большевики очень серьезно относились как к проведению выборов; так и к их результатам. Особое значение придавалось составу Учредительного собрания. Выборы делегатов в большинстве мест состоялись в ноябре 1917 г., и проводили их органы, созданные буржуазным Временным правительством (см. Приложение). Итоги /236/ таких выборов не отражали истинного положения, которое в то время сложилось в стране. В частности, эсеровская партия раскололась, левые эсеры поддерживали Советскую власть, а списки этой партии в большинстве мест были едиными, отчего выигрывали противники большевиков. Наблюдались заведомые нарушения в пользу непролетарских партий.

Несмотря на все это, Ленин рассматривал данные выборов во Всероссийское учредительное собрание как ценный источник для изучения расстановки классовых и партийных сил в период проведения социалистической революции, причин ее победы. Он отметил, что результаты выборов, «если уметь ими пользоваться, уметь их читать, показывают нам еще и еще раз основные истины марксистского учения о классовой борьбе»[47]. В работе «Выборы в Учредительное собрание и диктатура пролетариата», напечатанной в декабре 1919 г.[48], В.И. Ленин дал блестящий пример анализа этого источника[v]. Следуя ленинской методологии и методике исследования, мы продолжили их изучение на базе более полных данных, которые удалось собрать в последнее время (см. Приложение).

Об огромной политической, и прежде всего партийной, активности населения России в период пролетарской революции говорит уже то, что на выборах в /237/ Учредительное собрание фигурировало около 220 избирательных списков. В них значились партии, партийные блоки, Советы, советско-партийные блоки, различного рода избирательные комитеты, профессиональные, сословные, религиозные, национальные организации, граждане отдельных уездов и волостей, отдельные лица и т.д. История не знала еще такого примера. Амплитуда колебаний стоящих за списками людей, как показали результаты выборов, была гигантской: от нескольких сот голосов до десятков миллионов. Исключительно неравномерным было и количество самих списков в избирательных округах: от 2 – 3 (Ферганский и Олонецкий округа) до 19 (Петроградский (город) и Харьковский округа).

В выборах участвовало более 50 политических партий. Почти все они имели свои собственные списки и одновременно выступали в блоках с другими партиями или с сочувствующими им организациями и группами лиц. Лишь отдельные из них выступали только в блоках. Из крупных партий меньше всех блокировались большевики. Они, баллотируясь в 62 округах (не выставляли свои списки в Олонецком, Тобольском, Семиреченском, Уральском, Тургайском и Ферганском округах), только в трех из них выступали вместе с меньшевиками-интернационалистами (в Алтайском, Иркутском и Пензенском) и в одном (Екатеринославском) – с местным Советом.

Мало блокировались кадеты. Больше всех заключали соглашения эсеры, главным образом с Советами крестьянских депутатов, что способствовало приобретению ими большого количества голосов в деревне.

В голосовании приняли участие 45,5 млн человек (округленно), что составляло примерно 60% занесенных в списки избирателей. Большинство из них голосовали за партийные списки. Остальных избирателей, зная их политическую ориентацию, мы с полным основанием можем причислить к той или другой группе партий. Получается такой результат: из трех групп политических партий большевики получили 22,5% всех голосов, мелкобуржуазные партии – 60,5 (из них более 55% – эсеры), буржуазно-помещичьи – 17% (данные округлены).

Если учесть, что главная борьба велась между пролетариатом и его политическим авангардом, с одной стороны, буржуазией и ее партиями – с другой, то станет ясно, какой большой перевес имели большевики над партиями прямой контрреволюции. Что касается партий мелкой буржуазии, то хотя они формально и /238/ преобладали по количеству голосов, но самостоятельной политической силы как они сами, так и голосовавшие за них не представляли. Так, крестьяне, продолжая колебаться, выжидали, высматривали: правда ли, что большевики кончат войну, дадут им землю или ограничатся только посулами, как эсеры и меньшевики? Чтобы окончательно привлечь их на свою сторону, большевики стремились все обещанное воплотить в практику. Известно, что первыми законодательными актами Советской власти были Декрет о мире и Декрет о земле. Эти знаменательные акты воодушевили трудовых людей всего мира, а не только России. Сейчас, когда мировая атмосфера так насыщена ядерным оружием, человечество с особой благодарностью вспоминает Декрет о мире.

Нельзя забывать и то обстоятельство, что в больших промышленных городах, не говоря уже о Петрограде и Москве, соотношение партийных сил было совсем другим. Здесь большевики имели перевес над любым из партийных блоков; за ними шло примерно 36% всех избирателей, в то время как за мелкобуржуазными партиями – менее 30%, буржуазные партии также уступали большевикам.

В Петрограде и Москве – главных политических центрах страны, задававших тон всей России, большевики получили почти половину всех голосов; буржуазные партии – менее одной трети; партии мелкой буржуазии и все прочие – меньше одной пятой. В Центрально-промышленном районе за партией пролетариата шло 46%, в Северном районе – 36% избирателей.

В других, в основном сельскохозяйственных, регионах, далеко отстоящих от столиц, большевики получили от 11 до 18% голосов избирателей, в Сибири–10, в Закавказье – менее 5%. Это отразилось на ходе социалистической революции в этих местах, но не могло повлиять на победу революции в целом, к которой была подготовлена вся страна.

Особое значение в победе Великого Октября имел фактор влияния большевиков на армию: почти половина ее на главных фронтах и флотах шла за политическим авангардом рабочего класса. На Северном фронте большевики получили 56%, на Западном – 70, на Балтийском флоте – 57, а с левыми эсерами, поддерживавшими Советскую власть,– 85% голосов избирателей. В тыловых гарнизонах положение революции было еще благоприятнее. В петроградском гарнизоне 77% солдат отдали свои голоса большевикам (около 10% – левым эсерам), в Москве – 50%. В целом в действующей /239/ армии и на флоте большевики получили более 40% голосов, а в тыловых гарнизонах – 57% (последнее обстоятельство сыграло особенно важную роль). Ничего подобного не имела ни одна другая партия.

Говоря в сентябре – октябре 1917 г. о революционном, активном большинстве народа (а иногда и просто о «большинстве народа», не уточняя это понятие) на стороне революции, на стороне большевиков, В. И. Ленин, разумеется, не мог оперировать приведенными нами данными (он их получит только через два года). Предвидение Ленина основывалось на блестящем умении суммировать и использовать частичные, но характерные типичные факты, отражающие глубинные процессы развития революционного процесса.

Изучив осенью 1919 г. данные выборов в Учредительное собрание, проанализировав ход международного революционного процесса (особенно революции в Германии и Венгрии), события гражданской войны в России, вождь мирового пролетариата уточнил понятие «большинства в революции», создав целую концепцию этой важнейшей проблемы.

«Только негодяи или дурачки могут думать, –

писал он, –

что пролетариат сначала должен завоевать большинство при голосованиях, производимых под гнетом буржуазии, под гнетом наемного рабства, а потом должен завоевывать власть. Это верх тупоумия или лицемерия, это – замена классовой борьбы и революции голосованиями при старом строе, при старой власти»[49].

«…Мы говорим, на основании учения Маркса и опыта русской революции:

пролетариат должен сначала низвергнуть буржуазию и завоевать себе государственную власть, а потом эту государственную власть, то есть диктатуру пролетариата, использовать как орудие своего класса в целях приобретения сочувствия большинства трудящихся»[50].

Возвращаясь в 1922 г. к результатам выборов в Учредительное собрание, Ленин так определил силы, которые во время социалистической революции поддерживали большевиков: «…за большевиков было в конце октября и в ноябре 1917 года большинство пролетариата и сознательного (курсив наш. – Л.С.) крестьянства»[51].

Обвинения врагов большевизма в том, что будто бы коммунисты в период завоевания власти вели себя как бланкисты, полностью опровергается результатами выборов. О каком заговоре может идти речь, если около 11 млн человек открыто, еще до того, когда большинство народа осознало реальное значение декретов /240/ Советской власти, проголосовало за партию рабочего класса[vi].

Итак, социалистическая революция может и должна в условиях кризиса старой власти начаться тогда, когда имеет на своей стороне не простое большинство населения (механическое большинство), а активное, революционное большинство, готовое решительно, в том числе с оружием в руках, бороться против буржуазии, за социализм. В России это активное большинство представляло почти четверть населения. Оно состояло из большинства рабочих, половины армии, значительной части беднейшего крестьянства. Но роль этого большинства в революции, реальная сила были значительно выше процентного соотношения, ибо пролетариат всегда организованнее мелкобуржуазного крестьянства, а его политический авангард несравнимо активнее, действеннее мелкобуржуазных партий.

Социалистическая революция побеждает тогда (по опыту России, подтвержденному другими странами), когда она в нужный момент имеет перевес сил в главных стратегических пунктах (столице, армии, крупных промышленных районах, городах).

Однако активное большинство, начав революцию, сбросив буржуазию, не сможет удержать власть, если сразу же после захвата ее в центре не завоюет на свою сторону в процессе самой революции основную массу народа, используя для этого диктатуру пролетариата. Рабочий класс, его партия достигают этого путем удовлетворения самых насущных нужд народа (в России это было сделано кроме установления мира передачей земли крестьянам, уравнением в правах всех национальностей, экспроприацией части крупных фабрик и заводов и т.д.). Это произошло в течение нескольких месяцев после победы вооруженного восстания в Петрограде. Свидетельством тому – триумфальное шествие Советской власти по всей стране, закончившееся к середине февраля 1918 г.

«Триумфальное шествие власти Советов от берегов Балтики до Тихого океана показало, что Октябрьская революция – это самая народная по сравнению со всеми предшествующими революциями. Она подняла и /241/ вовлекла в водоворот борьбы широчайшие слои трудящихся»[52]. Повторяем, большинство народа завоевывается на сторону коммунистов в процессе самой революции, в ходе острейшей классовой и партийной борьбы.

Главный ленинский методологический принцип в изучении проблемы большинства в социалистической революции состоит в глубоко диалектическом подходе к этому явлению, в учете всех факторов, влияющих на развитие революции, в анализе конкретно-исторических обстоятельств того времени, в правильном определении стратегии и тактики пролетариата к своим союзникам, и прежде всего к трудовым массам крестьянства, поддерживающим лозунги большевистской партии.

Октябрьские дни 1917 г.! После расширенного заседания ЦК РСДРП(б) 16 октября, создания затем партийного центра для руководства восстанием (в его состав вошли А.С. Бубнов, Ф.Э. Дзержинский, Я.М. Свердлов, И.В. Сталин, М.С. Урицкий) начался новый и последний этап подготовки большевиков к завоеванию власти. Был окончательно сформирован Военно-революционный комитет (ВРК) Петроградского Совета как аппарат для практического руководства восстанием и особый временный орган новой власти. В него кроме большевиков В.А. Антонова-Овсеенко, Н.И. Подвойского, А.Д. Садовского и многих других вошли представители левых течений мелкобуржуазной демократии: левые эсеры П.Е. Лазимир (председатель ВРК), Г.Н. Сухарьков, некоторые анархисты.

В ходе подготовки восстания встретились значительные трудности, связанные с объективными и субъективными факторами. Каменев и Зиновьев открыто выступили против восстания, а некоторые руководящие деятели партии, в том числе из Военной организации, роль которой особенно возрастала, заколебались в сроках восстания, выражали сомнение в том, что оно уже подготовлено, что у большевиков достаточно военных сил для победы. Железная выдержка вождя партии, его непоколебимая уверенность в необходимости восстания теперь, немедленно, благотворно действовали на всех. Документы свидетельствуют о том, что именно благодаря настоянию Ленина восстание в Петрограде началось в самое благоприятное для революции время, когда растерянность в правительстве и поддерживавших его партиях была наивысшей, когда верхи действительно не могли уже больше управлять по-старому, а народ терпеть такое правительство дальше, когда колебания и метания в мелкобуржуазных партиях, поддержкой которых только и держалась /242/ буржуазная власть, не только достигли наивысшего предела, но, как говорят, осточертели народу, когда революционное большинство не только созрело для последней, решительной схватки с капиталом, но и настоятельно требовало боя.

Величайшая заслуга Ленина как революционера-новатора, непревзойденного политика состоит и в том, что он убедил Центральный Комитет большевистской партии начать восстание до созыва II съезда Советов. … Ленин вечером 24 октября писал в ЦК партии:

«Было бы гибелью или формальностью ждать колеблющегося голосования 25 октября, народ вправе и обязан решать подобные вопросы не голосованиями, а силой; народ вправе и обязан в критические моменты революции направлять своих представителей, даже своих лучших представителей, а не ждать их… Правительство колеблется. Надо добить его во что бы то ни стало!

Промедление в выступлении смерти подобно»[53].

Большевики начали восстание. Керенский утром 25 октября бежал из Петрограда на фронт.

В.И. Ленин не мыслил далее оставаться в подполье. 25 октября поздно вечером он прибыл в Смольный и встал у руля начавшейся революции. Все члены ЦК РСДРП(б) также находились в штабе восстания. Отряды Красной гвардии, революционные войска занимали /243/ стратегические пункты города. Оставался не взятым только Зимний дворец, где находилось Временное правительство. Победа восстания была предрешена[54]. На открывшемся в ночь с 25 на 26 октября заседании Петроградского Совета Ленин имел полное основание сказать: «Рабочая и крестьянская революция, о необходимости которой все время говорили большевики, совершилась»[55].

Открывшийся 26 октября II съезд Советов объявил себя высшей властью в стране. Большевики одни не составляли большинства на нем (их было 300 из 670 всех депутатов), но вместе с левыми эсерами (193) и меньшевиками-интернационалистами (14), которые их поддерживали, они составили подавляющее большинство, получив мандат на формирование Советского правительства. Правые эсеры и меньшевики, потерпев полное поражение, покинули съезд.

Окончилась крахом попытка Керенского сразу же сбросить новую власть при помощи казаков генерала Краснова, двинутых на столицу, и мятежа юнкеров внутри Петрограда: соотношение не только политических, но и военных сил было явно на стороне Советской власти. Великая революция делала первые, но решающие шаги в своем развитии.


Источники и литература

35. Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 34. С. 135.

36. См.: Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 34. С. 406. См. подробнее: Минц И.И. История Великого Октября. Т. 3. С. 797–798.

37. Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 34. С. 239, 241.

38. См. там же. С. 297.

39. Там же. С. 298.

40. Там же. С. 300.

41. Там же. С. 330.

42. Там же. С. 278–279.

43. См. подробнее: Комиссаренко Л.А. В борьбе за массы. Муниципальная деятельность петроградских большевиков в период подготовки Октябрьской революции. Л., 1983. С. 58, 74; Грунт А.Я. Москва. 1917-й. Революция и контрреволюция. М., 1976. С. 232 (проценты даны автором округленно).

44. См.: Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 34. С. 278.

45. Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 34. С. 278.

46. Андреев А.М. Советы рабочих и солдатских депутатов накануне Октября. М., 1967. С. 314. Об установлении Советской власти на окраинах см.: Крушанов А.И. Победа Советской власти на Дальнем Востоке и в Забайкалье (1917 – апрель 1918). Владивосток, 1983; Великий Октябрь – главное событие XX века / Главн. ред. Б.А. Тулепбаев. Алма-Ата, 1979; История Киргизской ССР / Главн. ред. К.К. Каракеев. Т. II. 3-е изд. Фрунзе, 1967; Литвин А.Л., Мухарямов М.К. Решающий рубеж. Казань, 1978.

47. Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 40. С. 19.

48. Там же. С. 1–24.

49. Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 39. С. 219.

50. Там же. Т. 40. С. 12.

51. Там же. Т. 45. С. 175.

52. История Коммунистической партии Советского Союза. Т. 3. Кн. 1. С. 428; См. также: Кукушкин Ю.С. Исторический путь Советов в СССР. М., 1966; Поляков Ю.Л. Великий рубеж истории. М., 1967; Он же. Великая Октябрьская. М., 1977.

53. Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 34. С. 436.

54. Подробнее см.: Ерыкалов Е.Ф. Октябрьское вооруженное восстание в Петрограде. Л., 1966; Совокин А.М. На путях к Октябрю. Проблемы мирной и вооруженной борьбы за власть Советов. М., 1977.

55. Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 35. С. 2.


Примечания

iii. Речь идет о выступлении 21 сентября на заседании Петроградского Совета приехавшего с фронта офицера Дубасова.

iv. Московский Совет возглавлял В.П. Ногин, Бакинский – С.Г. Шаумян, Иваново-Вознесенский – Ф.Н. Самойлов, Минский – К.И. Ландер, Самарский – В.В. Куйбышев, Томский – Н.Н. Яковлев, Шуйский – М.В. Фрунзе, Челябинский – С.М. Цвиллинг и т.д. (Минц И.И. История Великого Октября. Т. 2. М., 1968. С. 832–833).

v. В.И. Ленин при анализе данных по выборам во Всероссийское учредительное собрание пользовался материалами, собранными эсером Н.В. Святицким (Итоги выборов во Всероссийское учредительное собрание (предисловие), опубликованы в сборнике статей «Год русской революции (1917–1918 гг.)». М., 1918). У Святицкого имелись обобщенные сведения по 54 избирательным округам из 79. В 60-х годах Е.Н. Городецкий продолжил исследование этого вопроса, введя в научный оборот часть новых обобщенных фактических данных, собранных в свое время сотрудниками редакции истории гражданской войны и отложившихся в фондах архива сектора истории гражданской войны Института марксизма-ленинизма при ЦК КПСС (см.: Городецкий Е.Н. Рождение Советского государства, 1917–1918 гг. М., 1965). В полном и обобщенном виде эти данные с фактическими поправками и коррективами были опубликованы в 1968 г. (см.: Спирин Л.М. Классы и партии в гражданской войне в России (1917–1920 гг.). М., 1968). Часть материалов из этих документов (итоги голосования в армии и в тыловых гарнизонах) в обобщенном виде использовал П.А. Голуб, добавив к ним значительное число новых сведений. Однако из 79 избирательных округов полные данные выборов опубликованы менее чем по десяти округам. В настоящей книге впервые приводятся результаты выборов по всем избирательным спискам 68 округов (с рядом исправлений и дополнений). Учитывая, что в некоторых округах голосование вообще не состоялось, приведенные сведения близки к полным (см. Приложение). История подготовки и проведения самих выборов наиболее полно и квалифицированно освещена О.Н. Знаменским в монографии «Всероссийское учредительное собрание. История созыва и политического крушения» (Л., 1976).

vi. Следует отметить, что в последнее время значительное число западных историков отошло от вульгарной точки зрения на завоевание большевиками власти. О «бланкизме» и «заговоре» сейчас редко кто говорит. Признают, что большевиков действительно поддерживали широкие, сознательные силы народа. К такому выводу пришел, например, известный английский советолог Д. Мандел (Мапdel D. Тhе Petrograd Workers and the Fall of the Old Regime. London, 1983. Р. 180).

Предыдущая | Содержание | Следующая

Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?