Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Предыдущая | Содержание

Вместо эпилога

Великий Октябрь нанес сокрушительный удар по непролетарским партиям России, но не подвел еще черты под их историей. Это сделали гражданская война и интервенция в отношении монархической и буржуазной контрреволюции и первые годы нэпа в отношении мелкобуржуазной демократии. Именно в этот период непролетарские партии окончательно разоблачили себя перед народом, показав во всей своей неприглядности свою контрреволюционную сущность. Жизнеспособной оказалась только одна партия – партия большевиков, ибо только она на деле отстаивала интересы всех народов России.

1917 год наиболее ярко показал классовое лицо каждой партии, а последующие 1918–1920 гг. вскрыли их потенции и возможности в отстаивании интересов своего класса.

Известно, что гражданская война и интервенция начались в России летом 1918 г. под флагом демократической контрреволюции, т. е. мелкобуржуазных общероссийских и националистических партий. При помощи войск Четверного союза и Антанты, высадившихся на окраинах России, Советская власть была зажата в огненное кольцо фронтов. В некоторых регионах создавались свои эсеро-меньшевистские и националистические правительства. Кадеты, потерпев поражение в первые месяцы Советской власти, не выступали тогда под своим флагом, они прятались за ширмой демократической контрреволюции. Между ними, эсерами и меньшевиками фактически продолжался союз.

Этот новый виток исторического развития, казалось, складывался в пользу буржуазных партий. В конце 1918 г. кадеты Сибири во главе с В.Н. Пепеляевым возглавляют военный переворот. Эсеры Авксентьев, Зензииов, Роговский, Аргунов изгоняются из правительства, к власти приходит адмирал Колчак, которого объявляют верховным правителем России. То же самое происходит на Севере России, в Архангельске, где на смену бывшему лидеру Трудовой народно-социалистической партии Чайковскому приходит генерал Миллер. Прекращает «заигрывания» с эсерами и меньшевиками /255/ буржуазно-помещичий диктатор Юга России генерал Деникин. Кадеты становятся его главной политической партией. Характерна резолюция одного из кадетских совещаний (ноябрь 1919 г.), которая «призывает партию к деятельной поддержке доблестных армий и национальной диктатуры в их борьбе с большевизмом и в строительстве государственной жизни на началах национально-демократической программы, возвещанной адмиралом Колчаком и генералом Деникиным…»[1].

Мелкобуржуазные партии, проложив дорогу для установления военной буржуазно-помещичьей диктатуры, сами вынуждены были уйти в подполье. Незавидное положение «третьей силы», боровшейся как против большевиков, так и против ставленников военщины и буржуазных партий, неминуемо привело их к краху. Как говорят, что заслужили, то и получили.

В Закавказье в силу специфических условий блок контрреволюционных националистических мелкобуржуазных и буржуазных партий существовал до конца гражданской войны. Пытаясь оторвать три закавказские республики от Советской России, они делали ставку на империалистов Антанты.

В.И. Ленин, обобщая опыт классовой и партийной борьбы периода Октябрьской революции и гражданской войны в России, Кронштадтского мятежа весной 1921 г., мирового революционного движения того времени, писал в 1921 г.:

«Все равно, вправо или влево, к меньшевикам или к анархистам, лишь бы передвижку власти от большевиков; а остальное, – а остальное “мы”, Милюковы, “мы”, капиталисты и помещики, “сами” сделаем, анархистиков, Черновых, Мартовых мы шлепками прогоним, как делали в Сибири по отношению к Чернову и Майскому, как делали в Венгрии по отношению к венгерским Черновым и Мартовым, как делали в Германии по отношению к Каутскому, в Вене по отношению к Фр. Адлерам и К°. Этих мещанских Нарциссов – меньшевиков, эсеров, беспартийных – настоящая деловая буржуазия сотнями одурачивала и прогоняла во всех революциях десятки раз во всех странах. Это доказано историей. Это проверено фактами. Нарциссы будут болтать. Милюковы и белогвардейщина будут дело делать»[2].

С разгромом белогвардейских армий, с изгнанием интервентов с Советской земли прекратили свое существование буржуазные партии в России. Их лидеры бежали за границу. Главные мелкобуржуазные партии, находясь то на полулегальном положении, то в подполье, /256/ битые с двух сторон (буржуазно-помещичьей диктатурой и пролетарской), пережили гражданскую войну. Правда, от них остались одни отрепья, но были еще свои ЦК, некоторые местные партийные организации. В конце гражданской войны и в первое время после нее в условиях голода, разрухи, болезней, недовольства значительной части крестьян политикой военного коммунизма они даже оживились; используя экстремальные условия, становились вдохновителями и организаторами антисоветских мятежей, в том числе в Кронштадте, встали на путь террористической борьбы. Советская власть, партия большевиков вынуждены были усилить борьбу с мелкобуржуазной контрреволюцией. Лидеры эсеров и меньшевиков бежали за границу. Местные организации распались. Вначале эсеровская партия, а затем меньшевистская прекратили свое существование. Подобное произошло и с их националистическими собратьями. За границей бывшие члены буржуазных и мелкобуржуазных партий неоднократно то соединялись, то разъединялись, но все было напрасно. Летальный исход их был предрешен и неизбежен.

Непросто складывалась судьба левых отрядов мелкобуржуазной демократии, которые прямо или условно поддерживали Советскую власть и с которыми большевики заключали компромиссы. Так, соглашение с левыми эсерами, самой крупной и влиятельной мелкобуржуазной партией, вхождение их в правительство, во все народные комиссариаты, активное участие во ВЦИКе, в съездах Советов сыграли большую роль в победе и упрочении Советской власти. Этот акт – свидетельство выдающейся прозорливости, мудрости большевистской партии, В.И. Ленина.

Однако левые эсеры не выдержали проверки на зрелость. Их постоянные колебания, придирки к действиям политического авангарда рабочего класса, нежелание пересмотреть свои позиции по важнейшим вопросам революционной стратегии, в частности о войне и мире, о социалистической революции в деревне, привели их к конфронтации. Левые эсеры вышли из Совета Народных Комиссаров. Непонимание необходимости заключения в марте 1918 г. Брестского договора с Германией привело руководство эсеровской партии к организации 6 июля 1918 г. антисоветского мятежа. По постановлению ЦК левых эсеров был убит посланник Германии в Советской России граф Мирбах. Не подготовленная к обороне страна оказалась на грани войны с немецким империализмом. Это ставило под величайшую угрозу существование первого в мире рабоче-крестьянского /257/ государства. Советская власть решительно пресекла действия мятежников. Лидеры левых эсеров были арестованы. Партия распалась, из нее образовались еще две организации, заявившие о сотрудничестве с Советской властью. Значительное число левых эсеров, порвав со своей партией, вступило в РКП(б).

Примером гибкой тактики большевиков по отношению к левым мелкобуржуазным национальным партиям явилось принятие в 1920 г. в Украинскую Коммунистическую партию украинских левых эсеров (боротьбистов). В.И. Ленин высоко оценил этот акт. Всего после победы Октябрьской революции в РКП(б) влилось более десяти общероссийских и национальных мелкобуржуазных партий, вставших на позиции большевизма. Многие члены их честно трудились на пользу ленинской партии и Советской власти.

Исторический опыт большевиков в вопросах межпартийной борьбы в период подготовки и победы социалистической революции и в последующее время имеет непреходящее значение. Его творчески развивают и применяют коммунисты всех стран в решении самых жгучих вопросов современности – в борьбе за мир, разоружение, социализм. Он используется коммунистическими и рабочими партиями братских стран в строительстве, укреплении и совершенствовании социализма. Этот опыт является составной частью исторического опыта Великой Октябрьской социалистической революции, которая стала «переломным событием всемирной истории, определила генеральное направление и основные тенденции мирового развития, положила начало необратимому процессу – смене капитализма новой, коммунистической общественно-экономической формацией»[3].

Сбылись слова К. Маркса и Ф. Энгельса о неизбежности торжества российской Коммуны. В 1879 г. Энгельс писал, что революция в России явится «ближайшим поворотным пунктом во всемирной истории»[4].

Чем далее от победы Великого Октября, тем ярче становится ее значение, тем глубже мы понимаем исторический опыт победы для нашего движения в целом[5]. Напомнив эти ленинские слова, Генеральный секретарь ЦК КПСС М.С. Горбачев с особой силой высветил отношение советских людей к этому всемирно-историческому событию.

«Памятью и сердцем мы возвращаемся к незабываемым октябрьским дням семнадцатого года, к поколениям революционных борцов, строителей и защитников социализма – подлинных творцов истории. Мы славим /258/ их непоколебимую верность делу Октября, их замечательные свершения, труд и подвиги во имя социалистической Отчизны»[6].

* * *

По истории Великой Октябрьской социалистической революции написано огромное число работ в нашей стране и за рубежом и много еще будет создано. К Октябрю, как поворотному пункту истории, привлечено внимание всего мира – и друзей революции, и ее врагов. И все больше возрастает интерес к политической стороне истории, в том числе к идеологической, партийной борьбе в революции. И это понятно. «Как и Французская революция, она еще долгое время будет поляризовать мнения,– пишет английский советолог Э.X. Карр, – одни будут восхвалять ее как веху в освобождении человечества от угнетения прошлого, другие будут поносить ее…»[7]

Упомянуть все труды, в которых освещаются или затрагиваются те или иные проблемы партийной борьбы в 1917 г., невозможно, ибо их очень много. Это можно сделать только в специальном историографическом исследовании. Однако отметим, что, несмотря на наличие большого числа работ по разным аспектам проблемы, специального целостного труда по истории борьбы всех партий России не было. (Настоящая работа – первая попытка сделать это.)

Вместе с тем имеются работы методологической историографического и источниковедческого характера посвященные (полностью или частично) проблеме партийной борьбы в 1917 г.; к ним может обратиться читатель для расширения и углубления своих познаний[ix]. /259/


Источники и литература

1. Великая Россия. 1919. 12(25) нояб.

2. Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 43. С. 239.

3. Материалы XXVII съезда Коммунистической партии Советского Союза. М., 1986. С. 124.

4. Маркс К., Энгельс Ф. Соч. Т. 34. С. 344.

5. См.: Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 44. С. 144.

6. Правда. 1986. 8 нояб.

7. Carr Е.Н. The Russion Revolution from Lenin to Stalin. 1917-1929. London, 1979. Р.1.


Примечания

ix. Ким М.П. Проблемы теории и истории реального социализма. М., 1982 (раздел о классах и партиях); Непролетарские партии России. Урок истории. М., 1984 (введение и заключение); Великий Октябрь в работах советских и зарубежных историков. М., 1971; Партия и Великий Октябрь (Историографический очерк). М., 1976; Великий Октябрь в советской и зарубежной исторической литературе. Тбилиси, 1980; Непролетарские партии России в 1917 году и в годы гражданской войны. М., 1980; Советская историография Великой Октябрьской социалистической революции / Отв. ред. В. П. Наумов. М., 1981; Городецкий Е.Н. Советская историография Великого Октября. 1917 –середина 30-х годов. Очерки. М., 1981; Он же. Историографические и источниковедческие проблемы Великого Октября. 1930–1960-е гг. Очерки. М., 1982; Непролетарские партии России в годы буржуазно-демократических революций и в период назревания социалистической революции; Материалы конференции. М., 1982; Калашников В.В. Английская и американская буржуазная историография стратегии и тактики большевиков в Октябрьской революции. Л., 1986; и др.

Причем власть была разделена между эксплуататорскими и эксплуатируемыми классами, между буржуазными партиями и партиями, которые называли себя социалистическими. Такое положение не могло существовать долго. Между буржуазной и революционно-демократической властью неизбежна была борьба, которая могла закончиться только победой одной из сторон.

Двоевластие заключало в себе главное политическое противоречие эпохи. Борьба за устранение двоевластия явилась движущей силой политического развития страны в 1917 г. Вначале оно не было ярко выражено. Буржуазия и ее партии, возглавившие правительство, рассчитывали на то, что им удастся полностью подчинить себе Советы, использовать их как ширму в своей политической борьбе, а со временем изжить их, свести на нет. Но ликвидировать Советы «мирным» путем буржуазии не удалось, и она перешла к открытой с ними борьбе, ставя перед собой конечную цель полного уничтожения их силой.

Кроме главного – политического противоречия существовали и другие, в том числе в самих революционных органах власти. В Советах не было ни буржуазии, ни помещиков, ни их партий. Но в них наряду с рабочим классом и его политическим авангардом состояли /97/ представители различных слоев самого многочисленного в России класса мелкой буржуазии – крестьян, ремесленников, мелких служащих и их партий. В отличие от антагонистических противоречий между партией большевиков и буржуазными партиями противоречия между партией рабочего класса и мелкобуржуазными партиями в своем существе не являются непримиримыми. Таковыми они могут стать только в определенных, исключительных условиях, главным образом на этапе социалистической революции при открытом переходе мелкобуржуазных партий на сторону ее врагов. Острота противоречий всецело зависит от отношения мелкобуржуазной демократии к буржуазии и ее партиям, с одной стороны, к пролетариату и его политическому авангарду – с другой. Чем податливее она на посулы буржуазных партий, тем глубже их отрыв от коммунистов. Имелись противоречия и в самом правительстве. Они вспыхивали как между представителями самих буржуазных партий, так и между ними и социалистами.

Отмеченные явления могут служить ключом к пониманию политической истории России периода двоевластия вообще, истории борьбы партий в особенности.

После победы Февральской революции в стране остались три типа партий: партия рабочего класса (большевики), партии мелкой буржуазии и партии буржуазии. Последние из оппозиционных превратились в правящие, как бы сменив лопнувшие монархическо-помещичьи организации. Партии мелкой буржуазии из революционных превратились в оппозиционные, готовые пойти уже на правительственное соглашение с буржуазией. Революционной партией осталась только большевистская. Существо происшедших изменений в жизни партий В.И. Ленин выразил так: «Кадеты заняли место монархии. Церетели и Черновы заняли место кадетов. Пролетарская демократия заняла место действительно революционной демократии»[2].

Характерной чертой развития буржуазных, а особенно мелкобуржуазных партий в 1917 г. является отпочкование от общероссийских партий национальных организаций. Этот процесс отражал рост национального самосознания.

Основная борьба развернулась между буржуазными партиями (прежде всего кадетами) и политическим авангардом рабочего класса, выражавшими интересы главных классов капиталистического общества. От исхода этой борьбы зависела судьба России. /98/


Источники и литература

1. Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 31. С. 135.

2. Там же. Т. 32. С. 386.

Предыдущая | Содержание

Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?