Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


ОРКиСЭ. Разговор об этике

От редакции «Скепсиса»: Ситуация с преподаванием в школах некоторых регионов России «Основ православной культуры» усугубилась введением новых предметов — «Основы религиозной культуры и светской этики» и «Духовное краеведение». К уже преподающимся в начальной школе ОПК добавляются новые религиозные дисциплины, зачастую за счет сокращения часов на основные предметы. Эти дисциплины, заявленные как факультативные, ставятся в середине дня и таким образом фактически оказываются обязательными. Многие родители вынуждены мириться с этим, потому что в противном случае ребенок рискует стать в школе изгоем.
Там, где введение религиозных дисциплин не тормозится инертностью школьной системы и здоровым саботажем учителей, сталкивающиеся с этой проблемой родители описывают абсурдность происходящего на различных форумах и в письмах в СМИ. «Скепсис» публикует одно из таких писем.
Несмотря на то что письмо написано в сатирической форме, оно, тем не менее, полностью соответствует действительности вплоть до содержания диалогов.

–Привет, милый. Говорить можешь? Ага, сходила я на это собрание насчет страшного зверя ОРКа. ОРКиСЭ. Основы религиозных культур и светской этики. Язык сломаешь, что на полном наименовании, что на кратком. Но ведь ОРК же. По сути-то.

Вводят в 4-х классах как обязательный предмет. Отказаться нельзя. Классная сказала — приказ из министерства. А завуч нам этот приказ даже показала. Правда, секунд на 5, на экране через проектор, в мелком масштабе и с комментарием «вряд ли вам это интересно». Но на беглый взгляд действительно похоже на какой-то приказ.

Впечатления… Да всё как всегда. Не очень скрытая, так, слегка завуалированная, пропаганда и подталкивание к выбору модуля ОПК. Речь примерно такая была:

— В программе существуют 6 модулей (перечисление модулей). Программа апробируется с такого-то по такой-то период в отдельных регионах страны. В программе приняли участие столько-то учащихся за такой-то период и столько-то учащихся за такой-то период. Часть программы (указано кол-во часов) читается для всех — это то, что является общим в программе, то есть вопросы духовности, нравственности… Часть программы (кол-во часов) читается отдельно по блокам, модулям. По статистике в основном учащиеся и их родители выбирали модуль «Основы светской этики». Хотя в дальнейшем очень часто отказывались от него и переходили на другие модули. Вот вы что себе представляете при словах «светская этика»? Наверное, как правильно вести себя в обществе? Как правильно ножи-вилки держать? Но это не так.

— А что тогда такое светская этика?

— Ну, это некие правила взаимоотношений в обществе.

— Это Ваше мнение по поводу термина или официально утверждённое, так сказать, определение?

— Ну, это мое мнение.

— А официальное можете назвать?

— Нет, Вы знаете, не могу.

— А хотите знать, почему не можете?

— Почему же?

— Потому что его не существует.

— ??

— Нет такого понятия, как светская этика. Этика — она, простите, везде этика. Хоть в светской жизни, хоть в религиозной.

Пара секунд тишины.

— Ну, пожалуй, я с Вами соглашусь, да. Ещё часто выбирали модуль буддизма. Видимо, это связано с большим распространением йоги. Но, наверное, всё же лучше учить детей культуре той среды, в которой они живут, нежели какой-то экзотической. Вы согласны?

Невнятное мычание родителей, привыкших слушаться учителей и вообще плохо понимающих, что тут происходит.

— Мы живем, конечно, в многонациональной стране, где много всяких конфессий, но всё же детей лучше учить жить в той среде, где они проводят большую часть времени.

— Хм… А кто будет вести предмет?

— Учитель, который ведет основы православной культуры.

— А буддизм тоже она будет вести?

— Ну, я думаю, что не придётся.

— А если кто-то из учеников выберет не то, что вы ожидаете? Не модуль православия? Ведь детям уже дают ОПК?

— Ну, если таких, выбравших другой модуль, будет около половины, то мы отправим педагога на курсы, чтобы он мог вести иной модуль, а если меньше, один-два человека, то, конечно, никто на курсы посылать не будет.

— Вы хотите сказать, что права одного ребенка могут быть ущемлены?

— Нет, конечно, права ущемляться не будут. Будем искать преподавателя по другим школам.

— А если в других школах его не будет?

— Значит, в район обратимся. Но ребенка без модуля не оставим, не волнуйтесь.

— То есть вопрос решаться будет?

— Да, конечно, будет.

— Хорошо.

Под конец, разумеется, заявления раздали. Подписали все, кроме одного родителя, заявившего: «Я домой возьму, подумаю». Классная невольно среагировала тут же: «А что тут думать-то?», но быстро осеклась и уже нехотя добавила: «Ну, возьмите, конечно».

Что ещё классная говорила? Да ничего почти. Она протокол вела, ей не до разговоров было.

Задала я, кстати, завучу вопрос про постановку ОПК в середине учебного дня. Да, того, что они всей начальной школе дают и того, что не является обязательным предметом. Диалог был примерно таким:

— Скажите, пожалуйста, а кто расписание составляет в школе? Вы?

— Да, я.

— Ага, значит, я по адресу. А то я уже спрашивала, но не у того, кого надо. Вот в школе преподается ОПК. Он ведь необязательный предмет?

Недослушав меня, с оттенком раздражения перебивает:

— У нас есть своя программа. Школьная. И по этой программе мы преподаем ОПК. Есть другие школы, в которых ОПК не преподается.

Ух, ты. Классно.

— То есть Вы советуете нам убраться из школы?

— Простите, что?

— Раз нас не устраивает курс ОПК, Вы советуете нам покинуть школу?

— Нуу… нет. Но у нас своя программа, и мы по ней работаем. Другие школы работают по другим программам.

— Я не имею претензий к тому, что вы ведёте ОПК. Это, действительно, ваше дело. Но этот предмет не является общеобразовательным. Следовательно, мы имеем право его не посещать. У меня вопрос в другом. Почему ОПК, необязательный предмет, ставится в середине учебного дня? Почему мой ребёнок вынужден тратить время на это занятие?

Растерянность.

— Ннууу… У нас раньше не было с этим никаких проблем, не было недовольных.

— Угу. Ясно, теперь есть.

— Хорошо, мы это учтём. На следующий год.

Вообще, сидеть было тяжело, потому что постоянно заставляла себя молчать и не начинать бесполезную полемику. Приведённые диалоги — это всё, что я себе позволила. Но даже эта невинность, по моим впечатлениям, сильно раздражила завуча по учебной работе, что отвечала на мои вопросы и вообще представляла этот предмет.

Однако есть и положительные моменты. Вот, например, уже упомянутый мною родитель. Тот факт, что человек захотел посоветоваться ещё с кем-то, а не тупо пойти на поводу — уже даёт хоть какую-то лёгкую надежду, что не всё ещё пропало.

Да, ещё один пикантный момент. До начала собрания нам сказали, что должны прийти представитель РОНО и поп. Удивилась не только я. Сарказм слышался и от других родителей, в духе «исповедоваться, что ли, будем? Батюшка-то тут зачем?». В ответ на мой вопрос «А раввина позвали?», засмеялась даже классная и сказала, что, мол, вот да… зря не позвали, надо бы и раввина тогда тоже.

Ну и выяснилось, что пресловутый преподаватель ОПК (которая будет вести и ОРКиСЭ) — женщина, живущая «при храме», «живущая этой жизнью». То есть налицо несветскость учителя. Здорово, да?

Воевать я не воюю, но без подколок тяжело… ну, ты же меня знаешь… Дитё, кстати, здорово расстроилось, узнав, что «Основы буддизма» ему не светят.

В общем, всё как мы и предполагали. Ну а там, в зависимости от того, что будут читать детям, либо будем соглашаться с материалом, либо учителю станет стыдно за незнание основ предмета, коим его будет учить наш ребёнок. Ты же знаешь — это мы можем. Так что возвращайся из своей командировки — нас ждёт работа. Целую. До встречи.

Опубликовано на сайте фонда «Здравомыслие». Оригинал статьи


По этой теме читайте также:

Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?