Следите за нашими новостями!
 
 
Наш сайт подключен к Orphus.
Если вы заметили опечатку, выделите слово и нажмите Ctrl+Enter. Спасибо!
 


Кирха Арнау и гости

23 июня 2012 года ушёл из жизни наш автор Владимир Рыжков, известный калининградский переводчик, экскурсовод, историк. Стать журналистом в 2010 году Владимиру Рыжкову пришлось не по своей воле, а по необходимости: поводом послужило стремление РПЦ, невзирая ни на что, заполучить «собственность религиозного назначения» в Калининградской области. Все помнят нашумевшую в СМИ историю передачи РПЦ в Калининграде тевтонских замков и протестантских кирх, в том числе уникального памятника  — кирхи Арнау. Владимир Рыжков старался делать все возможное для защиты культурного наследия Калининграда.

О подробностях готовящейся массовой передачи памятников культуры и истории Калининграда в собственность РПЦ редакция «Скепсиса» узнала именно от Владимира, приславшего нам свою статью «Удар по культуре Калининграда». С тех пор Владимир Рыжков написал целую серию статей с разоблачениями рейдеров от РПЦ. В ходе журналистского расследования обстоятельств передачи РПЦ кирхи Арнау Владимиру Рыжкову пришлось овладевать еще одной новой для него профессией — профессией юриста.

Скоропостижная смерть в результате инфаркта не позволила Владимиру продолжить начатую им борьбу с церковниками и чиновниками за сохранение культуры и истории Калининграда.

11июня этого года меня, экскурсовода В. А. Рыжкова, и группу экскурсантов, приехавших в Калининградскую область из разных городов России, чтобы посмотреть главные достопримечательности янтарного края, не пустили в кирху Арнау.

Объяснение сути

Я в профессии более 30 лет, и, конечно же, понимаю, насколько важна организация путешествия. За два дня до экскурсии я позвонил смотрительнице кирхи Арнау, чтобы предупредить ее о приезде группы туристов. Она сообщила, что меня в кирху больше не пустят. Таково, мол, указание епископа Балтийского Серафима. На вопрос: «Пустят ли в кирху туристов, если я останусь за воротами?» я получил ответ: «На туристов запрет не распространяется».

Я сообщил Нине Васильевне точное время приезда группы, предупредил туристов о казусе и пообещал им рассказать, почему так произошло, только после экскурсии. Но туристы в кирху так и не попали. Когда мы приехали в поселок Родники, телефон смотрительницы был недоступен, как и телефон отца Сергия, настоятеля прихода Святой Екатерины. Мы стояли за воротами, было видно строителей, работавших на фундаменте. Но они были так заняты работой на, возможно, еще не разрешенной стройке,  что не обращали на нас внимания. Мне пришлось вести экскурсию, находясь «в ауте». Я почувствовал себя футбольным мячом, выбитым с поля. Экскурсия по кирхе получилась виртуальной, осмотр уникальных фресок произошел под забором прихрамовой территории.

Лирическое отступление о «гидах-гадах»

Вообще экскурсовод — вредная профессии, но молоко нам за вредность не дают. За весь бардак в отеле и в городе, в регионе и в каждом отдельно взятом поселке отвечает экскурсовод. Поля заросли бурьяном — виноват гид. Фасад обшарпан — виноват гид. Нет пляжа в Светлогорске — виноват гид. Негде туристу на стоянках на Куршской косе по-человечески сходить в туалет — виноват гид. А еще туристы почему-то не считают биотуалеты приличными заведениями. Зажрались.

Вот когда какая-нибудь просвещенная консерва с синим ведерком на голове, несясь с инспекторской проверкой по просторам родной Янтарии, почувствует самую малую или очень немалую нужду, то у нее проблем не будет. Она, консерва, зайдет в любое придорожное и совсем в непридорожное кафе, в любой сельсовет или даже в личный «кабинет» главы районного города, и проинспектирует там унитаз как следует. А после успешно проведенной инспекции ведерко замигает еще радостнее и оптимистичнее. А что делать простому среднестатистическому туристу? Ему ведь синее ведерко по статусу не положено!

Недавно один местный экскурсовод, не выдержав кислого вида туристов, поголовно скрестивших ноги на экскурсии по славному городу Балтийску, отвел их в туалет мэрии. Этим он шокировал бюрократов, но общественного туалета в Балтийске как не было, так и нет. В сортирном деле только Янтарному и Светлогорску можно поставить «четыре с минусом», Зеленоградску — «два с плюсом».

Во время последней экскурсии «Вечерний Калининград» я повез туристов смотреть Южный вокзал. Прекрасный архитектурный комплекс. В лучах заходящего солнца сверкает кирпичная стена почтового отделения. Вспоминаются слова Александра Сергеевича Пушкина: «В чешуе, как жар горя…». Немаловажно и то, что в здании вокзала есть туалет. Но 9 июня уже в 10 вечера туалет был почему-то закрыт. От начала экскурсии прошло три с половиной часа, и то, что людям «захотелось», — нормальное явление нормальной человеческой физиологии. Пришлось вести группу туристов на автовокзал. Вы представляете себе картинку: 33 человека, выстроившись гуськом, тянутся через привокзальную площадь? Они ведь люди неместные, не знают, куда сходить. «Все равны как на подбор, с ними дядька Людовод».

Я понимаю, что после такой критики мне могут запретить въезд в большинство малых городов родной Калининградской области, а может быть, не будут пускать даже на объекты транспортной инфраструктуры. И поделом: нечего писать на гадкие темы и наводить тень на плетень!

Я обращаюсь к своим коллегам: «Молчите! Никого не критикуйте! Отшучивайтесь при поступлении неприятного вопроса! А если вам самим приспичит, отправьте всех туристов на пляж, а сами снимите бейджик и бегите в кусты! Все в кусты!»

Архисуть

Гнев — смертный грех. Я могу предположить, что меня «отлучили от Арнау» за мою последнюю статью «Кирха Арнау и кости». Ну, что я такого написал?

То, что на территории бывшего кладбища без проведения обязательных археологических работ и без разрешения на строительство ведется заливка фундамента? Так это — факт. Никто эту информацию не опровергает. Гневаться за это нельзя.  Наоборот, можно было бы наложить епитимью за гробокопательство. Раньше за это отлучали от причастия на 10 лет.

То, что небольшая прихрамовая территория прирастет пятью либо десятью гектарами земли? Этого епархия и не отрицает. Как же не согласиться на увеличение земельного участка, если это предлагает сама власть?

А то, что новодельное здание разрушит восприятие средневековой кирхи, так епархия и не собирается этого учитывать. Давайте вернемся на площадь перед Южным вокзалом и вспомним деревянный храм, построенный на привокзальной площади. Захотела епархия построить храм — и построила. Никого не спросила.

В кирхе Арнау не должно быть православного храма. Музей и только музей — вот предназначение этого древнего строения. Разве у нас в России много мест, где можно увидеть аутентичные фрески XIV века и прикоснуться к стенам, впитавшим в себя почти семисотлетнюю историю?

Правильное ли решение?

На экскурсии 11 июня было около 30 человек. Кто-то из них о факте нарушения их прав сообщил кому-то уже с маршрута. Я не знаю — кому. Потом они вернулись в свои пять гостиниц в Светлогорск. Рассказали за завтраком отдыхающим из соседних номеров о том, как их встретили в формально православном храме. Все они уже вернулись домой. Кто в Москву, кто в Питер, а кто и в Улан-Удэ. Не прошло и недели после «казуса», а о нем уже знает не одна тысяча человек. Язык и до Киева доведет (или я уже пословицы путаю?)! По оценке специалистов, до 11 июня о кирхе Арнау знали около 1 млн. человек, по данным полиции — 18 тыс. После 11 июня о нарушении прав туристов узнают 100 млн.

Конечно же, я больше не поеду в кирху Арнау — до тех пор, пока она будет принадлежать Калининградской епархии. И не просите! Не поеду. Я не буду протестовать с белой ленточкой на груди по поводу нарушения моих гражданских прав. Хотя, согласно ст. 7 Федерального закона от 25 июня 2002 года № 73-ФЗ «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации» каждый имеет право на свободное посещение и получение информации об объекте культурного наследия. Никто по своему усмотрению не может ограничивать доступ граждан на территорию объекта, в сам объект и даже право на фотографирование.

Ст. 61 вышеупомянутого закона предусматривает уголовную, административную и иную юридическую ответственность за нарушение ФЗ в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Мне не верится, что епископ Балтийский Серафим мог принять решение о наложении епитимьи на неверующего человека, не посовещавшись с высшими силами. Но если это его решение окажется единолично принятым, а не коллегиальным, то я аплодирую стоя. Так и слышу, как кто-то скандирует: «Правильное решение! Правильное решение!».

Опубликовано на сайте «Калининград.ru» [Оригинал статьи]


По этой теме читайте также:

Имя
Email
Отзыв
 
Спецпроекты
Варлам Шаламов
Хиросима
 
 
Дружественный проект «Спільне»
Сборник трудов шаламовской конференции
Книга Терри Иглтона «Теория литературы. Введение»
 
 
Кто нужен «Скепсису»?